1982 год. Маргарет Тэтчер

Исторические хроникиИсторические хроники

Рассказывает Николай Сванидзе

Исторические хроники. 1982 год. Маргарет Тэтчер

00:00
00:00

Слушайте "Исторические хроники с Николаем Сванидзе", сегодня рассказ про Маргарет Тэтчер.

Год 1982. Поздней осенью 82-го умер Брежнев. За полтора месяца до смерти он съездил в Баку в связи с награждением Азербайджана орденом Ленина. Выступая в Баку 26 сентября 1982 года, Брежнев перепутал папки с речами. Речи писал Александр Бовин. Бовин вспоминает: «Речь, подготовленную для партактива, Брежнев стал читать на торжественном заседании. Т.е. не хвалить стал, а ругать. Это была последняя речь Леонида Ильича».

3 ноября 82-го года Андропов говорит Бовину, что Брежнев по телефону дал указание ему, Андропову, заниматься кадрами, вести заседания Политбюро и секретариата ЦК. Бовин пишет: «Ю.В. (то есть Андропов) после этих слов поднял указательный палец: власть переменилась!» Через неделю после этого разговора, 10 ноября Брежнев умирает.

Премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер на похороны Брежнева не приехала. Это следствие ввода советских войск в Афганистан. Тэтчер тогда однозначно поддержала Соединенные Штаты Америки в их крайне негативной реакции на советские действия. Правда от США на похороны Брежнева приехали вице-президент Буш и госсекретарь Хейг.

Но Тэтчер, несмотря на свою последовательную, тесную дружбу с США, в Москве не было. Кроме того, премьер-министр Тэтчер в 82-м году демонстрирует свою независимость в экономической ситуации, возникшей с участием Англии, СССР и США. Советский посол в Великобритании Попов вспоминает, что в 82-м году, во время одной из встреч с ним, Тэтчер проявила определенный интерес к развитию экономических отношений с СССР. Новая позиция премьер-министра Тэтчер отражает настроение английского бизнеса, который заинтересован в советском рынке. Как раз в это время в СССР начинается строительство газопровода Уренгой-Ужгород в целях продажи советского газа в страны Западной Европы. В этом проекте задействована английская фирма, которая должна поставить турбины и компрессоры. Но некоторые части этих турбин были американскими. Американцы же в это время ввели санкции на торговлю с Советским Союзом из-за Польши, где в 81-м году вследствие резкого роста популярности антикоммунистического профсоюза «Солидарность» под давлением СССР введено военное положение. В результате всего этого клубка английская компания воде как не может поставить в СССР свои турбины. Но глава фирмы раз за разом доводит до Тэтчер свое убеждение, что правительство не может не защитить интересы компании даже под угрозой осложнения отношений с американцами. Тэтчер приглашает в Лондон госсекретаря США Хейга и говорит ему: «Европа скорее отойдет от Соединенных Штатов, чем откажется от проекта газопровода». Своему другу президенту Рейгану Тэтчер скажет: ваш закон для нас — не закон.

И английский бизнес реализуют крупную сделку с СССР.

На самом деле в этой истории 82-го года важны не отношения Тэтчер с США или СССР. Тут вообще мало внешней политики. Здесь сплошная внутренняя политика Маргарет Тэтчер, суть которой – экономические реформы, которые премьер-министр проводит с неженской жесткостью.

По долгой традиции британский премьер-министр обладает возможностями для принятия авторитарных решений. Иногда может показаться – такими же возможностями, как лидеры СССР из которых

Но дело в том, что тем самым он берет всю ответственность на себя и на свою партию, которая, в случае недовольства избирателей, не выиграет на следующих выборах. Других вариантов нет. Член английской Консервативной партии – тори - Маргарет Тэтчер отлично знает, что такое выборы.

В 1979 –м году правительство лейбористов во главе с премьером Каллагеном получило вотум недоверия. Каллаген по традиции поехал в Букингемский дворец с просьбой к королеве распустить парламент. Лидер партии консерваторов Маргарет Тэтчер в тот день в порядке исключения позволила себе выспаться и позавтракать в постели, чего не делает никогда. Но день перед началом этой избирательной кампании – действительно исключительный. Это будет ее кампания. Впервые в истории Великобритании женщина, она – Маргарет Тэтчер, претендует на пост премьер-министра. Избирательные кампании в Англии короткие, около пяти недель, но очень интенсивные. Т.е. все решится очень скоро.

