2019-12-12T01:08:11+03:00

Первая чеченская война началась с ошибок и кончилась позором

Это произошло 25 лет тому назад, 11 декабря 1994-го. Что к этому привело и могло ли все пойти по-другому? Об этом «КП» рассказали люди, руководившие в то время войсками и спецслужбами страны
Поделиться:
Комментарии: comments153
Задержанные чеченские боевики. Этот снимок фотокора «Комсомолки» Владимира Веленгурина получил первое место на выставке World Press Photo в 2001 году.Задержанные чеченские боевики. Этот снимок фотокора «Комсомолки» Владимира Веленгурина получил первое место на выставке World Press Photo в 2001 году.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН
Изменить размер текста:

25 лет тому назад, 11 декабря 1994 года началась, как принято ее называть, Первая Чеченская война. «Окопная правда» Первой Чеченской - это смесь отваги и безнадежности, предательства и героизма, клеветы, дезинформации и попыток им противостоять.

1. ДО ТОГО: ЭТО БЫЛ ГЕНОЦИД

Анатолий КУЛИКОВ, в 1992-1995 гг. замминистра МВД, командующий внутренними войсками МВД РФ, с июля 1995 - глава МВД:

- После получения фактического суверенитета, в Чечне начался разгул преступности. Численность Чеченской республики тогда была 870-900 тысяч человек. В Ростовской области – 4,5 млн. Количество убийств в Ростовской области было за год в среднем 400-420. А в Чечне 2,5 тысячи убийств. Посчитайте, в о сколько раз?

Дальше. Численность русского населения стала катастрофически падать – русских начали грабить, забирать дома и выгонять. Давали машину, оплачивали за захваченный дом только стоимость перевозки машиной вещей до границы. И там вываливали и делай дальше, что хочешь…

Я в то время был командующим внутренними войсками, я послал в 1993 году группу документирования, разведчиков, на все КПП, которые беседовали с людьми, изгнанными оттуда. Проводница рассказывает, как ее насиловали в вагоне. Девочка 13-летняя слепцовская рассказывает, как ее насиловали 15 бандитов. В камеру. Такой режим похож на государство? Если только на бандитское.

А, начиная с марта 1994 года, 25-го числа каждого месяца они стали захватывать заложников в одном из городов Северного Кавказа, требовать вертолет, от 8 до 10 млн. долларов. И руководство до поры до времени шло на их условия, и они вместе с деньгами скрывались на территории Чечни. Дальше терпеть было уже невозможно. И в конце июля, в кабинете Шахрая, он тогда был вице-премьером, были приглашены начальник Генштаба, первый замминистра генерал-полковник Колесников, генерал-полковник Кондратьев, я, и нам прямо сказали, что решение политического руководства страны – готовить операцию по наведению конституционного порядка в республике.

Чеченцы празднуют победу после провала штурма Грозного. Позади - все, что осталось от Дома правительства республики. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Чеченцы празднуют победу после провала штурма Грозного. Позади - все, что осталось от Дома правительства республики.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Сергей СТЕПАШИН, в 1994-1995 гг. - директор ФСК, затем - ФСБ:

- Первая чеченская война, по большому счету, началась еще в 1991 году, после развала Союза. Когда люди, которых поддержали в том числе в Верховном Совете России, пришли к власти в Грозном. Выкинули руководство Чечено-Ингушетии из Грозного, а несколько человек просто поубивали, сбросив с верхних этажей. 7 ноября 1991-го Ельцин, президент РСФСР при существующем президенте СССР подписал указ о введении чрезвычайного положения в Грозном, в Чечне. Внутренние войска МВД тогда подчинялись Виктору Баранникову. Хотя он и был сторонником Ельцина, но подчинялся президенту СССР Горбачеву. Поэтому никаких оперативных, военных действий было не произведено. Верховный Совет тогда не поддержал указ, и он был отменен. А после этого каждый месяц, потом уже каждую неделю - грабежи, захваты, авизо, грабежи в Ставрополье. Банда разрослась по всему Кавказу и не только по нему. В результате, если в Грозном до 1991 года проживало 80 % русского населения, порядка 600 тысяч человек, то к 1994-му там осталось 150 Людей просто изгоняли, это был геноцид.

