2016-07-14T10:30:19+03:00

Хватит ли правительству денег на ликвидацию последствий наводнения в Крымске?

Сколько в заначке у государства денег на непредвиденные расходы и как они тратятся [радио КП]

00:00
00:00

Около 14 000 человек, как обещают власти, получат компенсации по 150 тысяч рублей на каждого члена семьи. Многие пострадавшие все еще ждут переселения в новое жилье Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Около 14 000 человек, как обещают власти, получат компенсации по 150 тысяч рублей на каждого члена семьи. Многие пострадавшие все еще ждут переселения в новое жильеФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

В прямом эфире радио КП специальный корреспондент отдела экономики газеты «Комсомольская правда» Евгений Арсюхин и доктор экономических наук, директор Департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев анализируют, сколько денег в фондах на непредвиденные траты у президента и правительства и куда они расходуются.

Арсюхин:

- Это программа «На пике недели». Говорить будем вновь о Крымске. О трагедии, в которой далеко не все ясно. Затронем сегодня сугубо экономический аспект. Во время каждого ЧП – природного, террористического – правительство выделяет какие-то деньги для того, чтобы восстановить то, что разрушено, компенсировать потери людям. Откуда берутся эти деньги? Поговорим, сколько в заначке у государства денег на такие непредвиденные расходы. Хватает ли их? Как они тратятся?

Николаев:

- Мне показалось, что эта тема может быть интересной. Не дай бог, чтобы люди сталкивались с подобными вещами. Важно – иметь представление о том, что есть в заначке. Может быть, еще что-то такое приключится, а денег не будет. У нас система такая. В бюджетном кодексе достаточно четко это прописано. Есть свой резервный фонд у президента Российской Федерации, есть свой резервный фонд и в правительстве Российской Федерации. Но на такие случаи у правительства Российской Федерации есть специальный фонд – фонд по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий.

Арсюхин:

- Этот фонд отвечает только за природные катаклизмы?

Николаев:

- Не только. Но и чрезвычайные ситуации.

Арсюхин:

- К ним может относиться и терроризм тоже.

Николаев:

- Да. Там по двум направлениям все и прописано. В каком объеме, если оказывается материальная помощь. Продолжаю обрисовывать общую картину. У президента Российской Федерации тоже есть фонд для непредвиденных расходов. У нас закреплено положение, что объем резервного фонда президента Российской Федерации не может превышать 1 % от расходной части федерального бюджета. Если у нас расходная часть федерального бюджета 12 с лишним триллионов рублей, то 1 % получается около 120 млрд. рублей. Это порог, больше этого не может быть. В таких объемах никогда резервный фонд президента Российской Федерации не формировался. Это потолок. Реальная сумма, которая была и в прошлом году, которая сейчас в трехлетнем бюджете фигурирует, 700 млн. рублей. Вот сколько президент имеет в заначке на непредвиденные расходы. Потолок у правительства еще больше – не более 3 % от расходной части федерального бюджета. То есть 360 млрд. рублей. Там тоже никогда таких денег не было.

Арсюхин:

- Это закладывается, когда верстается конкретный бюджет?

Николаев:

- Да. Не следует путать с резервным фондом Российской Федерации. Это суверенный фонд, где у нас сейчас около 2 трлн. рублей. Это в 2,5 раза меньше, чем 4 года назад. Это другие деньги. Нефтяные вроде как излишки.

Арсюхин:

- И он далеко.

Николаев:

- Мы сейчас говорим о фондах президента и правительства, которые формируются, утверждаются в бюджете на такие непредвиденные форс-мажорные обстоятельства. В правительстве есть специальный фонд – 1 млрд. рублей на 2012 год. И на 2013-2014 годы так предусмотрено. Что касается специального правительственного фонда, который создается для того, чтобы ликвидировать последствия стихийных бедствий и терактов, он был утвержден в размере 4 млрд. рублей ежегодно. В июне на этот год его увеличили на 2 млрд. в этом году в специальном фонде правительства Российской Федерации по ЧС и стихийным бедствиям – 6 млрд. рублей.

Давайте соотнесем с тем, сколько уже было выделено в связи с событиями в Крымске. По распоряжению правительства это 3,8 млрд. рублей. Но это не все деньги. Выделялись еще деньги уже не из этого фонда, а как субсидии Краснодарскому краю на дополнительные расходы, в том числе на расходы для помощи тем, кто пострадал в этой трагедии. Одна только эта трагедия у нас на 70 % опустошила этот фонд. Не дай бог что-то еще случится. Это не значит, что если что-то случится, то денег нет, скажут: извините…

Арсюхин:

- А что они сделают? Поправки в бюджет быстро внесут?

