2016-12-15T17:22:27+03:00

День экологии: Заповедникам и национальным паркам России - 100 лет

Ирина Валерьевна Санникова, исполнительный директор Национального фонда поддержки заповедного дела «Страна заповедная» (на фото слева) и Наталья Романовна Данилина, директор Эколого-просветительского центра «Заповедники» в гостях у Радио «Комсомольская правда»Ирина Валерьевна Санникова, исполнительный директор Национального фонда поддержки заповедного дела «Страна заповедная» (на фото слева) и Наталья Романовна Данилина, директор Эколого-просветительского центра «Заповедники» в гостях у Радио «Комсомольская правда»Фото: Иван МАКЕЕВ

С чем мы подошли к юбилею, обсуждаем в эфире программы «Московские окна» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

День экологии: Заповедникам и национальным паркам России - 100 лет. С чем мы подошли к юбилею?

00:00
00:00

Шевцова:

- Сегодня на радиостанции «Комсомольская правда» отмечается День экологии. Меня зовут Екатерина Шевцова, и сегодня мы поговорим про заповедники. Заповедникам и национальным паркам России 100 лет. У нас в студии Ирина Валерьевна Санникова, исполнительный директор Национального фонда поддержки заповедного дела «Страна заповедная», Наталья Романовна Данилина, директор Эколого-просветительского центра «Заповедники». Давайте начнем с того, что дата круглая, 100 лет. Вернемся на 100 лет назад, вспомним, что было именно в это время. Я не знаю, можно ли с точностью до дня восстановить хронологию или нет.

Данилина:

- Можно. Может быть, не до дня, но какие-то группы дней, недели. И самый главный день обозначен тоже. Для нас очень важен 1916 год. В этом году, во-первых, в конце октября был принят в России первый закон о природных охотничьих заповедниках. И этот закон позволил начать работу по созданию системы государственных заповедников Российской империи. И 29 декабря 1916 года (а поскольку летоисчисление изменилось, то для нас это будет 11 января 17-го года) царствующий сенат подписал указ о создании первого государственного заповедника на Байкале, Баргузинского. Поэтому эта дата для нас очень знаменательна, с нее начался отчет нашей государственной системы заповедников.

Шевцова:

- И Владимир Владимирович Путин в этом году вспоминал в обращении к Федеральному собранию. И вообще это важное событие, дата, к которой вы тоже относитесь с большим трепетом, насколько я понимаю, Ирина Валерьевна?

Санникова:

- Безусловно, мы очень признательны и благодарны за то, что именно органы государственной власти обратили внимание на эту дату. Надо сказать, что еще 1 августа 2015 года Указом Президента РФ Владимира Путина был подписан указ о проведении в 2017 году Года особо охраняемых природных территорий. Эта дата выбрана не случайно. Как сказала Наталья Романовна, именно с 11 января по новому календарю начинается отсчет создания государственной системы особо охраняемых природных территорий в РФ, с созданием на Байкале Баргузинского заповедника для сохранения популяции баргузинского соболя.

Шевцова:

- Мы любим какие-то такие даты, годы, когда какие-то определенные события выделяются. Год особо охраняемых природных территорий, вы сказали об этом. А конкретно что будет сделано в этот год, и нет ли опасений, что он закончится, а потом начнутся какие-то проблемы – денег не даем, особо внимания не обращаем?

Данилина:

- Наверное, опасения у тех, кто работает в системе охраняемых территорий, есть всегда. Но мы же ведь не просто живем от какого-то года до какого-то иного значимого года. Система прожила свои 100 лет, когда она формировалась, развивалась. Надо сказать, что, например, 90-е годы прошлого столетия были периодом бурного расширения сети заповедников и национальных парков. Последние 10 лет в России мы тоже стали чувствовать, особенно с 2011 года, внимание государства, когда была принята и подписана Путиным концепция развития системы федеральных особо охраняемых природных территорий до 2020 года.

Шевцова:

- А что значит эта концепция, что она в себя включает?