Тэтчер отлично знает, что у нее есть единственный шанс на победу. Второй попытки женщине ее родная мужская консервативная партия не даст. Она так говорит: «Мне дадут возможность провалиться на выборах только один раз».

Именно Тэтчер в марте 79 года внесла в парламенте предложение о вотуме недоверия лейбористам. В тот день шла невероятно ожесточенная перепалка. Жесткие дебаты в парламенте – это норма жизни, единственно возможный способ существования правящей и оппозиционной партии, веками отработанный в стране конституционной монархии. Монарший отблеск в самом титуле, который имеет парламентская оппозиция – Официальная оппозиция Ее Величества. К 79 году Маргарет Тэтчер уже 4 года как возглавляет оппозицию Ее Величества. Это не игрушки. Для начала хотя бы потому, что надо было стать лидером одной из ведущих партий в Великобритании. В 1975 году за два месяца до голосования на пост председателя консервативной партии Тэтчер даже не выдвигала свою кандидатуру. Это занятие кажется ей бесперспективным. В интервью в 75-м году она говорит: «Пройдут годы и годы, прежде чем женщина либо возглавит партию, либо станет премьер-министром. Не похоже, чтобы это произошло на моем веку». Т.е. незадолго до выборов она считает себя непроходной по половому признаку, что вполне справедливо, потому что ТОРИ очень мужская партия. Все эти истории про мужские клубы, про политические деловые разговоры за сигарой – это про ТОРИ.

Кроме половых ограничений в борьбе за лидерство в партии существуют другие: традиционно на высший пост могут претендовать кандидаты, ранее занимавшие так называемые «большие посты» - министры иностранных дел, министры финансов или министры внутренних дел. Имеются в виду посты как в обычном, так и в «теневом кабинете». Название «теневой кабинет» в английском политическом смысле не следует уподоблять словечкам типа «серый кардинал». «Теневой кабинет» - это официальная ежедневная форма работы оппозиции Ее Величества и превосходная школа для работы в правительстве в случае победы партии на выборах. В теневом кабинете Тэтчер овладела всевозможными бюджетными тонкостями, занимая вторую по значению должность в министерстве финансов. Через два года работы она назначена в теневое министерство топлива и энергетики. Электроэнергетика, нефть и газ становятся ее коньком. Она получает пост теневого министра энергетики. Потом теневого министра транспорта, дальше – министра образования. Она становится опытной и опасной. Со всем дотошным накопленным знанием, великолепной памятью она в парламенте наваливается на действующих министров. Министру финансов лейбористу Каллагену она со смехом заявляет: «Вам надо бы пригласить в советники женщину».

Ветераны-тори обращают на нее внимание: «У нее исключительные способности и первоклассный ум».

Тренинг в парламенте идет постоянно. Она вспоминает: «Сколько раз бывало: я подготовлю двадцатиминутную речь с изложением сложных финансовых хитросплетений и тут мой начальник, теневой министр финансов Иэн Маклеод в самый последний момент, когда я уже встаю, говорит: «У вас всего три минуты и ни секундой больше». Боже ты мой, как тут было не научиться выбирать самое главное с сразу переходить к делу». И все это происходит не в вялой обстановке, а в зале, где все готовы к бою, владеют ораторским искусством, остроумием до сарказма и умением набирать политические очки.

Кроме того, у нее был опыт работы в действующем правительстве. На скромной должности, но назначение она получила очень быстро после избрания в парламент. Это был младший министерский пост в министерстве по делам пенсий и государственного страхования. Тэтчер сказала тогда сестре: «Когда тебе предлагают должность, ты или берешь ее, или выходишь из игры». Этот скромный пост предложил ей премьер-министр.

Премьер-министром от консервативной партии тогда был Макмиллан. Тот самый, который приезжал в СССР в конце февраля 59 года и катался с Хрущевым в санях.

Как раз вскоре после визита Макмиллана в СССР Тэтчер и попадает в парламент. Ее близнецам в это время пять лет. Они родились, когда Маргарет Тэтчер получала второе, юридическое образование. По первому образованию, полученному в Оксфорде, она химик.

