2018-09-12T20:26:16+03:00

Низкая явка потому, что многие не видят партию, за которую хотелось бы проголосовать

Низкая явка потому, что многие не видят партию за которую хотелось бы проголосоватьНизкая явка потому, что многие не видят партию за которую хотелось бы проголосовать

Обсуждаем с известным публицистом Единый день голосования, конфликт Жириновского на Пушкинской площади и 100 лет начала Красного террора

Низкая явка потому, что многие не видят партию за которую хотелось бы проголосовать

00:00
00:00

В. Ворсобин:

- Первая тема нашей передачи – единый день голосования. Как расценивать? Многие пишут, что это увядание "Единой России" после пенсионной реформы. Будто бы по рейтингу "Единой России" нанесен страшнейший удар. Другие говорят, что ничего страшного для "Единой России" нет. Там просели несколько регионов, и - чудо чудное! - в некоторых регионах даже второй тур голосования по губернаторам.

Н. Стариков:

- В 25 регионах выбирали губернаторов. И в 4 регионах будет второй тур. Этого у нас не было более 10 лет.

В. Ворсобин:

- Прям победа демократии случилась.

Н. Стариков:

- Хорошо это или нет? Наверное, это хорошо. Потому что четыре губернатора не получили доверия своих избирателей, это значит, что работали они не очень хорошо. При этом я хотел бы обратить внимание, что среди этих четырех губернаторов – это Светлана Орлова из Владимирской области, где были определенные проблемы с регистрацией Максима Шевченко. Как видите, нерегистрация Максима Шевченко не помогла. И основным конкурентом стал другой кандидат от ЛДПР, и они набрали примерно одинаковое количество процентов – чуть больше 30. Поэтому все будет во втором туре решаться.

Что же касается результатов самой "Единой России", то здесь оценки зависят от того, является ли комментирующий либо членом "Единой России", либо симпатизирующим ей специалистом. Если он таковым является, он говорит о том, что все хорошо, все здорово, партия движется вперед, поддержка народа осталась, увеличилась. Для этого есть факты. В двух областях «Единая Россия» увеличила свой результат. Например, в Якутии плюс 3 %, а в Калмыкии аж плюс 17 %. Вполне возможно, что именно в этой республике единороссы сделали что-то особо хорошее для населения. На мой взгляд, конечно, «Единая Россия» просела. И это, безусловно, связано с той пенсионной реформой, за которую почти единогласно проголосовали единороссы.

В. Ворсобин:

- Я не очень понимаю слово «просела». Я ожидал, что после этого залпа ненависти, в котором наш русский народ утопил нашу Госдуму после принятия в первом чтении этой реформы, я думал, что «Единая Россия» просто утонет. Нет. Ну да, в Иркутской области в законодательном собрании…

Н. Стариков:

- Утонула.

В. Ворсобин:

- Немножко. И то, буквально на 5-7 % она отстает от лидера. Тоже нельзя сказать, что ее разгромили. Я-то думал, что люди не будут голосовать за «Единую Россию» после того, что случилось с пенсионной реформой. Кто голосует за ЕР в этих обстоятельствах?

Н. Стариков:

- Велика земля наша. Помните, так начиналась одна из интересных фраз нашей истории. Так вот, в каждой области каждая партия ассоциируется с вполне конкретными людьми, вполне конкретными деяниями или отсутствием таковых. Приходят избиратели в Калмыкии, и у них один взгляд на то, что такое партия «Единая Россия». А приходят избиратели в Иркутске, у них совершенно другой взгляд. Это первая причина. Вторая причина. Мы видим, что явка на выборы низкая. Это значит, что много избирателей, больше половины в большинстве регионов, они просто не идут на выборы. Да потому что не видят в бюллетене ни одной партии, которой бы они доверяли, за которую хотели бы голосовать.

В. Ворсобин:

- А «против всех» нет.

