2016-07-14T10:30:19+03:00

Петр Подгородецкий: «Рок-н-ролл сдох уже, к сожалению»

Известный музыкант – о своей лени, самой сложной профессии в мире и работе в «Машине времени» с Макаревичем

00:00
00:00

В прямом эфире радио КП музыкант Петр Подгородецкий рассказывает ведущему Кириллу Кальяну, что нужно для появления свободы в нашей стране.

Кальян:

- Рядом со мной Петр Иванович Подгородецкий, лучший рок-клавишник нашей страны, поэт, композитор, писатель, радиоведущий, шоумен. В общем, в этом человеке случилось сразу огромное количество талантов. На протяжении ближайших двух часов мы будем слушать настоящую музыку, которая делает нашу жизнь совсем другой. А начинаем мы с суперпесни, которая называется «Когда я был большим». Если вдуматься в текст этого произведения, хотелось ли хотя бы на денек быть таким же большим?

Подгородецкий:

- Не знаю. Мне, может, и хотелось, а жене (на фото вместе с Подгородецким. - Прим. ред.) не очень хочется. Она меня на диеты сажает.

Кальян:

- Мы знаем Петра Подгородецкого в первую очередь как рок-клавишника, как радиоведущего. В конце концов, мы знаем Петра Ивановича как писателя. В какой еще сфере деятельности, возможно, ты хотел бы себя попробовать?

Подгородецкий:

- Я себя уже во всем попробовал, в таких совмещенных областях. Я же еще и на телевидении поработал. То, что я сейчас занимаюсь только музыкой, мне нравится. Все-таки я музыкант больше, чем всё остальное.

Кальян:

- Расскажи, какие еще виды искусства тебе близки, что дает тебе самые глубокие впечатления – быть может, архитектура, живопись, скульптура, литература? И вообще в нашей стране выжить невозможно без юмора. Как ты относишься к цирку и особенно к тем людям, которым позиционируют себя как клоуны?

Подгородецкий:

- Знаешь, цирк я обожаю. Потому что я в свое время, когда еще учился в училище, подрабатывал концертмейстером в цирковом училище. Знаешь, я очень многое понял про эту профессию. Вообще это огромный труд. Очень многим надо поучиться, как эти люди работают. У меня была возможность брать класс еще для своих занятий, я совмещал полезное с приятным, я приходил утром, часам к 9, а человек уже стоял на арене и кидал булавы. Он уже часа 2 кидал. Я уходил часов в 11, а он еще стоял и кидал. Это чрезвычайно трудоспособные люди, и я их безмерно уважаю, люблю, ценю. А профессия клоуна самая сложная. Потому что, как правило, клоун владеет и эквилибристикой, и жонгляж, акробатика. То есть он практически владеет всеми жанрами, и плюс он еще должен смешить людей. Самое сложное это смешить людей. Это самая ценная профессия. Ведь недаром шуты при королях были людьми неприкасаемыми. Им было дозволено многое то, за что другим отрубали голову. Поэтому клоун это профессия шикарная.

Кстати, когда я учился и работал в цирковом училище, педагог, с которым я работал, замечательный человек, известный степист, он нашел мне даже пару клоунскую. Я мог бы по этой стезе пойти, но не пошел, а пошел в музыку. Но у меня был такой опыт интересный. Мой друг Юра Дуров, дрессировщик из знаменитой династии, сейчас он возглавляет Театр Дурова, а тогда у него была своя программа в цирке на Цветном. И там был клоун свой. Юра пригласил кучу своих друзей, все мы пришли с детьми. Большая компания была – Макаревич, Ярмольник, я, Якубович, все с детьми. И этот паренек решил нас вытащить на арену. Но эти не пошли, а меня он вытащил. И я, честно говоря, обгадил ему все выступление. Я его переиграл. И Юра мне потом рассказывал, что он после этого ушел в запой и вообще ушел из цирка. Но я, честно говоря, не со зла, я не хотел этого делать, просто так получилось.

Кальян:

- Следующим номером нашей музыкальной программы будет, конечно же, «Вечный блюз».

Я слышал, у тебя новый музыкальный коллектив. То есть ты нашел каких-то парней, как говорят, поющих, и у вас готовится какая-то новая сумасшедшая программа. Что это такое?