Протоген АНДРЕЕВСКИЙ, в 1992-1994 гг. командир бригады внутренних войск (г.Нальчик):

- Никто не хочет воевать. В первую очередь, военные. Но мы знали, что война с Чечней неизбежна. Потому что, во-первых, там было много оставлено оружия. По сути дела, можно было вооружить, по-хорошему, дивизию. Войска ушли регулярные, которые были, оружие осталось. И начались эти все проблемы. Батальон моей бригады в 1993-м стоял на границе между Чеченской республикой, Ингушетией и Северной Осетией. Блокировали посты, дороги. Постоянно были провокации. Мы оружие изымали. Чеченцы скот угоняли у кабардинцев. Чего там только не было. И постоянно захваты заложников. В Ростове (на-Дону) захватили автобус со школьниками, потребовали вертолет, несколько миллионов долларов. Миллионы загрузили. Школьников отпустили.

Все готовились. И федеральные силы, и Дудаев тоже понимал, что так долго ему сидеть не дадут. Тоже готовил свои формирования. Не в один день были обучены, вооружены, выстроены в определенные подразделения.

Война в Чечне была особенно трудной потому, что это бои в горах и в городских кварталах. Солдаты так и писали на стенах: «Добро пожаловать в ад». Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Война в Чечне была особенно трудной потому, что это бои в горах и в городских кварталах. Солдаты так и писали на стенах: «Добро пожаловать в ад».Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

2. ГОТОВНОСТЬ СТОРОН К ВОЙНЕ: БОЙЦОВ СОБИРАЛИ ПО СУСЕКАМ

Анатолий КУЛИКОВ:

- К сожалению, вооруженные силы не были готовы воевать на своей территории. Одна из колонн была остановлена в районе Назрани толпой разъяренных людей, которые начали резать топливные, тормозные шланги. Но в этом была ошибка командующего Северокавказским округом, в то время генерал-полковника Митюхина, который по своей инициативе, не посоветовавшись ни с кем, дозвонился до министра обороны и получил разрешение на перенос ввода на три часа позднее намеченного. В пять утра я прихожу на КП, сигнала нет. Я звоню в центр боевого управления, спрашиваю, почему нет сигнала. А мне говорят, что командующий договорился с министром о переносе. Я матом выругался – что вы творите, говорю… В восемь утра в Икажево на перекрестке, где авторынок, вы не пройдете его, там уже будет народу полно… Так и случилось.

Вооруженные силы находились тогда на ранней стадии своего реформирования. Я не могу сейчас назвать точных цифр, но хорошо знаю, поскольку был свидетелем этому, когда прибывали из разных округов сводные батальоны, даже экипажи кораблей Дальневосточного, Тихоокеанского флота, Балтийского флота прибывали к нам туда в состав группировки. Конечно, они были не готовы.

- С 1991-го по 1994-й Дудаев создал хорошие вооруженные силы. Во-первых, он захватил свыше 50 танков, у него даже две пусковые установки оперативно-тактической ракеты Луна-М были. Самолеты у него были. У него было свыше сотни артиллерийских систем. Он вытащил замечательного, лучшего артиллериста вооруженных сил Аслана Масхадова, который был начальником ракетных войск и артиллерии одной из мотострелковых дивизий в Прибалтике. Он его вытащил, сделал его начальником штаба. А Масхадов знал толк. И он очень хорошо подготовил специалистов, в том числе, артиллеристов. А потом даже были случаи, когда уже в ходе боев в Грозном Масхадов, слушая радиоэфир, зная хорошо менталитет российских артиллеристов, вмешивался, давал ложные цели и иногда даже были случаи, когда гибли от дружеского огня, как сейчас стало модно говорить.

