Кыргызстан
+31°
Boom metrics
Звезды16 июня 2022 5:00

«Нужно и можно работать со зрителем »: Сергей Лаврентьев – об итогах Чебоксарского международного кинофестиваля и перспективах проката

По его словам, с прокатом и с самоокупаемостью фильмов могут быть сложности. Но при этом на руку режиссерам может сыграть то, что сейчас в российских кинотеатрах нет голливудских лент.
По словам Лаврентьева, ЧМКФ-2023 уже планируется: есть спрос и у зрителя, и у участников.

По словам Лаврентьева, ЧМКФ-2023 уже планируется: есть спрос и у зрителя, и у участников.

Фото: Пресс-служба ЧМКФ

Чебоксарский международный кинофестиваль, посвященный этническому и региональному кино, прошел в 2022 году в пятнадцатый раз. Он собрал более 40 полнометражных и короткометражных работ из 11 стран: от разных регионов России и стран Центральной Азии до Индии, Италии, Бельгии, Великобритании.

После завершения фестиваля дипломы, памятные статуэтки и гран-при «Анне» разъехались по всему миру. А Сергей Александрович Лаврентьев, художественный руководитель ЧМКФ, поделился с «КП-Кыргызстан» итогами фестиваля и своим видением работы со зрителем.

– Для меня это уже некая рутина, и тринадцатый фестиваль из пятнадцати. Всё знакомо, все знакомы. Результатами фестиваля я в целом доволен, не считая нескольких несущественных деталей. В конкурсе этнического и регионального кино, на мой взгляд, все замечательно.

Посетителей фестиваля было достаточно, и на каких-то картинах их было очень много. Например, на индийском «Однажды в кино» («Last film show», режиссер Пан Налин, Индия, Франция, США, – прим.авт.) было просто невероятное количество зрителей, и он получил приз зрительских симпатий – было просто невероятное количество «пятерок» (по регламенту фестиваля, зрители после показов могут проголосовать и оценить увиденное, – прим.авт.).

– Были ли в программе фестиваля какие-то находки, которые хотели бы отметить особо?

– Меня просто поразила азербайджанская картина, которая получила гран-при в категории этнического и регионального кино – «Последний» («Sonuncu») режиссера Фариза Ахмедова. Это уже вторая часть его дилогии – первая называлась «Тающий остров», и была представлена на Казанском международном фестивале мусульманского кино в 2013 году. В Казани «Тающий остров» получил приз как лучший документальный короткометражный фильм.

Недавно мы с Аязом (Аяз Салаев, председатель жюри игрового кино, киновед, кинорежиссер, сценарист, педагог, телеведущий, актер, заслуженный деятель искусств Азербайджана, – прим.авт.) разговаривали на какую-то тему, вспоминали эту работу, и Аяз сообщил, что Ахмедов снял продолжение истории. Он дал мне ссылку, я посмотрел – это очень хорошая картина, она меня удивила, хотя меня сложно уже чем-то удивить. Жюри регионального и этнического кино сразу сказало, что это – лучший фильм, у них не было никаких иных мнений на этот счет.

– Насколько, на Ваш взгляд, будет легко режиссерам-участникам фестиваля выйти в прокат на уровень России, СНГ, постсоветских стран в изменившихся условиях?

– Возможно, сейчас сработает пословица «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Пока у нас в прокате нет Голливуда, а кинотеатры пока еще не все закрылись, кинотеатрам нужно чем-то заполнять экраны. И может быть, какие-то фильмы и возьмут.

Скажем, у нас пытались в Москве показывать якутские картины – но всегда безуспешно, за исключением фильма «Пугало» (режиссер Дмитрий Давыдов, Якутия, – прим.авт.), который победил на «Кинотавре» в 2020 году. Вокруг него было шумно, и этот шум сработал. Поэтому фестивали для режиссеров очень важны, чтобы показать фильм народу в кинозале.

С прокатом вообще-то все будет сложно. Я не знаю, насколько и как. Возможно, какие-то работы и возьмут в прокат. Но большие сборы сомнительны, как и самоокупаемость. Чтобы хотя бы окупить картину, надо собрать значительную сумму. А очень немногие русские фильмы собирают в прокате больше 4-5 млн рублей.

– Фильмы ЧМКФ-2022 не вписываются в «повестку» и в категорию «кинофастфуда», и заставляют зрителя задумываться, что сейчас нечасто встречается. Есть ли шанс у режиссеров достучаться до зрителя, чтобы он приходил в кино за тем, чтобы думать, чувствовать, сопереживать, а не за тем, чтобы убить время, или поесть попкорна?

– Нужно и можно над этим работать. Пример нашего фестиваля это показывает. Первые два года фестиваля зрителей было мало, хотя показы и бесплатные. К нам приходили преимущественно одни бабушки, которые хотели смотреть что-то, похожее на телевизионные сериалы, мы старались подбирать что-то, что было бы приятно смотреть этой категории. Тогда я бы даже и не взял многие картины, которые показывали в этом году. Когда мы пытались показать что-то иное – был жуткий скандал.

Сейчас же мы показываем гораздо более сложные картины, и народ разных возрастов приходит их смотреть. Зритель стал молодеть, и сейчас к нам приходит молодежь и благодарит за фестиваль. Они говорят: «Здесь мы смотрим то, что нигде на большом экране не увидим».

Кино – это ведь волшебство, и волшебство кинематографа существует только тогда, когда много людей приходит в зал, усаживается в кресла, медленно гаснет свет и белый экран оживает.

Когда вы сидите дома без штанов, хотя и смотрите на большой экран, и переключаетесь с фильма на фильм, потому что увиденное вам не нравится – это не волшебство. К великому сожалению, кинематографом сейчас называется и вот это. Но кинематографом все-таки является то, что мы пытаемся показать. И то, что многие зрители в Чебоксарах это начинают понимать – в этом я вижу свою благодарность за то, что мы делаем.

В Европе, например, существует целая сеть муниципальных кинотеатров. У них очень маленькие залы, с них не требуют билетных сборов. Но в этих кинотеатрах идут длительные показы таких, более сложных работ, и те, кто хочет смотреть их – приходит и смотрит.

В Москве есть аналогичная сеть «Москино», где происходят подобные эксперименты. Отдельные залы есть, кажется, в Питере, в Нижнем, в других городах. Но мне кажется, в крупных городах такие проекты должны быть. И главное, чтобы государство, или муниципалитет их финансировали, чтобы у таких кинотеатров не было сильной зависимости от сборов.

По словам Лаврентьева, ЧМКФ-2023 уже планируется: есть спрос и у зрителя, и у участников.

– Надо надеяться, что фестиваль будет продолжаться, и что он будет продолжаться, несмотря ни на что. Он проводился и в пандемию. Главное, что зрителям это интересно, им это нравится и они считают, что так и должно продолжаться.

А раз зритель считает, что это нужно, то мы будем стараться соответствовать пожеланиям зрителей – и начальства, – отметил он.