Н. Стариков:

- Я скажу, почему. Вот, например, партию «Великое Отечество» не допускают до выборов в том числе через систему различных фильтров. И хотели бы наши избиратели увидеть нас в бюллетене и проголосовать за нас – не имеют возможности. И тогда они просто не идут на выборы. Но часть из них идет на выборы. И голосует протестно. За кого традиционно голосуют люди, когда голосовать не за кого? За Жириновского. Поэтому вот этот феномен мы наблюдаем и на этих выборах. Казалось бы, у КПРФ должен увеличиться результат. Ан нет. Лучше всего, больше всего этот протестный электорат отдает голоса за Жириновского. Почему? А не знаю. Это надо спросить у тех, кто за него голосовал.

В. Ворсобин:

- Я сам баллотировался, был грех, в депутаты в Воскресенском районе Подмосковья. И тогда на участок пришли 18 %. И теперь я смотрю с нескольким смущением на московского мэра. Потому что он победил – 70 %. Но только пришло на избирательные участки 25-30 %. Получается, что за Собянина проголосовало около 20 % москвичей. Странноватая история получается.

Н. Стариков:

- Я житель Санкт-Петербурга. И в Санкт-Петербурге в этом году никаких выборов не было. Поэтому не участвовал в них. Естественно, в выборах в Москве тоже не участвовал. Но я хочу сказать, что ситуация с выборами мэра Москвы – это одна их тех стопроцентных ситуаций, когда мы можем сказать, что если бы вдруг случилось чудо и на выборы пришли бы все избиратели до единого, то результат был бы точно такой же.

В. Ворсобин:

- «За Жириновского голосуют по приколу», - пишет наш слушатель. Я давно об этом догадывался. Политика должна немножко развлекать народ.

Н. Стариков:

- Согласен. Но когда вы голосуете за кого-то по приколу, вы потом не удивляйтесь действиям этих политиков. Владимир Вольфович Жириновский и ЛДПР поддержали пенсионную реформу. Может, тоже по приколу. Так что вы по приколу и они по приколу. А вместе получаются вот какие-то результаты. Я считаю, что голосовать надо, если уж не сердцем, как нам предлагали за Бориса Николаевича, то уж умом точно.

В. Ворсобин:

- Для меня загадочна аудитория, которая голосует за Жириновского. Я всегда хочу понять избирателя Жириновского. Наверняка же он против пенсионной реформы. И много чего против. Но голос отдает только Жирику. Удивительно. Я думаю: за что они голосуют каждый раз?

Н. Стариков:

- Они голосуют за Жириновского. Но проблема в том, что предсказать позицию Владимира Вольфовича по тому или иному вопросу в перспективе 4-5 лет его депутатства невозможно.

В. Ворсобин:

- Как сериал, детектив. «От них ничего не жду». «Зачем голосовать, если научились правильно считать?» Кстати, одна из точек зрения, которая опрокидывает все выборы. Зачем ходить, когда…

Н. Стариков:

- На выборах московского градоначальника огромное количество наблюдателей от Общественной палаты, закрыты все участки. И уж точно будет полная информация о том, что те цифры, которые озвучиваются, они полностью соответствуют действительности.

В. Ворсобин:

- Ну и что? С одной стороны, мы все верим нашей ЦИК, еще при Чурове. На самом деле она же не изменилась. И доверия к ней не прибавилось. Почему именно в Москве, именно на этих выборах мы должны верить Памфиловой, что не было «каруселей», что все считалось правильно? То, что сейчас не так много видео вбросов, это не значит, что где-нибудь на каком-то этапе не научились хитро считать.

Н. Стариков:

- Это значит, что просто ролики заранее не сняли с этими вбросами. На выборах 2011 года самый громкий ролик был – бывший депутат Гудков-старший приходит на участок, кричит про вбросы. Потом выяснилось, что никакого вброса не было, а этот ролик был снят черт знает когда. Провокация была. Так вот, для того, чтобы у общественности не было сомнений по поводу большей части результатов, для этого и используются общественные институты. А Запад пытается на этой ситуации играть, создавая как бы своих оценщиков. Есть такая ассоциация «Голос», финансируемая из-за рубежа. Что бы вы ни делали, она скажет, что выборы не такие, плохие, сякие и нехорошие. Да потому что ей деньги с Запада выделили для того, чтобы она говорила именно это. У нее никакой другой пластинки просто не существует.

В. Ворсобин:

- Тема выборов серьезная. Дадим слово слушателям.