Виктор Баранец: Ельцина уговаривали поговорить с Дудаевым, чтобы не началась война. Но он отказался принимать его в Кремле

00:00
00:00

Сергей СТЕПАШИН:

- Нищета. 1994 год, друзья мои, нищета. Люди на жратву себе заработать не могли. Офицеры подрабатывали охранниками и сторожами. Я сам тогда был генералом – копейки получал, между нами говоря. Военная составляющая была очень плохой. Армия была в депрессивном состоянии, полуразваленная. Спецслужбы, которые я тогда возглавлял, подверглись пятиразовой кастрации, я их называю, нас переименовывали, переформатировали, изымали спецподразделения, и чего только не было. У меня все спецподразделения, знаете, сколько всего человек осталось? 27 человек. «Альфу» забрали, и «Вымпел» забрали из ФСК. 27 человек всего! Лучше всех, блестяще воевали морпехи, конечно, и десантники.

Безусловно, пацанов туда посылать, может быть, и не надо было. Собирали по сусеку со всей страны. Кстати, морпехи к нам прилетели в декабре месяце аж с Владивостока. Плюс связь безобразная, слышали нас и слушали на той стороне с большим удовольствием. Чеченцы были вооружены намного лучше, новейшим оружием, которое поступало из-за рубежа, в том числе, из Турции и Саудовской Аравии.

Протоген АНДРЕЕВСКИЙ:

- Относительно того, что из военкоматов шли сразу в Чечню призывники. Сразу после военкомата никуда никого не отправляли. Даже во время Великой Отечественной войны. Во-первых, отправляют не в Чечню сразу после военкомата, а в какую-то воинскую часть. Поэтому 18-летние мальчики после военкомата проходили учебные подразделения. Боевое слаживание проходили. Где учили действовать в составе подразделения. Даже окоп копать. Если он никогда не копал, как он будет копать? Много чего надо знать солдату. Даже как рану перевязать на ноге, к примеру, кровь остановить. Этому всему учат солдата. И только потом они привлекались. А со школы, с военкомата никто никуда никого не отправлял.

Прежде чем отправить батальон первый в Чечню в декабре, хотя были ограничены ресурсы, (в бригаде около 5 тысяч человек личного состава, а нужно было отправить 200), мы со всей бригады лучшее вооружение, лучшее обмундирование, лучшее снаряжение для них собрали. Там вплоть до того, что каждому валенки нашли.

- Дудаев, как только пришел к власти, сразу начал плановую подготовку вооруженных отрядов. Те же самые чеченцы – советские офицеры, которые были по всей стране разбросаны, многие вернулись в республику и начали обучать эти отряды. И обучать их не строем ходить, а стрелять, уметь в составе подразделения действовать. Вооружил, обучил. Многие чеченцы, которые противостояли России, или были военными или служили ту же срочную., механики, мотострелки, связисты и т.д. У меня вот даже товарищ мой, с которым я учился и в академии, и в училище военном четыре года в одном взводе, он в то время служил на той стороне у Дудаева. Люди подготовленные, которых взять было не так просто.

Сам Дудаев – генерал авиации. Дорос до командира дивизии. В дальней авиации быть командиром дивизии – значит, иметь наилучшую подготовку.