Сначала Тэтчер не хотела избираться в парламент до того, как дети пойдут в школу, но потом передумала. Она начинает подыскивать округ, где может выставить свою кандидатуру на дополнительных выборах. На заседания отборочных комитетов она ходит упорно. Как актриса на кастинг. Наконец, ее утверждают в округе Финчли.

У нее уже был опыт избирательной кампании в Дартфорде в 49-м году. От выпускников-консерваторов Оксфорда она попадает на ежегодную партийную конференцию. Ее замечают, она выдвигает свою кандидатуру. Она самый молодой в Англии претендент на место в парламенте. Не важно, что она не избрана. От той кампании осталось два ярких впечатления.

Во-первых, ей нравится политика, ей нравится ходить по домам избирателей, выступать у заводских ворот, в книжных магазинах.

Консерваторы тогда проиграют, но лично она покажет хороший результат. Вскоре в Альберт-холле в Лондоне на собрании женщин-консерваторов ей доверят представить Уинстона Черчилля. Впоследствии в своих речах она будет упоминать его, называя просто «Уинстон». Ветераны-тори говорили, что Черчилль в гробу переворачивается от такой фамильярности, но это ничего не меняло в ее поведении.

Во-вторых, во время той давней избирательной кампании она, Маргарет Робертс, познакомилась с Денисом Тэтчером.

Через два года она выйдет за него замуж.

Так вот в 59-м мать близнецов Маргарет Тэтчер становится членом палаты Общин. Сидит в библиотеке палаты Общин, вопросы изучает досконально. Речи пишет от руки. Через полгода в парламенте выступает с требованием жесткого контроля за государственными расходами. Через два года высказывается за телесные наказания. В частности, предлагает разрешить судам назначать порку лозой лиц до семнадцати лет и порку березовыми розгами лиц от семнадцати до двадцати одного года.

Она против послаблений для сексуальных меньшинств, против абортов. В 68 году выступает против резолюции о равноправии. Последнее связано с ее собственным жизненным кредо. Она не преподносит себя как женщину-парламентария. Она – член парламента, который просто родился женщиной. Это приводит в ярость феминисток. У женщин вообще она не вызывает положительных эмоций. Она слишком амбициозна. В этом смысле ей сложно и с мужчинами-коллегами по партии. Министр внутренних дел в кабинете Хита Реджиналд Молдинг за глаза говорит о ней «эта чертова баба».

В бытность министром образования в целях сокращения государственных расходов Тэтчер отменяет бесплатное молоко для учеников начальных школ. Исключение делается только для детей малоимущих родителей, им молоко сохраняют. Тэтчер говорит: «Я исхожу из того, что большинство родителей способно заплатить за молоко, а задача государства – обеспечить то, за что они заплатить не могут». Она осуществит перестройку пяти сотен старых, еще викторианских школ, увеличит число детских садов, усовершенствует технические школы, но в массовом сознании укрепляется абсолютно негативный образ Тэтчер.

В памяти останутся демонстрации с плакатами «Тэтчер – милк снетчер!» Т.е. Тэтчер – похитительница молока. В парламенте, в прессе ее клеймят как женщину, отнимающую молоко у младенцев. Лейбористы кричат: «Прочь, сукина дочь».

Даже очевидно консервативные газеты называют Тэтчер «женщиной, которую никто не любит».

Муж говорит ей: «Почему бы тебе не послать все к черту? Плюнь, уйди». Она плачет и отвечает: «И не подумаю. Меня никогда не заставят поступать против моего желания».

Она пробудет на посту министра образования три года. К тому времени относится многообещающее высказывание сэра Алека Дуглас Хьюма, министра иностранных дел в правительстве Хита. Сэр Дуглас Хьюм в один прекрасный день сказал жене о Маргарет Тэтчер: «Знаешь, она умна, как все мы вместе взятые, так что нам лучше глядеть в оба».

Сэр Дуглас Хьюм как в воду глядел. Всего через пару лет Тэтчер бросит вызов главе партии и бывшему премьер-министру Хиту.

Тэтчер идет прямо к Хиту в кабинет лидера оппозиции в палате общин. И прямо говорит ему о своем намерении бороться с ним за лидерство в партии. Беседа получается короткой, не более двух минут. Хит даже не предложил ей сесть. Он вообще не принял ее всерьез.

И другие ветераны партии отнеслись так же. Ее шансы против Хита оценивались как один к пятидесяти.

