Кыргызстан
-3°
Boom metrics
Сегодня:
Экономика7 июля 2022 12:00

Нездоровая конкуренция, бюрократия, рост налогов и сборов: Международный деловой совет – о том, на что жалуются недропользователи Кыргызстана

В последние годы в МДС поступает много обращений от горнодобывающего сообщества на то, что затрудняет работу и делает республику менее привлекательной для инвестиций.
Исполнительный директор МДС Аскар Сыдыков.

Исполнительный директор МДС Аскар Сыдыков.

Фото: Пресс-служба МДС

Сейчас горнодобывающая отрасль дает Кыргызстану порядка 20% налоговых доходов в госбюджет и создает более 20 тысяч прямых рабочих мест. Еще сотни рабочих мест создаются косвенно в самых отдаленных, высокогорных и приграничных районах страны.

Но в последние годы у недропользователей возникает все больше жалоб и вопросов к государству. Их принимает несколько структур и объединений, в том числе и Международный деловой совет. В МДС отмечают, что обращающиеся обеспокоены рядом вопросов – если государство их не решит, то в будущем они могут привести к упадку горнодобывающей промышленности. И вот на что жалуются инвесторы.

Монополизация и размытые границы

Прежде всего, это монополизация горнодобывающей отрасли государством разными способами. В частности, обеспокоенность недропользователей вызвала норма по обязательной передаче минимум 30% доли предприятий государству. Соответствующие поправки к Закону о недрах после принятия их в парламенте подписал президент Садыр Жапаров 22 июня. Но подзаконный акт, конкретизирующий их исполнение, до сих пор не принят.

– Это может значительно ухудшить инвестиционный климат отрасли и отпугнет потенциальных инвесторов, – выразил мнение бизнеса глава МДС. – Потому что не ясно, на каких условиях государство будет получать 30-процентную долю в этих предприятиях.

Неясны и ответы на другие вопросы бизнес-сообщества. Что государство взамен вложит в эти предприятия? Будет ли это освобождение от налогов, или вложение в уставной капитал, или предоставление техники? Или же это будет просто безвозмездная передача доли государству? Пока ответов на эти вопросы нет – это беспокоит и добросовестных инвесторов, и журналистов.

Кроме того, с 2021 года появились новые нормы по выдаче лицензий госкомпаниям на месторождения – они могут получить лицензии без конкурса и аукциона. Бизнес опасается, что такие условия нездоровой конкуренции могут привести к неэффективному использованию лицензионных объектов, снижению поступлений в госбюджет и коррупционным рискам.

Сейчас вынесена на общественное обсуждение еще одна будоражащая недропользователей инициатива. Согласно ей, государственные компании, которые занимаются недропользованием, предлагается освободить от уплаты бонусов и ставок сбора за удержание лицензий на право пользования недрами (СУЛов). Бизнес считает, что она противоречит и основам конкуренции, и действующему в республике законодательству о конкуренции.

Идет полным ходом и монополизация других рынков, связанных с недропользованием. На обсуждение вынесен проект постановления, согласно которому и право инспекций, анализов проб руд и концентратов драгметаллов, и право перевозки драгметаллов будет только у государства.

Проводить анализы и исследования будет только государственная лаборатория. Сейчас в Кыргызстане таких лабораторий несколько, в том числе частных компаний с мировым именем и стандартами своей деятельности. Бизнес-сообщество опасается, что отсутствие конкуренции в этом направлении даст риски снижения качества анализов руд и концентратов. Скорость проведения исследований может упасть, а их стоимость – вырасти. Могут появиться и коррупционные риски, так как альтернативы у недропользователей все равно не будет.

Что касается рынка перевозки драгоценных металлов, предлагается отдать все такие перевозки исключительно госпредприятию «Служба специальной связи». Эти нововведения еще не приняты. Но в МДС уже поступают обращения о том, что сейчас уже ограничен вывоз руд и концентратов драгметаллов на переработку за пределы страны – по неясным причинам. Как следствие – это влияет на производство, уже сейчас могут нарушаться производственные цепочки, снизиться объемы производства и, соответственно, налоговые отчисления.