Армия не была готова воевать. Прибывали из разных округов сводные батальоны, даже экипажи кораблей Тихоокеанского, Балтийского флотов. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Армия не была готова воевать. Прибывали из разных округов сводные батальоны, даже экипажи кораблей Тихоокеанского, Балтийского флотов.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

3. РОКОВОЙ ШТУРМ ГРОЗНОГО

Анатолий КУЛИКОВ:

- Штурм Грозного начался в ночь. Авиация ночью не применяется. И авиация там не применялась. При штурме Грозного, к сожалению, были допущены тактические ошибки командования, в том числе. Спланировано было все правильно. Там создаются отдельные элементы боевого порядка, в городе, мелкие подразделения, танк прикрывается пехотой, захватывается здание, примыкающее, с тем, чтобы не пожгли БТРы и танки. Все это было предусмотрено. Когда начали операцию, по одному из направлений не встретили никакого сопротивления. И командир майкопской бригады доложил – у меня свободная дорога, я могу до вокзала свободно пройти, разведка доложила – никого нет. Ну, пожалуйста, давай захватывай. Он прибывает на вокзал, захватывает вокзал, но не организовал боевого охранения, не заняли дома высотные на подступах, а тут новый год, салют и т.д. В канун Нового года, за несколько минут до начала нового года, уже когда началась эйфория среди военнослужащих - внезапное нападение со всех сторон – пожгли танки. В одном танке мы насчитали с Квашниным свыше 20 пробоин из гранатомета.

До 30 декабря потери были 7 человек с обеих сторон. И если бы не штурм Грозного, обошлись бы малой кровью. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

До 30 декабря потери были 7 человек с обеих сторон. И если бы не штурм Грозного, обошлись бы малой кровью.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Сергей СТЕПАШИН:

- 12 декабря были введены армейские части, затем пошли внутренние войска. До 30 декабря потери были, если мне память не изменяет, порядка 7 человек с обеих сторон. Один офицер, потом его отправили в больницу, неожиданно открыл огонь, когда проезжал на БТРе. И погибли двое или трое местных граждан. Собственно, и все. С военной точки зрения операция подготовили очень плохо, и было понятно, что ресурсов нам не хватит. Но опять же, повторюсь, если бы не штурм Грозного, обошлись бы малой кровью.

Борис Николаевич нас собрал 29 декабря. Мы приехали – я, Николаев (на тот момент - глава Погранслужбы РФ), Ерин (тогда – глава МВД РФ), Грачев (на то время – министр обороны РФ). Павел Сергеевич (Грачев) сказал, что мы дожмем. Мы дожмем. После улетели в Моздок.

Утром 30 декабря мне в Моздок из Москвы звонит Борис Николаевич и спрашивает, где Грачева? А до этого мы его с Ериным проводили якобы в Москву, на трапе самолета руки пожали. Они улетают в Москву, их вызвали. Ну, летите и летите. Вызывают и вызывают. А тут Ельцин. Ищет Грачева. Я говорю: как где, Борис Николаевич? У вас в Москве. Он:: ничего вы не знаете, какое вы КГБ? И пошло-поехало. Я вызываю начальника военной контрразведки генерала Молякова и спрашиваю у него: где Грачев? Молчит. Я говорю, что сейчас позвоню Ельцину, и он будет уволен. И он говорит: Сергей Вадимович, они никуда не улетели. Они самолет отогнали. И приняли решение о немедленной операции, чтобы войти в Грозный. Почему они не хотели со мной, начальником контрразведки страны, этим делиться? Наверное, потому что я был против штурма. Знали мою позицию, что в Грозном на танках летать – сумасшествие какое-то. Что города танками не берут. И 31-го вошли. Сразу же получили удар. Масхадов воевать умел, хороший артиллерист. Сожгли наши танки. Положили кучу людей.

Потом – расстрел наших ребят на вокзале. Ну, а затем уже, что называется, начали работать по городу, где были большие потери среди мирного населения. Кстати, тоже для меня поразительно, что наши славные пилоты отбомбили почти весь центр Грозного. Кстати, там были русские дома в основном.