Подгородецкий:

- У меня очень интересная история. Получилось так, что мне позвонили о концерте, который состоится 29-го числа на летней веранде ресторана «Кавказская пленница», что на проспекте Мира (кстати, приглашаю). Когда я начал звонить своим музыкантам по поводу этого концерта, выяснилось, что они на этот день уезжают куда-то, с кем-то на гастроли. И мне пришлось срочно искать замену. И выяснилось, что замена лучше, чем те музыканты, с которыми я работал. Лучше в каком смысле? Они поющие ребята. Вот завтра у нас будет первая репетиция. Посмотрим, увидим. Я надеюсь, что это будет неплохо.

Кальян:

- Я неделю назад беседовал с Омаром Торресом, человеком, который играл два года с Томом Вейтсом. У него есть свои песни, он был у нас в гостях, сыграл пару вещей под гитару. Я вне эфира его спросил: ты же отличный гитарист, скажи, почему так закончилось – через 2 года два альбома, два концертных мировых тура, почему вы расстались с Вейтсом, что его не устроило в твоей игре? Он говорит: ты знаешь, мне тоже было немного обидно, я подошел, спросил, разве я плохо играю, а Вейтс говорит: когда я беру гитариста, первые два года он играет, как бог, потом он начинает привыкать, потом начинает не то что фальшивить, а где-то филонить, играть как-то проще и не развиваться. И он говорит: я каждый год беру парня, который готов со мной играть, у которого глаза горят. Как ты подбираешь себе людей, для того чтобы они играли вместе с тобой?

Подгородецкий:

- Я с этим столкнулся впервые. Потому что у меня коллектив мой появился где-то лет 5 назад, и для меня это новый опыт – свой коллектив. Я согласен с Вейтсом, потому что первое время это одно, потом начинается некая рутина. Да, может быть, и поэтому свежая кровь необходима. Я надеюсь, что сейчас ребята будут с горящими глазами. Потому что невозможно себя держать.

У меня такая же история была с «Машиной времени». На 13-м году работы уже глаза не горят, конечно. Но надо себя заставлять. Это одна из граней профессионального отношения к делу. И это должно быть.

Кальян:

- Единственное, что меня радует во всей этой истории, что пока еще наши музыканты, работающие долгие годы вместе, не ставят несколько туалетов за сценой, в отличие от группы «Роллинг Стоунз».

Подгородецкий:

- Они же друг друга терпеть не могут. Это называется так: я с тобой на один унитаз гадить не сяду.

Кальян:

- Скажи, какие черты своего характера ты ставишь себе в плюс, а какие можно было бы подарить твоему врагу, например? Вообще какие свойства характера ты считаешь необходимыми для счастливой жизни? Во-первых, счастливой жизни тебя самого и твоих близких. Что это – терпение, может быть, принципиальность, честность, ответственность, оптимизм? И как ты относишься к цинизму? Естественно, здоровая доля цинизма не вредила никому. Или все-таки цинизм развращает душу?

Подгородецкий:

- Цинизм в некоторых профессиях просто необходим. В профессии врача, например, без цинизма делать нечего. В профессии музыканта, кстати, тоже. Да, думаю, и в профессии диджея. Но в разумных и здоровых пределах.

Что из своих черт характера в плюс, а что в минус? Ты знаешь, в плюс даже затрудняюсь ответить. Плюсов много. А вот минус есть один огромнейший. Это огромнейшая лень. Я очень ленивый человек, честно скажу. Мне самого себя заставить что-то делать. Я собираюсь долго с мыслями, с чувством, с толком, с расстановкой. Но зато, если я уж собрался, я упертый, я доведу до конца и все-таки это сделаю. Еще одна из черт (не знаю, в хорошую коробку положить или в плохую). Я человек, который быстро заводится какой-то идеей. Причем этих идей может быть за день несколько. Быстро заводится и быстро остывает.

Кальян:

- На сайт нам написала девушка Лена: «Добрый вечер, Кирилл. Это на самом деле суперзвездный гость. Спасибо. Очень рада, что провожу этот вечер в такой замечательной компании». Спасибо вам, Лена.

Подгородецкий:

- И нам приятно.

Кальян:

- «Будь со мной» - так называется следующий музыкальный трек, который я предлагаю послушать. Это для тех людей, которые еще очень молодые, которые не встречаются, у них не случалось романов с известными или не очень известными музыкантами. Скажи, когда музыкант фальшивит и в жизни, как и на сцене? Это же заметно, правда?

