2020-02-15T15:11:06+03:00

Александр Ширвиндт - Александру Гамову: Не хочу быть президентом в изгнании

Как наш корреспондент уговаривал худрука Театра Сатиры не уходить в отставку
Поделиться:
Комментарии: comments10
Александр Ширвиндт ответил на вопросы обозревателя "Комсомольской правды"Александр Ширвиндт ответил на вопросы обозревателя "Комсомольской правды"Фото: Михаил ФРОЛОВ
Изменить размер текста:

- Алло!

-... Александр Анатольевич! Да это Гамов из "КП".

- Да, Саш, здорово.

- А что-то вы прям так всех... Так нечестно Ширвиндт себя ведёт, вы всех так напугали - что... Что вы собрались уходить из театра. Вообще - из искусства. Как так можно?

- А кого я пугал-то?

- Ну, наших читателей, наших радиослушателей. Вот...

- Где это я - радиослушал?

- Да все информленты забиты, что вы - все... Что вы - якобы "старый". Что, значит, уже не хотите...

- А! А на самом деле - якобы молодой, да?

- Но вы же - Ширвиндт, поэтому - не имеет значения ни возраст, ни - что-либо ещё.

- Ты сейчас будешь - комплименты мне!

- Да причём тут? Это - не я! Это - не я! Вас же любят. С таким аншлагом осенью вся страна, весь СНГ отмечали ваш юбилей. И вы - такой подарок нам вот! Как так можно?

- Понятно.… Никто же не собирается - тьфу-тьфу - помирать. Просто надо думать о - других, "молодых кровей", чтобы театр жил. Инъекции нужны. Понимаешь?

- Мне вот одна ваша фраза запомнилась. В "Комсомолке" же это было - лет 20 назад.

- И что же?

- У вас спросили - ну, как вы, за счёт чего? Вообще - творите? А вы сказали: " Я пью кровь молодых актрис". У нас на обложке это было.

- (смеется)

- Помните, да?

- Да - да. Но это я говорил о педагогике - там вот такой вампиризм. Но сейчас, понимаешь, я уже на диете давно. (смеется)

- Ну, короче, это была шутка -да??? Насчёт вашей отставки...

- Да нет! Ну, понимаешь, Саш? Ты - взрослый человек. Надо реально смотреть на жизнь. Я просто думаю - немножко о завтрашнем дне, чтобы не было - ни сострадания, ни усмешки. Эти два момента - самые катастрофические, понимаешь?

- Да нет этого и в помине!

- Ну, как? Ну, что ты говоришь? Ну, вот посмотри на картину - снаряды рвутся рядом. Поэтому, надо тихонечко думать - о завтрашнем дне.

Коллектив огромный. С биографией - и так далее. Ты понимаешь, да?

- А что - коллектив? Что коллектив говорит-то вам?

- А что? Он - сложный. Я не думаю, чтобы я так уж всех их раздражал. Но все и понимают, что - завтрашний день должен быть завтрашним днём. Я думаю - люди здравомыслящие..А так - сказать, что меня там травят, не любят - это нет... (смеется)

- Ясно! Я просто Плучека вспоминаю. Ведь он так не делал. Он не пугал так народ.

- Ведь посмотри с Плучеком (предшественник Ширвиндта на посту худрука. - А.Г.) - там какая история? Это было 20 лет назад! Представляешь?

- Ну? Да.

- 20 лет назад он, действительно, наш замечательный Валентин Николаевич - плохо себя чувствовал. И началась эта история. Да - о том, что: Валентин Николаевич, давайте что-то думать. И вот тогда театральная наша элита - ныне наполовину уже не существующая - мне и говорит: давай! Возьми - пока не прислали варягов. Да? А потом, мол, мы быстренько что-нибудь подберем. Это я тебе рассказываю - как на духу.

- Так вы - "обманным путём" - стали худруком? Обманным?