Протоген АНДРЕЕВСКИЙ:

- В городе танк без прикрытия, без соответствующей подготовки – это живая мишень. Но без танков тоже невозможно. Просто надо грамотно его использовать. Танк подавляет одним выстрелом, разносит пол-этажа. Если оттуда стреляли, то уже больше стрелять не будут. Если выстрел танка будет по какой-то огневой точке. А если ты из автомата будешь по ней стрелять, ты будешь стрелять, пока тебя не убьют или ты его не убьешь. Танк – это все-таки какое-то прикрытие брони. А вот идти под шквальный огонь в одном бронежилете, знаете, сколько надо людей положить. Без танка, без бронетехники штурмов не бывает. Я скажу только одно, что было нельзя сделать в Чечне. Любой штурм начинается с огневой подготовки. Что это такое? Это артиллерия работает и авиация. И сначала их не применяли. Хотя потом все равно пришлось бить туда, если оказывалось сопротивление, то уже били, не оглядываясь. Это ж не четыре бандита захватили одну квартиру и стреляют, а их было сотни. И они вооружены точно таким же оружием, как и у наступающих. И гранатометы, и пулеметы, и минированные дороги. Но вот это основная проблема, что нельзя войти в город без огневой поддержки. А ее в полном объеме применять нельзя.

К 21 января Грозный был полностью зачищен. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

К 21 января Грозный был полностью зачищен.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

4. ДАЛЬНЕЙШАЯ КАМПАНИЯ: ЗАЧИСТИЛИ 98% БОЕВИКОВ, И ВДРУГ БАСАЕВ В БУДЕННОВСКЕ

Анатолий КУЛИКОВ:

- Когда начиналась эта кампания, не было выполнено самое основное условие. Не было введено чрезвычайное положение. Мы даже с Лобовым, он был тогда секретарь Совета безопасности, подготовили указ Ельцину на введение чрезвычайного положения. Он его не подписал. А что такое отсутствие режима ЧП? При введении режима чрезвычайного положения блокируется весь район проведения операции. То есть, Чечня должна была вся быть заблокирована. Отдельными контрольно-пропускными пунктами. Остаются два прохода – на восток и на запад. Два КПП. Только через них могут двигаться люди. На всем остальном периметре движение должно быть запрещено. Если оно происходит, оно считается несанкционированным, по нему применять могут и оружие, и преследовать, и задерживать, и т.д. А у нас вся Чечня открыта. Он сегодня ваш товарищ и друг, а ночью он боевик, он в вас стреляет.

Мы к 15 мая освободили практически все наши районные центры, и вся республика была под нашим контролем. Что надо было делать власти? Нужно было – и мы это просили, я просил, лично у Ельцина – всем, у кого разрушены дома, пособие давать. И не так, как их давали – деньги перечислили, и они там растворились неизвестно где. Надо было создавать по каждому населенному пункту комиссию. Пришли к вам, у вас разбит сарай – стоит это 2000 рублей. На, получи, распишись и претензий к нам ни к кому не предъявляй. У кого-то дом разрушен – получи и забудь. А строители сами придут… Этого не было. Административная власть за военными не пошла. Военные освободили. Стоят месяц, другой. Там корову застрелили, там случайным выстрелом кого-то убили. А местные жители говорят – так вы ж такие, как и дудаевцы, такие же бандиты.

В Чечне эту войну, можно сказать, проклинали. Но в каждой семье и в каждом тейпе были люди, которые вдруг оказывались в горах, среди боевиков, и он, с одной стороны, как бы сторонник того, чтобы этой войны не было, с другой стороны, когда к нему приходит этот родственник, он его защищает.

К лету 1995-го 98% территории Чечни было под контролем федералов. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

К лету 1995-го 98% территории Чечни было под контролем федералов.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Сергей СТЕПАШИН:

- К 21 января, как сейчас помню, Грозный был полностью зачищен, что называется. Там находились наши подразделения. И 2 мая я, тогда уже директор ФСБ, приехал в Гудермес на электричке вместе с пятью охранниками. Там, правда, Радуев в это время болтался. Но узнав, что мы приехали, он ноги сделал. И к лету 1995 года 98 процентов территории Чеченской республики находилось под полным контролем федеральных войск. В Ведено Куликов уже вывесил российский флаг. Наши были в Шатое, в Шали. Вся горная часть, наиболее сложная с точки зрения местного населения, потому что это родина Басаева и его сподвижников, если так можно их называют, этих бандитов была очищена от бандитов.

