2019-11-07T15:13:03+03:00

«Лес вывозят в Китай вагонами»: алтайский активист пожаловался на вырубки в Салаирской тайге

Игорь Абысов строчит жалобы в разные инстанции, но их не воспринимают всерьез
Поделиться:
Комментарии: comments3
Тайга, начало зимы.Тайга, начало зимы.Фото: Олег УКЛАДОВ
Изменить размер текста:

Общественник из Заринска Игорь Абысов уже год пишет жалобы во всевозможные инстанции по поводу вырубок леса на территории Салаирского кряжа. Мужчина утверждает, что за последние 25 лет черные лесорубы уничтожили «половину тайги», а распиленный лес вывозят вагонами со станции Заринская в Китай. При этом в ответ на его обращения никто из властей не подтверждает эти сведения. «Комсомолка» разбиралась, насколько обоснованы его претензии.

«Лес увозят, людей сокращают»

Темой восстановления леса Игорь Абысов вплотную занялся год назад. Тогда его выбрали в главы Аламбайского сельсовета, но тут же сняли с должности с формулировкой «не сложил с себя полномочия, несовместимые со статусом главы». Сам общественник утверждает, что он не смог приступить к своим обязанностям из-за серьезных проблем со здоровьем на тот момент.

Около пяти лет Абысов является председателем Союза Общественных Организаций Заринска. По его словам, он тесно сотрудничает с жителями города и района, помогает им с трудоустройством, судебными проблемами, ремонтом дорог и водопроводов. Но тема леса стала главной в его работе.

– В течение года я на всех уровнях власти поднимал проблему вырубки Салаирской тайги. За последние 25 лет ее уничтожили вполовину – об этом мне рассказали местные жители. По словам железнодорожников, каждый день со станции Заринская в Китай отправляют по четыре вагона распиленного леса – сосны, пихты, кедры. В Аламбае работают семь пилорам, – возмущается общественник.

Объемы экспорта леса из Алтайского края. Фото: Алтайская таможня

Объемы экспорта леса из Алтайского края. Фото: Алтайская таможня

Также Абысов пожаловался на сокращение лесовосстановительных бригад – по его данным, уволилось по 15 человек на станциях Аламбай и Тягун, а также в Сорокинском лесничестве.

Общественник пытается добиться расширения предлагаемых границ национального парка «Тогул». Его общая площадь может составить 145,5 тысяч га. Предполагается, что объект затронет четыре района края: Тогульский, Ельцовский, Солтонский и Заринский.

Игорю Абысову не нравится, что так мало земли последнего муниципалитета хотят включить в нацпарк. «Там небольшой кусочек на границе с Тогульским районом и Кемеровской областью. А мне кажется, что в нацпарк должны входить земли и Тягунского, и Аламбайского сельсовета – там же тоже тайга», – говорит общественник.

Предполагаемые границы национального парка. Фото: Министерство природных ресурсов и экологии Алтайского края

Предполагаемые границы национального парка.Фото: Министерство природных ресурсов и экологии Алтайского края

Не нравится Игорю Абысову и рабочее название нацпарка – по его мнению, территорию нужно назвать «Салаирский кряж», не обижая районы, которые она затронет. А по результатам голосования на сайте краевого минприроды большинство выступили за вариант «Салаир» (65,4% голосов). На втором месте – «Тогул», на третьем – «Салаирский кряж». В голосовании приняли участие более тысячи человек.

«Добывают в три раза меньше положенного»

Минприроды Алтайского края на жалобы Абысова отвечало, что в 2010 году участки лесов вокруг станции Аламбай отдали в аренду на 49 лет «Объединенной лесной компании». Ежегодно фирма добывает 23,3 тыс. кубометров древесины – это в три раза меньше объема, рекомендуемого материалами лесоустройства от 1996 года. Рубке подлежат спелые и перестойные деревья в эксплуатационных лесах.

