2018-08-27T22:58:49+03:00
4

Возвращение блудного олигарха в Россию. Последуют ли за Сергеем Капчуком остальные?

Возвращение блудного олигарха в Россию. Последуют ли за Сергеем Капчуком остальные?Возвращение блудного олигарха в Россию. Последуют ли за Сергеем Капчуком остальные?

Известный предприниматель Дмитрий Потапенко обсуждает это с вернувшимся олигархом в эфире Радио "Комсомольская правда"

Возвращение блудного олигарха в Россию. Последуют ли за Сергеем Капчуком остальные?

00:00
00:00

Потапенко:

- Привет. Тема у нас экономическая, есть некий список Титова, поскольку много говорят, что Борис Юрьевич помогает нашим олигархам вернуться на родину, на мой взгляд, куда все проще. Он помогает нашим гражданам, которые, по мнению и аппарата уполномоченного по защите прав предпринимателей, незаконно осуждены или находятся в стадии рассмотрения. Я бы эту тему свернул ближе к этому.

Мы сегодня пригласили из этого списка, который вернулся к нам обратно. Это Сергей Капчук. Добрый вечер!

Капчук:

- Добрый вечер!

Потапенко:

- Говорить мы будем про экономику. Сергей, то, что вам предъявляло российское правосудие, это ситуация с квартирой и после этого она как-то ушла. Но это дело российского правосудия.

Чем вы занимались в Великобритании? Как пришла эта идея? С чего она началась?

Капчук:

- Я, наверное, не самый настоящий олигарх. Потому что я ни копейки не вывез из России. У меня не было километров денег на заграничных счетах. Я вынужден был уехать из страны, потому что мой завод был захвачен уралмашевской преступной группировкой. Они сфабриковали на меня уголовное дело. Я понимал, что в той России рассчитывать на справедливое судебное следствие у меня нет никаких шансов. И я принял решение покинуть Родину.

Я приехал в Лондон через много стран. И много скитаний у меня было. Это отдельная история. И в Лондон приехал с 20 фунтами в кармане. Конечно, у меня там были друзья. И мне было предоставлено политическое убежище, потому что у меня было четыре избирательные кампании за спиной. И все связаны против кандидатов от партии власти. Я победил Андрея Козыцина, который в десятку «Форбс» входит – это было в 2000-м году, губернатора Омской области Сашу Буркова, который сейчас губернатор, губернатора Курганской области Богомолова Олега в 2004-м. И Богомолов уже форсировал то самое уголовное дело. И после именно этой кампании, которая для меня закончилась за сутки до голосования, меня сняли с выборов, я вынужден был покинуть Россию.

Великобритания – страна совсем другая. Я, откровенно говоря, пошел сначала учиться для того, чтобы понять, как у них работают мозги, как у них работает экономика и как у них работает система. Я взял курс в Вестминстер кингс колледж маркетинг, параллельно учил английский.

Потапенко:

- В каком году это было?

Капчук:

- В 2010 году 10 февраля. Я приехал в Лондон из Дубаи через Иман. Долгая история была. Я сразу попросил политического убежища. Но мне было предоставлено через два месяца, это быстрый срок. Они быстро рассмотрели мое дело. Но было много информации в интернете, не нужно было что-то сильно проверять.

Я пошел учиться.

Потапенко:

- Какова процедура попадания в это учебное заведение?

Капчук:

- По моему статусу я был приравнен к британцам. Кроме права голосования. У меня не было британского паспорта, но у меня был защищенный статус. Я был в Интерполе долгое время, практически 12 лет. И только два года назад Интерпол удалил мои данные за отсутствием состава преступления. Они признали, что мой кейс противоречит Конституции Интерпола. И дали указания всем филиалам по миру удалить мои данные. Только Россия не исполнила этого приказания.

В Британии не все так плохо. Там бесплатное образование. И, действительно, бесплатное на высочайшем уровне медицинское обслуживание для населения. Я это на себе ощутил.

Это не высшее учебное заведение.

Потапенко:

- В Лигу Плюща он не входит.

Капчук:

- Я не знаю, что такое Лига Плюща.

