2018-09-05T17:27:07+03:00
41

Гибель Захарченко - это повод разобраться, что делать с Донбассом

Гибель Захарченко это повод разобраться, что делать с ДонбассомГибель Захарченко это повод разобраться, что делать с Донбассом

Обсуждаем главные события и строим прогнозы на будущее с главным редактором Издательского дома “Комсомольская правда” Владимиром Сунгоркиным

Гибель Захарченко - это повод разобраться, что делать с Донбассом

00:00
00:00

А. Яковлев:

- Здравствуйте. В студии главный редактор Издательского дома «Комсомольская правда» Владимир Николаевич Сунгоркин и я, Александр Яковлев. 31 августа в Донецке взрывом был смертельно ранен глава Донецкой народной республики Александр Захарченко. В связи с этим на повестке дня – будущее региона, будущее Донбасса. Как вы оцениваете происходящее, и что будет с Донбассом далее?

В. Сунгоркин:

- Давайте действительно начнем с такого события, как гибель главы ДНР Александра Захарченко. Мне кажется, это серьезный повод (если говорить о том, что будет) провести какие-то ревизии всего, что происходит у нас с взаимоотношениями с этими территориями. Ситуация, я бы сказал, до предела запутанная, и надо как-то ее распутывать. Распутывать ее должна прежде всего Россия. Ну, потому что мы взяли ответственность за эту территорию, мы ей помогаем, из чего уже никто тайны не делает. Мы в значительной степени обеспечиваем ее безопасность. Как говорилось в одном классическом произведении, мы в ответе за тех, кого приручили. Ни один человек на планете Земля не может, кроме какой-то глубокой конспирологии, объяснить смысл существования, например, двух республик. На этом клочке земли существуют две республики, одна называется ДНР, другая – ЛНР, обе непризнанные. Ну, можно хоть 22 создать и сказать: народ так решил, одни хотят жить в ЛНР, другие в ДНР. Хотя, конечно, все это вранье, вряд ли массы трудящихся просто жаждут жить в отдельной ДНР. Но при этом между этими двумя образованиями существуют настоящие границы, настоящая таможня. Кстати, кому выгодно существование двух республик, это местным пограничникам и таможенникам, потому что они могут держать границу, как учили нас классики, на замке, и благодаря этому обогащаться – кто деньгами, кто блоком сигарет, кто гусем каким-нибудь или бутылкой самогона. При границе всегда таможенникам жить можно, тем более, когда такие мутные границы, как между ДНР и ЛНР.

Итак, надо разбираться, зачем нужны две республики. Второе. А что действительно будет дальше? Сейчас аналитики так меланхолично рассуждают, говорят: наверное, это навсегда. Другие говорят: наверное, это лет на 10. Самые оптимистичные говорят: ну, лет 5 ничего не изменится. Если лет 5 ничего не изменится, значит, безнадежно лет 5 России платить в эту черную дыру поддержку пенсий, горюче-смазочными материалами, которые непонятно куда уходят, гуманитарной помощью по линии МЧС. Но мировая власть в виде НАТО, США, Евросоюза возмущена существованием этих республик, все требуют неких решений.

У нас программа называется «Что будет». Первое. Кто возглавит республику. Там есть несколько фамилий, все эти фамилии понятны. Все они будут явно проводить пророссийский курс, потому что другого курса там не проведешь сейчас. И слава богу. Потому что территории населены русскоязычным народом, русскими. И это было первопричиной, почему они отделились. Мне кажется, сейчас Россия должна принимать какие-то решительные меры. Между прочим, Песков, будучи голосом президента, сказал, что сначала мы разберемся, и если это Украина (а судя по всему, это Украина его убила), меры будут очень решительными и жесткими. Наша с вами задача как диванных аналитиков – понять, что за жесткие, решительные меры могут быть. Ну, отловить этих разбойников, которые убили главу республики, это маловато, мне кажется, в этой ситуации. Мое мнение, что мы вполне уже дозрели в этой истории, вся ситуация дозрела до того, что надо как минимум эти республики непризнанные объединить. Никакой проблемы нет, это делается щелчком пальцев.

Второй минимум – дать жителям этих республик российское гражданство. Точно так же, как я не понимаю, зачем нужны две республики, я не понимаю, почему мы не даем им российское гражданство.

