2016-07-14T10:30:19+03:00

Правительство переведет все зарплаты населения на банковские карты

Правда, для этого все ларьки должны поставить банковские терминалы на кассы [радио КП]

00:00
00:00

Доктор экономических наук Игорь Николаев и корреспондент отдела экономики «Комсомольской правды» Евгений Беляков обсуждают инициативы нового министра финансов России.

Беляков:

- Обсудим ту тему, которую поднял свеженазначенный министр финансов Антон Силуанов. В частности, он сказал о том, что есть инициатива перевести все платежи по зарплате на банковские карты. Перевести, сделать их полностью безналичными. Плюсы и минусы этого решения мы сегодня обсудим.

Николаев:

- Да, но это половина тех инициатив, которые были. Вторая инициатива – обязать торговые организации, за небольшими исключениями, оборудовать свои торговые точки таким образом, чтобы люди имели возможность расплачиваться не только наличными, но и по банковским карточкам. Таким образом государство хочет не то что стимулировать, а просто чуть ли не в директивном порядке заставить торгующие организации, предприятия перейти фактически на безналичные формы расчета. Что тут выигрывают или проигрывают банки, население, торговые организации? Все это очень интересно. Мы знаем, что за рубежом, не в сравнение с Россией, пользуются безналичными расчетами значительно больше, шире. Почему так происходит? Я бы предложил начать с преимуществ и недостатков, которые есть от того, что у нас сокращается наличный денежный оборот и увеличивается доля безналички.

Беляков:

- Есть ли какая-то статистика? По опыту Швеции, там чуть ли не 90 % платежей проходит в безналичном режиме.

Николаев:

- Вы правы, что назвали Швецию как страну, которая в лидерах по использованию карточек для оплаты товаров. В России на одну карту приходится три-четыре операции по оплате товаров и услуг в год. В Польше – 15, в Великобритании – 50, во Франции – более 70. В десятки раз меньше мы пользуемся карточками при оплате товаров. И мы знаем, почему так происходит. Даже те, кто получает пенсии или зарплату на карточки, предпочитают снимать все, что поступило, и потом тратят. Мне это не очень понятно. Мы отстаем в десятки раз. В Швеции принята специальная программа ухода от наличного денежного оборота. Они дошли до того, что там даже в церкви пожертвования можно осуществлять с карточки. Я представил у нас такую картину. Пока трудно представить. Может, в будущем мы дойдем до этого.

Беляков:

- Кстати, почему снимают еще деньги с банкоматов, потом идут расплачиваться наличными. Моя первая учительница, классная руководительница живет в маленьком городке – 25 тысяч человек население. Встречаю я ее как-то, будучи у родственников, спрашиваю: как дела? Оказывается, что всем учителям теперь платят зарплату на карточку. Но на весь город один банкомат, который находится в офисе нашего крупнейшего банка страны. Офис работает с 9 до 16 часов. Это единственное место, где люди могут снять деньги. В магазинах терминалов по приему банковских карточек тоже нет.

Николаев:

- Вообще, надо это или не надо? У нас недостаточный безналичный оборот, потому что недостаточно развита инфраструктура предоставления такого рода услуг. Но не только в этом причина. Так все-таки, выгодно это или нет?

Беляков:

- Я так понимаю, выгодно.

Николаев:

- Давайте возьмем государство, население, предприятия, предприятия торговли. Выгодно? В том-то и дело, что, когда начинаешь так анализировать, выгодно всем. Что ж такое, почему тогда у нас в десятки раз меньше развито безналичное денежное обращение и мы в десятки раз меньше пользуемся карточками при оплате товаров? У государства сокращаются расходы на обеспечение наличного денежного оборота. Расходы немалые. Чтобы напечатать деньги.

Беляков:

- Чтобы отчеканить 1 копейку нужно потратить 57 копеек. Банкноты обходятся дешевле. Они окупаются.

