Кыргызстан
Общество3 июля 2021 13:39

«Военно-Антоновский детдом не предназначен для дружбы»: что на самом деле случилось с Игорем Якуниным в День защиты детей и почему это тщательно скрывали

Брат погибшего 12-летнего воспитанника детского дома рассказал «Комсомолке», как узнал о смерти Игоря и почему решил записать видеообращение к Садыру Жапарову
Игорь был жизнерадостным и веселым и мечтал обрести настоящую семью.

Игорь был жизнерадостным и веселым и мечтал обрести настоящую семью.

Фото: Кадр видео

В День защиты детей, 1 июня, в Военно-Антоновском детском доме погиб 12-летний Игорь Якунин. Шокирующий случай предали огласке только спустя две недели - о трагедии сообщила глава ОФ «Лига защитников прав ребенка» Назгуль Турдубекова. Она же озвучила предварительную версию случившегося: мальчик умер после избиения подростком постарше.

«Следствие ведется», - сухо отвечали в РОВД Сокулукского района. Сохраняли молчание чиновники Минобразования. Отказывались от комментариев директор детского дома Аскар Масылов и его заместитель Галина Андрусова. Время шло, а докопаться до истины становилось все тяжелее.

ВИДЕОПОСЛАНИЕ К САДЫРУ ЖАПАРОВУ - ПОСЛЕДНЯЯ НАДЕЖДА

20 июня 17-летний Богдан Якунин, старший брат Игоря и выпускник Военно-Антоновского детдома, на своем Youtube-канале опубликовал видеообращение к президенту Кыргызстана Садыру Жапарову с просьбой взять дело о смерти мальчика под личный контроль. В интервью «Комсомолке» Богдан рассказал, почему решился на этот шаг:

- Я находился в безвыходной ситуации, все ополчились против нас: руководство детдома, чиновники Минобразования и Минсоцразвития. Соцзащита не верила в версию избиения. Видеопослание к Садыру Жапарову стало последней надеждой…

На момент смерти Игорю было 12 лет. 24 июня ему должно было исполниться 13. Кажется, если бы Богдан не осмелился записать видео, дело брата не получило бы такой широкой огласки и общественной поддержки.

На вопрос, каким был Игорь, старший брат, не раздумывая, отвечает:

- Жизнерадостным и веселым. Тоска и грусть не про Игоря. В компании он был человеком, который вселял радость и надежду. Много чем увлекался, но в большинстве случаев повторял за мной. Например, я смотрел аниме, и он тоже. Его любимыми были «Токийский гуль», «Наруто» и «Хвост феи». Игорь, как и я, любил рисовать персонажей из этих аниме. А еще брат отлично знал английский язык. По крайней мере, намного лучше меня. Мы были с ним очень близки, а иначе и быть не могло. Вместе росли, больше у нас никого не было. Мне было десять лет, а Игорю пять, когда попали в детский дом. У нас была обычная счастливая семья. Но через некоторое время ушел отец. Мама начала пить и бомжевать. И тогда она отвела нас в детдом «Светлый путь». Первое время часто навещала, на выходных даже забирала к себе и не переставала обещать, что все это временно, и скоро мы опять будем вместе. Все закончилось через полтора месяца - мама просто пропала, и с тех пор мы ничего о ней не слышали…

Без матери в детском доме, в окружении чужих людей, 10-летнему Богдану и 5-летнему Игорю было тяжело. По воспоминаниям старшего брата, Игорь постоянно плакал и просился к маме.

- Я, как мог, утешал его. Но сами понимаете, мне было десять лет, я сам был в ужасе от происходящего.

УСЫНОВИТЕЛИ ИЗ АМЕРИКИ

В 2022 году Игоря должна была усыновить супружеская пара из США. По словам старшего брата, впервые Игорь и его потенциальные родители встретились, когда мальчику было шесть лет. На тот момент братья находились в Центре реабилитации детей и молодежи Петрушевского, который сотрудничал с американской компанией. По этой программе граждане США имели возможность приезжать в Кыргызстан и усыновлять детей из ЦРДиМ.