Потапенко:

- Это Оксфорд и все остальное.

Капчук:

- У меня не было задачи в Оксфорд, потому что мне надо было зарабатывать. У меня родители обычные люди. Не олигархи. И не могли финансировать мое проживание и учебу.

Там было очень тяжело разгоняться, потому что британское правительство поменяло мне фамилию в силу того, что не могли меня достать из Интерпола. Когда страна декларирует кого-то в Интерпол, она платит 40 тысяч евро, если я не ошибаюсь, за каждого человека. И только Россия могла меня достать из Интерпола. И Британия предложила мне поменять фамилию. Они мне дали фамилии. Виндзор. Я сознательно взял эту фамилию, потому что понимал, что уралмашевская преступная группировка, которая шла по пятам, по сей день она в силе в Свердловской области, что они не успокоятся, и будут пытаться задекларировать уже новую фамилию в базу данных Интерпола. Но сделать это с королевской фамилией, очевидно, будет не просто.

Потапенко:

- Тема болезненная. Давайте вернемся к учебе.

Капчук:

- Я поступал на маркетинг. Там необходимо было сдать какие-то тесты, по-моему, по математике, по английскому. Мне не надо было доказывать, что я знаю английский язык, потому что это для иностранцев преграда. Я мог свободно учиться в любом учебном заведении. Я выбрал этот колледж, потому что я жил рядом. И закончил курс маркетинга. Очень интересно. И больше всего выучил английский именно на курсе, не на самом курсе английского, а на профильном предмете. Когда они преподают, очень много интересного. Затягивает именно процесс обучения. Они преподают прикладную экономику. Не просто теорию, а как реализовывать на практике те или иные знания, как ты можешь получить ту или иную информацию. Анализировать ее и применять на практике.

Мне очень понравилось там учиться.

Потапенко:

- Итак, курс по маркетингу. Почему был выбран маркетинг?

Капчук:

- Я понимал, что надо будет делать бизнес. И маркетинг дает наибольшее представление, как получать и применять информацию на практике. Плюс в том колледже, где я учил английский, и где преподавали экономику, в том числе, был ограниченный перечень курсов. И я выбирал из того, что там было.

Я нисколько не пожалел. Образование имеет очень большое значение, но гораздо большее значение имеют связи и контакты в Великобритании. И мне это очень непросто давалось, потому что с кем бы я ни начинал переговоры, а я пробовал несколько проектов в сфере недвижимости, так или иначе, всплывала моя фамилия оригинальная. И никто не верил, что я Виндзор, разумеется, по рождению. Я врать не люблю. Я называл свою фамилию, все гуглят и вываливается сайт Интерпола, весь этот розыск. И это катастрофически сильно мешало. Но в определенный момент после достаточно большого периода усилий, проб и ошибок я пришел к вере. К церкви. И в британской христианской церкви, которую возглавлял раньше Джастин Уэлби, который был позже назначен королевой архиепископом Кентерберийским. Сейчас возглавляет ее Никки Гамбл.

Я пришел в эту церковь и встретил там огромное количество людей. Политиков, юристов, бизнесменов, инвесторов. И своего друга Билли, у которого была крупнейшая в Лондоне компания по сервис апартаментам. Это аналог сети отелей, только состоящих из квартир. И он мне сказал, слушай, давай я тебе просто скажу, как и чего делать. Говорит, мне ничего не нужно. Церковь – это большая семья. Это единственное место, где меня никто не спрашивал, почему ты в Интерполе или еще что-то.

Потапенко:

- Почему был выбран рынок недвижимости? Ведь навыка в России работы с апарт-отелем у вас не было, насколько я понимаю.

Капчук:

- Опыт бизнеса в России у меня был несомненно, потому что я возглавлял и владел металлургическим заводом. Я его получил в управление абсолютно в мертвом состоянии. Он был в процедуре банкротства, и я был назначен арбитражным управляющим. До этого я работал в Кремле. И был представителем Свердловской области при президенте России. Я знал Аксененко, который возглавлял МПС – министерство путей сообщения. Завод работал на нужды МПС. Мы заключили прямой договор без посредников, восстановили платежеспособность, запустили новое производство.

