2019-12-05T17:25:05+03:00

Азербайджанский режиссер Ильгар Сафат: Писатель никогда не может сам выбрать язык своего творчества, это происходит помимо его воли

Известный азербайджанский режиссер о феномене осознанных сновидений, о странной посылке из Москвы и о том, почему он написал первую книгу на русском
Владимир Булкин
Поделиться:
Одна из ярких новинок, подготовленных издательством "Эксмо" - триллер "Моя необработанная форма" Ильгара Сафата. Фото: предоставлено издательством "Эксмо"Одна из ярких новинок, подготовленных издательством "Эксмо" - триллер "Моя необработанная форма" Ильгара Сафата. Фото: предоставлено издательством "Эксмо"
Изменить размер текста:

В Москве начала работу книжная ярмарка "Нонфикшн". Одна из ярких новинок, подготовленных издательством "Эксмо" - триллер "Моя необработанная форма" Ильгара Сафата. Наверняка многим знакомо имя автора. Когда-то Ильгар начинал работать в нашей стране, но потом переехал в Азербайджан и стал там известным режиссером. Документальные фильмы Сафата не раз получали награды международных кинофестивалей, а мистический триллер "Участок", снятый в 2008 году - был выдвинут на соискание премии «Оскар».

На книжной ярмарке состоялся дебют Ильгара как писателя. С Ильгаром Сафатом пообщался наш корреспондент.

- Ильгар, поздравляем с выходом романа. Расскажите, почему вдруг вы, успешный режиссер, решили обратиться к писательству.

- Дело в том, что писателем и режиссером я захотел стать одновременно. Еще в школе я писал романы, пьесы, занимался фотографией, снимал фильмы на восьмимиллиметровую любительскую кинокамеру. Путь в литературу и режиссуру оказался долгим и тернистым. К первому большому фильму "Участок" я шел двадцать лет, к первому роману - тридцать. Но некоторые мотивы, родившиеся еще тогда, в детстве, в далекие 80-е годы, дошли и до моих картин, и до книги.

- Вы живете в Азербайджане, но написали книгу на русском языке. Это сознательный выбор?

- Вообще, мне кажется, выбор делает не писатель, а народы: принимают ли они писателя или поэта в свое культурное лоно, или отвергают его. А писатель - ничего не выбирает, он - заложник своей судьбы, того языка, на котором мыслит и пишет, и той среды, в которой живет. Я воспитывался в Советском Союзе, в многонациональной среде. Пишу только на русском, но мне бы очень хотелось, чтобы мои книги были переведены и на азербайджанский язык.

- Ваш первый полный метр снят в жанре триллера, первая книга в жанре триллера. Почему?

- Тарковский говорил: "Настоящее искусство должно потрясать», этим мне интересен триллер. Через него можно выйти к предельным зонам человеческой психики, создать опасное экзистенциальное напряжение. К тому же мне всегда нравились триллеры и нуары: я специально упомянул в книге один из моих любимых нуаров 1955 года «Ночь Охотника, с Робертом Митчемом в главной роли.

- Откуда вообще взялась идея “Моей необработанной формы”?

- Этот триллер вырос из интересов всей моей жизни. В свое время я исследовал феномен люсидных, то есть осознанных сновидений, когда человек понимает, что он спит, и пытается контролировать свои сны. Мне захотелось поместить героя в сакральный континуум, но при этом подвергнуть его испытаниям захватывающей одиссеи. На одном крыле книги стоят Гомер, Софокл и Апулей, на другом Чехов, Гоголь и Достоевский. А еще, несмотря на всю свою кровавость и странность - эта книга очень личная. Есть там, к примеру, линия боксера-профессионала, пришедшая из моего детства и занятий боксом в школьные годы.

- Один из главных действующих лиц вашего романа - психиатр, создавший адскую программу «Голем 0.1.» Откуда у вас столько специальных знаний о психических расстройствах?

- Знаете, я довольно рано увлекся психологией, но в классическом ее проявлении, а потом, в начале 90-х, получил странную посылку из Москвы. В ней лежали книги: «Утро Магов» Жака Бержье и Луи Повеля, три тома Карлоса Кастанеды. Кто прислал мне эти книги - ума не приложу, но с того момента начался мой интерес шаманизму и изучению измененных состояний. Десять лет спустя, уже живя и работая на Дальнем Востоке, я снял документальный фильм «Корни Неба», где говорится о традиционном шаманском ритуале провода души умершего в Царство Мертвых Буни. После этого был мистический фильм «Участок», а одна из последних работ в созданном мной «Сафат-Театре» была пьеса израильского драматурга Идо Нетаньяху «В поисках смысла». В ней рассказывается история австрийского психолога Виктора Франкла, человека, пережившего Холокост, и создавшего такое направление в психологии, как логотерапия. Так что, это направление всегда со мной.

- Работа сценариста отличается от работы писателя?

- Конечно! Это два совершенно разных вида творчества. То, что хорошо в романе, неприемлемо для сценария. В сценарии ты структурируешь историю, работаешь, как архитектор. Нельзя привносить в работу над сценарием свои писательские методы: непрофессионально, когда сценарист пространно описывает звездное небо, или зимний лес. А вот для писателя, наоборот, знание законов драматургии необходимо, ну, или крайне желательно. Конечно, в современной прозе, в принципе, возможно уже все, что угодно, допустима абсолютная бесструктурность. Но я стараюсь и в прозе применять свои сценарные навыки, и пытаюсь нанизывать истории, какими бы сложными они не были, на крепкий позвоночник структуры.

- Планируете ли вы писать еще книги?

- У меня готова книга в жанре нонфикшн. Называется она: «Lucidity: Сны о Режиссуре». Это сборник философско-онтологических эссе, посвященных театру и образу Трикстера. Книга состоит из глав, описывающих измененные состояния сознания, люсидные сновидения, а также различные методы применения метафизического опыта в режиссерской практике. Еще я заканчиваю новый роман, который будет очень сильно отличаться от первого и по эстетике, и по жанру, и по затрагиваемым в нем проблемам. Наверное, останется только категория 18+. Это что-то вроде архетипической «сказки для взрослых», «путешествие героя» в духе исследований Джозефа Кэмпбелла.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Книжная ярмарка «Нон-фикшн» в Москве 2019: лучшее из художественной и научно-популярной литературы

В Москве с 5 по 9 декабря 2019 года пройдет Международная ярмарка интеллектуальной литературы «Нон-фикшн». Участниками станут издательства из 20 с лишних стран мира (подробности)

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также