2019-07-23T12:18:03+03:00

Спор за собственность с уголовным уклоном

Организаторы захвата здания Мурыгинской бумажной фабрики (Кировская область) продолжают настаивать, что уголовное дело против них – это давление на бизнес
Аркадий МЕЛЬНИКОВ
Поделиться:
Изменить размер текста:

Прежде, чем узнать, каким бизнесом занимаются генеральный директор Нововятского лыжного комбината Руслан Цуканов, конкурсный управляющий ООО «Имущественный комплекс «КБФ» Сергей Мартынов и юрист НЛК Илья Огородников, напомним о событии, из-за которого они стали фигурантами уголовного дела.

16 ноября 2018 года на фабрике стал бы ничем не примечательным рабочим днем, если бы не шоу «фантомасов», как назвали работники произошедшее в то утро событие. Они пришли на смену, а там уже вовсю хозяйничали вооруженные люди в масках и камуфляже, напоминающем камуфляж спецслужб. Они приехали на микроавтобусе с номерами правительственной серии ЕКХ и проблесковым маячком. Макулатурный цех был взят в считанные минуты - охрана на проходной разумно не стала упираться грудью в стволы.

На первый взгляд, захват макулатурного цеха представляется странным тактическим решением. Но именно он является ключевым звеном производственной цепи. Захватив его, бойцы ставшего недавно известным на всю страну ЧОПа «Альфа-Хорс» парализовали работу всего предприятия. Собственник фабрики – ООО «Сокольский фанерный комбинат» (СФК) – оценил убытки от простоя как минимум в 3 млн. рублей.

Впрочем, важнее здесь не тактика нападавших, а стратегия тех, кто за ними стоял. Причиной, побудившей решиться на столь резкие действия, стали, конечно же, деньги. Вернее, активы фабрики, которые организаторы захвата когда-то контролировали и несколько лет назад продали. Но, расставшись с недвижимостью, они не расстались с убеждением в том, что она все еще принадлежит им. Не случайно сразу после захвата руководство СФК стало получать через посредников предложения «решить вопрос».

А вопрос в том, что координатор захвата Руслан Цуканов, который является еще совладельцем и генеральным директором Нововятского лыжного комбината, попытался представить произошедшее как «возвращение имущества законному владельцу». И даже аргументировал эту мысль выпиской из Росреестра о закрепленном за ООО «Имущественный комплекс «КБФ» праве собственности на одно из зданий фабрики. «КБФ», между прочим, сейчас находится в процессе банкротства.

Правда, собственником «КБФ» стал за 10 дней до описанных выше событий. И понадобились для этого всего несколько ксерокопий датированных… 1995 годом, а не оригиналов документов, как это предусмотрено российским законодательством. Все мы представляем, сколько инстанций надо пройти, сколько собрать справок, чтобы, например, получить квартиру в наследство. А тут целое здание с кадастровой стоимостью 9 млн. рублей легко обретает владельцев. Как это у них получилось? Наверное, уметь надо.

Мало того, что документ оказался сомнительным, так еще и здание, на которое было оформлено право собственности, находится за территорией фабрики - если судить по кадастровой карте. Что не помешало вооруженным захватчикам утверждать, что они прибыли, чтобы охранять чью-то собственность, а милиции наблюдавшей за происходящим, имитируя бурную деятельность, фактически способствовать совершению преступления самоустранившись от его пресечения.

Конкурсный управляющий «КБФ» Сергей Мартынов отдает его в аренду Нововятскому лыжному комбинату за 15 тысяч рублей в месяц. Ну а его директор Руслан Цуканов подтягивает чоповцев - восстанавливать «правовую справедливость»...

ЛАКОМЫЙ КУСОК

Когда два года назад фабрика перешла в собственность СФК, назвать ее привлекательным активом было сложно. Расхищенное и уничтоженное оборудование, неработающее производство, долги перед работниками, перед бюджетом, процедура банкротства.

СФК возобновил работу фабрики, инвестировав в модернизацию производства более 150 млн. рублей, выплатил долги по зарплате. Сейчас работники фабрики зарабатывают на треть больше, чем в среднем по области. Меньше чем за год СФК отчислил в бюджет больше 270 млн. рублей налогов и других платежей.

И вот, будучи на подъеме, Мурыгинская бумажная фабрика снова привлекла внимание тех, кто в свое время привел ее к краю пропасти.