Николаев:

- Они будут делать это. Невозможно планировать, это непредвиденные обстоятельства. Но ситуация по этому году такая, что такая страшная трагедия, которая потребовала выделения более 4 млрд. рублей средств из федерального бюджета. А всего там было 6 млрд. рублей предусмотрено по закону. Если еще что-то, то потребуется дополнительно вносить поправки в бюджет.

Арсюхин:

- О чем это говорит? Что это - маленькие цифры? Я не думаю, что у нас одно ЧП в год случается. Значит надо больше денег закладывать?

Николаев:

- Конечно, больше. Тут надо учитывать и то, о чем говорят все специалисты, которые занимаются изменением климата, сейсмологи и другие. Однозначно говорят о том, что число стихийных бедствий возрастает. Матушке Земле значит чего-то не нравится.

Арсюхин:

- Москву на днях затопило. Вода стояла. Москва – не тропический город.

Николаев:

- Мы видим, что происходит. Теперь по тому, как используются эти средства. Резервный фонд президента Российской Федерации – я не очень понял. Он создан именно для непредвиденных расходов. Но если посмотреть, на что он расходуется, и в прошлом году, и в этом году, это, как правило, выделяются деньги учреждениям социальной сферы. Детским учреждениям, домам престарелых. Как правило, на капитальный ремонт. Возникает вопрос: а какие это непредвиденные расходы?

Арсюхин:

- Ездит Владимир Владимирович по стране. Приезжает куда-нибудь – к нему подходят и говорят: посмотрите, какая у нас школа плохая. Это непредвиденные расходы. Путин не знал, конечно, что там школа плохая. Дал денег.

Николаев:

- Примерно так это и может выглядеть. На самом деле это не непредвиденные расходы. Эти расходы можно и нужно планировать. Причем там же выделяются они в подавляющем своем объеме Министерством труда и социального развития.

Арсюхин:

- Которое прекрасно знает ситуацию.

Николаев:

- Ну включайте в инвестпрограмму. Очень симптоматично, что фонд президентский в прошлом году 700 млн. рублей составлял, как раз и выделено 700 млн. рублей. Хочется сказать: ребята, так не бывает. Вы так спланировали непредвиденные расходы – запланировали 700 и 700 выделили. Помогать детским учреждениям с точки зрения переоснащения материальной базы, капитального ремонта, конечно, нужно, но в плановом порядке.

Арсюхин:

- У меня такое ощущение, что Путин, а до этого Медведев тратили эти деньги, пока они были. Потом перестал, стал мимо объезжать. Из-за этого он так точно выполнен. Другой причины быть не может. Даже при таком дисперсном: увидел – помог, увидел – помог, - все равно там концы с концами бы не сошлись.

Николаев:

- Конечно. Такое невозможно. Не знаю, на что люди рассчитывают, когда такие отчеты представляют.

Арсюхин:

- Рассчитывают на то, что россияне этого не знают.

Николаев:

- Благодаря в том числе нашей передаче – узнают. Вопросы по этому фонду. Фонд должен быть и у президента, конечно. Но должен быть какой-то форс-мажор. Это должны быть непредвиденные расходы. Наводите порядок с материальной базой наших детских учреждений, учреждений здравоохранения путем планового ремонта. Вы должны быть в курсе, если для вас это непредвиденные расходы, это говорит об эффективности политики, того, как она реализуется тем же Министерством труда и социального развития, и в целом правительством Российской Федерации.

Арсюхин:

- Крымск оказался к трагедии не готов. И теперь получает помощь из этих фондов. Мне кажется, было бы дешевле после катастрофы 2002 года внимательно с гидрологами посмотреть, где слабые места, сделать водоотводы, ливневку, дамбы поставить. В итоге получилось бы дешевле. Я понимаю логику чиновников: ну, это такие затраты большие, а еще неизвестно, случится ли это. А вот оно взяло и случилось. И столько жизней унесло.

Николаев:

- Сейчас примерно затраты известны. Это 3,8 млрд. рублей из специального резервного фонда. Сейчас мы начинаем говорить уже о правительственном фонде. Еще выделяли бюджету Краснодарского края 360 млн. рублей на строительство и приобретение жилья, 250 млн. рублей на выплаты.

Арсюхин:

- Это они по трансфертам межбюджетным делают – из федерального в региональный?

Николаев:

- Да, это дотации на поддержку мер по обеспечению сбалансированности бюджетов субъектов Российской Федерации. Это такие же непредвиденные расходы.

Арсюхин:

- В Геленджике и Новороссийске тоже есть потери.

Николаев:

- Сопоставьте эти 4,5 млрд. рублей и посчитайте, сколько стоило бы сделать ливневку, дамбы, извлечь уроки из событий десятилетней давности. Думаю, что гораздо дешевле было бы.

