Общество

Как химическая лаборатория в центре Москвы превратилась в приют для бомжей

Корреспонденты «КП» пробрались в старинное здание на 2-й Бауманской улице
Эх, хорошо, что Дмитрий Иванович не видит этого безобразия

Эх, хорошо, что Дмитрий Иванович не видит этого безобразия

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Обычно, когда говорят о сталкерах (это люди, которые посещают и исследуют заброшенные места), речь идет о далеких уголках нашей необъятной страны. Представляешь себе какую-нибудь советскую фабрику, заросшую борщевиком. Или детский лагерь, примостившийся в лесу.

Еще часто сталкеры забираются в усадьбы, которые также приказали долго жить. Некоторые из них охраняются, а некоторые нет. Блогеры снимают видеоролики на этажах, по которым хаживали всякие барыни. Уличные художники разрисовывают стены граффити. А краеведы и историки, глядя на разрушающиеся здания, хватаются за головы и начинают рассылать письма в самые различные структуры (от Союза реставраторов до Президента) - с просьбой остановить беспредел и принять меры по восстановлению.

При этом, как выяснилось, совершенно необязательно ехать в Тьмутаракань - на электричках с тремя пересадками, потом на автобусе и такси.

Бывшему корпусу технического училища 120 лет - по архитектурным меркам, не так уж и много

Бывшему корпусу технического училища 120 лет - по архитектурным меркам, не так уж и много

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Вот, пожалуйста, Москва.

До недавних пор излюбленным местом у сталкеров была Ховринская больница. За двадцать восемь лет обросшая легендами (трупы, самоубийства, провалившиеся этажи, надписи кровью на стене). Год назад ее снесли. Но остались и другие здания. Недостроенный телецентр ВГТРК, например. Или бывшая Городская клиническая больница скорой помощи №6. Или дом Роберта Германа на территории бывшей дворянской усадьбы Виноградово. И другие.

Недавно в одной из социальных сетей всплыли фотографии с улицы 2-й Бауманской. А именно - из бывшей химической лаборатории Императорского Московского технического училища (дом №10). Она уже много лет заброшена. Никем не охраняется. И даже стала прибежищем столичных бродяг.

Лестницы в аварийном состоянии - есть крупные трещины и даже дыры размером с футбольный мяч

Лестницы в аварийном состоянии - есть крупные трещины и даже дыры размером с футбольный мяч

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Честно говоря, мне и фотокорреспонденту «КП» Михаилу Фролову до последнего не верилось, что нам удастся пробраться внутрь. Не может этого быть. Напротив легендарная Бауманка. Рядышком здание Следственного комитета РФ. Военный университет РХБЗ (радиационной, химической и биологической защиты). И вообще это Басманный район - центр Москвы.

ГЛАВНОЕ, НЕ ПРОВАЛИТЬСЯ

Угрюмое желтоватое здание напоминает районную больницу где-нибудь под Курском или Ельцом. Угрюмые пыльные окна с деревянными рамами. Обшарпанные стены. Карнизы с отвалившейся штукатуркой. И типичные художества местных малевичей, на редкость пошлые и безвкусные.

Вот здесь бомжики и ночуют - в четырех километрах от Кремля

Вот здесь бомжики и ночуют - в четырех километрах от Кремля

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Для того, чтобы найти дыру в заборе, требуется не больше пяти минут. Потом еще одна, чтобы войти внутрь.

И вот мы в той самой лаборатории.

Миша еще на входе повел себя как сотрудник спецслужб. А именно приложил к своим губам указательный палец и кивнул мне на разбитую лестницу. Я был уверен, что провалюсь. Ступени выглядят как после бомбежки. В одну из дыр можно бросить трехлитровую банку. Но обошлось.