А. Яковлев:

- Вы довольно давно об этом говорите.

В. Сунгоркин:

- Об этом говорят все, кто в эту тему глубоко погружен. Мы знаем возражения, почему нельзя давать. Если дадим российское гражданство, они все уедут в Россию. Все точно не уедут, но будут более легко ездить в Россию. Люди довольно инерционно устроены, если совсем огонь не идет по пятам, они никуда не уезжают.

Второе. А почему им должны давать? – скажут бюрократы. – Они же пока еще граждане Украины, это непризнанные территории с непонятным статусом, есть минские соглашения.

Но мы точно так же признали в 2008 году Абхазию как независимое государство и Южную Осетию. И всем желающим жителям Южной Осетии и Абхазии дали российское гражданство. Ситуация какая-то совершенно безумная, потому что где абхазы и где Россия. Все-таки абхазы это такой очень гордый народ, который никогда особо не дружил с Россией, и сейчас не дружит, в отличие от Донбасса, который очень жаждет быть частью России. А абхазы – это гордый народ, который до сих пор, через 10 лет после того, как мы всем им дали российское гражданство, все пенсионеры содержатся за наш счет, мы их охраняем (там стоит 7-тысячная группировка наших войск), мы их дотируем, при этом они изгнали всех, кто хотел заниматься бизнесом, из русских, и большинство русских оттуда убежало. Вот позорище с Абхазией подтолкнуло к одним решениям, а дружественный (да наш Донбасс, что уж там говорить, он такой же наш, как Крым)…

А. Яковлев:

- Владимир Николаевич, на ваш взгляд, каково будущее Донбасса – в составе России, или сценарий Абхазии и Южной Осетии, независимых государств, но большинством стран мира не признанных, но признанных Россией? Или, может быть, все-таки вернутся они в состав Украины?

В. Сунгоркин:

- Если возвращаться к соломинке, на которой вся эта конструкция сейчас держится, которая называется Минские соглашения, они были заключены в тот момент, когда войска ДНР и ЛНР подошли к Мариуполю, вышли к морю, победоносно наступали. И в этот момент Украина и Европа стали прислушиваться к идее, что давайте поговорим, что будет дальше. И вот подписали Минские соглашения. Они очень интересно подписаны. Это к вопросу, что будет. Сейчас мы на этот вопрос протокольный ответ такой: мы должны придерживаться Минских соглашений. При этом, как все, что связано с ДНР и ЛНР, там масса нюансов, в которые широкая публика не вникает и не знает. Например, всегда нам положено с умным видом говорить… Вот Яковлев мне задает вопрос, что будет, а я ему должен отвечать с умным видом: надо реализовывать Минские соглашения. Вот Захарченко умер, но надо их соблюдать, он же их подписал. Да, надо, потому что Ялтинские и Потсдамские соглашения, все авторы умерли, а их долго еще соблюдали.

Но дьявол кроется в деталях. Минские соглашения ни одно должностное лицо Украины вообще-то не подписало. От Украины их подписал Кучма, который вообще был никем. Он был спецпредставителем президента по всем вопросам.

А. Яковлев:

- Такая придуманная должность.

В. Сунгоркин:

- Да. Причем не подписал, что он спецпредставитель Порошенко. Если подписи поднять, там написано: Кучма, второй президент Украины. Дальше их подписали физические лица вообще без всяких титулов: Плотницкий, глава ЛНР на тот период, который тоже в отставке, и Захарченко, который погиб на днях. И, наконец, такой персонаж, как тогдашний посол России в Украине Зурабов. И еще там был такой персонаж, как посол ОБСЕ Тальявини. То есть украинцы, тот же Порошенко, при любом поводе могут сказать: ребята, какие Минские соглашения, мы их не подписывали.