Данилина:

- Концепция указывает, во-первых, насколько должна быть расширена сеть заповедников и парков. Потому что, казалось бы, она у нас достаточно велика, но, тем не менее, есть еще территории, которые недостаточно защищены, и нам нужно там создать новые территории. Это касается степных территорий, особенно уязвимых, морских территорий, потому что моря тоже требуют такой защиты. То есть расширение сети. С другой стороны, там показаны те направления деятельности охраняемых территорий. Ведь это не просто территории. Для того чтобы они сохранялись, на них должна вестись серьезная работа для их сохранения. Поэтому эти направления, по которым должна будет вестись работа, которые поддерживает государство, они тоже в этой концепции описаны.

Санникова:

- Я бы хотела более узко рассказать о тех мероприятиях, которые отражают концептуальные вопросы особо охраняемых природных территорий, и прописаны именно в плане мероприятий на следующий год, который является Годом особо охраняемых природных территорий. План был утвержден правительством РФ, мы все являемся участниками тех мероприятий, которые запланированы. Если это будет интересно, мы можем поговорить о ряде таких мероприятий, они прикладные, практические, очень интересные, отражают интересы и развитие особо охраняемых природных территорий, и участие общественности в жизни, в деятельности особо охраняемых природных территорий и в их поддержке, в чем особо охраняемые природные территории очень нуждаются.

Шевцова:

- Давайте вернемся к мероприятиям. Потому что для нас это неизвестная сфера жизни, я думаю. Мы все видим красивые картинки…

Данилина:

- Мы подведение итогов (не сказать, что итогов столетия, но некоторых итогов) начали в этом году. У нас закончилась в Сочи конференция, где собрались именно профессионалы, для того чтобы увидеть, что же мы сделали, какие у нас есть возможности, как мы можем двигаться дальше, как мы можем выделить самый лучший опыт, на который можно опереться. Дальше мы начнем следующий год, наверное, с вовлечения всех людей, всех желающих, всех интересующихся в наше совместное празднование. Потому что, я думаю, для нас этот год – это повод, чтобы жители страны как можно больше узнали о заповедных территориях, об охраняемых территориях. Потому что, к сожалению, пока знают далеко не все. Есть разное восприятие заповедников, национальных парков. Система наша воистину масштабная. У нас невероятно разнообразная природа, поэтому наша сеть охраняемых территорий очень разнообразна и масштабна, по сути, такая, как когда-то одна из западных газет написала, «заповедная империя России». Вот наша «заповедная империя», то, чем мы владеем в стране, она по своей площади в целом занимает площадь как четыре Франции. Поскольку наша страна огромная, то и заповедная страна наша тоже огромная. И она невероятна ценна. Понимание ее ценности очень важно, чтобы это стало понятно всем нашим жителям. В этом наша задача – в реализации того плана, который правительство сейчас подписало.

Шевцова:

- Главная задача – это сохранить.

Данилина:

- Сохранить.

Шевцова:

- 100 лет, пережили разное время. Вы начали с того, что это была еще царская Россия. Потом была революция, потом было советское время. В советское время, наверное, было больше внимания, ответственности, но и проблем. Потом были тяжелейшие 90-е годы, потом было непростое время после. Сейчас присоединили крымские заповедники, они теперь тоже входят…

Данилина:

- Еще не входят, но должны войти.

Шевцова:

- Это юридический момент?

Данилина:

- Юридически они еще не вошли в федеральную систему. Тут есть сложности, я думаю, что их наше правительство преодолевает.

Шевцова:

- Я надеюсь, что преодолеет в следующем году. Тем более повод будет.

Данилина:

- Дай бог.

Шевцова:

- Как молодежь привлекать к этому процессу, как их увлекать, как им объяснять, как сделать так, чтобы они этим жили и горели? Я понимаю, что в вашем деле без какого-то фанатизма в хорошем смысле и без энтузиазма невозможно. Нельзя назначить человека заниматься охраной природы и животных, если у него для этого какого-то внутреннего позыва. Правильно я рассуждаю?