Несмотря на разруху, здание признано объектом культурного наследия регионального значения

Несмотря на разруху, здание признано объектом культурного наследия регионального значения

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Миновав эти развалины, мы оказались в одной из аудиторий. Обстановка, как и в любой другой заброшке, производит удручающее впечатление. Вырванные с корнем электрические выключатели, осколки бутылок, обрезанные трубы отопления, разбитая плитка, выломанные двери, краска на стенах, облезающая лоскутами... И сквозняки, от которых холодеет спина. Любой шорох кажется опасным. Особенно я опасался крыс. Но, к счастью, мы их не встретили. Впрочем, как и бомжей. Хотя следы от них просматриваются совершенно четко. Мусор, окурки, одноразовая посуда.

Вообще местечко для ночевки сомнительное. По некоторым данным, три года назад здесь производили замер радиации. И она оказалась в 130 тысяч раз выше нормы. Сталкеры до сих пор обсуждают это на форумах. И советуют обходить это здание стороной.

Четвертый этаж надстроили в советское время

Четвертый этаж надстроили в советское время

Фото: Михаил ФРОЛОВ

- Восемь рентген/час - это вам не шутки, - пишет житель Подмосковья Николай. - При допустимой норме - 60 микрорентген в час.

Строение, даже на наш с Мишей непрофессиональный взгляд, пребывает в аварийном состоянии. На верхних этажах из-за нетрезвых гостей периодически случаются пожары. Многие кафедры выгорели.

Но при этом четыре года назад здание поощрили почетным статусом «объект культурного наследия» (вместе с доходным домом Бурениных на Красносельской улице, архитектор - Вячеслав Олтаржевский). Парадокс.

Самое время углубиться в историю.

Проектировал здание небезызвестный архитектор Лев Кекушев

Проектировал здание небезызвестный архитектор Лев Кекушев

Фото: Михаил ФРОЛОВ

РАЙОН БЫЛ ЭЛИТНЫМ - ДЛЯ ИНОСТРАНЦЕВ И РУССКОЙ ЗНАТИ

Мы стоим напротив лаборатории (через дорогу) - рядом с Бауманкой. Миша рассказывает о забавной традиции выпускников, с которой администрация вуза борется всеми фибрами души. Речь идет о знаменитых тазиках, на которых студенты любят кататься после получения диплома. Привязывают их к машине и - вперед! Высекая искры на асфальте.

В шестнадцатом веке эту местность освоили в связи с основанием здесь первой Немецкой слободы, в которую переселили всех иноземцев, заполонивших центр. Но после большого пожара в 1610 году район опустел. Новую слободу начали активно застраивать в 1652-м. К концу семнадцатого века это было уже крупное поселение с тремя церквями. 2-й Бауманской тогда еще не было. А был на ее месте Коровий Брод (скот здесь через Яузу переводили, потому и название такое).

При Петре Первом слобода, оставшаяся жилой, стала очень престижной (типа сегодняшней Рублевки). И среди ее жителей были не только иностранцы, но и представители русской знати. Дворцы вдоль Яузы был один лучше другого. Позже здесь проживала и сама императрица Елизавета.

Несколько веков назад эта улица называлась Коровий Брод. Потом Лефортовской. А еще позже - Технической

Несколько веков назад эта улица называлась Коровий Брод. Потом Лефортовской. А еще позже - Технической

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Но вернемся к лаборатории.

В 1895 году у Императорского Московского технического училища (ныне МГТУ им. Николая Баумана) появился свой устав с перечнем специальностей и сроками обучения. И одним из преподавателей стал практикующий архитектор Лев Кекушев. По его проектам строители возвели еще несколько дополнительных административных зданий и в том числе - химлабораторию, в которой мы с Мишкой только что побывали. Это 1898-1899 годы.

Изначально здание было трехэтажным (в советское время надстроили еще один этаж). Архитектурный стиль специалисты определили как неогреческий (из-за немногочисленных деталей фасадов).