- Они сразу понравились друг другу: Игорь и американские родители, - рассказывает Богдан. - Это очень добрые и щедрые люди. Они были готовы подарить Игорю ласку и заботу, семью, о которой он так мечтал. Каждый год присылали подарки брату, никогда не забывали о нем, а он - о них. Сам Игорь благодаря им четыре раза посетил США. Возвращался счастливым: днями напролет рассказывал о поездках, о походе в горы, о рыбалке и многом другом. В следующем году они должны были забрать брата. Но случилось это…

Трагический случай в Военно-Антоновском детском доме произошел 1 июня, но узнали о нем только спустя две недели.

Трагический случай в Военно-Антоновском детском доме произошел 1 июня, но узнали о нем только спустя две недели.

Фото: Фото автора.

ДЕДОВЩИНА В ДЕТДОМЕ

О смерти Игоря Богдан узнал 2 июня от воспитанников Военно-Антоновского детдома. А вот администрация не спешила оповестить его о случившемся. Когда Богдан сам позвонил заместителю директора Галине Андрусовой, она подтвердила трагическую новость и попросила приехать в детдом. Пока ехал, с ним по телефону связался еще один мальчик и рассказал, что Игорь умер из-за сильного удара в грудь. Бил, по словам очевидцев, 15-летний подросток. Выстроив мальчишек в комнате в шеренгу, он пытался с помощью кулаков «дознаться», куда пропали его штаны.

- Потом мне отправили голосовое сообщение того самого старшеклассника. На записи он признается, что несколько раз ударил Игоря в грудь и затем послал его на «шухер». Игорь направился к двери, но вдруг упал, у него начались судороги. У этого парня есть старший брат, тоже выпускник Военно-Антоновского детдома. Я когда-то с ним дрался. Очень агрессивные ребята. Младшие всегда страдали от их гнета.

По словам Богдана, в Военно-Антоновском детдоме все было построено на дедовщине. Младшие были запуганы старшими и редко осмеливались делать что-то наперекор. Воспитатели, в свою очередь, не заступались за детей, часто отмахивались и закрывали глаза на происходящее. Более того, взрослые боялись некоторых воспитанников.

- Когда я учился в девятом классе, воспитательница попросила утихомирить других детей, потому что сама была не в силах. С этой проблемой сталкивалась не только она. Но в таком случае, какова их роль в детдоме? Зачем они нужны, если не могут выполнять свои обязанности. Они закрывали глаза на все: на драки, ссоры. Игорю часто усыновители из США присылали подарки, но долго в Военно-Антоновке они у него не задерживались. Обязательно находился старшеклассник, который отбирал подарок. Но Игорь никогда не жаловался. Его главная черта - самостоятельность. Он не любил обращаться ко мне или к кому-то еще за помощью. Никогда не прикрывался моим именем. О многих его конфликтах я узнавал только через некоторое время. Собственно, и друзьями в Военно-Антоновке за два года мы так и не обзавелись. Они были в других детских домах, но не здесь. Военно-Антоновский детдом не предназначен для дружбы. Каждый сам за себя. И поэтому когда мы с Игорем впервые попали сюда, были шокированы этой системой. Мы ведь росли в других условиях, - говорит Богдан.

Между тем, в Минобразования считают иначе. В обращении ведомства от 18 июня сказано, что Военно-Антоновский детский дом не раз подтверждал свою безупречную репутацию.

- В настоящее время не имеется фактов, доказывающих насильственный характер смерти ребенка. Драки не было. Мальчик потерял сознание, и его отвезли в больницу. Что стало причиной смерти, определит судебно-медицинская экспертиза, - упорствовали в министерстве, отказываясь отвечать на любые другие вопросы.

И результаты экспертизы обнародовали.