Арсюхин:

- Априори понятно, что дешевле. Потому что сейчас все равно надо будет делать эти мероприятия. И еще дома восстанавливать. Не говоря уже о том, что столько жертв, которые вообще невозможно измерить. Люди получают сейчас по 10 тысяч. Люди говорят, что это мало. Эта сумма с потолка берется?

Николаев:

- Я не знаю, как рассчитывали эту сумму. 10 тысяч – это единовременная материальная помощь. Но не более 50 тысяч рублей на семью. Есть специальное постановление правительства Российской Федерации, которым утверждены правила выделения бюджетных ассигнований из этого резервного фонда. Тем, что не более 50 тысяч на семью, люди стали возмущаться. Приняли решение, что будем выделять по 10 тысяч на каждого члена семьи. Нарушили правила. Но здесь вольности у чиновников не было. Даже не поменяли эти правила, но приняли такое оперативное решение. Молодцы. Это справедливо. Людям трудно понять, если в семье 7-8 человек, почему они должны получать по 7 тысяч на человека, а не 10 тысяч там, где 4 или 5 человек.

Арсюхин:

- Как рождаются такие цифры?

Николаев:

- Здесь учитываются некие возможности. Если такое случится, по сколько можно выделить. 10 тысяч – это буквально на первые дни, чтобы человек мог купить продовольствие, предметы первой необходимости. Примерно так подходят к определению этой цифры.

Арсюхин:

- Это такой баланс возможного. Говорят, что зима в России каждый раз приходит неожиданно. Фонд президента на непредвиденные расходы расходуется на самом деле на предвиденные расходы. Почему государство отказывается от планового ремонта ЖКХ? По больницам была программа, коробки отремонтировали, построили. Почему не могут комплексно подойти к этому делу?

Николаев:

- Потому что властям важно поддерживать такое, чтобы сам президент или сам премьер распорядился, и выделили эти средства.

Арсюхин:

- Почему это лучше?

Николаев:

- По мнению властей, это укрепляет их имидж и веру: вот кто все решает, вот на ком все держится. Вот вам и ремонт детского садика, и поликлиники. И все обеспечат. Это, скорее, имиджевое, для укрепления личного авторитета, доверия граждан. Но это не непредвиденные расходы.

Арсюхин:

- С дорогами то же самое. Я ехал с форума «Селигер». На дороге свежий асфальт положили. Обычно первые лица прилетают на форум на вертолете, а тут, видимо, какое-то крупное лицо, как предположил мой водитель, проехало и сказало: что за безобразие? Три дня назад еще этого асфальта не было.

Николаев:

- Нет асфальта – безобразие. Появился – а это что за безобразие?

Звонок, Александр:

- Президент сказал, что сейчас еще и студентам будут стипендии поднимать. Это предвиденные расходы? Или здесь какой-то подвох? Нам говорят, что идут пожары где-то в Иркутской области, в Хабаровском крае. Тоже непредвиденные расходы?

Николаев:

- Предвидеть расходы на ликвидацию последствий от пожаров очень трудно. Все регионы, правительство и вообще исполнительная власть в регионах, согласно бюджетному кодексу, у них тоже есть свои резервные фонды. Все зависит еще и от масштаба.

Арсюхин:

- Лесные пожары в основном делаются за счет региона. И только в 2010 году они выстроились в очередь за федеральной помощью.

Николаев:

- У МЧС есть свои деньги. Это их работа – ликвидировать пожары. Это не значит, что они сидят и ждут: раз пожар, выделяйте деньги, мы поехали. Тут есть правильное понимание, что это в том числе и работа тех самых наших людей, которые по долгу службы. Оплата этой работы заложена в бюджет. Непредвиденные расходы – это немного другое. Это когда разрушено, аварийно-спасательные, поисковые работы. Это выделение первоочередной материальной помощи.

Арсюхин:

- Повышение стипендий – это предвиденные расходы?

Николаев:

- Эта инициатива прозвучала еще в период выборно-предвыборный. О том, что студенты из малообеспеченных семей, которые хорошо успевают, им стипендию надо поднять значительным образом.

Арсюхин:

- Бедные и умные. Вполне в рамках социал-демократической доктрины.

Николаев:

- И очень хорошо, если мы поднимем. Там значительное количество вполне умных и хороших ребят. Это прозвучало в предвыборный период, это фактически предвыборные обещания. И они сейчас на особом контроле. У нас пару дней назад создали специальную комиссию из 35 человек, где все министры, все помощники президента, которые будут следить за выполнением предвыборных обещаний и за достижением целевых показателей, будьте уверены, это уже не непредвиденные, это уже литером идет во все бюджеты. Это будет выполнено. Другое дело, что другое может быть не выполнено. Но то, что прозвучало в такой форме, я просто убежден, это будет выполнено. И это уже вполне даже предвиденное, это войдет в расходы бюджета красной строкой. Отлито в камне будет, как выразился однажды Дмитрий Анатольевич. Я эту меру еще сопоставляю с одной из первых инициатив нашего нового министра науки и образования господина Ливанова, который сказал, что число бюджетников в вузах надо сократить вдвое. Я думаю, если вдвое сократим, можно и не в два раза, а больше поднять стипендии.

