Кыргызстан
Экономика22 июня 2020 9:46

Почему Кыргызстан выбрал в партнеры по бизнесу «Группу Альянс»

До запуска золотоизвлекательной фабрики на месторождении Джеруй осталось меньше двух месяцев. Но чем ближе дата старта, тем острее выпады недовольных присутствием российского инвестора в Кыргызстане
Джеруй с запасами золота в 105 тонн готовится к запуску. Кому выгодно сейчас раскачивать ситуацию вокруг второго по величине золоторудного месторождения?

Джеруй с запасами золота в 105 тонн готовится к запуску. Кому выгодно сейчас раскачивать ситуацию вокруг второго по величине золоторудного месторождения?

КОГДА ХРОМАЕТ ЛОГИКА

Если быть еще более точным, отдельные поборники справедливости ставят под сомнение обоснованность решения, принятого бывшим руководством страны по передаче права на разработку Джеруя с запасами золота в сто пять тонн крупнейшему российскому холдингу «Группа Альянс».

В мае 2015 года его дочерняя компания «Восток-геолдобыча» получила лицензию на освоение кыргызских недр. Ушли годы на то, чтобы проложить инфраструктуру на руднике, завершить строительство золотоизвлекательной фабрики и хвостохранилища.

Закруглиться со всеми подготовительными работами должны были в конце марта этого года. Комбинат уже готовили к запуску. Но коронавирус внес коррективы в планы, и сроки передвинули на конец лета.

Пока же российский инвестор терпеливо и планомерно идет к своей цели, в обществе муссируются разговоры о «предательстве интересов» и невыгодности проекта для кыргызской стороны, приобретающие в конечном итоге политический окрас. Складывается впечатление, что в очередной раз на теме Джеруя кто-то пытается заработать очки (парламентские выборы, помните, не за горами). Прослеживается и антироссийский аспект. Об особой важности крупного инвестиционного проекта с учетом отношений стратегического партнерства между Кыргызстаном и Россией не устают повторять в высших политических кругах. И остается только догадываться, кому на руку разрушить крепкие деловые связи между двумя государствами.

Но даже если отбросить в сторону эту составляющую, логика у возмущенных отсутствием государственной доли в проекте и его «невыгодностью» для страны явно хромает. Условия разработки богатого Джеруя с 20-летней перспективой освоения экономически важны и выгодны для Кыргызской Республики. «Комсомолка» побеседовала с кыргызстанским политиком, в бытность которого принималось историческое решение, о том, почему пять лет назад Кыргызстан сделал выбор в пользу российского инвестора, и по какой причине отказался от доли в этом инвестпроекте.

По условиям кыргызской стороны, золотоизвлекательная фабрика на Джеруе должна отвечать всем требованиям экологической безопасности. Все готово к старту.

По условиям кыргызской стороны, золотоизвлекательная фабрика на Джеруе должна отвечать всем требованиям экологической безопасности. Все готово к старту.

КАКИЕ НАШИ УСЛОВИЯ

Когда 4 мая 2015 года «Восток-геолдобычу» объявили победителем международного конкурса по Джерую, должность премьер-министра страны занимал Темир Сариев. До назначения на этот пост он несколько лет возглавлял Министерство экономики КР. Поэтому ему как никому другому известны детали соглашения с российским инвестором и тяжелая история Джеруя, который неоднократно и безуспешно пытались запустить на протяжении многих лет.

- По Закону Кыргызской Республики «О недрах» крупные месторождения республиканского значения могут выставляться только на конкурс. Так произошло и с Джеруем - наиболее перспективным и готовым к освоению золоторудным месторождением Кыргызстана, - вспоминает бывший глава правительства.

- Темир Аргембаевич, кто участвовал в судьбе Джеруя?

- Была создана межведомственная комиссия из числа депутатов парламента от каждой фракции, представителей госорганов, неправительственного сектора и ассоциации горняков. Члены комиссии разработали условия для инвесторов и объявили открытый прозрачный конкурс.

- Какие условия поставил Кыргызстан перед претендентами на золотое месторождение?

- Учитывались все риски. В первую очередь это касалось судебных споров. Предыдущий несостоявшийся разработчик Джеруя - казахский холдинг Visor - подал на Кыргызстан иск в суд на 580 млн долларов. По условиям межведомственной комиссии, претендент на лицензию, во-первых, должен был урегулировать этот вопрос в международном суде. Во-вторых, перечислить Кыргызской Республике разовый платеж в 100 млн долларов (выигравшая компания должна была выплатить эти деньги в течение месяца. - Прим. авт.). И, в-третьих, - предложить солидный социальный пакет для таласцев. Еще одно требование - разработать в короткие сроки технико-экономическое обоснование проекта, построить золотоизвлекательную фабрику и приступить к производству золота. При всем при этом компания обязалась с первых же дней работы пополнять бюджет страны. Никаких налоговых каникул!