Шамиль Басаев. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Шамиль Басаев.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Дальше случился Буденновск. И история начала отворачиваться очень назад. К Буденновску, как мне говорил Масхадов: «Нас осталось человек 17-20, сидели в вагончике, и мы уже все, поняли, что нам кирдык». И тут Басаев. Он ведь шел не туда, а в КавМинВоды, чтобы захватить самолет и лететь бомбить Кремль. Если бы не это предательство двойное, когда его пропустили сначала туда, а потом назад, война бы закончилась летом 1995-го. И совсем иначе.

Чеченцы уезжали в села к родственникам. Воды в городе не было. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Чеченцы уезжали в села к родственникам. Воды в городе не было.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

5. ПРЕДАТЕЛЬСТВО И ГЕРОИЗМ

Анатолий КУЛИКОВ:

- Очень много негативных факторов было. Плохая готовность Вооруженных Сил. Отсутствие поддержки со стороны СМИ. Наоборот, они работали против ВС. Непонимание федерального центра, что происходит – в Москве не видно все, что там происходит. Мы даже получали такие распоряжения, я лично получал, уже будучи командующим объединенными федеральными силами, что слов не было. К маю мы практически освободили всю равнинную часть, с 15 мая начали операцию в горной части Чечни, и, когда вошла 15-тысячная группировка по трем направлениям, по трем ущельям, вдруг я получаю телеграмму за подписью начальника Генштаба, а ему от Ельцина приказ – авиацию не применять в ходе операции. А войска уже вошли на 15 километров в горы. Уже артиллерия не в состоянии их поддерживать, только авиация может. И мы получили радиоперехват на Введенском направлении, полевой командир докладывает Масхадову. Что он не выдержит, его бьют. А Масхадов ему – продержись до нуля часов, я договорился обо всем. Ко мне приходит командующий фронтовой авиации генерал Антошкин и говорит – товарищ командующий, вы меня извините, но я применять авиацию не буду. Есть приказ президента и начальника Генштаба. Представляете? Мы подставляем под удар 15-тысячную группировку. Я не могу никого найти. Грачева нет, мой министр в Китае, Черномырдин в Сочи, Ельцин в Завидово. Дали телеграмму: 15 тысяч подлежит уничтожению – и в стране никого. Я тогда беру сам лично и пишу с грифом «Верховному главнокомандующему» - ваше указание надо отменить. Цитирую перехват. Нахожу Черномырдина в Сочи, уже в полночь, объясняю, а он говорит – применяй. Я говорю – как применяй, командующий фронтовой авиацией не может применять, потому что есть приказ начальника Генштаба не применять на основании распоряжения президента. Потом Филатов, уже где-то около часу ночи мне звонит и говорит – ваша телеграмма доложена президенту, он отменил свое решение – применяйте. Мне потом Масхадов рассказывал, что некий Курбанов, представитель Дудаева в Москве, покрутился здесь где-то в каких-то кругах и добился этого распоряжения.

- Я не знаю никого из русских, кто бы стал предателем. Может, просто нет данных. Зато примеров иного рода… Например, пятеро солдат из внутренних войск по разгильдяйству попали в плен. И все пятеро во главе с сержантом совершили немыслимое. Они выждали, когда начнется прием пищи и молитва у боевиков, захватили оружие, расстреляли их и покинули место. И смогли пробраться к своим. Все пятеро. Чем не сюжет для фильма?