Санникова:

- Да, абсолютно верно. Нам очень приятно, что эти вопросы мы сегодня обсуждаем. Потому что без общественной поддержки, как мы уже сказали, особо охраняемым природным территориям крайне сложно выживать в современных условиях, современных реалиях. Поэтому волонтерское движение является одним из основных, одним из интересных. Я думаю, что в дальнейшем оно будет играть, возможно, и ключевую роль в развитии системы особо охраняемых природных территорий. В частности, хочу сказать, что в следующем году у нас будет усилен наш проект «360 минут». Он начинался с поддержки территорий на озере Байкал, в этом году у нас в рамках волонтерского движения приняли участие 10 тысяч человек, а в следующем году мы планируем привлечь 100 тысяч волонтеров, для того чтобы принять участие во всевозможных мероприятиях, которые будут проводиться на особо охраняемых природных территориях по всей стране.

Надо сказать, что эту акцию поддерживают и представители бизнес-сообщества, им тоже это интересно, представители общественных организаций. Чтобы стать участниками волонтерского проекта, можно зайти на сайт «360 минут». Можно обратиться в любую из наших организаций, мы всегда найдем возможность и направим тех, кто желает принять участие в тех или иных мероприятиях. Мероприятия бывают разные, это и уборка территорий, и участие в экспедициях, и участие в работах по охране территорий, научно-исследовательской деятельности. То есть все зависит от того, что интересно человеку, где и как он может проявить себя, где и как нужен и полезен будет его труд и его вклад.

Шевцова:

- А вы берете себе в волонтеры только людей опытных или можете и молодежь взять? Допустим, молодой человек лет 18, студент какого-нибудь московского вуза, к примеру. Таких нельзя?

Санникова:

- Отлично. Это самый что ни на есть наш волонтер. Особенно студенческая молодежь, она самая активная, самая интересная, самая замечательная. Кстати, волонтерами могут являться и представители средств массовой информации. В принципе вы уже ведете волонтерскую работу по распространению информации об особо охраняемых природных территориях. Это у нас очень ценится. Мы планируем в следующем году отмечать наших волонтеров и призами, и подарками. Поэтому волонтером может стать каждый – студент, бизнесмен, госчиновник. Любой человек, любящий заповедную природу нашей страны.

Шевцова:

- По поводу чиновников. От кого сейчас нужно защищать заповедники, какая сейчас есть угроза? Иногда среди чиновников есть не очень хорошие люди – тут подпись поставил, тут подпись поставил, раз – и в заповеднике возникла какая-нибудь дача, например, или чей-то дом, что-то еще. Такое бывает или нет? Это угроза или нет?

Данилина:

- Конечно, это угроза. Но я могу сказать, что сейчас такое встречается крайне редко. Я, например, не могу привести пример. Попытки бывают постоянно.

Шевцова:

- Значит, отбиваетесь хорошо.

Данилина:

- И законодательства на сегодня достаточно для того, чтобы отбиваться. Главное, чтобы на месте сразу среагировали и вовремя приняли меры. Я скажу, что поддержка со стороны того же Министерства природных ресурсов и федерального департамента, который курирует особо охраняемые природные территории, тоже достаточно сильна. Но попытки идут постоянно. Поэтому если где-то ослабнет какой-то контроль, то это может появиться. Поэтому здесь ни на день нельзя терять бдительность. И еще угрозы со стороны браконьерства. Браконьерство действительно бывает очень серьезное. Браконьерство бывает разное. Бывает просто потому, что бедные люди хотят кушать. Это одно. А бывает коммерческое.

Шевцова:

- Наталья Романовна, вы можете привести такие примеры, чтобы наши слушатели поняли, в чем угроза, кого истребляют, каких животных?

Данилина:

- Я могу сказать, что неделю назад на территории национального парка «Угра» была застрелена зубрица с зубренком. Идет большая российская программа по восстановлению этого редкого вида. Эти животные, выращенные в питомниках, выпускаются на волю, они адаптируются, они только начинают размножаться. Программа, конечно, идет успешно. И появляются люди, которые убивают. Мне кажется, здесь еще эмоциональная составляющая. Они убивают не просто для мяса, они убивают зубрицу с маленьким зубренком.

Шевцова:

- Зачем они это делают?

Данилина:

- Они ободрали этого зубренка и утащили мясо. Их поймали. Их еще не поймали, обнаружили все следы и машину. Идет следствие, возбуждено уголовное дело. Это какая-то патологическая жадность, желание получить это экзотическое мясо, что мы не как все, мы будем есть вот этого… Они освежевали именно зубренка. То есть они решили, что поедят такое нежное мясо детеныша. Есть эта дикость у людей, с ней надо бороться. Это центральная Россия, это не где-то в глубинке.