Елена из Волгограда:

- Вы сказали, что люди не идут на выборы, потому что не видят ни одной достойной партии. Я думаю, что не так. Просто у нас люди уже не верят в честность выборов. Как бы они ни проголосовали, все равно будут у нас единороссы. А что касается Жириновского, просто это очевидно, что он никогда не станет президентом, его никто и не трогает. Голоса его избирателей так и остаются. У меня очень много знакомых, которые не голосуют никогда за единороссов. Тем не менее, она у нас выбивается в лидеры.

Н. Стариков:

- А вот не соглашусь я с уважаемой радиослушательницей из города Сталинград. Почему побеждает «Единая Россия»? По сути, в выборах участвует один и тот же круг так называемых больших думских партий. Это «Справедливая Россия» КПРФ, ЛДПР и «Единая Россия». Еще где-нибудь «Яблоко». Иногда пробивается сквозь сети, расставленные в виде необходимости собирать подписи, пара-тройка малых партий. Или вообще никто не пробивается. Приходит избиратель, смотрит и думает: Жириновский для меня слишком. Справедливая Россия» - вообще не понимаю, что это такое. КПРФ – как-то, может быть, не столь я симпатизирую коммунистическим идеям? И что? «Яблоко» уж вообще никуда не годится. И голосуют за «Единую Россию», потому что никого другого нет. Именно поэтому никого другого в бюллетень и не допускают. ЕР побеждает по двум причинам. Первая – она постоянно вводит в заблуждение избирателя, говоря о том, что она партия президента. И второе – старательно изменяя законодательство или не меняя его, наоборот, не допускает появления в бюллетене какой-то другой политической силы, которой она могла бы проиграть.

В. Ворсобин:

- «У меня очень много знакомых, которые не голосуют за «Единую Россию». Ни бабка, ни дедка, ни жена, ни теща, ни сосед, ни дворник. А «Единая Россия» всегда побеждает. Потому что они сами себя выбирают. И не надо людям рассказывать».

Н. Стариков:

- Вы меня поставили в неожиданное положение – я вроде должен «Единую Россию» защищать. Она мне абсолютно не близка и не интересна. Зная ваши взгляды, боюсь, что вы должны голосовать за какую-нибудь ультра-либеральную партию.

В. Ворсобин:

- Причем здесь мои взгляды?

Н. Стариков:

- Меня как-то к этому подталкивает опыт наших пикировок в эфире. И радиослушатели не дадут соврать.

В. Ворсобин:

- И к чему вы это говорите?

Н. Стариков:

- А это к тому, что ваш круг общения – это все-таки нерепрезентативно.

В. Ворсобин:

- Вы говорите о мордовском селе Семилей, в котором живут одни либералы? Я общаюсь с людьми достаточно простыми и совершенно не запачканными ни «Жан-Жаками», ни Болотной площадью и прочим. Я блуждаю по стране очень часто.

Н. Стариков:

- В 2016 году я возглавлял избирательный список как раз в Мордовии. Расскажу вам про выборы в Мордовии отдельно.

В. Ворсобин:

- Александр из Ставрополя нам дозвонился.

Александр:

- В моем кругу тоже нет людей, которые голосовали за «Единую Россию». Есть те, которых заставили отчитаться, сфотографировать что-то. Считаю, что те жулики, которые выводят деньги за границу… я лично «Голос» сам отсюда спонсировал, из Ставрополя. А те жулики, которые выводят деньги за границу, они потом чемоданами привозят их сюда и раздают таким как Николай Стариков, чтобы отмазывал их по каждому поводу.

Н. Стариков:

- О как сказали интересно. Очень жаль, что вы финансируете абсолютно антигосударственную НКО под названием «Голос».

В. Ворсобин:

- По вашему мнению.

Н. Стариков:

- Конечно, по моему. Иностранным агентом она была признана. После чего попыталась перерегистрироваться и вести под новым брендом и названием свою работу. Хотя какая разница? Ну, иностранный агент, ну, пожалуйста. А звучит как-то не очень хорошо. Иностранный агент наблюдает за выборами в Российской Федерации. В отношении меня вы можете думать все, что вам угодно. Но все-таки не давайте возможности антигосударственным силам потом кивать на вашу переведенную тысячу рублей, когда они получают миллионы. Иначе такие как они, как Навальный начинают говорить, что их финансируют люди. Люди не могут финансировать такие политические структуры.