Потапенко:

- Это другая сфера. Это сфера арбитражного управляющего, который разгребает долги. Все-таки та сфера, которую вы начали реализовывать в Великобритании, это сфера, связанная с сильной операционкой. Апарт-отель – это операционка, когда вы обязаны организовать команду, которая меняет трусы, носки, грубо говоря, простыни с резиночкой или без по причине того, что они должны эксплуатироваться часто. Выбор пунктов прачечных, которые должны использовать профессиональные химические реактивы. Это большое количество мелкой операционки ежедневной. Как пришла идея влезть в операционку?

Капчук:

- Дмитрий, все бывает в первый раз. Я думаю, вы согласитесь, этим всем вы сможете управлять и контролировать свой персонал, который вы наняли, только в одном случае – если вы сами через это прошли.

Потапенко:

- Я и говорю. У вас опыта не было. Как вы нырнули?

Капчук:

- До того, как вы начнете мыть собственные апартаменты, вы должны их получить.

Потапенко:

- Хотя бы чужие начать мыть. Для того, чтобы получить первые свои, чужие надо начать мыть.

Капчук:

- Мне, может, повезло. Я начал мыть свои.

Я начал с бизнес-плана, с бизнес-модели. Система управления, центр управления, платежных систем, все это мне рассказал, как работает, Билли. Он меня научил, поручил своим менеджерам. Они мне инсталлировали всю систему. Я нашел инвестора, который инвестировал в первые блоки. Мы взяли в аренду эти блоки. Это были Тауэр Бридж и Челси.

Потапенко:

- Что это за апартаменты? Какого класса? И на какую целевую аудиторию вы рассчитывали?

Капчук:

- Я совершил ту ошибку, которую совершают все русские. Я пошел в самый люксовый сегмент. И взял самые лучшие блоки.

Потапенко:

- Это все вы в аренду делали?

Капчук:

- Да. Только в аренду. Этот бизнес достаточно сложный. И ты должен быть готов в любой момент встать и уйти с этого блока на другой блок. Потому что на тебя могут пожаловаться соседи или канцел может дать тебе предписание закончить, потому что трафик, который сопутствует этому бизнесу, не устраивает твоих соседей или менеджмент билдинга.

Потапенко:

- Более того, вы должны согласовывать эту историю со всеми жильцами либо подъезда, либо дома.

Капчук:

- Есть тонкости в этом бизнесе. Я думаю, мы сейчас нырять во все это не будем.

Потапенко:

- Мы просто пытаемся нашим слушателям…

Капчук:

- Как выжить в Лондоне.

Потапенко:

- Как один из кейсов и как это создать и сделать.

Капчук:

- Я, конечно, с удовольствием поделюсь своим опытом. Я взял немного апартаментов сначала. Это десять апартаментов в Тауэр Бридж. Это «Рантье Хаус», «Гудман филс» - знаменитый большой комплекс в Лондоне. «Барклайс-групп» - один из самых крупнейших лакшери-застройщиков в Лондоне, которые строят практически весь Лондон.

Потапенко:

- Порядка тысячи метров у вас должно быть.

Капчук:

- Я по метрам не смотрел. У меня были классные, не по-лондонским меркам апартаменты. Красивые и большие.

Потапенко:

- Я понимаю, что строит «Барклайс».

Капчук:

- Они не строят маленькие.

Потапенко:

- А если еще двухуровневые…

Капчук:

- Двухуровневые я, слава богу, не схватил, хотя у меня была такая возможность. Очень быстро выяснилось, что люди, конечно, с огромным удовольствием едут снова и снова в эти апартаменты. Но платить очень большие деньги они за это не готовы.

Потапенко:

- Европейцы крайне расчетливы. Тенденция России и Европы приблизительно одна и та же. Маленькие объектики, грубо говоря, однушки, но в топовом месте, они самые оборачиваемые.

Капчук:

- Вы правы. Именно однушки у меня и шли.

Потапенко:

- Это самый топ. Все остальное шняга.