- И вот - вице-мэр Людмила Швецова и глава Комитета по культуре Игорь Бугаев - два дня они меня окучивали. Тоже в этом плане - что, давай, - а дальше будем думать. И вот они думают 20 лет! Половины из тех, кто начал тогда думать, - их уже нету.

И - приходится мне, Саша, думать самому. И вот этот прецедент - очень правильно, что ты вспомнил.

И ещё прецеденты, которые вот сейчас - рядышком тоже. Ты понимаешь, о чем я говорю. Это все мне кажется неестественно болезненным. Поэтому - я хочу, чтобы никаких не получилось президентов в изгнании - как замечательная наша Танечка. А как-то спокойно, мудро подумать о завтрашнем дне. Ты меня понимаешь?

- Да я понял, но вы-то понимаете, что этот- несравнимые вещи, там другая ситуация, а у вас - другая.

- Ситуации разные, и вот их надо избежать. Понял?

- Нет, вот был такой случай, честно вам расскажу. Однажды Станислав Сергеевич Говорухин где-то был в Кургане, и вдруг всех огорошил: я, типа, все - ухожу из кино, из режиссуры, это было тоже лет десять назад. И мы - я от имени "Комсомолки" этим занимался - его уговорили. И он сказал, ну, хорошо, ладно, я еще поработаю. Давайте и вы еще поработаете, Александр Анатольевич!

- Хорошо, приезжай с поллитрой женской крови и поговорим.

- Вы имеете в виду - кровь кого-нибудь из наших, из комсомолок? Что ли...

- Да нет, куда там - то, о чем ты говорил, - насчет студенток – у них как бы пить кровь.

- А! Это нам вместе надо туда сходить!

- А ты еще пьешь кровь?

- Ну, нет - я вообще ее никогда не пил, я ж не Ширвиндт. Скажите, а как вам Ольга Любимова - новый министр культуры? Вы с ней уже пообщались?

- Нет, не представляли. К сожалению. Не знаком... (Дальше говорит в сторону - похоже, с супругой - Натальей Николаевной. - А.Г.) Нет, ну, - ты подумай! Далась им всем моя отставка!

- Это ваша супруга с вами говорит?

- Я говорю, что уже вот эти звонки, понимаешь... Ну, ты еще свой человек, а то - Бог знает кто...

- А как ваша супруга реагирует на все это, она же вас тоже не отпустит с работы.

- Ну, почему - она с самого начала говорила, что - сиди дома!

- 20 лет? Я не представляю, как это Ширвиндт сидит дома. Что вы будете делат?

- Нет, ну, конечно я шучу, конечно надо будет подумать. Никуда я не деваюсь, я играю еще, Я говорю - никаких "ЧП" нет в рассуждениях о завтрашнем дне.

- Можете тогда сейчас что-нибудь оптимистичное нам сказать о завтрашнем дне. Мы Конституцию же сейчас обсуждаем!

- Ну, я хочу, чтобы кто-то - может, ты ли поможешь, ты человек интеллигентный – мне нужно поправку к моей конституции.

- К вашей личной? Какую?

- Ну, какую, не знаю, может быть возрастную или не знаю - придумать там столбовые клетки какие-нибудь. Каакие они – столбовые?

- Стволовые, а вам-то зачем?

- -Вообщем, надо подумать о поправках в мою конституцию. Потому что 86-й год – это не 1986-й, а - личностный – это, как оказалось, срок, понимаешь?

- Ну, в общем, поправка такая: я мнение наших читателей и радиослушателей - ваших поклонников хочу выразить...

А так же - драматургов, начиная от Юрия Полякова... И, значит, поправка к вашей личной конституции у нас такая: Александр Анатольевич, оставайтесь Ширвиндтом и радуйте нас дальше! А мы будем вам аплодировать и завидовать вашему оптимизму.

- Я на твоей стороне.

- Продолжайте работать, Александр Анатольевич. Будем считать, что ваша шутка - насчет ухода - не удалась.

- Давай, пока.

Александр Ширвиндт - Александру Гамову: «Не хочу быть президентом в изгнании»

00:00
00:00
Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также