Николаев:

- Но зато они выходят из оборота быстрее. Изнашиваются быстрее. Все дороже и дороже, потому что степень защиты повышается. Государство несет достаточно большие затраты на обеспечение наличного денежного оборота. Ему это надо? Не надо. Если можно сократить эти затраты, надо сократить. Но выгода для государства не только в этом. Наличный денежный оборот – больше уровень теневой экономики. Вы в меньшей степени можете контролировать и обеспечивать поступления налогов в бюджет. И перспективы экономического роста тоже от этого зависят.

Беляков:

- Государству это надо. Поэтому Силуанов и лоббирует эту идею.

Николаев:

- Банкам это надо? Конечно. Мы понимаем, когда зарплата перечисляется на банковские карточки, остатки средств, не все же сразу бегут и снимают все, что есть на карточке, остатки средств очень значительные. В масштабах страны это сотни миллиардов рублей. Одно дело – сняли деньги наличными и они тратятся в течение месяца. У тех, кто может рачительно тратить. А другое дело, что люди снимают по мере необходимости. Остальными деньгами фактически можно пользоваться. И пользуются банки. Им это выгодно. Банкам еще выгодно и потому, что именно они предоставляют эти услуги торговым организациям – эквайринг. Это услуги по обеспечению платежей за покупки товаров, за услуги. Когда мы расплачиваемся в магазинах, эти услуги эквайринга предоставляет банк. Они взимают с магазина за это комиссию.

Беляков:

- Может быть, поэтому магазины не устанавливают их?

Николаев:

- И вы правы абсолютно. Здесь уже часть ответа на вопрос, почему у нас безналичные покупки не получили такое распространение.

Беляков:

- Сколько стоят эти услуги?

Николаев:

- Это проценты от величины платежа. Называется 1,5 % от каждой покупки. Я попросил сотрудницу прикинуться, что мы из торговой организации, хотим установить оборудование и работать по услугам эквайринга. Не буду называть банк, в котором нам назвали цифру 1,9 %, до 2,5 %. Для сравнения, за рубежом это 0,5 %. У нас комиссионные банков получаются в 3-5 раз выше, чем за рубежом.

Беляков:

- И это закладывается в цену товара.

Николаев:

- Естественно. Вы по карточке расплатились, эти деньги идут в банк. Банк потом перечисляет торгующей организации, оставляя себе комиссионные. Вместо 0,5 %, как на Западе, или 1,5 %, или до 2,5 %. Судя по разговору с представителями банка, была большая заинтересованность. Вежливый молодой человек, чувствуется, ему хочется продать эту услугу. Если так хочется продать, почем ж такие комиссионные? Надо разобраться. Если ему так хочется продать, значит конкуренция у них есть. Но почему в 3-5 раз дороже, чем на Западе? Когда говорят: это же выгодно торгующей организации. Сопоставляешь с такими тарифами, с комиссионными – получается не очень выгодно. Говорят, что все равно выгодно, потому что торгующая организация, когда откажется от инкассации средств, она сэкономит на этом. Но кто-то будет расплачиваться не по карточкам, все равно инкассация потребуется. Будут меньше инкассировать, но за эти услуги тоже придется платить. Магазин на то, что меньше будет инкассироваться средств, сильно не сэкономит. А здесь 1,5 % возьми и отдай. Это и сдерживает.

Звонок, Вадим:

- Я тоже иногда захожу в церковь. Нищих много, а шведов не хватает. У нас настолько разный уровень со Швецией, что от зарплаты до зарплаты не хватает, приходится занимать. А у шведов, видимо, остаются лишние деньги, которые они держат на банковском счете.

Беляков:

- Вполне возможно.

Николаев:

- Если в Россию будет больше шведов ездить, все это сильно не продвинет эту услугу. Но Вадим прав, что от уровня жизни это зависит. Тут много факторов действует. В том числе и то, богатое или не богатое население.

Беляков:

- Лично я попрошайкам никогда не подаю ни у церкви, ни где бы то ни было. Если бы был какой-то счет, электронный платеж, наверное, я бы стал перечислять какую-то часть денег. А сейчас я понимаю, что эти деньги могут уйти просто непонятно куда.

