2020-02-20T17:21:56+03:00

Не жестокий и не романс

«Большие надежды» - один из лучших романов Чарльза Диккенса
Поделиться:
Комментарии: comments23
Кадр из сериала "Большие надежды". Фото: kino-teatr.ruКадр из сериала "Большие надежды". Фото: kino-teatr.ru
Изменить размер текста:

Рассказывает роман про взросление мальчика из бедной семьи, однажды не выдавшего каторжника. Каторжник стал тайным покровителем ребенка, а ребенок нафантазировал невесть что, пока не раскрылся этот секрет. В мире снято множество экранизаций, например, в 1998 году Альфонсо Куарон создал очень красивый вариант с осовремениванием героев.

Но когда на канале «Россия 1» запускают сериал с таким же названием - «Большие надежды», это обычно ни о чем не говорит. Там обязательна заставка с девушкой на берегу, и девушка вглядывается в пространство, одета она в нечто белое, длинная юбка обвивает стройные ноги, светлые волосы разметал ветер. Девушка, естественно, ждет алые паруса на горизонте.

Заставка не обманула мои «небольшие» надежды. Старт: начало 90-х, две провинциалки поступают в институт. Одна как бы начитанная и романтичная, другая - циничная, но везучая. Романтичная ведет себя как-то совсем нехорошо, циничная стерва оказывается более приличным и, что самое интересное, бескорыстным человеком. Судя по всему, дело происходит в Саратове. Так что море с алыми парусами - изначально «не туда». Туда - это «Жестокий романс», Волга, красиво гибнущая бесприданница.

Проблема в том, что красиво гибнущие бесприданницы на экране перевелись. То ли мохнатые шмели были крупнее, то ли хмель подушистее - не знаю. Но даже отвратительный Карандышев в гениальном исполнении Андрея Мягкова оставлял большее впечатление, чем любая перестрелка, привязанная к девяностым. Пока самое забавное в сериале - это диалог матери белокурой героини с подругой ее дочери. Маму играет Елена Яковлева, «интердевочка» из того самого периода, который в фильме показан. И спрашивает она у детки: «Ты что, проститутка?»

Елена Яковлева в сериале "Большие надежды". Фото: kino-teatr.ru

Елена Яковлева в сериале "Большие надежды". Фото: kino-teatr.ru

Даже в лихие девяностые подобный вопрос вызвал бы травму. Но сериалы размывают само ощущение возможности реальной трагедии. На экране две юные барышни переживают разнообразные потрясения - и хоть бы хны! Кого-то бросают, кто-то пропадает, где-то находится богатенький Буратино-депутат. Было бы больше серий - больше бы было и буратин. Трагедии нет. Вот представьте себе «Гамлета» в восемь серий. Ладно, не в стихах. В вольном переложении. С саундтреком Гребенщикова «Не пей вина, Гертруда»... А если на телесезон растянуть «Чайку» Чехова? То бишь ружье будет маячить перед глазами полгода, а потом не выстрелит, и все будут жить долго и счастливо? А если какую-то бесприданницу и грохнут, то ее точно реанимируют. И Офелия выплывет - откачают бедняжку. Сценарий уже озвучен Веркой Сердючкой: «Хорошо, все будет хорошо!» Но без катарсиса и ни о чем.

И ружье провисит, не выстрелив.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также