Подгородецкий:

- Конечно, это заметно. Вообще если есть слух, то не фальшивят. Если беда со слухом, то фальшивят. Потом бывают всякие технические накладки, когда ты себя не слышишь. Очень тяжело петь, не все это могут. Вообще профессия музыканта нелегкая. Всем кажется, что это очень легко. На самом деле это кажется потому, что 99% того, что вы слышите с экранов телевизоров и из динамиков радиоприемников, это, как правило, люди непрофессиональные. Так же, как футбол. Все же разбираются в футболе.

Кальян:

- Да. Только побеждают немцы.

Подгородецкий:

- Да. Так же и у нас. Все понимают в музыке, но почему-то кругом одно г…, извините.

Звонок, Валерий:

- Вопрос Петру. Хотелось бы узнать, как ему в голову пришла музыка, как он сочинил первую песню? Есть ли у него большие музыкальные формы? И кто пишет слова к его песням?

Подгородецкий:

- Хорошие вопросы. Когда я сочинил первую песню? Вы знаете, это было достаточно давно, скажем так, не в самом юном возрасте. Когда я пришел в «Машину времени» в 1979 году, у «Машины времени» была такая песня Макаревича, которая назывался «Никитский ботанический сад», и он ее пел на концерте. Причем она мне очень нравилась, была по моему характеру, очень мне подходила, я его очень просил: Андрюша, можно я буду петь эту песню? На что мне был дан ответ: знаешь, у нас кто что написал, тот то и поет. И я тогда написал песню, которая называется «Что за Луна». Вот это была, пожалуй, моя первая песня… Нет, вру. Это уже была не первая песня. Первую свою песню я написал в армии. По первой большой любви. Которая, кстати, называется «Здравствуй, любовь».

Кальян:

- Мы ее прямо сейчас и послушаем, кстати.

Подгородецкий:

- И музыку, и слова написал. Она наивная, конечно, потому что мне было тогда 19 лет, и что я мог тогда написать. Но это была первая самостоятельная песня.

Отвечу еще Валерию. Крупных форм не писал, честно могу сказать, не пробовал. Из мелких писал фуги и прелюдии а-ля Иоганн Себастьян Бах. Было у меня такое увлечение, есть у меня несколько таких инструментальных вещей. Они, к сожалению, нигде не записаны, я, честно говоря, их не записывал нигде. А часть из них исполнялась в свое время, в 1982-1984 годах, с группой «Воскресение», в которой я тогда работал. Мы делали эти инструменталки, играли их на концерте. Причем, что меня поразило, они проходили просто на ура, принимались очень хорошо.

Кальян:

- Мы сейчас послушаем песню «Здравствуй, любовь».

Подгородецкий:

- Самая первая моя песня. Это написано в 1976 году.

Кальян:

- Мы тут вывели формулу о том, что рок-н-ролл не дает людям стареть.

Подгородецкий:

- Рок-н-ролл сдох уже, к сожалению. Остались некоторые монстры, но правительства всех стран делают всё, чтобы он сдох. Потому что все пропагандируют попсу, к сожалению, и рок-н-роллу бедному не знаю, куда деваться, его загнали в клубы, в подполье.

Кальян:

- Подожди. В Белом доме кто играет? Боуи, Мик Джаггер.

Подгородецкий:

- Старик, если бы у нас в Кремле вот так.

Кальян:

- Я на это надеюсь. Я мечтаю об этом и думаю, когда я проснусь…

Подгородецкий:

- Старик, надо власть менять, тогда сменится музыка. Причем надо выбирать правителей по их музыкальным пристрастиям. Вот любит человек рок – всё, наш. Но они приходят во власть и меняются, они портятся там.

Кальян:

- Медведеву, когда он был президентом, наш любимый с тобой Ян Пейс подарил барабанные палочки.

Подгородецкий:

- Мы видели, подо что Медведев танцевал.

Кальян:

- Мы с тобой вне политики.

Подгородецкий:

- А мы сейчас о музыке. При чем здесь политика?

Кальян:

- Кстати, о первой песне. Я знал это давно, но буквально года полтора назад Саша Шевченко рассказал историю создания песни, которая потом стала хитом в исполнении Алсу. Это была его дембельская песня «В тот день, когда ты мне приснилась». Там были немного другие слова. Он был в армии, его бросила девушка, и он написал этот текст.