Сотрудники краевого минприроды и Тягунского лесничества регулярно проверяют деятельность арендатора. За последние два года ни одного нарушения не нашли. Кроме того, арендатор содействует естественному восстановлению леса на площади от 84 до 140 га – минерализует почву, сохраняет подрост, ведет рубки ухода в молодняках, сообщает ведомство. В компании работают 93 человека.

В Тягунском лесничестве 6,4 тыс. га арендует «Алтайлеспромторг». Ежегодно предприятие добывает 15,3 тыс. кубометров древесины и занимается отгрузкой пиломатериала на станции Тягун. В компании работают 28 человек, плюс около 20 работников нанимают периодически.

89,1 га земель лесничества никем не арендованы. Хозяйственную деятельность на этой территории ведет краевое автономное учреждение «Алтайлес». Ежегодно его сотрудники заготавливают 18 тыс. кубометров древесины, а на площади около 110 га ведут минерализацию почвы для естественного восстановления леса в рамках госзадания. Также «Алтайлес» работает в Сорокинском лесничестве и предоставляет древесину для жителей района.

За последние два года в Тягунском лесничестве выявили 10 фактов незаконной рубки общим объемом 109 кубометров древесины на суммы 970 тыс. рублей. В Сорокинском лесничестве поймали черных лесорубов, которые вырубили 192 кубометра леса на сумму 171 тыс. рублей. В Аламбайском лесничестве нашли неочищенные от порубочных остатков лесосеки, что противоречит противопожарному законодательству. Нарушителей привлекли к уголовной ответственности.

Районная прокуратура также не нашла нарушений лесного законодательства в деятельности вышеуказанных предприятий. Того же мнения придерживается и зампредседателя алтайского правительства Денис Губин.

«Глупо рубить дерево и сажать на его месте новое»

Руководитель группы общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса в Алтайском крае Алексей Грибков рассказал «КП-Барнаул», что ничего страшного в транспортировке леса в Китай нет.

– Да, официально у нас идет заготовка древесины, это нормально. Едет лес в Китай – ну и что, хоть в Америку. Это законом не запрещено. Нарушения случаются, в том числе грубые. Проблем много. Но дело ведь не только в заготовке древесины – у нас, к примеру, идет добыча россыпного золота в районе Тягуна и в других местах. Проблемы лесной отрасли заключаются не в конкретных вагонах или золотодобытчиках в конкретном районе, они происходят из-за несовершенства законодательства, – считает общественник.

Алексей Грибков отметил, что для расширения границ нацпарка должны быть веские основания. Прежде чем предложить именно такие границы, провели комплексное экологическое обследование, общественные слушания.

– Я за то, чтобы особых природохранных территорий у нас было больше, но бесконечной ее сделать нельзя, хозяйственная деятельность должна быть. Хотя у нас и правда их мало. Для сравнения, в Горном Алтае их 26% от общей площади региона, в Кемеровской области – 15%, а в Алтайском крае всего 5,3%, – сообщил эколог.

По мнению Грибкова, общественникам, радеющим за восстановление лесов, было бы неплохо разобраться в лесном и природоохранном законодательстве перед тем, как жаловаться.

– Многие считают, что если срубили дерево – на его месте обязательно надо посадить новое. Но это глупость полная. Если приходится так делать, значит, ресурс был использован неправильно. Лес может и должен возобновляться сам, его надо рубить так, чтобы не восстанавливать искусственно, – заверяет эколог.

Пока вопрос о создании нацпарка отложили до следующего года, потому что стороны не пришли к единому мнению относительно его границ, названия и других вопросов. Некоторые жители четырех районов вообще выступают против: кто-то переживает, что не сможет свободно, как раньше, собирать ягоды и грибы, а кто-то боится, что природоохранный статус заказников, попадающих в нацпарк, ослабнет. И хотя экологи уверяют, что беспокоиться не о чем, убедить удалось далеко не всех.

Читайте также:

Первый Национальный парк появится в Алтайском крае

Его сотрудники будут охранять краснокнижных животных и растения, сохранившиеся с ледникового периода (подробнее)

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также