Кыргызстан
Политика1 марта 2011 1:00

Аскар Акаев: «Миллионы сограждан поклонялись Горбачеву как мессии и идолу!»

Автору «нового мышления» 2 марта исполнится 80 лет. О феномене этого человека, кардинально и навсегда изменившего мир, рассказывает в эксклюзивном интервью нашей газете его коллега - экс-президент Кыргызстана.

Социализм с перекошенным лицом Пользуясь случаем, в начале нашей беседы я хочу искренне поздравить Михаила Сергеевича с юбилеем, пожелать новых свершений на общественном поприще, крепкого здоровья и многих лет активной творческой жизни! Как и миллионы людей, я почувствовал себя счастливым, когда в марте 1985 года Горбачев был избран Генеральным секретарем ЦК КПСС. На место геронтократов в Кремль, наконец, пришел молодой энергичный лидер. Через телевидение и радио он вошел в каждый дом. Своими яркими речами о перестройке, ускорении, гласности сделал сопричастными к реформаторским планам множество людей. Лично мое знакомство с ним произошло в 1989 году, когда я был избран депутатом и вошел в состав Верховного Совета СССР. Страна пришла в движение, и этот орган напоминал бурлящий котел. Горбачев по уровню эрудиции, компетентности, широкой информированности заметно возвышался над общей парламентской массой. Но вскоре положение стало меняться. Яркие речи лились рекой, а жизнь людей, вопреки обещаниям, становилась все хуже. Регулярно сталкиваясь с Горбачевым, я, тем не менее, не входил в число его друзей. Желающих приблизиться к «телу» и без меня было с избытком! В основном это были услужливые люди из партийной бюрократии. Близко пообщаться с Горбачевым мне удалось лишь в ходе так называемого Ново-Огаревского процесса, когда обсуждался вопрос о будущем устройстве Союза. Планы Михаила Сергеевича явно пробуксовывали. В стенах великой империи появились трещины. 22 ноября 1991 года Горбачев впервые побывал в нашей республике. Гость излучал энергию, фонтанировал новыми проектами. А через две с небольшим недели, 8 декабря, в Беловежской пуще «славянская тройка» - Ельцин, Кравчук и Шушкевич - объявили о прекращении существования СССР как геополитической реальности. Через шесть лет после прихода к власти Горбачев оказался не у дел. Была у него великая цель построить «социализм с человеческим лицом». В итоге не оказалось ни идеологии, ни страны. Это огромная политическая и личная трагедия, как Горбачева, так и миллионов сограждан, которые поверили в нового советского мессию и поклонялись ему как идолу. В последние годы я с ним не встречался. У него своя жизнь и собственные интересы. Священная партийная корова - Вы проявили себя горячим поборником линии, начатой Горбачевым. В 1989 году стали членом комитета ВС по вопросам экономической реформы, выступали за отмену статьи конституции о руководящей роли КПСС, за принятие закона о земле и частной собственности. Находясь рядом с Горбачевым, Вы считали его тогдашнюю политику абсолютно непогрешимой? - Вы в целом правильно обрисовали мою тогдашнюю позицию. Да, я являлся сторонником новаторской стратегии. Но она не во всем казалась последовательно демократической. «Святая святых» для Горбачева и единомышленников оставалась, например, статья 6 Конституции о руководящей роли компартии. В этом и ряде других ключевых вопросов я не считал его позицию непогрешимой. Ради справедливости скажу, что мне была ближе позиция Межрегиональной депутатской группы - МРДГ, в которую входили Ельцин, Сахаров, Попов, Собчак, академик Рыжов, ряд других политиков. Я примыкал к ней идейно и организационно. Команда Горбачева в завершающие годы растеряла механизмы управления. И его упоминавшийся выше приезд в КР 22 ноября 1991 года воспринимался больше как дежурно-ознакомительный, а не деловой. Миф про пиф-паф - Недавно бывший премьер Николай Рыжков заявил, что перестройку затеял вовсе не Михаил Сергеевич, он лишь воплотил заветы генсека Юрия Андропова. - Рыжков высказал личную точку зрения. Что касается моих оценок, то в своей основе горбачевские планы исходили от него самого. Горбачев по контрасту с Андроповым был более дерзновенным человеком, рассчитывая на безусловную поддержку партии и народа. В конечном итоге партию он разрушил, а народ, не видя позитивных подвижек, отказал ему в доверии. Я не был знаком с Юрием Владимировичем лично, но уверен - он уберег бы державу от смуты и краха. Для меня это вопрос веры в человека, в личность. - Историк Кемелбек Кожомкулов утверждает, что новостройки вокруг Бишкека заложил сам Горбачев! Дескать, когда в конце 1980-х годов тысячи сельчан стали стекаться в Бишкек, жестко требуя на пахотных полях участки для жилья, глава спецслужб республики Джаныбек Асанкулов доложил об обстановке своему шефу в Москве - председателю КГБ Владимиру Крючкову, а тот, в свою очередь - Генеральному секретарю ЦК КПСС. Горбачев, в памяти которого были еще свежи трагические события в Алматы, Вильнюсе, Тбилиси и Баку, разумеется, не хотел прирастания этого списка еще одной столицей союзной республики. Поэтому сразу же взял трубку: «Абсамат Масалиевич! Что у вас там с молодежью? Да отдайте Вы им земли!». Этого было достаточно, чтобы последовала немедленная команда о выделении наделов под самозастройку. - Роль Горбачева в появлении новостроек под Бишкеком относится к области мифов. Вопрос относился к исключительной компетенции местной партийной власти. И такое решение было принято Масалиевым для предотвращения социальных неурядиц в столичной области. Брожение нарастало, и его надо было охлаждать. Евразия, не допусти безобразия! - На Западе в заслугу Горби ставят курс на политику плюрализма мнений, свободы слова и прав человека, внедрение бизнес-экономики, окончание «холодной войны» и ядерное разоружение, перезагрузку отношений с Америкой, вывод воинского контингента из Афганистана, падение Берлинской стены и объединение Германии, отказ от Кремлевского диктата странам социалистического блока, победу народных вожаков в Восточной Европе в ходе «бархатных революций» и многое-многое другое. А вот консерваторы хулили его за разруху, распад Союза и КПСС, деморализацию армии, бешеные темпы гиперинфляции, дефицит продуктов и товарные карточки, рост внешнего долга и коррупцию, радикализацию общества и усиление сепаратизма, прочие последствия реформ. За границей он был более популярен, чем на Родине, это факт. 7 ноября 1990 года на Горбачева даже было совершено покушение, к счастью, неудачное… А на Ваш взгляд, все-таки было больше позитива или негатива от этих коренных ломок? - Характерно, что весь горбачевский позитив Вы связали с оценкой его деятельности за рубежом. Ломка в Союзе, о которой так долго мечтали в Вашингтоне, была осуществлена внутренними силами. Западу оставалось только рукоплескать нашим «реформаторам». Вы отмечаете, что хулили лидера консерваторы. О каких ретроградах идет речь, если пострадали жизненно важные интересы двухсот миллионов человек? Особенно это относится к русским. Почти двадцать миллионов из них после развала СССР оказались на «иностранных» территориях, попали в унизительное положение «не граждан». По моему убеждению, развал является общенародной катастрофой. Однако «цивилизованный развод» произошел не навечно. На новом витке может многое измениться. Евразийское пространство создавалось веками. Мы живем на единой земле, у нас общая судьба. Никогда не уйдет из памяти совместно пролитая кровь в борьбе с фашизмом. Духовные, исторические, социально-экономические связи носят глубинный характер и хранятся в генетической памяти. Есть силы, которые манят нас на Запад, где будто бы произрастают «райские кущи». Но евразийцев там никто не ждет. Евросоюз по существу исчерпал возможности территориальной экспансии. Drang nach Osten был бы для него губительным. Не более чем иллюзией выглядят и перспективы членства в НАТО. Думая о будущем, нам предстоит вернуться к корням. Единение евразийских народов вокруг России, человеческих, интеллектуальных, промышленных и сырьевых потенциалов, создало бы мультипликационный синергетический эффект и привело бы к возникновению интеграционного конгломерата, сопоставимого по своей мощи с Евросоюзом! Почему же наши этносы не могут сплотить усилия во имя безопасности, стабильности и процветания? Для этого есть и подходящий фундамент – СНГ. Напомню еще об одной, выдвинутой Нурсултаном Назарбаевым, идее создания Евразийского Союза. На этой основе единение обрело бы конкретные и взаимовыгодные черты. Короче говоря, развал Союза, вызванный во многом недальновидной политикой Горбачева, нельзя считать последним словом истории. Выдающийся ученый Лев Гумилев призывал: «Объединиться, чтобы не исчезнуть». Мне кажется, что тенденция все больше набирает силу. И это радует. (Окончание читайте в след. номере.)