В МДС отмечают: если государство возьмет на себя полностью все перечисленные функции, то, соответственно, повысятся и расходы государства. Снизится привлекательность отрасли для инвесторов. Возможны коррупционные риски, снижение качества ведения геологических и горных работ, стандартов экологической и технической безопасности и многие другие негативные последствия.

Еще одна проблема последних лет – в целом неясная и непоследовательная государственная политика в сфере недропользования. Компании не знают, чего им ждать от законодательства в ближайшее время.

В частности, уже год идет обсуждение Горного кодекса. Указ о его создании был одним из первых указов Садыра Жапарова как избранного президента в начале 2021 года.

Согласно указу, правительство должно было разработать проект Горного кодекса и внести его до 1 июля 2021 года на рассмотрение в Жогорку Кенеш. Но до сих пор не ясно, каким Горный кодекс будет, когда он будет принят и на каких условиях.

Растущее налоговое бремя

Так же в числе жалоб за последние два года – налоговое бремя для недропользователей. В мировой практике, да и в Кыргызстане, эта отрасль обычно облагается большими налогами, чем другие. Но, по данным МДС, оно за последние годы значительно выросло.

С 2020 года в стране повышены размеры роялти, ставки налога на доходы золотодобывающих предприятий, вывозящих концентраты и руды драгметаллов. По данным МДС, в «сотни раз» повышены ставки сборов за удержание лицензий. Бизнес надеется, что в ближайшее время они будут снижены: проект постановления уже прошел согласования, но до сих пор не принят. Так же практически «тысячекратно» повышены ставки сбора за пользование поверхностными водами.

И сейчас в госорганах рассматривается целый ряд других налоговых инициатив, которые могут увеличить и без того значительно выросшее налоговое бремя горнодобывающей отрасли.

Бюрократия и бездействие

Это еще две частые причины обращений недропользователй в МДС. Они влияют на деловые процессы, рассмотрение планов горных работ, выдачу необходимых экспертиз, разрешительной документации. Растут и коррупционные риски.

Бороться с ними бизнес-сообщество предлагает через оптимизацию всех лицензионно-разрешительных процедур и цифровизацию всех процессов. Тогда живой контакт между предпринимателями, предприятиями и госорганами будет минимален, а документы можно будет получить онлайн и в электронном формате.

– И, в конце концов, нам и государству нужно определиться, по какому пути идти. Продвигать рыночную экономику, как в развитых странах – с минимальным вмешательством государства в экономику. Или придерживаться административно-командной, плановой системы, которая доказала свою несостоятельность в мировой практике. Пока мы видим больше проявлений второго направления не только в горнодобывающей отрасли, но и во многих других решениях, – отмечает Сыдыков.

Кто сейчас отвечает за горнодобывающую отрасль?

Бывшее Государственное агентство по геологии и минеральным ресурсам при правительстве КР, которое за десять лет меняло и структуру, и название. Сейчас это всего лишь Департамент геологии и недропользования при Министерстве природных ресурсов, экологии и технического надзора.

В МДС подчеркивают, что в министерстве оказались совмещены противоречащие друг другу направления – охрана окружающей среды, лесное хозяйство, геология, горнодобывающая промышленность и несколько контрольно-надзорных функций бывшей Госэкотехинспекции. Это может отражаться и на качестве работы регулятора – ряд жалоб и нареканий от бизнеса поступает как раз на него. Пока же более года в МДС поступают обращения о бездействии и бюрократии в департаменте.

– Необходимо разделить эти функции и отнести их к независимым друг от друга госорганам. Набрать профессиональное руководство, штат. Потому что, по нашей информации, многие профессиональные сотрудники уже покинули Госгеологию. Пора наладить нормальную, адекватную работу основного регулятора одной из приоритетных отраслей экономики, – заключает глава МДС.