В числе боевиков были представители украинских националистов, были из республик Прибалтики. Может быть, и наверняка были кто-то из россиян, я не могу утверждать. Но мне не приходилось их встречать. Зато пленных иорданцев, которых захватили бойцы Рохлина, лично видел, в районе консервного завода их взяли в плен.

Грозный танками брать - сумасшествие. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Грозный танками брать - сумасшествие.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Сергей СТЕПАШИН:

- Меня всегда дико возмущало, когда начались, да, неудачные боевые действия, а наши журналисты, пускай они меня простят, иных уж нет, другие далече, - так от души нас поливали грязью и поддерживали этих чеченских «Робин Гудов, борцов за демократию». Я вспоминаю свою беседу с Леной Масюк до того, как она попала к этим бандитам в плен, и после. Вы знаете, что они с ней делали. Неужели для того, чтобы понять, с кем мы там столкнулись, надо было все испытать на себе?

Протоген АНДРЕЕВСКИЙ:

- Перебежчиков по убеждениям я не знаю и не слышал. Те, которые оказались там по каким-то причинам, были захвачены или пленены в ходе разных там, то некоторые воевали, но немного. Совсем немного. В основном они использовались на тяжелых работах. Землю копали, дороги делали. Содержались в адских условиях. Мне приходилось видеть освобожденных солдат, офицеров – страшно было смотреть… Переходов таких вообще не помню. У меня не было, по крайней мере. Захваченные были… угроза смерти – она ведь только на бумаге красивая, когда ты сам не участвуешь, а не каждый человек может выдержать пытки.

Конечно, были какие-то недочеты, но разгильдяйства какого-то, расхлябанности большой… Я больше запомнил случаи героизма, самоотверженности. У меня очень много погибших моих подчиненных и до сих пор я помню их по фамилии. В моей личной охране только из 11 человек погибли шестеро ребят. Больше запомнилась самоотверженность, когда вот человек на земляном полу есть, пьет, спит или в какой-то там конуре оборудовал под палатку… А там грязь ужасная в Чечне. С ноября по март включительно невозможно пройти. Если вступил на поле, то полметра квадратных сразу к ноге прилипает. Она не смывается ничем. Ни один солдат бы в мире не смог там находиться.

6. КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧЕЧЕНСКОЙ - ХАСАВЮРТ

Анатолий КУЛИКОВ:

- Чисто технически все было так. Представители ОБСЕ настойчиво просили встречи Ельцина с лидерами Чечни, Яндарбиевым, Масхадовым и Закаевым. 31 мая Ельцин дал добро на прибытие чеченской делегации. Действительно, мы их принимали в Кремле. На следующий день они остались тут, а мы все улетели в Грозный. Прилетели мы туда, собрали старейшин в аэропорту, в одном из модулей. Ельцин там вручил Звезду Героя одному из чеченцев, которому она не была вручена в свое время. А на вертолете, когда мы летели в Грозный, мы подсели в районе, где была отряд спецназа наших внутренних войск, и вот там на броне он подписал указ о переводе армии на контрактную основу. Это был его предвыборный ход. А в модуле аэропорта он объявил, что военная часть операции закончена, и мы уже рассчитываем там на выборы и прочее. Вот как было реально. А потом произошло следующее. В Чечню, поверив Масхадову, вновь были доставлены несколько тысяч единиц стрелкового оружия нашего. Он доложил Примакову, мол, мы уже хорошие, но нам нужно оружие, чтобы бороться с ярыми бандитами, оставшимися в лесу в горах. И ему его дали.

Обстрел позиций боевиков из танка. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Обстрел позиций боевиков из танка.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Война закончилась, к сожалению, не так, как я предлагал. Я предлагал президенту и Черномырдину оставить по Сунженскому хребту наши гарнизоны, а там пусть выбирают, живут и мы будем смотреть, как все это происходит. Но здесь вмешался господин Березовский, который к этому времени уже был замсекретаря Совета безопасности и, когда я отбыл в командировку в Польшу, он в тот же день подсунул Ельцину указ о выводе войск.