В. Ворсобин:

- Очень много финансируют. Есть специальные программы. И люди могут просто одним кликом мыши перекинуть средства.

Н. Стариков:

- Это дымовая завеса. Там совершенно иные суммы. Если вы возьмете потом реальный отчет по какому-нибудь хорошему симпатичному демократическому фонду, вы увидите, что там 10 человек перевело по рублю, а потом кто-то перевел 20 млн.

В. Ворсобин:

- Юрий из Нижнего Новгорода нам пишет: «Все проще. На любые выборы приходят бюджетники, армия, силовые структуры и бабки, одураченные Первым каналом. Потому ЕР побеждает». Еще один слушатель пишет: «Успех Собянина в том, что он действительно преобразил облик Москвы – до неузнаваемости».

Ренат, Нижний Новгород:

- Я был на избирательном участке 8 сентября, мы его охраняли, я сам работаю в госорганах. Председатель комиссии и члены избирательной комиссии не верили, что Никитин выиграет. Они предполагали, что Никитин выиграет в Нижегородской области выборы губернатора. Но можно сказать, что это все подставное.

В. Ворсобин:

- Вы видели какие-то фальсификации?

Ренат:

- Нет, не сами фальсификации. А то, что в сами выборы никто не верит. Что будут честные выборы.

В. Ворсобин:

- Даже те, кто работает в избирательной комиссии.

Ренат:

- Конечно. Даже сами председатель и члены избирательной комиссии не верят в это.

В. Ворсобин:

- Может быть, выборы в последнее время идут более-менее честно, но эта инерция прошлых лет, когда люди уже разочарованы и ни во что не верят, это же может погубить любую систему избираемости. Когда люди не верят в результат голосования – что может быть страшнее для государства.

Н. Стариков:

- В выборах должны появиться новые политические силы и новые лица. Выборы должны быть пореже. Выборы идут постоянно, бесконечно. Чувствуется усталость населения от этих выборов.

В. Ворсобин:

- В этом надо менять закон о самоуправлении.

Н. Стариков:

- Надо их просто собрать, чтобы они все происходили в один день, но не каждый год, а с промежутком.

В. Ворсобин:

- И в выборы поверят? Это будет просто концентрирование неверия.

Н. Стариков:

- Вы не слушали то, что я сказал сначала. Первое условие – появление новых политических сил. Второе условие – появление новых политических лиц. Третье – пореже выборы.

В. Ворсобин:

- У нас силы появляются, но выборы всегда остаются примерно теми же самыми.

Н. Стариков:

- Силы появляются, но на выборы их не пускают.

В. Ворсобин:

- «В армии голосуют под диктовку и за кого нужно. Слышу это от служивших часто. И от разных причем». Нет ни одного слушателя, который бы сказал: давайте проигрывать достойно. Если «Единая Россия» выигрывает, это еще не значит, что выборы фальшивые. Ни одного такого сообщения я не вижу. «Люди за ЕдРо» уже десять лет не голосуют», - пишет наш слушатель. «А с чего Стариков взял, что ЛДПР голосовали за пенсионную реформу?» - спрашивает слушатель.

Н. Стариков:

- Нужно посмотреть итоги голосования в Госдуме. Вы это увидите.

В. Ворсобин:

- Павел из Перми.

Павел:

- Для нашего человека выборы – некий ритуал. По факту никто не стремится понять, что там депутаты делают. Когда последний раз в открытых источниках публиковался список, за какие законопроекты кто голосовал. Депутаты – это те, кто придумывают правила, по которым живем мы все. Каждый из нас хочет какие-то правила чтобы были. Кого-то устраивает что-то, кого-то не устраивает. Недостаточно в открытой прессе информации о работе депутатов.

Н. Стариков:

- Я предлагаю критиковать наших уважаемых депутатов за то, что они заслужили. Что касается голосования каждого депутата по каждому законопроекту – все это в открытом доступе на сайте Госдумы. Все это есть в интернете, никто это не прячет. Да увидит тот, кто хочет все это найти. Критикуйте за дело, а не за то, что якобы кто-то свои дела скрывает.

