2019-09-17T18:16:44+03:00

Польша сделала всё, чтобы Сталин напал на неё через 17 дней после Гитлера

Чем был Западный поход Красной Армии в сентябре-1939: «освобождением древнерусских земель» или оккупацией?
Поделиться:
Комментарии: comments405
Нас любят попрекать «предвоенным союзом Сталина и Гитлера», вспоминают совместный парад Красной Армии и вермахтаНас любят попрекать «предвоенным союзом Сталина и Гитлера», вспоминают совместный парад Красной Армии и вермахтаФото: EAST NEWS
Изменить размер текста:

У наших славянских соседей — вновь повод для нападок на Россию. Ровно 80 лет назад, 17 сентября 1939 года, Красная Армия пересекла границы Польши. И присоединила к СССР нынешние территории Западной Украины и Западной Белоруссии. Произошло это всего через 17 дней после того, как вермахт вторгся в Польшу, начав Вторую мировую. И всего через 3,5 недели после заключения советско-германского пакта о ненападении.

Получается, «диктаторы Сталин и Гитлер вместе расчленили свободолюбивую республику», и мы — такие же международные преступники, как немецкие нацисты… Или всё-таки нет? «КП» разобрала мифы о той кампании вместе с кандидатом исторических наук, экспертом по Второй мировой войне Дмитрием Суржиком.

Миф №1. Сталин цинично напал на демократическую страну.

— На момент 17 сентября 1939 года войска Речи Посполитой были уже разгромлены вермахтом, польское правительство бежало за границу. Напомню, сам Сталин в критические дни осени 1941 года поступал совершенно иначе, известен его телефонный звонок в действующую армию: «Штаб остаётся на фронте, я остаюсь в Москве. Берите лопаты и ройте себе могилы». Почему? Все прекрасно осознавали: нет центрального управления — нет и страны-участницы войны, она исчезает во всех смыслах, в том числе и как субъект международного права. Это понимало даже тогдашнее правительство Польши. Оказавшись в изгнании во Франции, оно издало свой первый документ — Анжерскую декларацию. Где констатировало, что находится в состоянии войны с Советским Союзом… но де-юре объявлять ему войну не стало. Возможно, понимая: юридических оснований для этого не было.

На момент 17 сентября 1939 года войска Речи Посполитой были уже разгромлены вермахтом, польское правительство бежало за границу Фото: EAST NEWS

На момент 17 сентября 1939 года войска Речи Посполитой были уже разгромлены вермахтом, польское правительство бежало за границуФото: EAST NEWS

Миф № 2. Польша пала жертвой сговора двух тоталитарных режимов.

— Нас любят попрекать «предвоенным союзом Сталина и Гитлера», вспоминают совместный парад Красной Армии и вермахта (состоялся 21 сентября 1939 года в бывшем польском, а ныне белорусском Бресте). При этом главным сателлитом нацистского Берлина в Восточной Европе была как раз… Варшава. Немцы заключили с ней договор о ненападении первыми, еще в 1934 году — так называемый пакт Пилсудского-Гитлера. Юзеф Пилсудский считался одним из отцов-основателей независимой Польши, в Германии затем с помпой издавался перевод его мемуаров. А если уж говорить о совместных парадах — таковой состоялся в Варшаве 11 ноября 1938 года в честь независимости Польши, немецкие военные присутствовали там в качестве почетных гостей. Была даже вероятность «союзного» польско-германского вторжения в СССР — подобные перспективы анализируются в записке начальника Генштаба Красной Армии Бориса Шапошникова в адрес наркомата обороны весной 1938 года. Так что для Варшавы упрекать нас за «советско-немецкий союз» — верх цинизма.

С момента прихода Гитлера к власти в Германии не прошло еще и года, а Варшава уже заключила договор о ненападении с Берлином Фото: EAST NEWS

С момента прихода Гитлера к власти в Германии не прошло еще и года, а Варшава уже заключила договор о ненападении с БерлиномФото: EAST NEWS

Миф № 3. СССР выступил оккупантом восточных частей Польши (так же как Германия — западных).

— Межвоенные отношения между Москвой и Варшавой действительно были напряжёнными. Восточной политикой Польши был так называемый «прометеизм» — план раскола СССР по национальному признаку. Для этого Варшава работала с эмигрантами-антисоветчиками, в том числе с украинскими и грузинскими националистами. Задача-максимум — создать «Польшу от моря до моря» (от Балтики до Крыма) за счёт русских земель. [В советское время о довоенном «Прометеизме» братской социалистической Польши говорить было не принято, но на Западе этот проект хорошо изучен — например, в исторических исследованиях Института Гувера в США— прим. ред.] Об этих планах Москва, конечно, знала. Но в ходе Польского похода Красная Армия не стала продвигаться слишком глубоко, остановившись лишь на «линии Керзона». Эта линия, как этническая граница между поляками, с одной стороны, и украинцами и белорусами, была согласована ещё Антантой после Первой мировой и должна была стать восточной границей Польши. Но Варшава из-за слабости Советской России после гражданской войны смогла эти территории захватить.

Сейчас на Западе забывают, что Польша вместе с Гитлером участвовала в разделе Чехословакии в 1938 году. Захватила её Тешинскую область под предлогом того, что там живет немало этнических поляков Фото: EAST NEWS

Сейчас на Западе забывают, что Польша вместе с Гитлером участвовала в разделе Чехословакии в 1938 году. Захватила её Тешинскую область под предлогом того, что там живет немало этнических поляковФото: EAST NEWS

Миф №4. То вторжение нарушало даже тогдашнее международное право, не говоря уже о нынешнем

— Сейчас на Западе забывают, что Польша вместе с Гитлером участвовала в разделе Чехословакии в 1938 году. Захватила её Тешинскую область под предлогом того, что там живет немало этнических поляков. Гарантом безопасности Чехословакии по международным соглашениям тогда выступал Советский Союз. 23 сентября 1938 года, незадолго до позорного раздела этой славянской страны, СССР предъявил Варшаве ультиматум: если она будет в этом участвовать, то Москва снимает с себя обязательства НЕ нападать на саму Польшу в дальнейшем. Но наши соседи промолчали. И тем самым предрешили саму судьбу, открыв «дипломатические ворота» для будущего Польского похода РККА.

Тут интересно вспомнить и слова Уинстона Черчилля, сказанные после 17 сентября 1939 года:

— Россия проводит холодную политику собственных интересов. Мы бы предпочли, чтобы русские стояли на своих нынешних позициях («Линии Керзона» в 1939 году — ред.) как друзья и союзники Польши, а не как захватчики. Но для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии, — заявил тогда один из ключевых британских политиков. То есть на тот момент никаким «преступлением» это почему-то никто не считал, включая даже «западных партнеров».

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также