«СЛОВНО НИЧЕГО И НЕ БЫЛО»

В повторном видеообращении к Садыру Жапарову Богдан рассказал: судмедэксперт в направлении на экспертизу указал, что Игорь якобы отравился ядом. Парень настаивал на эксгумации тела брата, чтобы выяснить истинную причину смерти.

По словам депутата парламента Айсулуу Мамашовой, МВД не дало разрешения на эксгумацию, которую требовали Богдан и его адвокат. Депутат и ее коллега Бурун Аманова посетили Военно-Антоновский детдом и получили не самый радушный прием:

- Заместитель директора не давала нам нормально вести переговоры с детьми, постоянно перебивала и вообще вела себя очень агрессивно. Между тем, некоторые дети изъявили желание уйти из детдома. У многих был страх в глазах, - заметила Мамашова.

Сам Богдан Якунин утверждает, что администрация детского дома пыталась давить и на него:

- После церемонии прощания с Игорем директор заявил, что я якобы «выбил» признания из мальчика, который ударил Игоря. И пригрозил, что если продолжу распространять эту информацию, он заставит этого мальчика написать заявление на меня. После нашего разговора он собрал воспитанников и предупредил, чтобы они говорили, будто бы Игорь умер из-за больного сердца. Но такого быть не могло! Игорь был абсолютно здоров, у меня даже есть медицинская справка из США, подтверждающая это, - настаивает парень. - Когда я впервые приехал в детдом после смерти брата, то спросил у того мальчишки, правда ли, что он ударил Игоря? Тот не стал отпираться. И согласился рассказать всю эту историю на камеру. У меня не было абсолютно никаких сил, чтобы выяснять отношения с ним. Я был в таком унынии и отчаянии, что даже голоса на этого парня повысить не мог. Он извинился, но ни капли раскаяния не было ни в его голосе, ни в глазах. Другие воспитанники мне говорили, что долго он не грустил. Через некоторое время после произошедшего снова бегал, веселился и играл. Словно ничего и не было. Словно Игорь и не умирал.

Братья были не разлей вода. После смерти Игоря Богдан решил во что бы то ни стало докопаться до истины.

Братья были не разлей вода. После смерти Игоря Богдан решил во что бы то ни стало докопаться до истины.

ДЕЛО ДВИЖЕТСЯ К КОНЦУ?

21 июня Богдану удалось встретиться с уполномоченной по правам ребенка Жыпарисой Рысбековой. В ходе беседы чиновница заверила, что президент взял дело под личный контроль и виновных в трагедии накажут.

Директора Военно-Антоновского детского дома и его заместителя отстранили от работы на время проведения следствия. Депутаты также поддержали предложение отстранить от должности специалиста Минобразования Салтанат Мамбетову, которую подозревали в помощи директору детдома в сокрытии фактов смерти.

А 30 июня пресс-служба ГУВД Чуйской области сообщила, что готовы результаты судебно-медицинской экспертизы по факту смерти Игоря.

- Дело о смерти 12-летнего воспитанника Военно-Антоновского детского дома переквалифицировали на статью 138 «Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека» УК КР, - резюмировали в милиции.

Досудебное расследование продолжается, но, кажется, дело движется к логическому завершению.

Напоследок мы спросили Богдана, о чем мечтал Игорь и о чем он сам мечтает сейчас.

- Игорь хотел стать спецназовцем, а еще футболистом. Желания быстро менялись. Но больше всего он надеялся обрести настоящую семью, которая окружила бы его заботой и любовью. О чем мечтаю я? Чтобы Игорь был жив, но это невозможно. Прямо сейчас я хочу, чтобы все виновные были наказаны. Но, если они и избегут наказания, пусть не расслабляются. Потому что есть другой суд, справедливый. Когда-нибудь там каждому воздастся сполна. И Игорь тоже встретит их там и заглянет в глаза.

Добавить к этому можно только одно: пусть страшных случаев гибели детей из-за черствости и халатности взрослых больше никогда не повторится.