В. Ворсобин:

- Я думаю, дело идет к тому, что вообще выборы скоро отменят как бесперспективные и нелюбимые народом. «Живу в Белгороде. Мои знакомые не голосовали за «Единую Россию», результат – 29 мест из 39 в Белгородской Думе».

Переходим к Жириновскому. Думаю, он потряс не только меня. Находит он ходы, чтобы снова удивить публику. Пришел он на сборище, на митинг оппозиции Навального…

Н. Стариков:

- На незаконное мероприятие.

В. Ворсобин:

- Несанкционированное. Встретил там не очень миролюбивых людей, которые его не очень любят. Они обменялись любезностями. В итоге Жириновский перешел в атаку, побил одного из них, растолкал всех остальных, проклял. И так ходил он по Пушкинской площади, как хулиган во дворе: кто на меня рыпнется? Ты чего-то скажи, сразу Росгвардия придет. И так он фактически растолкал всю эту оппозиционную площадь. И ему в лицо никто не ударил. Что удивительно.

В. Жириновский:

- Я пришел, День города. Я люблю гулять именно на Пушкинской площади. Они там собрались, вроде бы в два часа какое-то у них мероприятие. В половине второго я там находился, разговаривал с ними. Нормальные ребята, но несколько провокаторов есть. Подкупленные, которые начали выкрикивать лозунги. Против пенсионной реформы. Я говорю: мы тоже голосовали против. Но так слово за слово, некоторые стали оскорбительные выпади против Путина, против меня, против страны. Я их пытался осадить, что так нельзя. Зачем вы оскорбляете меня как представителя власти, депутата, за нас голосовал весь народ. Нормально ребята воспринимают. Но три-четыре провокатора. По-моему, некоторые из них с Украины. Мы жестко поговорили с ними и уехали.

В. Ворсобин:

- Жестко поговорили – значит, что он свалил с ног одного из них, попинал его, не получив ни касания, никакого удара, сказал, чтобы его срочно арестовали. А вся вина этого человека была в том, что он сказал что-то против Жириновского и не показал Жириновскому паспорт. Это победа над оппозицией? Очередная выходка на очень культурного человека, который является лидером целой фракции?

Н. Стариков:

- Спасибо, что попытались меня загнать в рамки – либо то, либо другое. Это сразу попытка манипуляции. Она не прошла. Но попытка засчитана. Вы меня ставите в интересное положение. Я сначала вроде как должен что-то оправдывать со стороны "Единой России", к которой не имею никакого отношения и которая мне точно так же не нравится, как и большинству радиослушателей. А теперь я вроде как бы должен защищать Владимира Вольфовича. Сократ мне друг, то есть вы, товарищ Ворсобин, но истина дороже. Вы очень вольно трактуете то, что Владимир Вольфович совершил на Пушкинской площади.

В. Ворсобин:

- Вы видео видели?

Н. Стариков:

- Никого он там не пинал. Он один раз провел хук справа.

В. Ворсобин:

- То есть удар был?

Н. Стариков:

- Это пусть дают оценки правоохранительные органы, если у них такая необходимость возникнет. К Жириновскому можно по-разному относиться. Я к нему отношусь с огромным уважением, давно с ним знаком. Он обладает тем, чем должен обладать хороший политик, - у него есть чутье. И вот Владимир Вольфович, который любит гулять на Пушкинской площади, любит гулять именно в тот момент на Пушкинской площади, когда там проходят какие-то мероприятия, как настоящий политик он гуляет именно в этот момент, приходит туда…

В. Ворсобин:

- С хорошей охраной, замечу. Чтобы если он что сделает, ему бы за это ничего не было.

Н. Стариков:

- Он один из руководителей одной из крупных российских партий. Так вот, он приходит туда. И делает ровно то, что хотели бы видеть десятки миллионов российских граждан. Надоело очень мягкое отношение к провокаторам, пытающимся пролить кровь, устроить беспорядки, раскачивать нашу государственность, как когда-то сказал Путин. Ни в одной стране мира люди, избивающие полицию, пришедшие без разрешения куда-то, выкрикивающие лозунги, так спокойно бы не отделались. Приходит Жириновский и просто, ну, не разгоняет, он оказывает силовое воздействие на тех провокаторов.