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Михаил Горбачев родился 2 марта 1931года в крестьянской семье, село Привольное, Ставропольский край. Видный советский и российский деятель. В 1950 году Горбачев поступил в МГУ на юридический факультет. Со студенткой философского факультета этого вуза Раисой Максимовной Титаренко они поженились в 1953-м. В 1967 году заочно окончил экономфак Ставропольского сельхозинститута. Генеральный секретарь ЦК КПСС в 1985-91 годах, президент СССР в 1990-91 годах. Инициатор политики перестройки, приведшей к значительным переменам в жизни целых континентов. В 2009 году в интервью Euronews Горбачев заявил, что «все-таки перестройка победила!» После отставки возглавил Международный фонд социально-экономических и политических исследований («Горбачев-фонд»); был председателем правления Международного Зеленого Креста. В 1996 году принял участие в выборах президента России (набрал около 1 %). С 2007 года глава Общероссийского общественного движения «Союз социал-демократов». Лауреат Нобелевской премии мира. В 2008 году Горбачев на книжной выставке во Франкфурте представил первые пять книг из собственного 22-томного собрания сочинений, в которое войдут все его публикации, начиная с 1960-х и вплоть до начала 1990-х. Вдовец. Супруга умерла в 1999 году от лейкоза. Дочь - Ирина Михайловна, работает в Москве. Внучки - Ксения и Анастасия. Правнучка - Александра.

СКАЗАНО

Реформы должен завершать тот, кто их начал. А начал-то их я! (1996 г.) *** Я в данном случае с Иисусом Христом. Он был первый социалист у нас. Тут уже ничего не поделаешь. (1997 г.) *** Говорю [о Явлинском] то, что думаю. Точно так же, когда обо мне говорят, что думают, а даже не думая, говорят. Почему же я, думая, не могу сказать? *** Я вам отвечу по-горбачевски. Вы знаете, что это будет сложнее, чем простой ответ. (1998 г.)