2016-08-24T03:06:17+03:00

Что пережили путешественники, «потерявшиеся» на плато Путорана

Дикая жара, пожары, ливни и минус 15 в августе [фото, видео] [эксклюзив КП] [схема]
Поделиться:
Комментарии: comments55

Съёмочная группа, пропавшая на плато Путорана, нашлась.Мария АНАНОВА

Изменить размер текста:

- Здравствуйте, родные!

Надежда Сергеевна, жена Владимира Коваля, обнимает мужа в красноярском аэропорту Емельяново. Потом строго хлопает по плечу его спутника, журналиста подмосковной телекомпании Сашу Захарова:

- Давайте-давайте, идите, забирайте багаж! – строго распоряжается Надежда Сергеевна.

Она – единственная, кто хранил полное спокойствие в то время, как Сашина мама, его коллеги-телевизионщики Солнечногорского ТВ и друзья Владимира Коваля готовились разворачивать масштабную «спецоперацию» по вызволению туристов с плато Путорана. Гадали – живы ли? Что случилось, где путешественники могут находиться? Уже считали, куда отправлять вертолет и сколько это будет стоить.

Четыре месяца - ни слуху ни духу

Напомним, 67-летний Владимир Коваль - личность в научных кругах известная. Профессиональный астроном и опытный путешественник, он долгие годы изучает метеоритные кратеры. По одному только тунгусскому взрыву за его плечами десять экспедиций. Коваль известен и как фотохудожник, выпустил несколько книг со снимками природы России. В эту экспедицию он отправился, чтобы закончить свой цикл фото о плато Путорана, - на подходе была новая книга. Плато Владимир Иванович знает очень хорошо, приезжает сюда уже шестое лето подряд. В этот раз, отправляясь в путешествие в июне, Владимир взял с собой новичка - 33-летнего журналиста из подмосковного Солнечногорска Александра Захарова. Сашина мама ожидала, что сын вернется через месяц, максимум два.

Но прошли июль, август, наступил сентябрь, а от путешественников не было ни слуху ни духу!

- Мой муж, - опытнейший путешественник, - убеждала всех Надежда Коваль. – Он готовит большую фотоработу, выйдет в конце сентября, с ним и его спутником ничего не случится!

И оказалась права!

Путешественники наконец-то вышли с плато Путорана живыми-невредимыми, не подозревающими даже, что их друзья и родственники «подняли на уши» полицию и МЧС.

Владимира Коваля и Александра Захарова мы встретили в красноярском аэропорту (отсюда они полетят домой, в Москву). По виду и не скажешь, что люди провели в абсолютно диких местах почти полгода. Выбритые, веселые, в общем, далеко не «Робинзоны».

- Мы Светлогорске (город на Таймыре, откуда путешественники вылетали в Красноярск, - прим. Авт) у друзей уже отдохнули, в бане намылись, побрились, - смеются оба, видя наше разочарование, - А так-то, бороды у нас были, ого-го!

Правда, поход оказался на самом деле экстремальный, полный и опасностей, и очень сложных ситуаций.

В эксклюзивном интервью об этом путешественники рассказали «Комсомолке», которая встретила их в красноярском аэропорту.

Сверхзадача

- Это уже шестая моя экспедиция в Путораны, - рассказывает Владимир Коваль. - Задача – снять художественный фотоальбом об этом уникальном районе, достигнуть самого большого в России водопада Бельдунчанский, высотой 25 метров. Причем достигнуть «своим ходом»: до нас туда добирались только на вертолете, это 2,5 часа лета в одну сторону, все это дорого стоит.

Изучил все подходы - есть вариант подняться по реке Курейка, это порядка 630 километров. В прошлом году провел испытания, подобрал модель судна, на котором это можно сделать, потому что река порожистая, реки, мели, перекаты, водопады по дороге.

За зиму сконструировал довольно легкую лодку, которую можно проводить через сложные пороги, стал готовиться в путь.

Искал попутчика, это было нелегко: все люди в наше время располагают временем от недельки до месяца, максимум. А поход должен был продлиться гораздо дольше. Но вот Саша, с которым мы около трех лет назад познакомились на одной из моих лекций о путешествиях, выразил готовность, и отправился со мной. Он эколог по образованию, увлекается фотографией и давно мечтал со мной поехать.

Руководство на работе его отпустило, единственное, что дало месяц, как положено.