Санникова:

- Хотя мы можем сказать, что и в южной Сибири браконьерство тоже имеет место, и от этого страдают особо охраняемые природные территории. В частности, сохранение таких редких видов, как снежный барс или кот манул. Надо сказать, что запрещенный петельный лов, в частности, на кабаргу несет большие угрозы для сохранения редких видов. Потому что нередко в эти петли попадаются такие животные, как снежный барс и другие, что, естественно, наносит невосполнимый урон для популяции этих редких видов.

Шевцова:

- А потом приходится создавать различные программы по восстановлению популяции того или иного вида.

Данилина:

- Что и делается, в частности, теми же самыми представителями чиновничьего аппарата. Надо сказать, что у нас реагируют – и Министерство природных ресурсов на эти вопросы реагирует, создаются указы и законы, но, тем не менее, разъяснительная работа, работа с местным населением имеет колоссальное значение, и это работа не одного дня. В этом должна особую роль играть в том числе поддержка со стороны местного населения и осуждение такого явления, как браконьерство.

Шевцова:

- По поводу браконьеров. У нас же есть так называемые ВИП-браконьеры. Мы регулярно пишем про такие истории, когда чиновники вывозят своих друзей на вертолете в какую-то охранную зону и устраивают там сафари, они развлекаются. Таких людей можно привлечь к ответственности? Не давят на вас сверху, не говорят: слушайте, это сам Сидор Иванович, его нельзя трогать? Как вы эти вопросы решаете? Потому что некоторым можно всё, к сожалению.

Данилина:

- Наверное, это сложно решается. Когда включаются силы сверху, тогда удается решить. Но эта проблема действительно есть. Может быть, мы не готовили специально какие-то примеры, но это существует. Я думаю, что борьба с этим все равно идет. Я убеждена, что там, где принципиальная позиция прежде всего руководителей охраняемых территорий, то они доводят эти дела до конца, независимо от уровня и рангов браконьеров. К сожалению, и среди полиции порой возникает ощущения безнаказанности. Я говорю, что принципиальная позиция руководителей доводит дело до конца, и люди наказаны бывают. Может быть, не удается всех наказать, но я думаю, что шансов уцелеть в этой ситуации не так много. Мне кажется, это делается еще от большого непонимания значимости охраняемой территории, ложного понимания какой-то удали. Вот это присутствует у людей. И порой у людей, которые достигли каких-то высот, им кажется, что это такое удалое дело. Я думаю, что здесь тоже важно понимание значимости охраняемых территорий, и понимание, что посягают на святое. Вот если это укоренится, то, наверное, это будет сдерживать даже те случаи, о которых мы говорим.

Шевцова:

- Сегодня у нас на сайте увидела замечательную заметку – тигренка сняли в Лазовском заповеднике. Как работают зоологи, как их отбирают, какие особо ценные, охраняемые животные чаще всего встречаются? И как поступать людям, если они видят какое-то животное, которое из заповедника пришло? К местным людям наверняка выходят и тигрята, и еще кто-нибудь. Если животные забредают к людям, то их вылавливают и обратно возвращают домой. Правильно?

Данилина:

- Действительно, делают по-разному. Если это тигренок, он остался сиротой, то его отловят и поместят в реабилитационный центр. Такой центр для тигров на Дальнем Востоке есть. Там зверь может вырасти, и затем его выпустят обратно в дикую природу. В принципе есть такие центры и для других животных. У нас, например, при Центрально-Лесном заповеднике в Центральной России есть знаменитый уже центр, где выращивают медвежат-сирот. Есть у нас такой замечательный зоолог Валентин Сергеевич Пажитнов, человек уже немолодой, но невероятно опытный биолог. Он, наверное, лучше всех в мире знает медведей. Благодаря ему спасено очень много медвежат. К сожалению, у нас еще существует в Центральной России охота на медведей, охота на берлоги. А зимой в берлоге как раз рождаются медвежата. И получается такая ситуация, что малыши остаются сиротами. И он сделал целую программу, выращивает этих малышей и затем вывозит их, выпускает в те места, где медведь должен жить в заповедниках, но его нет, потому что его человек истребил. Это действительно удивительная программа, потому что Валентин Сергеевич выращивает медвежат так, что они человека не знают, малыши остаются дикими. И затем их выпускают в природу. Например, сейчас уже целая популяция медведей в заповеднике «Брянский лес». Это медвежата, выращенные, спасенные, и теперь они живут в природе, наслаждаются жизнью. И эти программы очень важны.