Николаев:

- Почему еще выгодно торгующим предприятиям? Психологи исследовали, когда по карточке расплачиваешься, то транжиришь больше. Расплатился – пластик с тобой и остался. А когда с наличными, была тысяча рублей, вроде ничего не купил, а тысячи уже нет. Чисто психологически человек по карточке тратит больше.

Беляков:

- Есть даже расчеты, американцы подсчитали – на 20 % тратится больше.

Звонок, Николай:

- Это город Тверь. Несколько возражений против этой системы. Это выгодно торгующим организациям. Но это невыгодно населению страны. Недавно у меня с карточки Сбербанка было украдено 5 тысяч рублей. Я два раза писал заявления в Сбербанк, они пальцем о палец не ударили. Ответили: да, деньги снимал мужчина. Прошу дать фотографию мужчины, я посмотрю, я ли это снимал. Нет, заводите уголовное дело, это будет на год, из-за пяти тысяч я не стал дергаться. Я теперь тоже снимаю все деньги с карточки и трачу наличными.

Беляков:

- А как это произошло?

Николай:

- Снял в один день 5 тысяч рублей, на второй день решил снять еще 5 тысяч, у меня оставалось 7 тысяч на карточке, а мне пишут: нехватка средств, на карточке 2 тысячи. Никто ничего не делал. Одни отписки. У нас в Тверской области не в каждой деревне есть электричество. Какие карточки? Представляете, бабушка на карточку получает пенсию. У каждого банкомата будет стоять жулик, который ей окажет услуги по набору ПИН-кода и заодно себе что-нибудь снимет. В нашей стране, живущей по понятиям, лет через тридцать, может быть, когда полностью вымрет население, кому сейчас лет сорок, только тогда, может быть, новые поколения будут что-то делать с карточками. А пока у нас воровство – Сбербанк зарабатывает только на обслуживании миллиарды. Людей обкрадывают, нет электричества, нет минимальных знаний по банковскому обслуживанию у людей старшего поколения. И будет воровство с карточек дикое.

Беляков:

- Спасибо.

Николаев:

- Совершенно верно, что неразвитость инфраструктуры, когда приводился пример про деревню. Это влияет на то, что эта система не развита. Но не соглашусь, что это невыгодно. Просто люди опасаются. Потому что уровень карточного мошенничества у нас высокий. Это проблема. Если мы хотим расширять безналичный оборот, то с этим надо бороться.

Беляков:

- Игорь Алексеевич, сколько у нас сейчас проходит денег по безналичному расчету и по наличному?

Николаев:

- Статистика такая. Доля наличных расчетов меряется в процентах от объема денежной массы, в России она составляет 25%. Казалось бы, небольшая сумма. Но надо учитывать здесь все расчеты – 25% от объема денежной массы. В развитых экономиках – 7-10 %. Фактически в три раза у нас доля выше.

Беляков:

- Если сравнить с развивающимися странами, есть ли статистика по ним? Недавно мы по проникновению Интернета достигли достаточно хороших показателей, чуть ли не на 20-м месте в мире оказались. А по электронным платежам?

Николаев:

- Статистики по развивающимся странам у меня нет. Но я думаю, там не как в развитых странах. Хотя ситуация разная, в том числе зависит и от близости этой развивающейся страны к развитым регионам. Одно дело – где-то в Европе периферийные страны, а другое дело – уж совсем далеко от этого. Надо сказать, что все государства, и самые что ни на есть развитые, ставят задачу увеличить объем безналичного оборота. В той же Италии в декабре прошлого года законодательно они установили, что покупки на сумму свыше 1 тысячи евро вы не сможете осуществить за наличные. Только по безналу.

Беляков:

- С точки зрения безопасности. Потому что много говорится о том, что мы можем зайти в Интернет-банкинг, посмотреть, сколько денег лежит на счете. Например, 10 тысяч рублей. Мы заходим через 10 минут, там оказывается ноль. Как здесь докажешь банку, что у тебя было 10 тысяч, а потом стало ноль. Он же может развести руками и сказать: ничего не знаю.