Она вступает в дуэль с главным полемистом лейбористской партии министром финансов Хили. Она прекрасна в ярости. Она берет верх. Коллеги по партии в восторге. Журналисты записывают и тиражируют ее реплики. «Дейли телеграф» пишет: «Ямочки у нее на щеках – из железа». Она главный ньюсмейкер. Она на телевидении. В своем родном округе Финчли она произносит программную речь. Ее суть: «Мы поддерживаем людей, которые желают увеличить свои доходы. Хорошо бы, чтобы таких людей становилось больше. Тогда бы оставалось меньше таких, которые твердят: «Об этом должно позаботиться государство». Тогда же в Финчли она скажет: «Забудьте все эти рассуждения о том, что я защищаю только привилегированных и богатых. Я дочь бакалейщика – в детстве и юности я знать не знала никаких привилегий».

В 1975-м она становится лидером старейшей мужской партии консерваторов.

Надо сказать, что система выборов лидера консерваторов – жесткая, открытая, не в один тур. Введена за десять лет до избрания Тэтчер. Эта система была разработана сэром Алеком Дуглас-Хьюмом. В свое время его личное тайное избрание на пост лидера партии сопровождалось слухами и кривотолками. Аристократ Дуглас-Хьюм счел это недостойным для партии и оставил после ухода в отставку более демократичную систему выборов лидера партии.

В Советском Союзе на Маргарет Тэтчер обращают внимание практически сразу после ее избрания лидером консерваторов. Как раз в это время действующий премьер-министр лейборист Гарольд Вильсон возвращается после визита в Москву и встречи с Брежневым. Тэтчер в палате общин заявляет премьеру Вильсону: «Разрядка вещь хорошая. Но факт остается фактом: вооруженные силы СССР увеличивались и увеличиваются, и нет ни малейшего намека на их сокращение в будущем».

В январе 76 года она скажет: «Советским Союзом правит диктатура упорных людей, которые превращают свою страну в военную державу. И делают они это не только ради самообороны». Тэтчер говорит: Если мы потеряем бдительность, нам, как говорят советские лидеры, суждено кончить на мусорной свалке истории».

Эта речь Тэтчер производит сильнейшее впечатление на советское руководство. В СССР она, еще за три года до избрания премьером, получает невероятную рекламу. ТАСС называет ее «поджигательницей холодной войны», В «Крокодиле» она изображена как «злая ведьма Запада» летящая на метле над зданием парламента. Но щедрее всех оказывается газета «Красная звезда». Она называет Тэтчер «железной леди». С этим титулом она и пойдет на выборы в 1979 году: «Русские прозвали меня «железной леди». Они правы. Англии нужна железная леди».

Англия к моменту прихода Тэтчер к власти – в отвратительном экономическом состоянии. Безработица - самая высокая за весь послевоенный период. Инфляция – 27%. Госрасходы огромны. Лейбористы успели в несколько раундов провести национализацию в ряде отраслей.

Безудержно тратили бюджетные деньги. Сбили всякую конкуренцию и инициативу. В результате производительность труда упала. И производство упало. Вот это все Тэтчер называет социализмом.

Фунт падает, дефицит торгового баланса растет. Лейбористы просят денег у Международного валютного фонда. МВФ дает деньги, но требует сокращения бюджетных расходов.

Лейбористам в течение нескольких месяцев удается сбить инфляцию. Их положение укрепляется. Тэтчер идет ва-банк. Она поднимает вопрос об иммигрантах, что в Англии на официальном уровне всегда считалось дурным тоном. Тэтчер заявляет, что индийцы, пакистанцы – лишают английских рабочих заработка. Она, не моргнув глазом, говорит, что англичане крайне обеспокоены тем, что их страна будет затоплена людьми другой культуры. По телевидению Тэтчер говорит, что необходимо полностью покончить с иммиграцией. Лейбористы называют ее расисткой. Многие консерваторы солидарны с ними. Церковь предупреждает ее: «Разжигая предрассудки, страхи, ненависть, которые губительны для нашего общества, вы ведете опасную игру». Многие из членов ее «теневого кабинета» не поддерживают Тэтчер. Она немедленно смещает их с постов. Ее рейтинг у избирателей растет. Экономическая ситуация ухудшается. Зима 78-79 годов – это сплошные забастовки. Бастуют водители грузовиков и скорой помощи, железнодорожники. Профсоюзы требуют прибавки к зарплате. А английские профсоюзы – это очень серьезные ребята. Закрываются больницы, школы, улицы не убираются. Премьер Каллаген улетает на экономический саммит в Гваделупу. Журналисты задают Каллагену вопрос о кризисе в Англии. Каллаген в ответ переспрашивает: «Кризис? Какой кризис?»