Подгородецкий:

- Знаешь, по несчастной любви пишутся песни. Вообще творческому человеку необходимы какие-то переживания, для того чтобы он что-то делал. Когда у творческого человека все хорошо, он сыт, у него спокойная семейная жизнь, это осложняет написание.

Я вспомнил, о чем еще Валера спросил. Он спросил про автора текстов. Сразу скажу, часть песен с моими текстами, очень много мне написал Андрей Макаревич, естественно, за время нашей совместной работы, за что я ему очень благодарен. Потому что у меня ни одной претензии нет к тем текстам, которые он написал на мою музыку. Некоторые тексты мне написал Карен Кавалерян, за что ему тоже огромное спасибо. Но их немного. В основном это, конечно, Андрей и я.

Кальян:

- Еще один интересный радиослушатель, Владимир Владимирович Шахиджанян, у нас на связи.

Подгородецкий:

- Здравствуйте. Рады вас слышать.

Шахиджанян:

- Спасибо большое. Я вспомнил, как Андрей Макаревич у меня в Сокольниках провел 28 вечеров, когда он рассказывал о вас, о себе, когда он говорил: да не будет у меня будущего, как вы этого не понимаете. А я ему говорил: глупый маленький мышонок и т.д., всё у вас абсолютно будет.

Подгородецкий:

- На самом деле пути господни неисповедимы, я с вами полностью согласен. Потому что никогда не знаешь, где ты упадешь, и где ты, наоборот, взлетишь.

Шахиджанян:

- Вас судьба не связывала никогда с Ситковецким?

Подгородецкий:

- Конечно, связывала. Еще как связывала.

Шахиджанян:

- Мне хочется, чтобы вы сказали о нем несколько хороших слов. Чудный дядя.

Подгородецкий:

- Да, чудный. Я-то его не дядей еще знаю, помню. Мы вместе учились в свое время при Московской консерватории.

Шахиджанян:

- И он так тепло о вас отзывался, как вы давали ему иногда деньги на обед и на завтрак.

Подгородецкий:

- Да. Во-первых, он блестящий музыкант, великолепнейший музыкант. Во-вторых, нас с ним связывает одна общая работа, о которой, правда, он не упомянул, и авторские получает он один. Но это на его совести останется, я ему это давно простил. Как раз одна из его инструментальных композиций, которая называется «Мост вздохов», на самом деле его часть там первые 8 тактов, а остальное всё написал я. Я считаю, что это одна из лучших композиций у них. Тогда это была группа «Автограф». А до этого было блестящее «Високосное лето», где играл Ефремов на барабанах, где играл Саша Кутиков на басу, где играл Крис Кельми на клавишах. То, что они делали, конечно, тогда для Советского Союза это была бомба. Потому что это было еще с элементами шоу, со светом. Это здорово. Я очень рад за Сашку, очень рад, что у него очень талантливый сын-скрипач. У него все сложилось. Жалко, что музыкой они теперь занимаются время от времени, по каким-то юбилейным проектам. Еще раз повторюсь, он блестящий музыкант. Они были одними из первых, кто покорил Америку, Канаду.

Шахиджанян:

- Никогда не приходила в голову странная, но хорошая мысль написать для тех, кому 20, учебник маленький – размышления о жизни? Учебник без нравоучений: не повторите моих ошибок.

Подгородецкий:

- Вы знаете, я человек очень ленивый. Те две книжки, которые я написал…

Шахиджанян:

- Ленивых нет, есть не увлеченные, есть неорганизованные и бездельники. Вы увлеченный – раз, вы относительно организованный – два. Но уж не бездельник точно – это три.

Подгородецкий:

- Спасибо. Насчет учебника. Вообще быть учителем – это призвание. Я это понял, еще учась в училище. У нас на курсе учился один молодой человек, который был такой троечник крепкий, как бы бесталанный, крепкий такой середняк. Но как он работал с детьми, это фантастика. Человеку дан педагогический дар от Бога. Таких очень мало, к сожалению. Вообще учитель это от Бога. Мне не дано. Мне многие предлагали: почему ты уроки не даешь? Не мое это. Я исполнитель, композитор. Но учительство, к сожалению, - с этим надо родиться. Я детей ненавижу (это в шутку). Мне не хватает терпения.