В. Ворсобин:

- Он имеет на это право?

Н. Стариков:

- Это его личное дело.

В. Ворсобин:

- Вы, как добропорядочный гражданин, считаете, что так должен поступать человек, который уважает закон? Или нет?

Н. Стариков:

- Я считаю, что если правоохранительные органы не реагируют на какую-то агрессию…

В. Ворсобин:

-Вы на правоохранительные органы ориентируетесь? Понятно.

Н. Стариков:

- Жириновский с кем-то схлестнулся, оказалось – гражданин Украины. Очень интересно. гражданин Украины приходит на политизированную неразрешенную акцию в России. Что должно быть по идее? Этого человека должны задержать, депортировать на Украину и запретить ему пожизненно въезд в Россию. Я не знаю, какой процент прыгающих на площадях – граждане Украины или сопредельных государств.

В. Ворсобин:

- Когда он бил его, он не знал, что он гражданин Украины. Там мог оказаться обыкновенный россиянин, который не смог… Он был пятым или шестым, на кого он бросался. Этот – не успел убежать. Вы знаете, почему Жириновского никто не ударил? Они же понимали, что будет. Жириновский… У нас такая система, когда ты начальник и ты можешь бить кого угодно, тебя оправдает прокуратура, полиция тебя покроет. Потому что ты великий человек. Феодализм это называется. А это взбунтовавшаяся чернь.

Н. Стариков:

- Все гораздо проще. Не драматизируйте. Владимир Вольфович ходил с охраной. Бить известного политика – как-то совсем не с руки.

В. Ворсобин:

- Очень многие мечтают об этом.

Н. Стариков:

- Жириновский, почувствовав желание большинства россиян, пришел продемонстрировать некое силовое отношение к тем, кто устраивает провокации. С остальными он разговаривал. Я не оправдываю его поведение. У него поведение бывает разным. Мне просто показалось очень интересным, что он почувствовал то, что хотят люди, и сделал это.

В. Ворсобин:

- Люди или быдло?

Н. Стариков:

- Вы можете называть людей как угодно, но это ваша точка зрения.

Анатолий, Москва:

- По поводу Жириновского, как он себя повел, это вообще не подобает никакому политику себя так вести. Он вышел к народу. Да, может, это несанкционированный митинг проходил. Но так разговаривать с людьми, которые тебя выбирали, которые платят тебе зарплату… Это недостойное такого уровня поведение.

Н. Стариков:

- Жириновский – известный политик, давно в политике. Ощущения, чувства у него есть. ЛДПР на выборах сильно прибавила. Посмотрим, когда проходила эта ситуация в Москве. После чего все начали об этом рассказывать. Мы не сможем посчитать, сколько голосов в целом ЛДПР это добавило. Но голос того, кто позвонил, ЛДПР не добавится в любом случае. Жириновский, уловив желание значительной части общества, это желание в той или иной форме реализовал. Об этом немедленно рассказали все СМИ, которые делают это без принуждения, автоматически. И либеральные, и какие угодно. Потому что это жареный факт. И дальше Жириновский, как четкий, умный, мудрый политик, пожал определенную политическую жатву через несколько часов, когда уже подводились итоги этих выборов.

В. Ворсобин:

- И сколько это ему голосов прибавило?

Н. Стариков:

- Не знаю. Думаю, что в штабе Жириновского знают. А мы можем только догадываться. Спрашивают: а как 31-я статья Конституции? Она говорит о том, что граждане имеют право проводить митинги и демонстрации. Но это не значит, что я могу проводить митинг и демонстрацию в вашей квартире. Не надо говорить о том, что конституция – это прямое действие, остальное – непрямое. Иначе мы доходим до того, что я хочу провести митинг на Московской кольцевой дороге. Конституция мне это разрешает. Нет, конституция говорит о том, что вы можете. А дальше – где, когда, в какое время, с охраной, чтобы вы никого не повредили, вас никто не повредил, чтобы вы не мешали общественному движению и жизни города. Вот это уже регламентируется определенным порядком. Поэтому конституция конституцией, а закон законом.