Санникова:

- Не случайно мы заговорили про представителей фауны, которые сохраняются у нас в заповедниках. Не случайно, наверное, заговорили про медведя. Потому что не далее как позавчера, 13 декабря, справлялся Всемирный день медведя. Надо сказать, что символом заповедной системы нашей страны является медведь.

Я бы хотела еще подчеркнуть, что сохранение редких видов, о которых мы сейчас говорили, это и амурский тигр, и дальневосточный леопард, и переднеазиатский леопард, и снежный барс, и зубр, и другие виды, их сохранение, их дальнейшая жизнь напрямую зависит от системы особо охраняемых природных территорий. Именно заповедники стали теми ключевыми территориями, благодаря которым удалось сохранить эти редкие виды.

Шевцова:

- Хватает финансов сейчас на различные программы? Я понимаю, что это больной вопрос.

Данилина:

- Финансов не хватает всегда. Но программы идут, программы поддерживаются. Сегодня большие программы, которые работают у нас в стране, - программа сохранения переднеазиатского, кавказского леопарда. То есть леопард, который исчез в Кавказских горах, и сейчас его восстанавливают на базе сочинского национального парка и кавказского заповедника. И уже три барса, выращенных в неволе, выпустили в лес, в горы, где они уже адаптировались. Сейчас идет большая программа по сохранению амурского тигра. Это большая программа, поддержанная серьезными фондами. Программа сохранения дальневосточного леопарда. То есть леопард, который почти исчез на нашей территории, на территории Азии. И он сейчас восстанавливается благодаря мера, которые принимаются в национальном парке «Земля леопардов» и окружающих территориях в партнерстве с зарубежными коллегами.

Санникова:

- Надеемся, что и программа по сохранению снежного барса тоже начнет работать в следующем году. Тем более что именно в следующем году в рамках Года особо охраняемых природных территорий Министерство природных ресурсов планирует на особо охраняемых природных территориях и прилегающих к ним провести сплошной учет снежного барса или ирбиса, как у нас принято называть.

Данилина:

- Вообще это удивительные звери, особенно эти кошки. Они за свою красоту, за свою чудесную шкурку и поплатились. Мне, например, странно, когда у людей поднимается рука на такого невероятно красивого зверя. Или, например, такой зверь, как кот манул. Это такой пушистый кот, с такими бакенбардами роскошными. И он тоже на грани исчезновения. Благодаря заповедникам, особенно Даурскому заповеднику, например, он сохраняется сейчас. Этого кота можно видеть на воле, и это действительно удивительное зрелище.

Шевцова:

- Насколько у вас тесные контакты с вашими коллегами из других стран? Я знаю, что был всемирный конгресс по охране природы, он проходил на Гавайях. Насколько вы с ними в связи, насколько у вас общие задачи, насколько есть понимание того, что это дело общемировое?

Санникова:

- Я думаю, что сегодня слушателям «КП» несказанно повезло, потому что в заповедном деле есть специалист в лице Натальи Романовны, которая сегодня здесь присутствует, которая на протяжении не одного года очень тесно работает с международным сообществом. Я думаю, что сыграла одно из ключевых ролей в налаживании отношения с особо охраняемыми природными территориями других стран.