Кальян:

- Скажи, тебя серьезно наказывали в детстве?

Подгородецкий:

- Ты знаешь, бывало, я и ремня получал, а иногда и всем, что попадалось под руку. У меня дед был суровый, из казачества. Ремень, авоська какая-то – всё, что под руку.

Кальян:

- Помогло?

Подгородецкий:

- Во всяком случае, я не могу сказать, что повредило. На самом деле все, что происходит в последнее время, когда говорят, что ребенка нельзя трогать, я почему-то вспоминаю свое детство, и я не могу сказать, что я один такой, - всем доставалось. И я не могу сказать, что мы выросли какими-то убогими, ущербными. Мы выросли нормальными людьми и все кем-то стали, наше поколение. Я считаю, что в семье, если не переходить какие-то пределы, конечно, всякое может быть.

Кальян:

- Прямо сейчас звучит первая песня, которую написал этот прекраснейший музыкант и чудо-человек, «Здравствуй, любовь».

Еще раз напомню о ближайших концертах Петра Подгородецкого. 29 июня, летняя веранда ресторана «Кавказская пленница», 5 июля Петр Иванович выступает в клубе-ресторане «Опять 25» вместе с отличным американцем, как зовут этого…

Подгородецкий:

- Его зовут Чарли …… Это очень известный человек, который играл со всеми великими блюзменами Америки – Джереми Хукером, Мадди Уотерсом. Это легенда просто американского блюза, человек который namber one во всех байкерских тусовках, на всех байкерских фестивалях. И он приезжает как раз на наш байкерский фестиваль в Суздале, будет там выступать. И потом эти два концерта с моим коллективом.

Кальян:

- Те, кто интересуется блюзом, знают прекрасно, и эта запись выходила, ее везде крутят. Когда ты принимал участие в концертах Левана Ломидзе. Это и его юбилейный концерт, и вообще вы пробовали играть вместе.

Подгородецкий:

- Мы с ним дружим. Мы с ним, кстати, работаем очень часто вместе. Ты знаешь, мы ездим по различным городам, в том числе Самара, Тольятти, мы были в Сибири, по большим филармоническим залам. И это очень приятно, наконец-то повернули головы в сторону блюза настоящего. А Леван, я считаю, один из лучших гитаристов блюзовых не только у нас, а международного уровня.

Кальян:

- Следующий номер нашей музыкальной программы. «Это любовь, детка».

Звонок, Андрей:

- Извините за вопрос, если вдруг бестактным окажется. Просветите нашу сельскую глушь. Жив ли, здравствует 84-й состав: Игорь Кленов, Алексей Романов, Мелик-Пашаев? Тяжело их уговорить их собраться и снова зажечь?

Подгородецкий:

- Хороший вопрос. Вы знаете, я вам скажу так. Все здравствуют, слава богу. Но у Романова продолжается карьера, у него устоявшийся коллектив – «Воскресение». Мелик-Пашаев уехал из страны, он живет в Болгарии, он крупный бизнесмен болгарский, владелец, грубо говоря, пароходов, газет и гостиниц, хлебных фабрик, заводов и пр. И обратно он не собирается. Потому что здесь у него были неприятности с угрозой для жизни. У нас в стране тяжело заниматься бизнесом, как вы знаете. Думаю, что собрать тот состав вряд ли возможно. Я думаю, что прежде всего, наверное… Леша Романов вряд ли на это пойдет, мне кажется. Там все хорошо, они работают в трио, в таком акустическом варианте. Вадик Голутвин, блестящий гитарист, он пишет свою инструментальную музыку очень интересную, выпустил несколько альбомов своих сольных. Все разбежались. К сожалению, боюсь, что вряд ли это возможно. Спасибо, что помните этот состав замечательный. Это очень интересный был состав.

Кальян:

- Петр Иванович, когда-то ты сказал, что хулиганство это некий синоним свободы для тебя. Можешь назвать твой главный хулиганский поступок? В данный период своей жизни ты за какую степень свободы – за вседозволенность, за свободу во всем или, возможно, самоограничение дает большой шанс освободиться от всего лишнего?