В. Ворсобин:

Ирек, Башкирия:

- Я посмотрела после выборов все новостные ресурсы, меня интересуют комментарии. Очень мало тех, кто поддерживают «Единую Россию». Я не имею ничего против "Единой России". Я сам не голосовал за нее. Но впервые ходил на выборы за последние лет двадцать.

Н. Стариков:

- Почему под разными информационными ресурсами в комментариях избиратели "Единой России" стеснительны? Не знаю. Я избирателей и других больших парламентских партий в качестве комментаторов не вижу. В основном какие-то персонажи, которые в жизни не попадаются. У вас нет ощущения, что вы заходите в интернет – одна реальность, выходите из интернета – и реальность совершенно другая? Возникает вопрос: все эти пишущие, брызжущие, кричащие, злобствующие, ругающиеся в интернете – это вообще люди? У меня складывается впечатление, что это компьютерные программы, которые борются друг с другом. Одна компьютерная программа за партию Х борется с компьютерной программой против партии Х. Туда еще добавляются наши геополитические друзья, которые включают свои информационные машины в тот или иной момент, чтобы подсветить определенную повестку дня. Нормальные люди и не пишут комментарии на ресурсах. Они сходили, проголосовали, они работают, им некогда этим заниматься.

В. Ворсобин:

- Многие слушатели не знали, что ЛДПР проголосовала за пенсионную реформу.

Н. Стариков:

- И Жириновский не знал об этом. Так бывает. Особенно если голосовать по приколу. Мы с уважением относимся к выбору всех наших граждан. Партий у нас хоть и много, но основных – четыре. Проголосовали – результаты такие.

В. Ворсобин:

- «Я был рядом с митингом, видел, как молодой человек бил полицейского кулаком. Что с ним делать?»

Н. Стариков:

- Ловить, судить, сажать.

В. Ворсобин:

- Андрей из Калининграда на линии.

Андрей:

- Поведение Жириновского, он же не какой-то 15-летний мальчик, который лезет драться, ему никто сдачи не даст, потому что рядом с ним охрана. И охрана эта любому оторвет голову. Получается так, статья за хулиганство распространятся на всех, кроме Жириновского? Он же взрослый человек, он представитель партии. Он говорит, что не голосовал за пенсионную реформу. Если ты руководитель партии и не знаешь, кто в твоей партии за что голосует, какой ты руководитель? Я его уважаю, нравится посмотреть, послушать. Много говорит дельных вещей. Но его поведение, когда он лезет драться…

Н. Стариков:

- Жириновский и раньше был горячего нрава. Так что в этом смысле ничего нового нет. Обратите внимание, как тонко он выбрал место и время для того, чтобы определенную вещь сделать.

В. Ворсобин:

- Это холодный циничный расчет. Он как будто актер, приходит на определенную сцену и делает ровно то, что от него ждут избиратели.

Н. Стариков:

- Он как политик, у которого есть чутье, приходит туда, куда он должен прийти. И на ходу определяет то, что он должен сделать.

В. Ворсобин:

- Тогда он не горячий парень. Тогда он циник.

Н. Стариков:

- Просто, может быть, он уже в ходе… он не собирался этого делать.

В. Ворсобин:

- В раж впадает.

Н. Стариков:

- Его же там оскорбляли. Это тоже было. Слушатель говорил про «хулиганку». Не забывайте, что депутаты у нас обладают иммунитетом и неприкосновенностью.

В. Ворсобин:

- Элегантно переходим на другую тему. Сто лет с начала Красного террора.