Большого опыта путешествий у него не было. Я спрашивал, будет ли беспокоиться мама, он ответил, что уже уезжал на месяц и оставался на два, что мама его очень любит, в него верит, и никакого беспокойства не будет. Этим он усыпил мою бдительность.

Он сказал, что маму предупредил, и она дала ему теплые зимние вещи, он посчитал это благословением на осень. Вещи, и правда, теплые были, но потом, когда пошел снег, я давал ему уже и валенки, и тулупчик, и рукавицы меховые, и пуховый спальник - снаряжения у меня достаточно.

Саша все выдержал, хотя ему было необыкновенно тяжело, я тоже многое вытерпел из-за того, что у него нет опыта.

Ведь если у меня есть спутник, он помогает во всем. К примеру, причаливаем в порогах, шиверах, я занимаюсь мотором: его надо выключить, чтобы он ничего не зацепил, быстро поднять. А напарник должен быстро выскочить, вытащить буксировочный конец, иначе лодку снесет. Он должен это делать автоматически, без указаний дополнительных. Или - я ставлю палатку, Саша должен разводить костер. Выяснилось, что он делать этого не умеет. Я ему потом даже давал задание: разжечь костер с трех спичек. Иначе не будет горячей еды. Справился с одной!

Он оказался натурой поэтической. На него там нашло вдохновение, на суровой, красивой природе, он много хороших стихов написал. С усилиями, преодолевая некую свою избалованность, тепличность, Саша превращался в настоящего путешественника. Думаю, он вынесет из этого очень многое.

Он много раз падал в холодную воду, обжигал руки кипятком. Мог схватиться голой рукой за дужку котелка, который висит над костром. Но ему многое пошло на пользу и в жизни пригодится. Я прощал ему многое за то, что он природу любит. Он очень упорный в достижении цели. Я пошел бы с ним в поход второй раз!

- Для меня четыре месяца стали целой жизнью, - признается Александр Захаров. – Я сильно изменился, сильно! Маму увижуц, скажу первым делом, как я ее люблю. Чтобы больше так не волновалась за меня…

От +35 до -17

На плато в этом году была, можно сказать, экологическая катастрофа: жара, лесные пожары, пересохли реки. В итоге все, кто туда ходил на лодках, ломали моторы. У Александра Коваляи Александра Захарова тоже сломался мотор. Но остался еще один, маленький, поэтому все путешествие проходило в несколько замедленном темпе.

Владимир Коваль

Владимир Коваль

- Когда мы собирались, я Саше сказал: надо готовиться к жаре, дождям и холоду, - рассказывает Владимир Коваль. - Так и вышло. Первые два месяца стояла жара, ягода вся повысохла, многие звери разбежались. Продукты у нас были, тем более хорошо ловилась рыба. Хариус и сиг – холоднолюбивые, а так как вода в Курейке нагрелась выше 20 градусов (обычно 6,7,8 градусов), рыба подходила к устью рек, где образовались наледи, - оттуда шла холодная вода. И все эти бедные рыбки вставали в очередь в устьях, видно было, как плавники шевелятся, они жадно дышали, как в переполненном автобусе. Им главное было не умереть от жары, «надышаться» холодной водой, потому что в ней растворяется больше кислорода.

Мы преодолели истоки Курейки до города Светлогорска. Там перешли через плотину Светлогорской ГЭС, попали на Курейское водохранилище, прошли 160 километров по нему до места, где снова появляется Курейка. Там, на метеостанции, живут последние люди. Они очень добросовестные, порядочные, сердечные, самодостаточные. Иногда, наверное, от людей устают, когда их слишком много или их слишком много. Но помогут независимо не от чего.

Потом мы прошли еще 50 километров по Курейке, дошли до озера Дюпкун, - одно из крупнейших озер в Путоранах. Там волны в шторм могут достигать высоты 4-5 метров, а пристать негде, берега очень крутые, отвесные.

Потом нам оставалось пройти порядка 30 километров до базы, где мы оставляем большой катамаран и начинаем совершать фотографические путешествия на лодке с надувным дном на маленьком моторе.

Когда все подготовительные операции были проведены, мы пошли в самый сложный, критичный, впервые проходимый район: дошли до Курейского водопада, подняли лодку, снаряжение, горючее, на 20 метров Курейского ущелья. А дальше начался очень сложный участок, который туристы проходили, обычно забрасываясь на вертолете в верховье. Маршрут очень сложный: шиверы, пороги, перекаты, средняя скорость у нас была не больше 4 километров в день! 40-километровый участок мы преодолели за 10 дней. Дошли до озера Анама, которое встретило нас штормом в первый же день.