Арсюхин:

- Неплохая экономия. И социальный лифт зашибись какой эффективный.

Звонок, Николай:

- Ничего не говорят о страховании жилья. Его пытаются сделать обязательным. Если бы у нас это было развито, то человек в таких обстоятельствах пошел бы и получил страховку. А так у нас…

Николаев:

- У нас нет пока обязательного страхования жилища. Особенно после того, как было наше бедствие с пожарами, этот вопрос вставал. Но пока решение не принято. Я думаю, его не так легко принять. Мы можем дойти до того, что любое страхование сделаем обязательным. Власти понимают, что невозможно все страхование сделать обязательным. Люди понимают. И каждый должен примерить на себя. Сейчас можно добровольно страховать. А почему не страхуете? А потому что денег жалко. А вам не будет жалко потом, если будет обязательное страхование? Как по автомобилям. Плюс есть технологические сложности со страхованием жилища. Это не автомобили, где есть ОСАГО. Жилье настолько разнообразное по всей стране.

Арсюхин:

- И способы оценки разные.

Николаев:

- Вопрос не такой простой. Думаю, что в ближайшее время он вряд ли решится. У меня лично однозначного отношения к этому нет. Пока я склоняюсь, что, скорее всего, это не совсем будет правильно.

Арсюхин:

- С ОСАГО тоже были серьезные проблемы. Страховщики жаловались, что они в состоянии сделать себе экономику на этом полисе, что полис занижен. И тут, наверное, полис должен быть дешевый, раз он обязательный?

Николаев:

- Да.

Арсюхин:

- Машины есть у состоятельных людей, а дом есть у всех.

Николаев:

- Для начала можно пойти по другому пути. Стимулировать добровольно страховать. Проще всего сделать обязаловку. А если это будет популярное добровольное страхование, посмотрите, может быть, экономические стимулы надо предусмотреть. Нужно попытаться сделать более распространенным добровольное страхование жилища.

Арсюхин:

- Конкуренция между страховыми компаниями будет сбивать цены.

Звонок, Алексей:

- У нас количество министерств увеличилось в два раза. Одни при Путине остались, другие при Медведеве. На сколько увеличился фонд оплаты этих людей? Контроль за чиновничеством и мародерством. Когда были пожары, Путин камеры поставил. Но отчета я не видел. Будет ли здесь отчет? Мне не верится, что все эти деньги пойдут куда надо.

Арсюхин:

- В свое время Чубайс на энергостройках распорядился поставить камеры и транслировать онлайн. Он еще хотел этот контент продавать, навешивать на него рекламу, чтобы это отбивалось. И вступил с нашими силовиками в жесткий спор. В итоге силовики победили: сейчас террористы увидят у вас энергетические объекты, приедут и все взорвут. Тема камер – не панацея. Случайно ли, что наш слушатель сразу вырулил на тему коррупции?

Николаев:

- Не доверяют люди. Уровень недоверия очень высок. Люди изначально не верят, и у них есть масса оснований для этого. Над этим властям надо бы задуматься. С таким уровнем неверия, недоверия проводить какие-то эффективные реформы очень трудно. Что здесь будет в конце концов? Для этого есть Счетная палата.

Арсюхин:

- Она медленно работает.

Николаев:

- Но это дисциплинирует тех, кто распоряжается средствами, чтобы одновременно принято распоряжение о том, чтобы выделить деньги. И одновременно включать соответствующий пункт в план работы Счетной палаты. Это Госдума может обратиться, потому что это орган парламентского контроля. Когда выделяются огромные деньги и даются поручения, несмотря на все вопросы и даже претензии, которые возникают к Счетной палате, так делать надо. Таким образом мы хотя бы можем минимизировать вероятность разворовывания денег.

Арсюхин:

- А почему бы аудитору Счетной палаты не сидеть там в режиме онлайн?

Николаев:

- Они пока не умеют столь оперативно реагировать. Там больше по документам работают, к сожалению.

Арсюхин:

- Благодарю Игоря Алексеевича. Спасибо за внимание.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ НА KP.RU

Какие выплаты положены пострадавшим от наводнения

Правительство выделило 27,4 миллиона рублей на лекарства для пострадавших от наводнения

Помощь пострадавшим в наводнении на Кубани: куда обращаться и чем помогут

<<САМЫЕ ИНТЕРЕСНЫЕ ЭФИРЫ РАДИО "Комсомольская правда" СОБРАНЫ ЗДЕСЬ >>

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