Кыргызстан
+10°
Boom metrics
Политика12 мая 2016 9:00

Нариман Тюлеев: «Ущерб государству выплатил квартирами»

Экс-мэр столицы, осужденный за коррупцию, намерен доказать свою невиновность в Международном суде
Общий суммарный срок, который политик провел за решеткой, - 6,5 лет.

Общий суммарный срок, который политик провел за решеткой, - 6,5 лет.

Фото: meria.kg

7 мая Нариман Тюлеев вышел на свободу по амнистии. В коррупции его обвинили в бытность градоначальником, в июне 2012 года. Через год суд признал Тюлеева и бывших сотрудников мэрии виновными по делу о закупке китайских автобусов и мусороуборочной техники. Подсчитанный ущерб государству - 33 миллиона сомов. Тюлеев получил 11 лет колонии усиленного режима с конфискацией имущества.

Спустя пять дней после освобождения, 12 мая, Нариман Ташболотович собрал пресс-конференцию, где ответил на вопросы журналистов. «Комсомолка» приводит наиболее интересные высказывания бывшего мэра.

Об амнистии и плате «за содеянное»

- Общий суммарный срок, который провел за решеткой, - 6,5 лет. Наверное, я - единственный политик, кто возместил ущерб государству. Мои родственники заплатили в пользу государства 62 миллиона сомов, большую часть - квартирами. Но то, что я погасил ущерб, совсем не означает признания вины. Мы исполнили решение суда. Хотя отсидел от звонка до звонка и вышел по амнистии 2010 года одним из последних, по-прежнему не согласен с обвинительным приговором. Буду доказывать свою невиновность в Международном суде.

О деле Нарымбаева

- Для меня экс-руководитель аппарата президента Данияр Нарымбаев - преступник. Нарушая все человеческие каноны, он пользовался своим положением и диктовал условия. Я не просил помощи ни у него, ни у кого-то другого. Когда готовил прошение об амнистии, Нарымбаев лично дал команду «мочить» меня и моих детей. Он приходил ко мне, предлагал помощь, а руководству докладывал совершенно другое. Его бы поймали с поличным в момент передачи взятки, если бы механизм операции спецслужб не сломался на Коркмазове. А после поднятой шумихи Нарымбаев неоднократно пытался вернуть 50 тысяч долларов, что вымогал у моей семьи.

О своем авторитете «на зоне»

- В тюрьме страшно только первые минуты, потом привыкаешь. Сидя в исправительной колонии №47, я пользовался неким авторитетом среди заключенных. Даже сделал евроремонт в комнатах свиданий. На каждый праздник организовывал обеды, помогал осужденным как юрист - готовил апелляционные жалобы и другие документы. Там есть хорошие и талантливые люди, которых осудили несправедливо.

О здоровье и возвращении в политику

- Онкологическое заболевание у меня есть, но не четвертой степени. Я проходил лечение, еще будучи мэром и депутатом. В тюрьме меня поддерживал спорт. Сейчас же больше озабочен здоровьем матери, которая сильно сдала после смерти отца. Как только она встанет на ноги, я, возможно, продолжу свое лечение в Германии.

Возвращаться в политику пока не собираюсь. Участвовать в предстоящих президентских выборах не буду, но окажу поддержку достойному кандидату.