Эти слова премьера выносятся в заголовок статьи в газете «Сан». Вот вскоре после этого в парламенте Тэтчер ставит вопрос о вотуме недоверия лейбористскому правительству. Правительству отказано в доверии. Назначаются выборы.

Тэтчер постоянно выступает. Встает рано, ложится поздно, от перевозбуждения не может заснуть. Но по всеобщему мнению – чем дальше, тем лучше выглядит.

Она говорит: «Если выкачивать все средства у процветающих фирм, чтобы помогать фирмам, хромающим на обе ноги, слишком немногие будут создавать богатство и слишком многие – потреблять его».

Она говорит: «Грядут перемены. Скатывание к социалистическому государству будет прекращено, начнется подъем обратно». В ином случае, - говорит Тэтчер, - мы рискуем стать «сноской в книгах по истории, слабым воспоминанием о прибрежном острове, затерянным во мгле веков». Это предупреждение Маргарет Тэтчер на самом деле лишено преувеличения. Однако, подтвердить это суждено не Англии, а совсем другой стране, СССР, который в 1979 году находится в куда более глубоком кризисе, но которому никто из руководства не предлагает никакой программы. Отсутствие в СССР реальных выборов, осмысленной смены власти, исключают сам факт появления какой-либо внятной программы. Развитие страны подменено борьбой за личную власть.

Тэтчер вскоре после выборов встретится с Косыгиным, сделав короткую остановку в Москве по дороге в Токио. Встреча состоится в правительственном зале аэропорта Внуково. Поговорят о состоянии мировой экономики, об энергетике. Затем Тэтчер энергично выскажет Косыгину свои соображения по поводу наращивания вооружений в СССР, а также о нарушении в СССР прав человека. По воспоминаниям министра иностранных дел Каррингтона, Косыгин был изумлен, «он просто собственным глазам не верил». Тем не менее, сделал Тэтчер приглашение посетить СССР с официальным визитом.

Программу премьер-министра Маргарет Тэтчер огласит английская королева Елизавета II. Так получается, потому что по традиции английская королева выступает в парламенте с речью, подготовленной премьером. Королева достает из сумочки очки и начинает читать: «Путем снижения бремени прямых налогов и ограничения притязаний государственного сектора на ресурсы страны мое правительство приступит к восстановлению стимулов, поощрению производительности и созданию климата, благоприятного для процветания торговли и промышленности».

Королева впоследствии не будет скрывать своей обеспокоенности последствиями экономической программы Тэтчер. Позднее королева скажет : «Меня волнует, как станут излагать этот период будущие учебники истории». При этом, у королевы нет и тени сомнения в патриотизме премьер-министра и полном понимании ею истинных интересов Британии. Советский посол в Лондоне Попов подчеркивает: «Тэтчер убеждена, что международное влияние той или иной страны зависит от состояния ее экономики». Среди всех членов королевской семьи Тэтчер будет пользоваться наибольшей поддержкой у королевы-матери. Та считает Тэтчер здравомыслящей.

Премьер-министр Маргарет Тэтчер прямо заявляет, что ощутимые результаты ее программы могут быть не ранее, чем через десять лет.

Реализация программы начинается сходу с принятием нового жесткого бюджета.

государственные расходы на жилищное строительство, образование, энергетику, транспорт, а также на субсидирование промышленности. Оппозиция встречает бюджет криками: «Измена!» Сокращение госфинансирования резко увеличивает безработицу.

В парламент приходят мешки писем, обвиняющих Тэтчер в безжалостности.

Кроме того, инфляция, с которой собирались бороться, подскакивает. Все – от оппозиции до населения и части консерваторов – уверены, что эта политика не будет долгой. Не сможет быть долгой. Потому что тогда правительство рухнет.