Капчук:

- Локейшн еще очень большое значение имеет, потому что у меня были апартаменты и в Челси. Конечно, могу сказать, у меня были клиенты со всего мира. И самые лучшие у меня были, как ни странно, из Китая. Самые ужасные, может быть, а я не националист, но самый ужасный опыт у меня с арабами. Крайне нечистоплотный народ. Платят хорошо, но свинарник безумный после них. И за копейку сдохнут, грубо говоря. И мужчина даже за пин-кодом бегает к своей жене. Ему там шаг вправо, шаг влево не дают.

Потапенко:

- Итак, апартаментов вы набрали много. Как заключали с вами договора? И самый основной вопрос – где деньги взять? Где найти инвестора в эту историю? Почему вам поверили, а, например, у нас много радиослушателей, могут им поверить?

Капчук:

- Нужно начинать с бизнес-плана. И нужно просто встречаться, показывать людям экономику, показывать открытую и честную экономику. Экономика сервиса апартаментов, то могу коротко рассказать. Если вы берете сто тысяч фунтов и тратите на блок апартаментов в год, то…

Потапенко:

- Это аренда, естественно.

Капчук:

- Аренда. Базовая плюс расходы на уборку, на электричество, на налоги, на интернет, на охрану. И это умножается на три и получается выход грязной прибыли. Валовая прибыль. Оборот.

Потапенко:

- Если в реальных цифрах? Апартаменты по тысячи квадрат. Какой платеж нужно внести? И самое основное. В этом бизнесе нет имущественного комплекса, то есть, у вас за душой… Не у вас, у Васи Пупкина. Вот я приезжаю в Лондон. Вот, ребятки, у меня есть печать. И есть замечательная табличка экселевская, где вы расписываете расходы и доходы.

Капчук:

- Финансовые потоки.

Потапенко:

- Прикладываем презентацию. И все говорят, а что у тебя за душой, дружок? Табличку я нарисую лучше тебя. Презенташку в pdf - вообще красавчик я! А где гарантия, что мы, дав тебе сто тысяч, рубль или миллион этих фунтов, мы чего-то получим взад? Потому что ты вложил в аренду, неправильно поуправлял…

Я не просто начинал вопрос про операционный бизнес. Важно быть операционным директором. А где шанс, что мы обратно деньги вернем? А не пролетим. А если ты пролетишь, кто нам вернет наши деньги? Где этот разговор с инвестором?

Капчук:

- Я могу коротко. Эти апартаменты через системы управления, через чэнел-менеджер, который управляет на более, чем восьмиста сайтах, у вас залистины эти апартаменты. И начинается трейдинг немедленно. Вы еще не начали платить, но уже получили договор, заключили. И важно его не немедленно заключать, а с небольшой отсрочкой в неделю. А через неделю вы начинаете продажи со стартом месяц вперед. И вы открываете весь год. А люди букируют заранее. И платят, соответственно, тоже заранее. Еще не заехали клиенты, а у вас уже появляется финансовый поток.

Потапенко:

- Это все понятно. «Барклайс-групп» построил апарты. У них есть своя управляющая компания. И тут появляется некое лицо. И говорит, знаете, я плохо говорю по-английски, но хочу у вас взять блок из десяти апартаментов. Около тысячи квадратов. И они говорят, окей. Дружок, заключаем с тобой договор. И по этому договору надо платить.

Этот разговор с инвестором, как его привести? Инвестор человек адекватный. Он говорит, подождите, «Барклайс-групп» я знаю. Я здесь живу триста лет, у меня газончик и я с реальным Виндзором стриг, когда отсюда уходили корабли и завоевывали пиратские и далее. А ты тут нарисовался. И говоришь, что ты что-то сделаешь.

Инвестор скажет, а зачем вы мне?

Капчук:

- «Барклайс-групп» не владеет. Он строительная компания.

Потапенко:

- Она спуливает все потом, естественно.

Капчук:

- Она спуливает это все на уровне котлована. И там все уже лендлорды известны. И ты арендуешь не у «Барклайс-групп», а у конкретного собственника. И мне очень сложно с вами говорить, потому что если бы я показал таблицу, вы, как человек неглупый, сразу бы все увидели. Но без таблицы…

Потапенко:

- Я, как человек неглупый, задал бы первый вам вопрос: вы мне нафига?