Н. Стариков:

- 5 сентября 1918 года Совет народных комиссаров принял декрет о начале Красного террора. Красный террор в нашей истории сильно демонизирован. Так называются все эксцессы со стороны большевиков за период гражданской войны. А правда такова. Объявив Красный террор 5 сентября 1918 года, 6 ноября того же самого 1918 года его закончили. Значит ли это, что никто не пострадал ни до, ни после? Конечно, не значит. Но формально, и это правда, Красный террор продолжался всего два месяца. Почему он появился почти через год после того, как большевики взяли власть? Когда большевики эту власть взяли, никакого сопротивления им не было. Они сами удивились. Революция в октябре, первое покушение на Ленина состоялось 1 января 1918 года. Ленин ехал выступать на один из заводов, с ним в машине ехал Фридрих Платтен, которые обеспечивал ему проезд через территорию Германию, так называемся пломбированный вагон. Водитель, который вроде как бы и охранник, но на самом деле водитель. Надежда Константиновна Крупская и сам Владимир Ильич. Люди сделали госпереворот и через три месяца они без всякой охраны ездят по Петрограду. Раздается выстрел, Платтен закрывает Ленина, получает пулю в руку. Всё. Это и все попытки террористической деятельности в отношении большевиков. Им бороться по большому счету было не с чем.

Примерно за десять дней до этого они создали ВЧК. Кажется, вот он – карающий меч революции. Тоже нет. Полное название: Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Главная задача ВЧК – заставить чиновников выйти на работу.

В. Ворсобин:

- Вы из названия судите?

Н. Стариков:

- Это действительно так. Все, что мы знаем, начнется значительно позже. И здесь вопрос, кто начал. Дальше начинается мятеж Чехословацкого корпуса. Фактически гражданская война начинается в мае 1918 года. Дальше мятеж левых эсеров в Ярославле, Рыбинске, Москве. И в июне 1918 года большевики возвращают смертную казнь. Они ее отменили сразу после того, как взяли власть. Генерала Краснова, арестованного в тот момент, когда он хотел задушить революцию, отпустили под расписку. Поначалу большевики были революционными романтиками. Они не только отменили смертную казнь, они своих врагов отпускают под расписку.

В. Ворсобин:

- Вегетарианцы такие политические.

Н. Стариков:

- В некотором смысле – да. 30 августа 1918 года происходит двойной теракт. В Москве тяжело ранен Ленин. То ли Фанни Каплан стреляла, то ли кто-то вместе с ней это сделал. Я сторонник версии, что стреляла не Фанни Каплан.

В. Ворсобин:

- Но ее сожгли в бочке.

Н. Стариков:

- Почему так быстро следствие проводилось? В Санкт-Петербурге – тогда в Петрограде – убит руководитель ВЧК Урицкий. И только в ответ на это большевики через неделю вводят Красный террор. Правда, перед этим они вторгаются в британское консульство, убивают военно-морского атташе капитан Кроми. То есть большевики понимали, кто стоял за этими покушениями.

В. Ворсобин:

- Я думал, что в этой истории без Англии обойдется. Не обошлось.

Н. Стариков:

- Знайте и любите свою историю. Это было. Красный террор начинается. Но в ответ на жесткие покушения противоположной стороны. Причем я бы не назвал даже эту сторону белой. Потому что эти террористические акты в отношении большевиков осуществляли эсеры, такие же левые, только в тот момент более аффилированные с Великобританией. Хотите понять историю русской революции – обратите внимание: эсеры стреляют в Ленина, большевики врываются в британское консульство в Санкт-Петербурге. Не в штаб-квартиру эсеров, не еще куда-то. Красный террор – один из тех элементов нашей истории, который мы должны внимательно изучать, никоим образом не давать разделять сегодняшнее общество этим Красным террором.

В. Ворсобин:

- Вы ничего не сказали про Белый террор.

Н. Стариков:

- Он тоже был большой. Обе стороны были хороши. Давайте оставим в прошлом и красный, и белый, и зеленый террор, вспомним, что все мы один народ. И двинемся дальше так, чтобы никогда больше гражданская война…

В. Ворсобин:

- И сталинские репрессии туда же как один из уроков истории. И забыли.

Н. Стариков:

- Мифов в отношении большого террора 1937-1938 года ровно столько же, сколько в отношении Красного и Белого террора гражданской войны.

В. Ворсобин:

- Это надо собрать в одну кучу и где-то закопать. И предать забвению. Для того, чтобы не разделять общество. Я правильно понимаю?

Н. Стариков:

- Думаю, что это будет лучший вариант.

В. Ворсобин:

- До свидания.

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