Это к вопросу о том, что будет. Все висит в воздухе, вся конструкция. Вторая тема. Кроме того, что она висит в воздухе, мы тогда их подписали, а на самом деле там сидели Путин, Меркель, Олланд. Они все обсуждали, а потом вызвали этих людей, сказали: мы обо всем договорились, вы вот здесь распишитесь. Россия это все, по сути, инициировала, она согласна с Минскими соглашениями, потому что это лучше, чем ничего (хоть так договориться, хоть о чем-то – ну, остановить войну). Второй пункт. Глядишь, Россия начнет восстанавливать отношения с Евросоюзом, со Штатами, может быть, от санкций каких-то уйдем. Ничего из этого не получилось, вообще ничего. Санкции на нас падают с такой регулярностью немецких бомбежек во время Второй мировой войны. Вот они так по часам бомбили города, сейчас точно так же санкции падают. И зачем нам цепляться за эти мертвые соглашения? Мне кажется, что если мы признаем ДНР и ЛНР, дальше они проголосуют, войдут в состав России… Мне кажется, России уже терять нечего сейчас. Строятся какие-то утопические конструкции. Есть такие мудрые политологи, которые говорят: нет-нет, ты чушь несешь (вот я сейчас чушь несу), надо ту конструкцию, когда ДНР и ЛНР вернутся в состав Украины на правах особого района, будет некая конфедерация, и тогда все будет хорошо. Я могу побожиться, никакого особого района там никогда не будет. Потому что существуют еще настроения населения. Население это столько бомбили и обстреливали, что оно никогда не станет никаким особым районом.

Второе. Если даже оно станет особым районом Украины… Нет, оно не может стать еще и потому, что сама Украина в этом не заинтересована. На фиг нужны Украине эти несколько миллионов человек? Во-первых, они все будут рассматриваться как агенты России. Во-вторых, они будут голосовать за Россию. В-третьих, они будут требовать тех самых дотаций, которые сейчас мы им даем. Украинская власть не настолько глупа, она будет кричать «верните Донбасс», будет постреливать в эту сторону, будет устраивать даже какие-то битвы (в своих внутренних интересах) якобы за Донбасс. Надо выборы Порошенко отодвинуть – он устроит войну, не задумываясь (что очень вероятно). Но всерьез Украина не собирается возвращать Донбасс.

Так как ни мы не хотим ничего всерьез решать, ни Украина ничего не хочет всерьез решать, все занимаются политиканством, и вот эти несколько миллионов людей, которые остались на этой территории, они остаются такой кровоточащей раной, которая, ладно была бы эмоционально такой кровоточащей раной, но они тянут и деньги из нашего тощего бюджета дальше. Они не могут ничего производить там, пока они нелегалы.

А. Яковлев:

- Олег из Москвы нам дозвонился.

Олег:

- Знаете, еще Игнатий Брянчанинов и Федор Достоевский предсказывали падение, крушение монархии, империи. Мы продержались тысячу лет. Советский Союз, собранный товарищем Сталиным, продержался 70 лет. А вот Иван Ильин, великий патриот русский, сказал, что коммунизм падет, и когда после коммунизма придет к власти антинародная диктатура, война будет идти десятилетия. Вот до чего довели. А убийство Захарченко – это просто провокация спецслужб.

А. Яковлев:

- Вы считаете, что это наша провокация?

Олег:

- Это спецслужбы, я не знаю чьи. Но это делается специально, чтобы была война и вражда между Украиной и Россией десятки лет. Вот это страшно.

В. Сунгоркин:

- Я смотрел всех эскулапов по этой теме. Никто на этот раз не поддерживает тему, что это могут быть российские спецслужбы какие-то, кроме украинских спецслужб, которые охотно про это пишут. По простой причине. А зачем, кому это выгодно?

А. Яковлев:

- Нам пишет Михаил: «Американцы продавят Порошенко до выборов закрепить в Конституции устремление Украины в ЕС и НАТО?»

В следующем году выборы президента Украины, и там, судя по опросам, лидирует не Петр Порошенко, а знакомая всем нам давно Юлия Тимошенко. Какова вероятность того, что власть в Киеве поменяется? Или Порошенко пойдет на все что угодно, чтобы эту власть никому не отдавать? Или, может быть, третья фигура появится, которая победит всех?