Николаев:

- Я не специалисты по такой безопасности. А то, что подобного рода вопросы у нас возникают сплошь и рядом, да и по телевизору интересные картинки показывают, как осуществляются мошенничества. Наши слушатели правильно называли одну из причин того, что наличный оборот у нас большой, что мошенничества много. Банки зачастую говорят: ничего не знаем. А представьте себя на месте банкира. А что, была операция, ваш ПИН-код был введен. Нельзя априори, хотя к ним много справедливых претензий, но говорить, что они такие сытые, довольные. Так каждый снимет деньги, придет и скажет: с меня сняли, это не я. И вы будете со всеми расплачиваться? Их тоже можно понять. Но это не значит, что не надо бороться, что у нас нет этого вида мошенничества. Есть и в больших масштабах.

Беляков:

- У нас есть звонки.

Звонок, Натан:

- Лично у меня убеждение такое, что не стоит особенно доверять безналичным расчетам. Мы живем в постоянном состоянии кризиса. Неизвестно, как банки могут себя повести. Мне спокойнее, что у меня есть наличные деньги. Пускай я особо прибыли не сделаю на этом, но мне так спокойнее.

Беляков:

- А вы расплачиваетесь картой?

Натан:

- Нет, картой не расплачиваюсь, мне это неудобно. Просто снимаю. Хотя живу в Москве. Обналичиваю зарплату. Ни для кого не секрет, что проводятся международные экономические форумы. Есть «Берберский клуб», где обсуждались вопросы отхода от национальных валют и в последующем прихода к безналичным расчетам, а потом введения глобальной валюты. Чтобы контролировать финансовые потоки. Прокомментируйте.

Николаев:

- На мой взгляд, то, что сегодня происходит с евро, дает ответ на вопрос, насколько перспективно перейти в обозримом будущем к единой валюте. Здесь проблема в чем заключается? Появилась единая валюта, а экономическую финансовую политику сами государства проводили свою. Безответственность этой политики со стороны греческих властей и привела к тому, что мы сейчас видим. Вот и получается, что не готовы мы пока, на мой взгляд. Поэтому я оцениваю не то что дефолт Греции, а вообще риски развала еврозоны как достаточно высокие. Такие идеи будут возникать, но, я думаю, после того, что произойдет в конце концов с еврозоной. Даже если она сохранится, перспективы введения единой валюты в обозримом будущем вряд ли осуществлятся.

Беляков:

- Я помню, как греческие профсоюзы, когда только было вступление в еврозону, настаивали на повышении зарплаты по-немецки, чтобы работники в Греции получали немецкие зарплаты, потому что Европа единая, чем мы хуже немцев.

Николаев:

- Деньги у нас единые, а почему зарплаты не единые?

Беляков:

- Поэтому так и поднимали зарплаты. А потом оказалось, что работаете вы в три раза хуже немцев.

Николаев:

- Есть такая проблема.

Звонок, Виктор:

- Игорь Алексеевич, вы наверняка пользуетесь сотовым телефоном.

Николаев:

- Трудно представить современного человека, который им не пользуется.

Виктор:

- А вы помните, был какой-нибудь указ, чтобы граждане пользовались сотовыми телефонами?

Николаев:

- Нет, конечно.

Виктор:

- А почему здесь этот командно-административный метод должен быть решением? Как будто мы в Советском Союзе живем.

Беляков:

- А вы пользуетесь карточкой?

Виктор:

- Пользовался только в маленьких объемах.

Беляков:

- Тоже не доверяете в основном?

Виктор:

- Конечно. Никто же не кладет 10 тысяч на счет мобильного телефона. Понимают, что все это может прогореть в один час.

Николаев:

- Благодарен, что такой вопрос поставлен. У нас действительно то, как сейчас обсуждается, обязать, чтобы зарплату выдавали только на карточки, моя позиция – такой обязаловки не должно быть. Должны быть созданы стимулы. И пример с сотовым телефоном хорош. Точно так же стимулы и экономические условия для тех же торгующих организаций такие, чтобы не было комиссионных бешеных. Обязаловки здесь быть не должно. А у нас, действительно, мы склонны, так проще – обязать выдавать только на карточки, и все.