Подгородецкий:

- Какие вопросы ты задаешь. Это сложный вопрос. Я не знаю. Думаю, что для свободы в нашей стране нужно, чтобы несколько поколений людей выросло еще. Потому что свобода это на самом деле так хорошо звучит, но, с другой стороны, эта штука весьма ограничена самим тобой, как ты ее понимаешь. Потому что свобода хамить и делать то, что ты хочешь, в ущерб другим – это не свобода, а хамство. А свобода - быть свободным и не быть связанным по рукам и ногам какими-то денежными обязательствами (я не имею в виду долги). Я думаю, что человек либо свободен внутри себя, когда он может себе сказать: знаешь, мне что-то не нравится эта работа, ну ее к черту, пойду-ка я оттуда и найду себе что-то другое, потому что я свободный человек, а меня здесь что-то не устраивает. У нас, к сожалению, пока ростки только этой свободы проявляются. Должно несколько поколений людей смениться, вырасти новых поколений. Потому что сейчас только подрастает поколение, которое, я считаю, может быть более-менее свободным. Но вот их дети будут еще более свободны. Потому что уже у их родителей какая-то степень свободы есть. А у наших родителей этой степени свободы было достаточно мало. И у нас было мало. Но, тем не менее, наше поколение выросло более-менее свободными людьми.

То, что сейчас происходит в стране, это как раз зарождаются эти ростки свободы и любовь к свободе. Мне кажется, что всё впереди.

Кальян:

- Лучшее и главное событие в вашей жизни у вас впереди.

Подгородецкий:

- Надо всегда об этом думать. Потому что это дает какую-то надежду на лучшее.

Кальян:

- Буквально на днях все думающие музыканты отметили 70-й день рождения Пола Маккартни.

Подгородецкий:

- Это замечательно. И этот человек до сих пор дает концерты шикарные.

Кальян:

- Частенько ты грешишь на своих концертах исполнением битловских стандартов.

Подгородецкий:

- Но это уже классика. Это та классика, которая исполняется по всему миру. Не только наша страна любит «Битлз», а весь мир любит «Битлз». Это замечательная музыка, во-первых. Когда я ее слушал в 60-70-х, многим казалось, что это очень примитивно и просто. На самом деле, если послушать битлов, не каждая команда даже сможет их снять. Потому что там на самом деле столько тонкостей. С этими ребятами работали такие великолепные продюсеры, такие прекрасные музыканты, что прошло уже больше 50 лет, и это до сих пор актуально, до сих пор слушается с удовольствием, и эту музыку до сих пор любят.

Кальян:

- Я предлагаю послушать…

Подгородецкий:

- Это концертная запись с «Пульта». Я прошу прощения, если там будут какие-то огрехи по балансу. Потому что это совершенно клубная запись из клуба.

Кальян:

- Сразу пару песен подряд, потому что они неразрывно звучат на концерте. Именно так мы и представим эти две композиции всем слушателям. Битловская Birthday и Back in the USSR.

Кстати, я был на пресс-конференции Ринго Старра, и приехали какие-то молодые парни и девушки из каких-то фан-клубов битловских нашей страны. Дошла очередь, стоит такая милая девушка и говорит: а правда ли, что в 1968 году во время исполнения песни Back in the USSR на барабанах играл Пол Маккартни, а вы себя плохо чувствовали? Ринго Старр подумал секунду и говорит: я вообще не помню, что было в 68-м году.

Подгородецкий:

- Знаешь, самое смешное, что ко мне тоже часто подходят: вы помните, мы с вами в 82-м году… Я говорю: милый, не помню, что там в 82-м году было.

Кальян:

- Еще одно сообщение. «Кирилл, сегодня на радио «КП» просто праздник блюза, такая роскошная классика блюза». Все это в ваш адрес, Петр Иванович.

Итак, два золотых битловских стандарта в исполнении Петра Ивановича Подгородецкого.

Наедине со мной сегодня действительно суперзвездный гость Петр Иванович Подгородецкий, лучший рок-клавишник нашей страны, вообще музыкант с большой буквы, человек талантливый во всех своих проявлениях. И та музыка, которую мы сегодня предлагаем вашему вниманию, это, мне кажется, образец хорошего вкуса, хорошего тона.

Подгородецкий:

- Могу сказать, что все это уникально, потому что вы ее больше нигде не услышите.

Кальян:

- «Красотка Лиза» - так будет называться следующая композиция. Но прежде пара вопросов. Может, о каких-то твоих интересах твои поклонники, все люди, которые внимательно следят за твоим творчеством, о каких-то твоих интересах не знают? Может быть, ты увлекаешься какими-то путешествиями, кулинарии, экстремальными видами спорта? Скажи, что еще есть в твоей жизни, кроме музыки и любви?