Вот как описывает строение доцент кафедры реконструкции и реставрации в архитектуре МАрхИ Ирина Крымова:

- Несмотря на сравнительно небольшую высоту и значительную протяженность, здание поражало своей монументальностью. Благодаря симметричной композиции с тремя ризалитами (выступами, - прим. авт.) на главном фасаде. Зеленый откос, превращавший первый этаж по краям здания в полуподвал, придавал сооружению дополнительную «устойчивость». Проектом также была заложена каменная ограда, представлявшая собой достаточно высокий цоколь, на котором была размещена протяженная решетка в каменных столбах. До настоящего времени ограда не сохранилась.

До 1930-х годов в здании учились студенты химического факультета будущей Бауманки. Этот факультет стал впоследствии Вторым Московским химико-технологическим институтом. На базе этого института в 1932-м основали военно-химическую академию РККА. Теперь она называется Военная академия РХБ защиты (имени маршала Тимошенко). Она-то со своей лабораторией и занимала эти стены до 2006 года. В 2006-м академию перевели в Кострому. А десятый дом по 2-й Бауманской улице остался пустовать.

ОФИЦИАЛЬНО

Судя по акту государственной историко-культурной экспертизы, который был опубликован в 2017 году на официальном сайте Правительства Москвы (mos.ru), в последние десятилетия здание, действительно, занимало Минобороны («в настоящее время оно отселено», «и нуждается в срочном проведении работ по консервации»).

Заказчиком экспертизы выступило ГКУ «Мосреставрация».

В результате определили ценность: «здание было построено по передовым технологиям того времени», «качественный декор», «штукатурка фасадов», «рельефная кладка», «столярное заполнение ряда оконных проемов».

И дальше любопытно.

- Можно предположить, что в интерьерах сохранились элементы качественного первоначального оформления, характерные для архитектора, - говорится в документе.

То есть внутрь автора экспертизы Ирину Крымову не пустили. И напротив строчек «пространственно-планировочная структура» и «архитектурно-декоративная отделка интерьеров» стоит один и тот же ответ - «в помещения нет доступа».

Не могла же Ирина Крымова как мы с Мишкой - через дырку в заборе.

В результате здание бывшей химлаборатории (улица 2-я Бауманская, 10) признали объектом культурного наследия регионального значения и памятником архитектуры («учитывая важную градостроительную роль» и «высокое качество его архитектурного решения»).

КУДА ЕЩЕ ХОДЯТ СТАЛКЕРЫ В МОСКВЕ

- Дом Германа - излюбленное место у сталкеров. Он расположен в самой северной точке столицы - на окраине парка «Долгие пруды». Особняк нужно искать на территории бывшей дворянской усадьбы Виноградово, которой почти сто лет владели Бенкендорфы. Позже здесь был госпиталь для раненых и больных туберкулезом, потом дом отдыха для рабочих, районный исполнительный комитет и кардиоревматологический детский санаторий. Сейчас все закрыто. На территории один охранник. Пока он не спит, пробраться в дом проблематично. А вот ночью вполне. В Сети полно сталкерских историй об этом. Говорят, что в этих стенах живут привидения.

- Заброшенная железная дорога на территории национального парка «Лосиный остров». Она когда-то вела в ракетно-артиллерийское управление. Рельсы летом опутаны повиликой и бурьяном. Рядом бегают зайцы и лисы. Путешествие напоминает квест сквозь лесные заросли по сгнившим шпалам. Во время дождя маршрут длиной несколько км пройти проблематично. Из-за огромных луж.

- Басманная больница недалеко от ст. м. «Комсомольская» (бывшая Городская клиническая больница скорой помощи №6). В этих стенах была когда-то картинная галерея, которую ни много ни мало называли маленьким Эрмитажем. Усадьбу построили в конце 18 века для уральского заводчика Никиты Демидова. Главный дом сохранил первоначальный облик. И не пострадал от пожара 1812 года, в отличие от большинства своих соседей. Сталкеры, побывавшие внутри усадьбы, любят хвалиться фотографиями. Потому что сделать это непросто. На дверях висит замок.