Кстати, мне сам Масхадов говорил – вот если вы сейчас уйдете отсюда – он умолял нас не уходить из Чечни – вы уйдете, мы передеремся между собой. И опять начнется тут война. Мы вернулись к тому, с чего начались. Они вернулись опять к преступному режиму. Так оно и произошло.

Эвакуация мирного населения. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Эвакуация мирного населения.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Сергей СТЕПАШИН:

- Война закончилась предательством, с моей точки зрения. Я Лебедю об этом тоже говорил. И Володе Лукину, который зачем-то подмахнул так называемые хасавюртовские соглашения. Процессы шли сложные. Но наступили выборы. С чем на них идти? С каким багажом, кроме зычного голоса и уверенности в том, что ты будешь президентом при поддержке олигархических денег? Либо с войной, либо с окончанием войны. Помните? Всё, хватит, навоевались. Вот и навоевались. Это был позор.

Помните, кто премьер-министром был потом у президента Масхадова? Басаев. Это что? Мы что, опупели, что ли? Вот и предательство. После этого, естественно, вся эта вот шатия-братия, которая захватила власть, занималась только одним – грабили, до кого и чего дотягивались.

Протоген АНДРЕЕВСКИЙ:

- Захват Грозного боевиками в августе 1996-го подтолкнул нашу власть, опять же ослабшую по причине болезни президента, к заключению вот этого позорного, конечно, для России мира. Но тем не менее, Лебедь подписал это. Взял на себя ответственность, особо не согласуя ни с кем. Понятно, что это политические были амбиции. Типа, кто закончит войну в Чечне, тот будущий президент России. Мы все подписали, все оставили. Всех этих тысячи убитых забыли. Оставили свои позиции завоеванные. По сути дела, тогда для перелома ситуации оставалось немного, для того, чтобы вот эту кучку бандитов добить окончательно. И ничего не мешало хотя бы к тому привести порядку, который сегодня существует в Чечне. Но было принято политическое решение, что все бросить и уйти. Ну и позорно выходили, конечно. Все оставили и вышли. Но проблема была не решена. Ведь уйти один раз, ничего не сделав, это значит следующая война будет. Так оно и случилось.

Это как если вам надо вытащить что-то ценное во время пожара из своей квартиры. Вы полпути сделали, а потом думаете: да нет, что-то жарко, пойду, посижу, покурю еще на улице, потом схожу. А когда уже пытаетесь потом зайти еще раз в свою квартиру, то уже вы и сами там сгораете.

А они вновь создали бандитское правительство, которое стало захватывать заложников, торговать людьми, наркотиками.

На блок-посту чеченских боевиков. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

На блок-посту чеченских боевиков.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

***

А потом была попытка рейда боевиков в Дагестан. И Вторая Чеченская. Это была совсем другая война. Ее вели уже иначе. И закончили не так, как первую. Но это уже совсем другая история.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Спецпроект «История Первой Чеченской. 18+»

00:00
00:00

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Это было страшное время

"Первая чеченская война началась 25 лет назад. Казалось бы, четверть века. Многое уже забылось и стерлось из памяти. Но нет, время не лечит. И для меня, и для сотен тысяч участников и свидетелей этой войны все было, как вчера..." Первая чеченская война глазами фотокорреспондента "Комсомольской правды"

Почему Ельцин не захотел встречаться с «пастухом» Дудаевым

Так сложилась моя служба, что начало первой чеченской войны я встретил не на северокавказском фронте, а на Арбате - в кабинетах и коридорах Минобороны и Генштаба. Там, где по воле ельцинского Кремля «мозговой трест» армии разрабатывал операцию по усмирению строптивой Ичкерии, рвавшейся из российской упряжки. В те дни мне довелось быть наблюдателем и участником тяжелой военно-политической и национальной драмы России конца прошлого века. (подробности)

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также