В. Сунгоркин:

- У них выборы весной следующего года, что по политическим меркам буквально завтра. Ситуация аховая. По разным оценкам, около 20% населения за последние годы покинуло Украину. Ясно, что покинула самая активная часть населения Украины. Украинский министр иностранных дел Климкин признаёт, что по миллиону граждан каждый год уезжает. Но есть оценки, что гораздо больше уезжает. Самые пессимистичные оценки, что на Украине осталось 25 миллионов. Уезжают в основном в Польшу и в Россию. Там катастрофа во всех смыслах, идет погружение страны в средневековье. В этой ситуации Порошенко власть отдавать не может, ему ее нельзя отдать. Потому что если он ее отдаст или если ее у него заберут, во-первых, непонятно, куда ему бежать. Вот убежит он в Америку, в Швейцарию или в Германию. Обязательно следующий президент придет, который, для того чтобы порадовать население, чтобы население его больше любило (или меньше ненавидело), что он сделает? Он обязательно возбудит преследование по поводу Порошенко – почему Порошенко довел страну до такого состояния. Тут коррупция вылезет и т.д. Так как этот президент точно будет не пророссийским, а будет прозападным, чтобы поддержать этого президента, западники легко отдадут Порошенко на съедение самому справедливому суду и новому президенту Украины. Эту схему можно рисовать с гарантийностью 100 процентов - Порошенко теряет власть и оказывается за решеткой. Тем более у Юлии Тимошенко такой опыт есть, она прекрасно все это прошла, она боевая девушка остается, и это в ее стиле. Она не вегетарианка, она не мать Тереза нашего времени, она очень боевая, агрессивная дамочка, которая с удовольствием его разгромит. Тем более она сама бизнесмен, и она будет рассуждать так: сейчас мы посадим Порошенко, а у Порошенко много чего – от знаменитых его кондитерских фабрик до банков, телекомпаний под его контролем. Всё за то, чтобы Порошенко посадить.

В Россию он вряд ли побежит. Хотя я не удивлюсь, если в итоге Порошенко спрячется в России. Он же все эти годы как-то поддерживал с нами отношения. Ему бежать некуда. Единственная страна, которая его не выдаст, это Россия. Ну и есть какие-то шансы укрыться в Белоруссии. Вот такая у него незавидная участь, между прочим. Батька тоже человек решительный. В свое время Лукашенко спас киргизского президента. Украина превращается в такую разновидность Киргизии – смуты, революции, майданы. Лукашенко у себя спрятал президента Бакиева, которого возмущенный и переполненный чувством справедливости киргизский народ хотел в тюрьму посадить.

А. Яковлев:

- А у нас опыт есть уже.

В. Сунгоркин:

- У нас есть опыт. У нас Янукович пребывает и прекрасно себя чувствует. У нас здесь пребывает экс-премьер-министр Украины Азаров. У нас здесь живет бывший киргизский президент Акаев. У нас живет один из президентов Азербайджана. У нас здесь один из бывших руководителей Армении. В общем, нам не привыкать.

Ситуация в Украине такая интересная, что мадам Тимошенко, скорее всего, победит. Почему она победит в апреле? Она пассионарная, она яркая, она отсидевшая, она умеет лапшу вешать на уши украинцам. Опыт показывает, что украинцы до сих пор остались в значительной степени очень доверчивыми людьми (они же верят в то, что это мы виноваты во всех их бедах). Часть вторая этого предсказания – это то, что Порошенко ей власть не отдаст, он будет отстреливаться до последнего. И таким красивым патроном в его обойме будет война с ДНР и ЛНР. Повоевать надо не для того, чтобы, не дай бог, они вернулись в Украину, а для того чтобы отменить выборы. Вот такие интересные события скоро нас ждут на Украине.

А. Яковлев:

- Идем дальше. Конечно же, самая важная, обсуждаемая тема в нашей стране – это пенсионная реформа. 29 августа Президент России Владимир Путин впервые в истории обратился к стране по социальным вопросам. Это было связано с законопроектом об изменениях в пенсионной системе. Он объявил о видоизменении законопроекта, о снижении пенсионного возраста для женщин. Тема важнейшая для страны. Как вы оцениваете то, что происходит, и что будет?

В. Сунгоркин:

- Мы как люди, издающие газету и сайт, который в эти дни поднимался, кстати, в значительной степени на пенсионной теме, до 4 миллионов посещений в день. Это очень большие цифры, сопоставимые с просмотром самых популярных телеканалов российских. Мы все видим, что тема пенсий очень больная, и она интересует всех. Общая тональность, общее восприятие населения плохое. Конечно, то, что Путин вышел вот так, с открытым забралом, и сказал какие-то слова, разъясняющие всё, и отработал назад предыдущие более жесткие условия изменения пенсионных возрастов и т.д., конечно, это немножко утихомирило ситуацию. Но, я бы так сказал, положение остается по-прежнему тревожным, расслабляться власть не должна. Конечно, впереди еще второе, третье слушания закона, там есть много каких-то небольших развилок. Но самое главное, что, я думаю, ждут от власти – чтобы после этих лекций, которые мы услышали, о том, что повышение пенсионного возраста неминуемо, прозвучали инициативы, что все-таки власть собирается конкретно делать для увеличения продолжительности жизни людей. Там же высказана гипотеза по ходу всяких воззваний о том, что давайте проведем изменения, потому что люди стали дольше жить, а скоро они будут жить еще дольше, но многие специалисты в этой теме говорят: нет, ребята, ничего там нам не грозит с точки зрения увеличения нашей с вами продолжительности жизни, нет условий для этого. И вот дальше должен президент и команда должны сказать: вы нас послушали про пенсии, теперь мы вам расскажем о программе, что мы собираемся делать по увеличению продолжительности жизни. А что для этого надо? Для этого надо восстанавливать здравоохранение.

А. Яковлев:

- С кнутом понятно. Нужен пряник.

В. Сунгоркин:

- Конечно. По продолжительности жизни нужна какая-то программа реальная, в которую бы народ поверил. И вторая программа – это что делать с экономикой. Президент в своих предвыборных тезисах заявил, что мы должны обеспечить темпы выше мировых. Темпы выше мировых – это минимум 3 процента, а по-хорошему 4 (один процент нужно на всякие статистические погрешности скидывать). А у нас вряд ли будет 2. Ну, может быть, до 2 наш Росстат, может быть, цифру дотянет. Даже такие столпы системы, как Герман Греф, Эльвира Набиуллина (глава Центробанка), они в интервью для западной прессы (с нами-то они не особо разговаривают) говорят… Вот для Wall Street Journal Набиуллина сказала, что она как глава Госбанка вообще не видит никаких возможностей для выхода на темпы роста экономики выше 2%. Вот здесь мы, русский народ, ждем какие-то предложения от нашей власти, что все-таки делать с ростом экономики.

А. Яковлев:

- До нас дозвонился Вадим из Самары.

Вадим:

- Выступая по телевидению по поводу пенсионной реформы, Путин сделал примерно такую же ошибку, как в свое время Горбачев сделал при начале алкогольной реформы. Я очень опасаюсь, что после этого рейтинг Путина (не по показателям, а реально среди людей) начнет катиться вниз. А это чрезвычайно плохая ситуация для нашей страны.

Второй момент. Люди еще не совсем осознали тот колоссальнейший ущерб, который нанесет им эта пенсионная реформа, и вот почему. Дело в том, что сейчас пенсия формируется не только из отчислений работающих, предприятий и еще отчислений бюджета. В результате пенсионной реформы бюджетные деньги убираются. У нас значительная часть бюджета формируется за счет продажи народного благосостояния, а именно наших недр. По сути дела, пенсионеров отсекают от пользования этими недрами (я имею в виду в результате их продажи). Таким образом, по отношению к пользованию недрами их, по сути дела, ставят в положение людей второго сорта. Многие люди еще это не осознали.

И третье. Дело в том, что когда будут формироваться пенсионные фонды только за счет отчисления работающих… Ведь у нас все очень нестабильно. У нас, например, в очередном кризисе огромные массы людей будут выбрасываться на улицу, зарплаты уменьшаться, а значит, и отчисления в Пенсионный фонд будут уменьшаться. А раз так, значит, начнутся перебои с пенсиями, начнутся все остальные прелести, которые мы видели в 90-е годы. На мой взгляд, это величайшая ошибка Путина на данный момент. Плюс к этому еще добавят все прелести и американские санкции. Плюс масса других вещей. Достаточно бизнесу запаниковать и создать нервозную атмосферу среди бизнеса, как капитал отсюда побежит.

В. Сунгоркин:

- Набор таких страхов обоснован. Бизнес действительно уже в большом шоке, особенно мелкий и средний. Очередное исследование пришло Ernst & Young (это очень крупная компания аудиторская), 84% собственников в России хотят продать свою компанию из-за того, что очень высоки стали риски деятельности.