Рейтинг правительства резко падает. Это самое резкое падение популярности за послевоенный период. Через полтора года премьерства Тэтчер безработица достигает 10%. Тэтчер приходит в парламент в черном костюме. Один из лейбористов спрашивает: «Не по причине ли огромной безработицы мой достопочтимый коллега носит траур?» На следующий день она появляется в светло-сером костюме с белым бантом. Она не намерена отступать. В том числе, не намерена за деньги налогоплательщиков сохранять нерентабельные предприятия. Да, безработица огромна. Она знает. Но уже запускаются программы переквалификации рабочих. Кроме того, она чувствует приток адреналина от схваток в парламенте. Она говорит: «Сознание того, что дважды в неделю я должна отвечать на вопросы в парламенте, способствуют тому, что я гораздо лучше отдаю себе отчет в политических проблемах».

Одновременно с сокращением госфинансирования, вторая часть программы Тэтчер – снижение налогов, чтобы промотивировать бизнес. Это для нее главное.

Она говорит, что лучшая сиделка у постели больного та, которая в нужный момент скажет: «Ну-ка встряхнитесь! Вам пора уже спустить ноги с постели и сделать несколько самостоятельных шагов».

Но при снижении подоходного налога увеличен налог на добавленную стоимость. Что означает, как удорожание пинты пива, так и увеличение цены «ролс-ройса». Повышенные налоги введены на потребление сигарет, спиртного и на бензин.

Её личный рейтинг падает. Но это не мешает ей вывести из своего правительства тех, кто с ней не согласен. В 81-м году в партии только 44% за то, чтобы Тэтчер оставалась лидером. И только 35% считают, что она сможет выиграть следующие выборы. Даже Чемберлен во время Мюнхенского сговора с Гитлером в 38-м году имел рейтинг чуть больше, чем Тэтчер в начале реформ. Правда, Черчилль, независимо от рейтинга Чемберлена, назвал мюнхенское соглашение «полным и абсолютным поражением». В 38-м некоторые из британских официальных лиц в ответ назвали Черчилля поджигателем войны. Скоро трезвость в Англии восторжествует, и Чемберлен, вступивший в сговор с Гитлером, в дальнейшем будет считаться национальным позором.

Так вот, Тэтчер и ее реформы спасет совершено неожиданная история.

В марте 82-го года небольшая группа аргентинцев высаживается на острове Южная Джорджия и на Фолклендских островах, которые в Аргентине называют Мальвинскими. Аргентинцы направлены туда главой хунты генералом Гальтьери. Вероятно, Англия и отдала бы острова Аргентине, а потом взяла бы в долгосрочную аренду, о чем уже шли переговоры. Если бы не вторжение. После вторжения у Тэтчер нет выбора. Во-первых, она не отдаст ни пяди из британского наследства, во-вторых, если она не проявит решимости, ее правительство слетит. И, кроме того, на повестке дня вопрос о противостоянии западных ценностей и диктатуры. Тэтчер, намекая на недоброй памяти Чемберлена, заявляет в палате общин: «Англия не умиротворяет диктаторов». Она принимает решение о начале военной операции. Вместе с военными она ползает на коленях по расстеленным картам. На Фолкленды направлена мощная группировка британского флота. По опросам и страна, и оппозиция демонстрируют поддержку Тэтчер.

Тэтчер из этой войны выходит во всех смыслах победителем. Теперь у нее есть шанс на второй срок.

Второй срок премьерства Тэтчер жестче первого. Задачи сформулированы просто: закрыть около 40 нерентабельных шахт и лишить профсоюзы их влияния, прежде всего, профсоюз шахтеров. На самом деле – это грандиозный вызов. В послевоенный период профсоюзы имеют невероятное влияние. Они воюют как с консерваторами, так и с лейбористами. Они требуют постоянных прибавок к зарплате, особенно на нерентабельных предприятиях, выходят на длительные многотысячные забастовки и добиваются своего от государства. Прибавки к зарплате разгоняют инфляцию. Нефть, газ и атомная энергетика уже давно выиграли в конкуренции с углем. Но шахтеры и профсоюз угольщиков сохраняют особое положение. И тут Тэтчер объявляет на всю страну: «Шахты будут закрыты – они нерентабельны».

Пол Маккартни пишет антитэтчеровскую песню « All My Trials» о бедных и безработных.