Подгородецкий:

- Я могу сразу сказать. Я не увлекаюсь кулинарией, я не умею готовить. Я не ныряю, не увлекаюсь подводным плаванием. Да, я люблю ездить по миру. Слава богу, что сейчас есть такая возможность у всех спокойно куда-то ездить. Больше всего мне нравится в Юго-Восточной Азии, потому что этот регион такой колоритный, такой необъятный, совершенно другой по культуре, совершенно другой во всем. Там очень интересно, мне там очень нравится. Мне нравится ездить в Америку, играть по клубам с американскими музыкантами. Потому что это доставляет огромное удовольствие. Другая культура игры совершенно.

Кальян:

- В Нью-Йорке в метро люди играют так, что боже мой.

Подгородецкий:

- Я знаю. И на улице можно идти по Манхеттену, будет стоять ударная установка, человек будет играть на барабанах так, что я не знаю, что он делает на улице. Да, там если человек занимается музыкой, он занимается ею с детства, он занимается профессионально. Независимо от профессии.

Звонок, Ольга, Екатеринбург:

- Я девочка 40 лет, я обожаю ваше творчество, обожаю рок-н-ролл. Ваши песни по-настоящему помогают жить. И в любой ситуации, пусть даже самой сложной, всегда замечательное настроение, стоит включить вашу хорошую песню годов 80-х. Все становится на свои места. Таких музыкантов действительно в настоящее время больше нет. Это можно сказать смело…

Подгородецкий:

- И с сожалением. Но будем надеяться, что появятся еще.

Ольга:

- Петр Иванович, когда вы приедете к нам в Екатеринбург?

Подгородецкий:

- Мы же, музыканты, люди подневольные, мы ждем, когда нас пригласят. У вас же есть какие-то клубы, концертные площадки. Вы прямо к администрации подходите и говорит: мы хотим Подгородецкого. Они со мной свяжутся. У меня есть сайт. Зайдут на сайт, там есть телефон директора моего. Свяжутся, договорятся об условиях. И мы приедем с большим удовольствием. Тем более я действительно не был тысячу лет уже в Екатеринбурге.

Ольга:

- Правда, вы очень давно не были. Я была на вашем последнем концерте. Мне очень всё понравилось, получила огромное удовольствие. Все-таки рок-н-ролл в нашем городе особенно… У нас есть два клуба хороших рок-н-ролльных.

Подгородецкий:

- Я знаю, что один клуб Шахрина вроде бы.

Ольга:

- Да.

Подгородецкий:

- Они мне как-то звонили, но мы не договорились.

Кальян:

- Еще одно сообщение. «Какую музыку Петр слушает на досуге, и если смотрит кино, то какое? И что любит?»

Подгородецкий:

- Какую музыку слушаю на досуге? Вы знаете, ребята, боюсь, что разочарую вас. Потому что музыку на досуге не слушаю, честно скажу. В основном слушаю музыку, когда еду в машине и слушая радиостанцию «КП», шоу Кальяна.

Что из кино люблю? Из кино люблю, как ни странно, фантастику разную, всякие голливудские блокбастеры фантастические, с огромным бюджетом, с кучей спецэффектов, с интересными сюжетами. Умеют они снимать хорошее кино, ничего не скажешь.

Кальян:

- «Красотка Лиза» у нас на очереди.

Еще одно сообщение, поступившее от Елены из Москвы. «Огромная благодарность за чудесный вечер. Мы вместе с удивительным Петром Подгородецким. Кстати, о женщинах в творчестве Петра Подгородецкого». Все-таки интересует женщин этот вопрос.

Подгородецкий:

- Поздно уже, я женат.

Кальян:

- Прекрасный ответ.

Кальян:

- Многие гитаристы имеют большое количество гитар. Клавишник привязывается к одному инструменту или, по большому счету, все равно, на чем играть, главное, чтобы уровень инструмента был высокий. Многие музыканты трепетно относятся к своим инструментам, дают им, например, имена. Какое у тебя отношение к тем клавишам, которые всегда находятся рядом с тобой на сцене? Хотя они у тебя меняются, я знаю точно.

