Кыргызстан
+22°
Boom metrics
Экономика19 июля 2023 14:15

Трудности перевода: почему маркетплейсы не понимают правообладателей

Когда маркетплейсы научатся уважать интеллектуальное право
Александр ТИХОНОВ

Фото: Shutterstock

Взаимоотношения маркетплейсов и правообладателей никогда не были безоблачными. Бренды регулярно жалуются на обилие контрафактной продукции, художники и дизайнеры с завидной регулярностью обнаруживают копии своих работ, украденные принты или рисунки, ну а настоящим бичом маркетплейсов стало клонирование карточек товара. Продавцы, чаще всего из Китая, попросту копируют фото и описание и используют их на своих страничках, снижая цену и воруя трафик у добросовестных селлеров, вложивших силы и время в продвижение своей продукции. В последние полтора года воровство интеллектуальной собственности на маркетплейсах приобрело невиданный масштаб.

Дизайнер Ксения Кудряшова, автор легендарного свитшота с корсетными линиями, почти сразу после вывода продукта на рынок столкнулась с тем, что ее одежду копируют все кому не лень. Распространялся контрафакт преимущественно через маркетплейсы. По словам дизайнера, доходило до того, что покупатели приобретали свитшот в двух разных магазинах, оригинал оставляли себе, а подделку возвращали Ксении. «Поскольку на наши просьбы пресечь торговлю контрафактом маркетплейс не реагировал, было решено направить ответчику досудебную претензию. После того как наши требования не были удовлетворены в срок, мы подали иск в суд», – рассказала Кудряшова.

По ее словам, защищаться было непросто, потребовалось множество доказательств, однако по итогам пяти судебных заседаний и апелляции требования о компенсации в 1 миллион рублей были удовлетворены. Решению вопроса в пользу истца способствовало то, что к моменту суда Кудряшовой удалось получить патент на промобразец. Охрана в режиме промышленной собственности дает гораздо больше возможностей судебной защиты, ведь нарушением интеллектуальных прав в этом случае считается не только буквальное воспроизведение внешнего вида изделия, но и любые попытки подражания, введения потребителя в заблуждение.

Свитшот от Ксении Кудряшовой стоит около 16 тысяч рублей. Но злоумышленники с маркетплейсов подделывают далеко не только дорогую одежду. «Мы с мужем более полутора лет торгуем на маркетплейсе давилками для влажного корма, которые сами разработали, бренд называется Kisso, – рассказывает предпринимательница Илона Минкевич. – Собственно, мой муж – дизайнер, он и нарисовал эскизы. Мы придумали упаковку и выставили наш товар на платформе. Каково же было наше удивление, когда этой зимой, зайдя в раздел с давилками, мы обнаружили точную копию нашего продукта по более низкой цене. Мы сразу написали жалобу в службу поддержки, но никакого эффекта это не возымело».

Тогда проблему попробовали решить самостоятельно. Как ни странно, это получилось хорошо. «Мы написали на страничке селлера отзыв с требованием немедленно удалить товары, так как дизайн давилок – наша интеллектуальная собственность. Пригрозили принять самые серьезные меры вплоть до обращения в суд. Через полчаса все ворованные карточки с давилками были удалены», – рассказала Илона Минкевич.

Она задается лишь одним вопросом: зачем кому-то понадобилось копировать карточку с давилками для корма? Ведь у селлера совершенно точно не могло быть товара, который соответствовал картинке. «Может быть, это исследование спроса? Но для подобного есть более релевантные маркетинговые инструменты», – недоумевает Минкевич.

В случае уникального дизайнерского продукта для кошатников мотивы нарушителя действительно не вполне ясны. Однако в стандартном случае недобросовестные селлеры копируют карточки с хорошими фотографиями и описаниями для того, чтобы «откусить» немного трафика у продавцов, хорошо зарекомендовавших себя на площадке. Особенно в этом преуспели китайские продавцы – жалобами на них пестрят десятки тредов на форумах. SMMщики того же «Озона» пытаются гасить конфликты, но чаще всего их оправдания не выглядят убедительными.

Нарушения – двигатель торговли

Маркетплейсы и сами не гнушаются нарушением исключительных прав, но делают это хитро, ведь в отличие от большинства злодеев, копирующих чужие дизайны или использующих средства индивидуализации товаров, у маркетплейсов большие юридические службы, отметил юрист, директор центра правовой защиты творческой индустрии ArtLaw Руслан Гацалов: «Они используют популярные наименования брендов для увеличения охватов. Так, если вы введете название какого-нибудь популярного, пользующегося спросом бренда в поисковик, то буквально после ссылки на основной сайт бренда будет ссылка на маркетплейс, на котором нет товаров бренда, но наименование используется в режиме ключевого слова, как контекстная реклама, поскольку маркетплейс предлагает к покупке товары с наименованием, в котором есть схожее слово».

По словам эксперта, прямо сейчас в стадии досудебной претензии находится разбирательство с одним из крупных маркетплейсов – как раз по факту такого незаконного использования товарного знака.