Беляков:

- С другой стороны, в той же Швеции я однажды столкнулся с ситуацией, когда мне нужно было купить билет на поезд, у меня были только наличные деньги с собой. Там не оказалось кассы. Оказался только этот терминал, которые продает билеты. В него можно было засунуть только карточку, чтобы произвести оплату и получить билет. Хорошо, я сел, и оказался контролер, который там ходит. Но мне пришлось покупать билет дороже, чем если бы я оплатил через карточку. Обязаловка даже в этих странах есть.

Николаев:

- Это такая обязаловка, когда она есть, но у вас уровень мошенничества высок, у вас комиссионные в три-пять раз выше, это обязаловка другого рода. А вот когда все с карточками, никто не думает, что с этой карточки кто-то уведет деньги. Им это даже трудно представить. Думаю, против такой обязаловки сильно возражать никто не будет.

Звонок, Евгений:

- Учителей у нас тоже всех перевели на карты Сбербанка. Проверить, сколько поступило денежных средств, Сбербанк разрешает один раз бесплатно. Выписку по собственному зарплатному счету. Остальные – сто рублей и выше платить. Мало ли какие были платежи по этой карточке. Проверить собственные расходы, движение по счету – это дополнительные неплохие деньги надо Сбербанку отдать.

Беляков:

- СМС-оповещение стоит 60 рублей.

Евгений:

- Проверьте в Подмосковье. В Красногорске. Поэтому в основном все учителя, как только поступили на карточку деньги, полностью снимают. И потом все проще отследить. Тем более бухгалтерия часто ошибается. Отслеживать через карточку очень проблематично. Это тоже минус пользования карточкой.

Беляков:

- В тех банках, которыми пользуемся мы, есть онлайн-банкинг. Вводите свой логин – пароль, смотрите в своем кабинете на сайте все, что есть. Это для тех, у кого есть доступ к Интернету. И плюс СМС-оповещение – это главное, вы сразу видите, сколько денег вы потратили.

Николаев:

- Это сразу, через секунду видно. Я тоже пользуюсь этой услугой. Не успел из банкомата еще карточку достать, если снимаешь, тебе уже пришло СМС-сообщение.

Беляков:

- Так вы можете следить, даже если какие-то мошенники у вас сняли, вы через секунду будете знать, где это произошло и сколько сняли. И сможете оперативно отреагировать.

Николаев:

- Пожелаем нашим радиослушателям, чтобы подобного рода эсэмэски не приходили. Что касается Сбербанка. Одним из самых ярых сторонников, чтобы у нас меньше было наличного оборота, а все было по безналу, является Герман Греф, Сбербанк. В прошлом году он выступил чуть ли не с соответствующими заявлениями. Получается, Сбербанк радеет за это и одновременно делает не слишком правильные вещи. Сбербанк хочет заработать и там, и там, и там. Это беда наших банков. Они везде, где можно и нельзя, все хотят заработать, хотя и так хорошо устроились.

Беляков:

- По кусочку чуть отбирать от каждого. Странная комиссия. Как думаете, что нужно сделать, чтобы нам все-таки действительно внедрить эту систему? Потому что для большинства категорий населения это выгодная система. Как сделать так, чтобы она стала и безопасной, и распространенной?

Николаев:

- Тут должен быть простой подход. Мы сегодня поговорили, две существенные проблемы обозначились, которые сдерживают внедрение безналичных оборотов. Это большой уровень мошенничества. Люди просто боятся. Значит, решайте эту проблему. Вторая проблема – то, что уровень комиссионных, которые взимают банки за эквайринг для торговых организаций, в разы больше, чем должен быть. Разберитесь, почему у нас такие комиссионные. Это дело уже государства, министерства финансов. И вперед. Тогда и проблем у нас не будет.

Беляков:

- Ясно. Будем следить за развитием событий. Антон Силуанов у нас в новом правительстве будет продвигать эту идею. Будем смотреть, как она будет реализована. Встретимся ровно через неделю.

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