Данилина:

- Спасибо, Ирина. Мне на самом деле повезло, что я более 20 лет работала с Всемирной комиссией охраняемых территорий, была ее вице-председателем. Эта комиссия позволила увидеть охраняемые территории стран мира и их опыт. Я могу сказать, что гавайский конгресс был очень значимым для наших специалистов. Потому что, наверное, третий год идет процесс, когда наша система охраняемых территорий начинает очень серьезно и масштабно взаимодействовать с коллегами за рубежом. Это очень важно. У нас были и ранее контакты, у нас было взаимодействие, но начиная с всемирного конгресса по охраняемым территориям, который проходит раз в 10 лет в Австралии, где наша делегация показала возможности нашей страны, поработала на престиж страны. Потому что в мире увидели, насколько у нас многообразная, интересная и хорошо сохраняемая система охраняемых территорий.

Шевцова:

- Насколько отличается подход у нас и, например, в Америке, если мы берем национальный парк или заповедник? У них, кстати, есть такое понятие, как у нас, или они по-другому к этому относятся?

Данилина:

- Названия везде разные. Заповедники есть только у нас, это наша традиционная, исконная форма охраняемых территорий. Но сказать, что мы совсем не похожи ни на кого, тоже нельзя. Наши основоположники в конце XIX века взяли американскую модель. Американцы чуть-чуть раньше начали делать государственные охраняемые природные территории, первый - Йеллоустонский национальный парк. И наши ученые эту модель применили к России, с какими-то изменениями. Я могу сказать, что сеть особо охраняемых природных территорий Америки очень велика, она хорошо управляется, и она любима в стране, она любима народом. В то же время масштаб нашей сети не меньше, потенциал ее не меньше. И возможности для того, чтобы и сохранить нашу природу, и дать возможность людям прикоснуться к этому богатству… Мне кажется, наша система охраняемых территорий хранит наши национальные ценности – нашу природу, наши культурные ландшафты. Они у нас есть, у нас же история такова, что у нас… Мы говорим, что у нас дикая природа, а на самом деле эта дикая природа осваивалась людьми тысячелетиями. Поэтому мы имеем не меньшее богатство, чем в других странах мира, в самых развитых и имеющих самые сильные сети. Но у нас есть одно «но». Американцы в этом году праздновали 100 лет со дня создания службы национальных парков. То есть той системы, того государственного органа, благодаря которому система национальных парков в США развивается. У нас не меньшие возможности, может быть, даже большие возможности. Так говорят нам наши коллеги зарубежные. Но у нас никак не построится орган управления. А без органа управления система, скажем так, не совсем без руля и ветрил, но с большими проблемами работает.

Шевцова:

- Ирина Валерьевна, может быть, благодаря тому, что Год особо охраняемых природных территорий будет в следующем году, такая служба будет создана, наконец-то будет старт дан? Потому что у нас действительно накоплен большой опыт, уже 100 лет, как национальные парки существуют.

Санникова:

- Раз уж мы говорим о заповедниках (а их у нас в стране 103), все сотрудники заповедников и национальных парков, которых тоже не один десяток, надеются на то, что государство в Год особо охраняемых природных территорий найдет возможности и примет решение о создании такого единого управленческого органа. И это будет, наверное, большим подарком не только для сотрудников особо охраняемых природных территорий, но и для всех жителей нашей страны. Потому что надо сказать, что заповедники и национальные парки – это национальное достояние России.

Шевцова:

- Это очень правильные слова. Мне только иногда становится обидно, что у нас к этому относятся пренебрежительно. В последнее время люди стали к этому относиться, я бы сказала, даже потребительски. Я не знаю, может быть, что-то надо в головах менять? Или, может быть, надо людям рассказывать чаще, больше, массово?

Санникова:

- Вы правильно сказали, чаще, больше, массово. И не забывать про детей. Очень важно отдавать внимание детям, привлекать их к особо охраняемым природным территориям, к их охране и поддержке.

Шевцова:

- Как их привлечь? Вот у меня есть дочь, у меня сын растет. Что я могу сделать, как могу увлечь их этим?

Данилина:

- Скажу, что 11 января откроется сайт «Заповедный урок.РФ». И на этом «Заповедном уроке» будут вывешены материалы «Заповедного урока», зарегистрировавшись на котором, каждый может познакомиться с нашими охраняемыми территориями и дальше подумать, что он может сделать для них.

Санникова:

- В частности, может стать участников проекта «Друзей заповедных островов».

Шевцова:

- Я желаю вам удачи, следующий год в таком хорошем боевом настрое встретить.

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