Руслан Гацалов напомнил, что по данным компании Wildberries, по итогам 2021 года она увеличила оборот на 93%, до 844 млрд рублей с НДС (оборот от продаж товаров и услуг, с учетом возвратов). В IV квартале продажи обновили исторический максимум, достигнутый в III квартале, и составили 304,8 млрд рублей, что на 101% больше, чем в IV квартале 2020 года. Он полагает, что этот рост во многом связан с тем, что ритейлер упростил возможность выхода на площадку предпринимателей и выведение нового товара. «Упрощение главным образом произошло за счет уменьшения требований к качеству, а также документальному подтверждению того, что изделие не представляет собой контрафакт», – отметил он.

По словам эксперта, маркетплейсы вполне могли бы исправить ситуацию, внеся в договор, который предприниматели подписывают с платформой, пункт о том, что селлер гарантирует право на продажу товаров и отсутствие нарушений интеллектуальных прав. В то же время самим авторам ни в коем случае не стоит опускать руки. «В ситуациях с маркетплейсами гораздо быстрее и проще установить факт нарушения, чем когда нарушение происходит на стороннем сайте», – подытожил Руслан Гацалов.

Служба поддержки как квазисуд

Частота нарушений и объем контрафактной продукции могут быть объяснены отсутствием адекватного наказания, полагает юрист компании CLAIMS, LL.M Иван Никифоров: «Часто реакция маркетплейса на нарушение сводится к удалению отдельной карточки, которая вскоре будет заменена продавцом на новую. Кроме того, многие бренды вообще перестали активно пресекать ввод в оборот подделок, а возможности маркетплейсов в инициативном порядке пресекать нарушения весьма ограничены».

Кроме того, по словам эксперта, службы поддержки часто не обладают необходимой квалификацией в вопросах интеллектуальной собственности и к тому же перегружены обращениями. «На текущий момент у маркетплейсов не всегда достаточно стимулов бороться с контрафактом. Даже обращаясь в суд, далеко не все правообладатели привлекают маркетплейсы в качестве соответчиков по нарушениям, а взысканные суммы часто успешно перекладываются платформами на плечи продавцов. К тому же с экономической точки зрения продажа реплик товаров, соответствующих по качеству товарам оригинальным, маркетплейсам вредить не должна», – отметил Иван Никифоров.

По его словам, проблему могло бы решить внедрение процедур обязательного предоставления правоподтверждающих документов на объекты интеллектуальной собственности при создании карточек товаров. Несмотря на трудозатратность подобных инициатив, они уже успешно внедряются некоторыми платформами.

Старший юрист, патентный поверенный № 2559, руководитель практики разрешения споров в юридической фирме Nevsky IP Law Руслан Гафуров солидарен с коллегами в том, что сегодня маркетплейсы – важнейший источник контрафактной продукции. «Безусловно, маркетплейсы на сегодняшний день – это, наверное, самый главный оплот контрафактных товаров. Если до их появления нарушители торговали контрафактом посредством своих сайтов или прямо на улицах, то с появлением таких интернет-площадок жить им всем стало проще», – отметил он.

Вместе с тем, как и Руслан Гацалов, он обратил внимание на то, что технологии предоставляют новые возможности не только нарушителям, но и тем, кто хочет их пресечь. Так, чисто теоретически нарушение можно прекратить, минуя судебные разбирательства – через внутренние механизмы площадок. Другое дело, что на практике это сделать крайне сложно. Главный недостаток разрешения споров непосредственно на маркетплейсе – сроки реагирования на претензию. «Количество поступающих претензий, ясное дело, очень высокое. Однако это еще полбеды. Сотрудник маркетплейса должен проанализировать претензию, сопоставить товарные знаки, сделать выводы и только после этого принять окончательное решение. Поэтому процесс достаточно сложен сам по себе. По сути, сотрудник маркетплейса выполняет функцию судьи, поэтому он должен дать возможность продавцу ответить на аргументы правообладателя, образуя тем самым некий «квазисуд», – пояснил Руслан Гафуров.

При этом зачастую сотруднику службы поддержки в неожиданной для себя роли судьи по арбитражным делам приходится решать совершенно нетривиальные задачи. Если определить, нарушено ли авторское право или право на товарный знак, еще можно интуитивно, «на глаз», то как быть с патентом на полезную модель? А именно такой случай был в практике Nevsky IP Law. «Недобросовестный правообладатель пытался заблокировать карточки товара нашего клиента в связи с нарушением патента на полезную модель, которая представляла собой детскую коляску-автокресло. Маркетплейс заблокировал товары, и только заключение патентного поверенного, которое подтвердило отсутствие факта нарушения, смогло убедить сотрудников маркетплейса в незаконности блокировки, после чего карточки были восстановлены», – рассказал юрист.

Удастся ли маркетплейсам взять ситуацию под контроль - покажет время. Пока можно лишь констатировать, что такие гиганты как Ozone и Wildberries, продолжают находится в оппозиции к правообладателям.