Капчук:

- Если я вам нафига, то, пожалуйста, у меня очередь из этих инвесторов. И если вы не можете понять, нафига я вам, то нам не о чем больше разговаривать. И я буду разговаривать с другими. У меня была просто очередь, на самом деле.

Дело в том, что необходимо делать ту самую операционку, о которой вы говорите, это работа – это невыключающийся телефон, постоянный чек-ин, чек-аут, постоянные уборки.

Потапенко:

- Верю. Вот как инвестор, я бы первый вам вопрос, простите. Сергей, у вас нет квалификации в этом бизнесе. Ее не было. Я всегда говорю, дружище, какой у тебя опыт? Это мелкая операционка. Я ее знаю, потому что делаю ее сам. Она нудная.

Капчук:

- Если вы делаете это сам, то мы, грубо говоря, конкуренты.

Потапенко:

- Вы мне не конкурент. Я пытаюсь понять, как вы разговаривали с инвесторами. Потому что у нас большое количество людей сидят на связи. И будут потом смотреть. Профессиональные управляющие, их не очень много, но, тем не менее, в России есть. есть те, у кого два ключа висят на лацкане. Это некое сообщество. Оно есть. Правильно ли я понимаю, что если они, люди с двумя ключами на лацкане, организуют свою управляющую компанию, то у них тоже будет очередь из инвесторов?

Капчук:

- Я не совсем понимаю, что вы понимаете под управляющей компанией. Это сервис апарт. Это, грубо говоря, у вас отель. И вы его арендовали на год. И сдаете по дням. Ваша прибыль составляет двести процентов. Грубо. Без расходов. Половина этих денег уходит инвестору, вторая половина вам уходит. Это стандартная схема работы по сервису апартаментов. Инвестор вкладывает сто тысяч, триста зарабатывается, двести делится поровну.

Потапенко:

- Получается, что и вы вкладываете совместно.

Капчук:

- Мы вкладываем систему управления и время. И труд. И персонал. И всю модель бизнеса. Инвестор вкладывает только деньги. И больше не вникает во все эти нюансы.

Очень сложно говорить. Идет возврат уже после третьего месяца.

Потапенко:

- Это понятно. Это мы убегаем вперед. Для того, чтобы базовая точка прошла, то вам кто-то эту систему передал. Вы эту систему не знали. И сомнительно, что вы разговаривали с инвестором. И инвестор, неважно, смотрит Интерпол или не смотрит, он должен задавать вопрос: Сергей, вы отличный человек. Есть другой человек, который пришел от церкви. У него есть эта система, он ее отдает вам в управление.

И у инвестора должна быть длинная пауза. И сказать, Сергей, а вы к этой системе какое отношение имеете? Я вам дам денег, а почему? Есть ваш друг, почему не дать деньги ему?

Капчук:

- Моему другу не нужны деньги. У него и так в избытке этих блоков. И у него более четырехсот…

Потапенко:

- Верю. Но мы пытаемся построить логическую цепочку. Как получить деньги инвестора за рубежом? Это абсолютно нормальный кейс, который работает везде.

Потапенко:

- Я не знаю, вели ли вы переговоры за рубежом с инвесторами. Может быть, вы слишком много переговоров в России вели.

Потапенко:

- Я генеральный директор компании «Пятерочка», которую выводил на ...

Капчук:

- Сейчас я знаю.

Потапенко:

- Поэтому я и задаю вопрос. Я понимаю причинно-следственную связь. Поэтому пытаюсь ее выяснить.

Капчук:

- С инвестором разговор такой. Он смотрит цифры. И смотрит реальность их исполнения. И смотрит рынок, так или иначе. И он оценивает свои риски. В Британии, если ты не хочешь безрисковый уровень, ты можешь вложить под депозит 3-4, максимум, 5% в банке. Все остальное, разумеется, более рисковое.

Здесь речь идет о том, что вложения под 100% годовых, понятно, что это сопряжено с определенными рисками. Инвестор их оценивает. И я достаточно хорошо знал систему этой работы. И работал, понимал, был научен своим другом, который управлял и все еще занимается этим бизнесом в Америке и в Британии. И по всему миру у него много филиалов.

