2017-09-08T07:29:07+03:00

Гендиректор компании «Колмар» Сергей Цивилев: «У угольной отрасли большое будущее»

Что нужно сделать, что вернуть Россию в лидеры по экспорту
Поделиться:
Комментарии: comments5
«КП» побеседовала с главой угледобывающей компании «Колмар» Сергеем Цивилевым«КП» побеседовала с главой угледобывающей компании «Колмар» Сергеем ЦивилевымФото: Руслан РАХМАНГУЛОВ
Изменить размер текста:

В этом году организаторы Восточного экономического форума решили выделить угольную тему в отдельную сессию, подчеркнув важность угольной промышленности в структуре экономики России и Дальнего Востока. «КП» побеседовала с главой угледобывающей компании «Колмар» Сергеем Цивилевым об изменениях в отрасли, престижности профессии шахтера и продаже российского угля за рубеж.

- Сергей Евгеньевич, эксперты полагают, что угольная промышленность в России будет переживать непростые времена из-за введения новых экологических стандартов. Тем более, все говорят: будущее за возобновляемой энергетикой. Какие перспективы у этой отрасли?

- Я уверен, что у угольной отрасли в России большое будущее. Владимир Путин сказал, что наших запасов угля хватит на 500 лет. Возможности колоссальные. При этом угольная отрасль очень капиталоемкая. Окупаемость очень большая. Но это тяжелый труд. Все угольщики стараются идти вслед за стандартами и новыми вызовами, соответствовать им. Компании это делают по мере возможности. Уверен, наши угольщики справятся с экологической проблемой.

- Не так давно «Колмар» вошла в территорию опережающего развития «Южная Якутия». Как вы оцениваете эффективность такого вида господдержки?

- Южная Якутия – сложный регион с точки зрения климата и геологии. Но там присутствуют очень качественные коксующиеся угли. И есть огромные запасы железной руды. По итогам второй мировой войны была поставлена задача найти место подальше от границ европейских, где бы в одном месте была бы и железная руда, и уголь. Искала вся страна. И, наконец, нашла это в Нерюнгринском районе. Развитием Южной Якутии пробовали заниматься многие. Но единственная удачная попытка была в 1974 году, когда наше государство подписало контракт с Японией. Это была комсомольская молодежная стройка, БАМ, Транссиб, город Нерюнгри, Нерюнгринский разрез. Вся страна работала и строила там дороги и объекты.

С течением времени Нерюнгринский разрез стал убывать. Другие эффективные программы не сработали. Когда правительство Российской Федерации пошло нам на встречу, на наше обращение создать ТОР «Южная Якутия», это дало возможность нам очень быстро развиваться. Как только мы стали резидентами ТОРа, интерес наших зарубежных партнеров вырос в разы. Нам стало легче работать экономически. Мы пересмотрели свою программу с точки зрения ускорения наших планов развития. Решение о создании ТОРа - фундаментальное решение по развитию Южной Якутии.

Сергей Цивилев и журналист "КП" Александра Козлова Фото: Руслан РАХМАНГУЛОВ

Сергей Цивилев и журналист "КП" Александра КозловаФото: Руслан РАХМАНГУЛОВ

- Есть что-то, что мешает развиваться?

- У нас еще много сдерживающих факторов. Но главный – недостаток кадров. Мы работаем вместе с Агентством Дальнего Востока по развитию человеческого капитала, с правительством Якутии по программе «Местная рабочая сила в промышленности». Они стараются нам помогать. Но проблема очень острая. Она вообще острая на всем Дальнем Востоке.

- Почему кадров не хватает? Работа шахтера, вроде, прилично оплачивается.

- Профессия шахтера уникальная, очень сложная и не каждому человеку подходит. Не зря шахтеры базируются на целых династиях, когда профессия передается от отца к сыну. Но не каждый в состоянии работать в шахте. Дефицит кадров начался вместе с оттоком населения. В 90-е годы все стремились переехать с Дальнего Востока, были тяжелые времена у нашей страны. На тот момент Дальний Восток оправдывал свое название – он был дальним. Сегодня то, что делает правительство Российской Федерации, должно переломить этот стереотип о дальности и заброшенности этого края. Надо поменять психологию. Это очень интересный регион. Здесь есть много чего развивать, строить. У него огромный потенциал.

- Угольной промышленности здесь, на форуме, уделяют такое большое внимание еще из-за экспортного потенциала угля. Есть ли на него спрос?

- С точки зрения коксующегося угля, ниша на азиатско-тихоокеанском рынке огромна. Она когда-то была занята российскими производителями. Но в 90-е годы из-за всех сложностей в стране, экспорт упал и нишу заняли другие страны. Если говорить про главных конкурентов России – это Австралия, Канада и Новая Зеландия. Коксующихся угле Российской Федерации на азиатско-тихоокеанском рынке осталось 10 % только. Стоит задача вернуть тот процент, который был когда-то у нашей страны. Российские угольные компании над этим энергично работают. Поток угольной российской продукции на Дальний Восток все растет и растет. Думаю, что эта позиция будет нами отвоевана.

- Как будем отвоевывать?

- Надо решить три задачи. Во-первых, повысить качество угля, которое играет огромное значение, особенно в металлургии. Во-вторых, организовать стабильность поставок. Многие не имеют огромных складов, работают «с колес». Наши порты максимально приближены к основном потребителям угля, надо воспользоваться этим преимуществом, тогда можно наладить регулярные стабильные поставки. В-третьих, понизить себестоимость производства нашего угля. Если мы эти три позиции эффективно отработаем, то у нас есть все основания, чтобы восстановить позицию России на азиатско-тихоокеанском рынке в угольной отрасли.

Еще больше материалов по теме: «III Восточный экономический форум»

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также