Начинается мощнейшая забастовка. Стоимость непроизведенной продукции за это время составляет три с половиной миллиарда фунтов. Британский фунт падает.

Тэтчер и не думает об урегулировании конфликта.

Начинаются открытые стычки между бастующими и полицией. Полиция применяет слезоточивый газ. Через 51 одну неделю рядовые забастовщики прекращают борьбу. Профсоюз заканчивает забастовку. Шахты закрыты. Оставшиеся шахты модернизированы. Часть шахтеров отправлена на пенсию, другие переквалифицированы. На это идут государственные деньги. Под жестким контролем. Тэтчер не отдает рабочий класс на откуп лейбористам. Она утверждает, что отныне эта социальная группа - объект соперничества партий. Модернизация экономики в этом смысле работает на Тэтчер. Бизнес, простимулированный премьер-министром, демонстрирует динамизм, склонность к здоровому риску и технологическим прорывам. Новые высокотехнологичные отрасли потребляют более молодых работников, которых не интересует проблемы классовой борьбы.

Результаты жестких реформ Тэтчер дают о себе знать раньше, чем она предполагала. В 84-м уже идут разговоры об экономическом буме. Тэтчер не останавливается и продолжает курс на ограничение государственного предпринимательства. Начинается приватизация ранее национализированных отраслей. В частные руки продается нефтяная, сталелитейная, авиакосмическая промышленность, воздушный транспорт, шахты. 12 миллионов граждан Великобритании становятся акционерами. За четыре года рост – в три раза. Дальше следует превышение экспорта над импортом. Она исповедует и реализует свой главный принцип: экономический рост обеспечивает не правительство, а народ. Правительственное решение должно быть ограничено, а бюрократия сокращена. Президент США Рональд Рейган в своих воспоминаниях пишет о Тэтчер: «Она была тверда в своем намерении не давать правительству сидеть на шее населения и черпать из его кошельков. Все, что может правительство, это поощрить людей использовать их предприимчивость и оживить в них дух предпринимательства, а потом уйти с дороги и не мешать». Главные жизненные установки Маргарет Тэтчер были сформулированы с детства ее отцом, хозяином бакалейной лавки, живо интересующимся политикой, впоследствии мэром своего родного городка Грентхэм. Так вот, отец Тэтчер Алфред Робертс говорил дочери: «Жизнь – вещь серьезная. Наш враг долг – улучшать свою участь, прилагая максимум собственных усилий, соревнуясь с другими».

Правда, здесь следует сделать одно уточнение, а именно, припомнить о том, что позволяет реализовать это жизненное кредо. В 1215 году в Англии принята Великая Хартия вольностей, которая наряду с другим документом – Биллем о правах 1689 года – составляют реальную основу написанной британской Конституции. Так вот, в Великой Хартии вольностей в 1215 году записано: «Ни один свободный человек не может быть арестован или лишен права собственности, или свобод, или изгнан. А мы не можем предпринимать никаких действий против него, кроме как по законному приговору». И дальше там же: «Никому за мзду не может быть вынесен неправосудный приговор».

Тэтчер в своей книге «Искусство управления государством» пишет, что эти две статьи Великой хартии вольностей и сегодня звучат с впечатляющей силой».

Там же, в той же книге, - о путях развития Китая, Индии, о Ближнем Востоке, о Штатах и о России – дореволюционной, советской и постсоветской. Тэтчер пишет: «Самодержавный стиль правления делает понятным многое в современной России. Права собственности не защищены. Контроль над властью отсутствует, даже теоретический. И, наконец, пишет Тэтчер, - становление государственности в России совпало с превращением ее в империю. С 17-го столетия, когда Россия уже была крупнейшим государством мира, беспредельность владений служила россиянам свого рода психологической компенсацией за их нищету». Тэтчер пишет, что коммунистическая диктатура легко сформировалась на полицейской традиции российского государства. Тэтчер пишет: «Очень точно подмечено, что «самое тяжелое и неумолимое бремя России из всех, которые ей доводилось нести – это груз ее прошлого». Она же пишет: «Слабая или сильная, как партнер или как головная боль, Россия всегда имеет значение».