В нее снова впадала Курейка, здесь нас тоже ждал сюрприз.

На этом участке вместо обычной равнинной реки мы обнаружили из-за засухи… барханы! Увидели черные пески, среди которых текли ручейки. Надо было хотя бы дойти до того места, где река снова собиралась в одно русло. Пришлось опять перетаскивать лодку, пройти этот участок. Пошел снег, наступили морозы. Мы дошли до устья реки Бельдунчаны. Оставалось 8 километров до водопада. Vsa прошли перекаты – пороги, и наконец достигли цели, водопада. Три дня на нем жили. Снимали его, любовались, ловили рыбу. Вот здесь был отдых, был праздник, мы достали все, что было в загашниках, нашли даже бутылочку пива, случайно забытую среди продуктов.

Турист из Красноярска Дмитрий Сакаш, Александр Захаров и член съемочной группы Виктор Михайленко у Большого Курейского водопада

Турист из Красноярска Дмитрий Сакаш, Александр Захаров и член съемочной группы Виктор Михайленко у Большого Курейского водопада

На обратном пути засуха кончилась, но началась другая катастрофа: прошли мощные сухие грозы. Вся тайга горела! Видимость была 5-8 метров. Мы на реке берегов не видели, шли только по навигатору. Потом пошли дожди, они все потушили, и мы увидели, какая площадь тайги выгорела.

Ну а потом начались заморозки. Пошел снег. Холода наступили очень быстро. Первый заморозок был уже 30 августа, сильный причем, температура от минус пяти скакала до минус семнадцати! Зато вышло солнце, которого мы из-за дыма не видели недели три. Повалил снег. Все стало сказочно красиво, но холодно.

Мы уже хотели просто отдохнуть и встретить осеннюю пору спокойно, не торопиться. Финальной точкой нашего путешествия стал Светлогорск

Непуганные мишки и оладьи с голубикой

- Мне все было внове, - признается Александр. – Но если честно, в сложных ситуациях был не столько страх, сколько восторг. Я Владимиру Ивановичу говорил: если со мной что-то случиться, нападет медведь - снимай! Это будут уникальные кадры!

А медведя, кстати, путешественники встретили. Однажды, когда переносили вещи в районе мощного порога, услышали шум гальки… Поднимают голову, - выходит мишка! И идет навстречу, совершенно спокойно… Когда между людьми и зверем осталось метров восемь, дунул ветер: как только до медведя дошел «человеческий дух», он круто развернулся, прыгнул и помчался прочь.

- Ночевали мы в палатке, все несли с собой, - рассказывает Владимир Коваль. - Экономить продукты? Ну как вам сказать. Конечно, ограничения есть. Я Саше сказал, магазинов там нет. У нас было все: и сыр и сахар, и сгущенка, и тушенка, мука, макароны, рис, икра баклажанная, горошек, кукурузка. Шоколад с орехами, халва, орехи разного типа. Единственное, что нас пополняло, это рыба. Продукты, вы знаете, носят в пластиковых бутылках, чтобы не отсырели. Причем надо брать и такие, которые можно просто заварить в кипятке. Лапша, «геркулес». Если ты плывешь часов десять в лодке, чтобы не останавливаться, не разводить костер, надо просто перекусывать на плоту, пользуясь газовой горелкой. Мужчины, скажу вам, готовят мало, редко, но вкусно! Я люблю делать маринады из хариуса, и сига, люблю готовить плов.

- Я не умею готовить, - признается Александр. - Это тоже была для меня школа. С гречкой и макаронами у меня более-менее получилось, а вот с рисом никак. Он у меня то сыроватый, то в клейстер превращался. Но условие было такое: что сготовишь, то и съешь.

Особенным блюдом во время путешествия стал рыбный плов. Рецепт такой: моете рис, настаиваете его в кипятке. Обжариваете хариуса, или щуку (некоторые считают, что щука сорная рыба. Но та щука, что живет на севере, очень вкусная, мясо у нее упругое, желтое и оно очень жирное). Потом просто выкладываете сверху рис, добавляете кипятка, заворачиваете в спальник (в бытовых условиях, конечно, в простое теплое полотенце), он сам там прекрасно доходит, становится рассыпчатым.

Красивейший Большой Курейский водопад Владимир Коваль снимал много раз,  но мечта была - дойти до Бельдунчанского.

Красивейший Большой Курейский водопад Владимир Коваль снимал много раз, но мечта была - дойти до Бельдунчанского.