По одной из версий, которые проверяет следствие, Руслан Цуканов, Илья Огородников и Сергей Мартынов действовали не только из личной заинтересованности, но и в интересах кредиторов ООО «ИК «КБФ», одним из которых является Нововятский лыжный комбинат. Среди основных кредиторов - бизнесмены, в истории которых – не одно банкротство лесоперерабатывающих предприятий Кировской области.

Когда-то Мурыгинская бумажная фабрика была известна как завод «Эликон». Несмотря на то, что она выпускала пользующиеся высоким спросом электроизоляционную, гофрированную, парафинированную, пропиточную, папиросную и сигаретную бумагу, в 2009 годы была признана банкротом. В начале этого десятилетия контроль над ней получил бизнесмен с белорусским гражданством Альберт Ларицкий. Примерно в это же время он приобрел Косинскую бумажную фабрику (КБФ) и Нововятский лыжный комбинат (НЛК).

В тогдашнем правительстве Никиты Белых говорили, что наконец-то на фабрику пришел настоящий инвестор, но «вдруг» в 2014 году «Эликон» стал банкротом. Было подозрение, что банкротство – умышленное. Дело в том, что компания накопила большие долги перед налоговиками и поставщиками, но при этом выдала почти 20 млн. рублей займов аффилированным ООО.

Это дело до конца доведено не было, потому что Альберт Ларицкий отправился в колонию за мошенничество и вывод в офшоры средств Нововятского лыжного комбината (НЛК).

Можно сказать, на НЛК повторился сценарий «Эликона». Альберт Ларицкий передал комбинат по «джентльменскому соглашению» гражданину Германии и России Юрию Зудхаймеру (Судгаймеру). С этой сделкой связана другая резонансная история.

Выяснилось, что компания находится в предбанкротном состоянии и почти не выполняет инвестиционные обязательства, из-за чего рискует потерять лесные участки. Областное правительство сдало их в аренду НЛК при условии, что комбинат будет реализовывать приоритетные инвестпроекты.

Юрий Судгаймер обращается за помощью к тогдашнему губернатору Кировской области Никите Белых. Тот пообещал содействие. И, как известно, был арестован за получение взятки в размере 200 тыс. евро и осужден на 8 лет.

Считается, что именно благодаря знакомству с Юрием Судгаймером Руслан Цуканов оказался в лесном бизнесе. В 2013 году он стал гендиректором УК «Лесхоз», а затем - и НЛК, основной владелец которых - немецкий бизнесмен с советскими корнями.

Получается, действия Цуканова по захвату Мурыгинской фабрики были не только в его интересах, но и в интересах немецкого компаньона.

Захват провалился. Более того: в отношении организаторов заведено несколько уголовных дел. В январе 2019 года Руслан Цуканов, Сергей Мартынов и Илья Огородников были арестованы по постановлению Басманного суда Москвы.

Однако весной суд Первомайского района Кирова отклонил ходатайство следствия продлить арест обвиняемым. Решение судья обосновал тем, что между СФК и НЛК существует имущественный спор. Никакой уголовки - как будто не было ни сомнительной выписки из Росреестра, ни вооруженного захвата, парализовавшего работу градообразующего предприятия…

И теперь «бизнесмены» и их партнёры с белорусскими корнями стараются всеми способами представить конфликт в исключительно хозяйственной, а не уголовной плоскости выставить себя жертвами следственного беспредела.

В этой истории вопросов больше, чем ответов. Откуда у ничем не примечательных гомельских «бизнесменов» ресурсы на скупку ключевых лесоперерабатывающих активов кировской области? Как это связано с разгромом белорусскими правоохранительными органами в 2000- х годах крупной ОПГ в гомельской области, причастной к совершению особо тяжких преступлений? Как многомилионный валютный кредит Сбербанка, выданный Ларицкому, был за бесценок передан Судгаймеру? Как формировалась задолженность подконтрольных Судгаймеру предприятий? Где похищенные деньги и будет ли их кто-то искать? Почему на территории области 10 дней хозяйничали вооруженные люди в форме спецслужб? Как можно по ксерокопии оформить право собственности на промышленный объект на опасном производстве? Есть ли у этих «героев капиталистического труда» верные и могущественные помощники и что их связывает?

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также