Я открыто говорил с инвестором: если вы готовы взять на себя риски, то давайте начинать. У меня не было проблем с инвесторами, на самом деле.

Потапенко:

- В данном случае получается, что Билли был гарантом исполнения этой системы? Вы же ее не создавали, вы ее получили от него на каких-то условиях. Вероятно. Это я могу только предположить.

Капчук:

- Я просто сделал реплику с его бизнеса, то есть, копию. Взял те же системы управления, договора, персонал из отелей я набирал, где люди реально работают за копейки. Там можно недорогую рабочую силу найти.

Потапенко:

- Это с ведома правообладателя? Билли в данном случае правообладатель этой системы.

Капчук:

- Он мне добровольно сам предложил все это дело взять. И сам предложил всему этому научить. Он мне передал своих менеджеров, с которыми я провел много времени.

Капчук:

- То есть, вы часть системы его.

Капчук:

- Абсолютно параллельно. Это точно такая же, но другая. Рынок там огромный, 30 миллионов туристов ежегодно посещают Лондон. Это только по прошлому году. А с учетом всех мероприятий, был выстрел во время Олимпиады, там просто зашкаливает.

30 миллионов отели не могут покрывать.

Потапенко:

- Это понятно. Важен момент операционки. Если вы являетесь частью его системы, то это одна история.

Капчук:

- У меня самостоятельная система.

Потапенко:

- Но если…

Капчук:

- Она такая же просто.

Потапенко:

- Это правообладатель дал право на копию его системы?

Капчук:

- Вы слишком много работали с ... Я не на таком уровне летал, как вы, большом. Но на своем уровне я хорошо разбирался. Я просто взял то же программное обеспечение, те же системы.

Потапенко:

- Давайте не буду вас мучить операционкой. Три целевые аудитории, на которые вы работали? И какая сезонность в этом бизнесе? Вот три клиента. Пол, возраст, социальное положение. Источники доходов.

Капчук:

- Источники доходов, они мне не докладывали. Я бы их лучше разделил по районам проживания, то есть, самые лучшие – это китайцы. Отлично. Они вдвоем сняли огроменные апартаменты.

Потапенко:

- Это сколько?

Капчук:

- Знаете, может, не смогу…

Потапенко:

- Хотя бы порядок цифр.

Капчук:

- Четыреста-пятьсот метров, двухбэдрумная, кухня двухкомнатная была. И бассейн, и все на свете. И они жили вдвоем. У них стояла банка с кока-колой, они там не мусорили, не было проблем.

Потапенко:

- Что это за социальный слой?

Капчук:

- Это бизнес в основном. У меня был близко Сити. И у меня в основном был контингент по бизнесу. Я не сильно зависел от сезонности, потому что в основном туристический поток летом в Лондоне нарастает, а бизнес приезжает круглый год.

Потапенко:

- Бизнес какого рода?

Капчук:

- Это белые воротнички.

Потапенко:

- Наемники в корпорациях.

Капчук:

- Возможно. Я не брал у них эту информацию.

Потапенко:

- Вы не анализировали эту историю?

Капчук:

- У нас не было задачи выйти на IPO. У нас была задача выжить.

Потапенко:

- Заработать деньги. Это нормально.

Капчук:

- И у нас была вся эта информация. Мы ее систематизировали. И всеми этими вопросами занимались, когда потом выросли. И когда я уже сам перестал, как вы правильно говорили, убирать апартаменты, хотя это я тоже делал. Это классное и полезное мероприятие, потому что если ты сам прошел все и прополз на пузе весь свой бизнес, то тебя уже нигде не обмануть. И я набирал персонал по такому же принципу, потому что мало ли бывает, что там или клинер не пришел, еще какой-то нонсенс. Или форс-мажор. И у меня любой менеджер вне зависимости от внешнего вида и статуса, шел и делал уборку.

Потапенко:

- Сколько сейчас человек работает?