Я согласен в целом с нашим слушателем. Потому что много уже признаков того, что он прав. Коль скоро власть вышла с такими радикальными заявлениями… Я тоже в последнее время перестаю понимать многие вещи. Очевидно же, что у власти в России сформировался (она у нас государственная, 20 лет, она укреплялась)… У государства есть мощнейшие аппараты, мощнейшие структуры, которые должны были посмотреть, как соломки подстелить в этой ситуации. Простая вещь. Каждый, кто собирается на пенсию, слушая президента, прикидывал, как ему до новой пенсии дорабатывать. Большое количество рисков, что он не доработает, не потому что он умрет, а потому что контора, в которой он работает, шатается, угроза сокращения людей и т.д. Надо как-то укреплять бизнес, потому что не все у нас могут работать в мэрии, в госкомпаниях. Бизнес укрепляется? Ничего подобного.

Второе. Никаких мероприятий нет по нему. Даже премьер на днях признал, что государство заходит уже в самые немыслимые сферы типа организация отдыха и развлечений, рынок недвижимости, сфера коммунальных услуг, даже в розничной торговле появляются госорганизации. Понятно, к чему это приводит. Это приводит к тому, что при появлении государственных организаций частные начинают волшебным образом разрушаться. Например, могла бы быть такая мера названа, которую, мне кажется, население страны очень ожидает. Это остановить поток мигрантов. Потому что сегодня на тех самых должностях, где могли бы и после пенсии люди работать, и дожидаясь пенсии могли бы работать… Это огромное количество так называемых малоквалифицированных должностей. Сегодня можно точно сказать, что около половины этих мест уже занято мигрантами. Это то самое ЖКХ. Кто у нас в магазинах на кассах и продавцами? Кто у нас в ЖКХ? Кто у нас в сферах сервиса? Это огромное количество мигрантов. Я был недавно в миграционной службе в одном отдаленном районе, где еще лет 10 назад слово «мигрант» было неведомо. В райцентре уже человек 6 инспекторов, которые этих мигрантов регистрируют, оформляют, договора проверяют и т.д. Это такой глухой сельский район. Я был недавно на Дальнем Востоке. В Охотском районе, в Николаевском районе Хабаровского края огромное количество мигрантов сейчас.

А. Яковлев:

- И речь идет не только о мигрантах из Китая, но и из Средней Азии.

В. Сунгоркин:

- Нет, какие китайцы, это наша Средняя Азия. Что-то надо делать. Путин в одном из Посланий заявлял, что будут введены визы и т.д. Но потом испугались. Почему испугались? Наши работорговцы современные, которые теперь называются директорами трестов, строительных управлений, дорожных управлений, сказали: мы не сможем карманы свои набивать. Ну, они по-другому выражаются: мы не сможем обеспечить производительность труда. В стране создается новые мощные волны социального напряжения из-за того, что человек, прослушав все эти наши официальные заявления про то, что пенсия будет позже, он оглянулся по сторонам, прикидывает: где же мне дорабатывать? Там, где я сейчас работаю, постоянно говорят, о сокращениях, об интенсификации. Надо бы мне пойти куда-то попроще, условно говоря, сторожем, вахтером, кассиром в магазин и т.д. А там солнечный Узбекистан. Подсобным рабочим – то же самое.

И по этому поводу власть молчит. Вот это очень интересный момент. Власть нам не предложила ничего хорошего, не подстелила никакой соломки. Правда, там сказано, что пенсия вырастет на тысячу рублей в месяц.

А. Яковлев:

- Но все понимают, какая инфляция. Владимир Николаевич, еще одна тема – единый день голосования. В ближайшее воскресенье 26 субъектов выбирают нового главу, в том числе Москва и Московская область.

В. Сунгоркин:

- По всем прогнозам на этот день, это будет скучнейшее голосование. Потому что наш добрый русский народ, после того как мы час рассуждали о том, как власть неправильно себя ведет, но при этом, когда дело доходит до выборов той самой власти - будет выбираться большое количество губернаторов, большое количество первичных органов власти в виде парламентов, законодательных собраний краев и областей, народ мог бы себя проявить, но он, наш добрый народ, поорать, поругаться готов… А на голосование прогноз, что придет народу мало, проголосуют все как миленькие, не приходя в сознание, за кандидатов власти. И вот это немного грустно. Хотите реформ – ходите на голосование, выдвигайте своих кандидатов. Но пока мы этого дождаться не можем.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на рассылку радиопередачи «Что будет», чтобы не пропускать новые выпуски

41

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