Тэтчер никогда не была голословна. Ее отношения с Горбачевым – отличный тому пример. На момент вступления в должность премьера Тэтчер имела представление о современном СССР в самых общих чертах: ядерное оружие, перекошенная экономика, во главе – давно больной дряхлый Брежнев. Это представление с 79 года усугубляется вводом советских войск в Афганистан. Первый срок премьерства Тэтчер – тяжелая пауза в британо-советских отношениях. Строго говоря, ей не до СССР: разруливание британской экономики, война, шахтеры, забастовки. Но к концу 83 года, на втором премьерском сроке Тэтчер демонстрирует первые признаки интереса на фронте Запад-Восток. Восток, т.е. СССР, за это время претерпевает и продолжает претерпевать определенные изменения. Умирает Брежнев, его заменяет Андропов, ненадолго, на 13 месяцев, половину срока – в больнице, умирает. Его сменяет больной Черненко. Это тенденция. Руководство СССР традиционного образца физически на глазах исчезает. Тэтчер приезжает в Москву на похороны Андропова.

Ей очевидно, что Черненко – фигура временная, точнее, кратковременная. Вопрос в том, кто придет после него. Тэтчер информируют, что вероятные фигуры – ленинградский Романов, московский Гришин и молодой по советским меркам член Политбюро Горбачев. По информации Тэтчер Горбачев считает централизацию власти в СССР избыточной, ввод войск в Афганистан ошибкой. Кроме того, его стиль поведения отличен от манер старого советского руководства. В декабре 84-го Горбачев приезжает в Лондон в качестве председателя комиссии по иностранным делам Верховного Совета СССР. В Лондоне хотели, чтобы приехал именно Горбачев, более того сообщили о своем пожелании советской стороне. Более того, сообщили, что переговоры будет вести сама госпожа премьер-министр. Более того, Тэтчер сознательно принимает Горбачева так, как будто он уже новый лидер СССР. Их диалог окажется насыщенным, откровенным и очень долгим, что редко случается при первой встрече. Тэтчер скажет: «Мне понравился Горбачев. Мы сможем вместе работать». Она будет первой в мире, кто разглядит новизну Горбачева. Именно она, Тэтчер, сообщит об этом миру. И мир воспримет и будет воспринимать Горбачева лучше, чем его родная страна.

В определенном смысле этот парадокс распространяется и на саму Маргарет Тэтчер. В СССР, в России она куда популярнее, чем в Англии. Когда в 93 году она приедет в Нижний Новгород, ее будут везде встречать аплодисментами, а некоторые даже выкрикнут: «Тэтчер в президенты!» Что касается Англии, то там к главам правительства вообще отношение жесткое. И ладно бы, если бы только к тем премьерам и партиям, кто не обеспечивает сдвигов к лучшему и не отвечает чаяниям избирателей. Фокус в том, что англичане не испытывают излишнего пиетета и к самым эффективным, успешным. В 89-м году в десятилетний юбилей пребывания Тэтчер на премьерском посту газета «Observer» пишет: «Люди начинают думать и говорить: «Спасибо, Маргарет, вы сделали важное дело, которое нужно было сделать и которое никто другой не смог бы сделать, но теперь страна нуждается в другом лидере». В десятилетний юбилей премьерства Тэтчер это мнение разделяет большинство избирателей, которые избрали Тэтчер и вместе с ней пережили кризис. Пол Маккартни в одном из интервью просто говорит: «Она мне надоела».

Советский посол в Лондоне Попов пишет: «Бесспорным было, что за время правления Тэтчер жизнь британцев улучшилась». При этом, после десяти лет успешного для Англии премьерства Тэтчер, только два процента англичан выражают удовлетворение ее экономической политикой. Хотя 75% ценят её решительность и энергию. Британцы после жестких оздоровительных мер хотят социальной защиты. Они уже смотрят в сторону оппозиции. Это нормально. И, что важно, даже члены консервативной партии полагают, что Тэтчер великолепный премьер, но десять лет вполне достаточный срок».

Советский посол в Великобритании В. Попов в своей книге о Тэтчер напишет: «Демократические общества не слишком склонны к тому, чтобы власть в течение долгого времени находилась в руках одного лидера, пусть даже выдающегося, это уже приближается к диктатуре или автократии».

В 1945 году сразу после окончания Второй мировой войны англичане были непреклонны даже в отношении Уинстона Черчилля, приведшего Британию к победе. Посредством голосования англичане сказали Черчиллю: «Хватит, вы сделали своё дело и должны уйти».

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