Праздничный ужин путешественников - блины да пироги. В тайге всегда можно найти место, где есть ягода. В этом году, несмотря на засуху, вдоль болот росло много голубики и брусники. Из нее делали так называемую «голубую мечту»: давили голубику, заправляли сгущенкой. Потом пекли толстый оладушек, накладывали на него голубику, сверху закрывали еще одним оладушком. Пирог готов! Саша, кстати, до похода был вегетарианцем, но в тайге без мяса никак, - все это ушло.

- У меня была цель – снять альбом про Бельдунчаны, причем достичь его своим ходом, - заключает Владимир Коваль. - Это удалось. Сейчас хочется чуть-чуть отдохнуть. Поесть домашней еды, - борща, котлет, картошки. И быстрее отсмотреть материал, - что получилось на фото? Не терпится!

ОТ АВТОРА

Не пропадем!

За этой историей мы следили около месяца, - с тех пор, как коллеги Захарова с Солнечногорского ТВ впервые разместили в соцсетях сообщение с просьбой помочь в розыске Саши.

Да, как оказалось, никакой «пропажи» не было, и слава богу! Коваль и Захаров вышли с плато Путорана сами, помощь им была, по сути, не нужна.

И конечно, Саша был не прав, не предупредив маму, которая от переживаний чуть не попала в больницу, что он может ТАК задержаться…

Но вот что удивительно и очень показательно во всей этой истории: сколько людей, из разных регионов страны, совершенно искренне откликнулось на просьбу о помощи. Сколько их, знакомых и незнакомых, опытных туристов и простых обывателей, искренне переживало за судьбу пропавшей группы.

Какие отклики оставляли читатели даже на нашем сайте:

«Будем надеяться, что они оба живы-здоровы вернутся домой. Искать их надо — помогите, ведь ваша КП способна и горы свернуть».

А когда нашлись:

«Ура! Коваль и Саша на гидропосту у Шереша!!!!!! Всё нормально! Спасибо всем, кто переживал за судьбу ребят!»

«Вот это мужики! Восхищаюсь!»

Как обычные работники аэропорта в северном, далеком-предалеком Светлогорске чуть не каждый день отзванивались в «Комсомолку», сообщая: «пока не вышли, ждем…», и первым делом передали нам по телефону радостную новость: ваши путешественники - в городе!

И мы, журналисты, и Саша Захаров, и Владимир Иванович Коваль, и все-все, кто так или иначе коснулся этой истории, почувствовали это единство. Так мы не пропадем. И не бросим. И поднимем, если надо, вертолеты. Ради родных, или даже совсем незнакомых людей…

ПОХОДНЫЙ РЕЦЕПТ

Рыбный плов

Самым главным блюдом наших путешественников был рыбный плов.

НУЖНО: рис, рыба, вода, соль. ГОТОВИМ: моете рис, настаиваете его в кипятке. Обжариваете хариуса или щуку. Потом просто выкладываете сверху рис, добавляете кипятка, заворачиваете в спальник (в бытовых условиях, конечно, в простое теплое полотенце), он там прекрасно доходит, становится рассыпчатым. Плов готов!

Фото и видео из уникальной экспедиции – в ближайшее время на kp.ru и в газете «Комсомольская правда».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Красноярском крае без вести пропала съемочная группа из Москвы

В соцсетях появилась информация, что журналист подмосковной телекомпании «Солнечногорское телевидение» Александр Захаров вместе с ученым Владимиром Ковалем и его супругой в июне этого года выехали в Красноярский край - для подготовки документального фильма о плато Путорана, расположенного на границе Таймыра и Эвенкии. В последний раз путешественники связывались с родными в конце июня, после этого на связь они не выходили и как будто сквозь землю провалились! Подробнее>>

Пропавшую три месяца назад в Сибири съемочную группу недавно видели живой и невредимой?

Родные долго ждали возвращения путешественников, с пониманием относились к тому, что те не звонят – связи на Таймыре нет никакой. Но когда стало ясно, что времени прошло уже слишком много, обратились за помощью к журналистам и в полицию… Подробнее>>

Пропавшая в Красноярском крае на плато Путорана съёмочная группа нашлась

Двое москвичей, журналист Александр Захаров и учёный Владимир Коваль, которых искали в Красноярском крае с июня этого года, нашлись. В редакцию «Комсомольской правды» позвонила мама Александра Татьяна Алексеевна. Подробнее>>

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также