- А что с экологией?

- В условиях конкурса было прописано, что ЗИФ и хвостохранилище должны отвечать самым современным требованиям экологической безопасности. А после закрытия рудника разработчик взял на себя обязательство провести полную рекультивацию земель.

Когда в 2015 году «Восток-геолдобычу» объявили победителем конкурса по Джерую, премьер-министром был Темир Сариев. В интервью «КП» политик вспомнил, как шла процедура передачи лицензии российскому инвестору на право пользования недрами.

Когда в 2015 году «Восток-геолдобычу» объявили победителем конкурса по Джерую, премьер-министром был Темир Сариев. В интервью «КП» политик вспомнил, как шла процедура передачи лицензии российскому инвестору на право пользования недрами.

ЧТО ДАСТ ДЖЕРУЙ КЫРГЫЗСТАНУ

Участвовали в открытом конкурсе три компании: отечественная «Кыргызалтын», российские «Алданзолото» и «Восток-геолдобыча». Выдвинутые Кыргызстаном требования оказались по плечу только последней.

- В течение месяца компания перечислила Кыргызстану 100 млн долларов (правительство решило направить эти деньги на строительство 100 новых школ и провести еще в 100 учебных заведениях капитальный ремонт. - Прим. авт.). Потом урегулировала судебный спор с прежним инвестором. Причем даже если бы «Восток-геолдобыча» не смогла решить этот вопрос, уже выплаченные $100 млн остались бы у государства, а сама компания потеряла бы месторождение. То есть инвестор осознанно шел на огромные риски, - поясняет экс-премьер. - Хочу еще подчеркнуть, что из единовременно выплаченной суммы в 100 млн долларов 9% было направлено в бюджет Таласской области на создание областного, районного и бекмолдинского фондов развития. То есть между фондами и Бекмолдинским айыл окмоту, где расположено месторождение Джеруй, поделили 9 млн долларов (около 530 млн сомов на тот момент). Таким образом Кыргызстан получил прямую выгоду: эти деньги сразу стали работать на социально-экономическое развитие региона, - акцентирует Темир Сариев.

Что касается социального пакета, первые два года разработчик месторождения также согласился вкладывать по 100 млн сомов в местные сообщества, а в последующие годы платить по 150 млн сомов ежегодно (на тот момент это порядка 2,5 млн долларов).

Наконец, после запуска компания будет ежегодно отчислять в местный бюджет 2% ($5 млн) от объема прибыли. Это значит, что вместе с внушительной суммой Кыргызстан получит возможность улучшить инфраструктуру и социально-экономическое положение целого региона, который, наконец, сможет слезть с «дотационной иглы» и, более того, стать донором для других областей.

- Одна только крупная российская компания способна не только вывести область из дотации, но и поспособствовать привлечению других инвесторов в Кыргызстан. Мы уже видим, к примеру, что в финансировании проекта участвует один из крупнейших банков России - «ВТБ Банк», - подчеркивает политик.

Что еще? Налоги в бюджет на протяжении 20 лет эксплуатации рудника. Закуп местных услуг и товаров. Тысяча рабочих мест. Так где же здесь упущенная выгода?

- И все-таки, почему Кыргызстан отказался от государственной доли в проекте?

- Если бы мы потребовали госдолю, то вошли бы в проект затратами. Считайте. Еще на первом этапе инвестор вложил в проект более 400 млн долларов. Захотелось бы нам, допустим, разделить прибыль пополам, вложения в развитие предприятия тоже делили бы поровну. И потом нельзя забывать, что выплата дивидендов возможна только тогда, когда начнет поступать прибыль. А поскольку первые годы работы в высокозатратном и сложном горнодобывающем секторе уходят на покрытие капитальных вложений, чистую прибыль нужно ждать не менее 5-7 лет...

Очевидно одно. Кыргызстан, заинтересованный в быстрых денежных вливаниях в социальный и экономический блоки, ждать столько времени не мог. И, скажем открыто, вкладываться в инвестиционный проект было нечем.

Страна могла бы попридержать «лакомый кусочек» еще на неопределенный срок в надежде подыскать более выгодный вариант. Только вот гарантий найти безупречного во всех отношениях партнера по бизнесу не было никаких. Время бы уходило в песок. Золото покоилось бы в недрах земли. А Кыргызстан оставался бы со своими упущенными возможностями.