Капчук:

- В связи с тем, что у нас были арестованы счета, там очень сложная ситуация сейчас. И фактически сейчас идет реструктуризация бизнеса. И там под руководством, у меня там одна из лучших менеджеров была Дайма. Она сейчас выруливает ситуацию. И я уже чем могу помочь – это передаю ей контакты. Она переходит на новые блоки, переносит финансовые потоки и все остальное. Сейчас там сложный переходный период.

Потапенко:

- Владельцем бизнеса, по сути дела, становится она.

Капчук:

- Я практически все там, что можно, оставил. И я не уверен, что мне британцы ничего там не дадут ни продать. Британцы очень хорошо принимают деньги. Принимали до того момента, как они туда шли. Но тот момент, когда начались обложения, санкции и перестали русские прилетать туда и покупать бутылку вина за семь тысяч фунтов, а начали считать деньги, которые они там тратят, перестал финансовый поток, они закрыли этот шлюз. И сейчас идет политика на изъем финансовых ресурсов.

Потапенко:

- В данном случае изъятие чего? Имущественный комплекс не ваш, у вас договора…

Капчук:

- Я сейчас не про себя.

Потапенко:

- Понимаю. Договора, долгосрочная аренда. Это обычная примитивная схема.

Сейчас заблокированы счета. После заблокировки счетов вы не имеете возможность ни отправлять, ни получать деньги.

Капчук:

- Наличные только.

Потапенко:

- Это налоговое преступление, которое жестко британцы… Они далеко не идиоты, они понимают, что если апартаменты сдаются, стуканут соседи. Месяц-полтора вы можете на кэше проработать.

После блокировки счетов это как черная дыра, которая всасывает очень быстро. И исчезает это юридическое лицо с карты Великобритании. Так?

Капчук:

- Нет. Вы можете работать и с кэшем. В Британии нет особых проблем, никто не пытается уходить от налогообложения, более того, если компания у вас зарегистрирована в оффшоре, но вы провели переговоры на территории Британии, вы обязаны заплатить там налоги, даже если ваши финансовые потоки идет только через оффшор. Там очень четко все контролируется. И я бы никому не советовал там ничего пытаться оптимизировать, как у нас выражаются.

Никакой нормальной работы, если у тебя платежная система не работает, ты не можешь принимать оплаты через кард, это невозможно. Там фактически идет полная реструктуризация. Вплоть до того, что они переезжают на новые блоки. И на сегодня я полностью передал управление ребятам. И они там сами выживают фактически.

Потапенко:

- Уход на новые блоки, не разблокируют счета при этом.

Капчук:

- На новые юридические лица. На новые блоки. Особенность бизнеса заключается в том, что нельзя привязывать себя к собственности. Почему бы не купить, казалось бы на первый взгляд? И не платить банку, вместо того, чтобы платить лендлорду аренду? Ты еще и выкупаешь вроде бы.

Потапенко:

- Это советская логика. Логика разных видов бизнеса: девелопмент различается с операционкой как небо и земля.

Капчук:

- Я имею в виду другое. Там в другом проблема. Логика, на первый взгляд, подсказывает, что ты лучше купи через финансовые кредит-банки. И плати банку проценты. И будешь потихонечку покупать во владение себе, чем ты просто платишь лендлорду. И ничем не владеешь.

Проблема в том, что у бизнеса есть своя специфика. И ты должен быть готов в любой момент встать и уйти с этого блока. А если ты там владеешь им, то у тебя нет шансов встать и уйти.

Потапенко:

- Означает ли это, что был какой-то визуализированный для клиента бренд?

Капчук:

- Бренд был в «Ройала Партменс». И этот бренд я ребятам оставил. У нас есть сайт, он очень красивый. Но мы в основном продавали не через веб-сайт, около 75% - это букинг, ARBNB.

Потапенко:

- Это традиционная история.

Капчук:

- Много других платформ, которые у нас в системе.

Потапенко:

- У нас осталось двадцать секунд. Будете делать бизнес в России? Или в Великобритании?

Капчук:

- Я сейчас занимаюсь решением своих вопросов в уголовном преследовании. И как только закончу, я буду работать в России 24 часа в сутки. С огромным удовольствием.

Потапенко:

- На этой оптимистичной ноте мы подведем некую черту.

Подпишитесь на новости:
4

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