Подгородецкий:

- Знаешь, я уже больше 5 лет работаю на клавишах фирмы Clavia, она еще называется Nord в Северной Америке. Это шведская фирма (не подумайте, я не делаю рекламу, я просто делюсь). И мне очень нравится, как это звучит. Там великолепные рояли, великолепные клавинеты и очень хорошая эмуляция Хаммонд органа. Это как раз то, что нужно для моей музыки. Единственное, я сменил, у меня был Nord Electro 2, а сейчас я его сменил на Nord Electro 3, на более новую модель, где немножко расширены функции, где другая звуковая библиотека, в другой версии, где еще есть блок эффектов. Они очень здорово звучат на концерте. И плюс ко всему, что очень немаловажно, что они имеют достаточно нормальный вес. Потому что приходится самому таскать всё. Конечно, тяжелый инструмент – это пытка для спины.

Кальян:

- Я совсем недавно видел объявление, что продается пианино «Эстония», на котором в 80-м году на фестивале в Тбилиси Петр Подгородецкий играл песню «Свеча». Это правда?

Подгородецкий:

- Да ладно!

Кальян:

- Это была «Эстония»?

Подгородецкий:

- Да, это была «Эстония». А в то время в основном рояли были «Эстония».

Кальян:

- Считается, что профессионалы это те, кто постоянно себя совершенствует. Каким образом музыкант-профессионал или такой человек, как ты, который достиг, в общем-то, серьезнейших вершин, когда многие книги уже прочитаны, а некоторые даже уже и написаны, и учителей своих можешь уже и сам чему-то поучить, в карьере музыканта может наступить такой момент, когда он понимает, что достиг своего уровня и достаточно его просто поддерживать. Музыкант прекращает когда-нибудь учиться или никогда этого не происходит?

Подгородецкий:

- Я думаю, что профессиональный музыкант никогда не прекращает учиться. И это процесс, который идет вечно. Совершенства достичь невозможно, его нет. Но к нему стремиться всегда нужно.

Кальян:

- Очень рад был тебя сегодня видеть.

Подгородецкий:

- Я тебя тоже. Мы тысячу лет с тобой не виделись, кстати. Я надеюсь, что когда вы уже сделаете студию для живых выступлений, я с удовольствием к вам приеду с командой, и мы дадим.

Кальян:

- И закончим мы нашу сегодняшнюю программу двумя композициями. Это, во-первых, будут «Старые песни о главном», которые были написаны по мотивам прослушивания гениального композитора Дунаевского-старшего.

Подгородецкий:

- Это даже не по мотивам прослушивания. Это по мотивам моего детства. Потому что мы все выросли на фильмах Александрова с музыкой Дунаевского. Заметь, что музыка Дунаевского, наверное, единственная из наших советских композиторов, она мажорная, она вся светлая, и она создает это хорошее, доброе настроение. Это то, чего не хватает мне сейчас. Потому что один минор кругом.

Кальян:

- Я думаю, что ты еще обладаешь таким прекрасным качеством и даришь людям простую нормальную радость.

Подгородецкий:

- Но я диезный, я не бемольный.

Кальян:

- Ты очень хороший. Очень рад был тебя видеть. Оставайся молодцом, оставайся таким же индивидуальным, таким же немного хулиганом, немного ребенком, немного влюбленным в ветер человеком. Потому что все, что делаешь ты, это настоящее, а настоящего нам не хватает. Ты же знаешь, что если в поп-композицию включить даже отличное суперсоло Четвергова, к примеру, все равно эта жвачка рок-н-роллом не станет. Спасибо тебе за настоящее, спасибо за то, что, несмотря ни на что, ты всегда остаешься настоящим человеком. Береги свою любовь. И до встречи.

Подгородецкий:

- Спасибо, Кирилл. Спасибо вам, дорогие радиослушатели. До свидания. Приходите на концерты, заходите на сайт, смотрите расписание.

***

«ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ»

Несколько лет назад «Комсомолка» провела акцию «Похудей со звездами», одним из героев которой стал и Петр Подгородецкий. Каждый видеовыпуск проекта начинался с песни «Когда я был большим» - да-да, той самой - в исполнении Петра Подгородецкого. Но песня, конечно, совсем не о том...

Хотите подробностей? Смотрите здесь: «Почему у Петра Подгородецкого нет пупка»

А ТАКЖЕ:

Все материалы акции «Похудей со звездами»

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