2019-05-23T13:10:32+03:00

«А потом Галя покончила с собой»

Актер сериала «Секта» Евгений Коряковский - о грани между счастьем и несчастьем, пользе мата, Светлане Ходченковой и о том, куда заводит бегство от реальности
Поделиться:
Комментарии: comments3
Персонаж Евгения Коряковского спасает чужие души, но решить свои проблемы оказывается сложнееПерсонаж Евгения Коряковского спасает чужие души, но решить свои проблемы оказывается сложнее
Изменить размер текста:

23 мая на платформе THТ-Premier стал доступен к просмотру сериал «Секта». Продюсеры проекта — создатели «Звоните ДиКаприо!», «Ольги» и «Физрука» Антон Зайцев, Антон Щукин и Артем Логинов, режиссер — лауреат Венецианского фестиваля Гела Баблуани.

Впервые в истории российских сериалов все серии (их восемь) появились в один день, как это обычно делает американский сервис Netflix. «Секту» сняли специально для онлайн-платформы, что в известной степени развязало авторам руки: принятых в телеэфире цензурных ограничений у них не было.

В центре психологического триллера — депрограммеры: люди, которые пытаются вернуть к нормальной жизни бывших членов тоталитарной секты. Те, в свою очередь, сдаваться не намерены: их главарь (Филипп Янковский) полон сил и желания отомстить. Отдельно развивается линия Лили (Светлана Ходченкова): она тоже была сектанткой и прошлое не отпускает ее, являясь в жутких кошмарах во сне и наяву.

О «Секте», о русском сериале, который еще не вполне изобретен, и тяжелой жизни современного маленького человека «КП» рассказал актер Евгений Коряковский, сыгравший в сериале одну из главных ролей - лидера депрограммеров, психотерапевта Демидова.

- Вы сами в жизни с сектами сталкивались?

- Бог миловал, но есть одна история, про которую я все время помню… У меня была однокурсница Галя. Знаете, случаются такие тихие и прекрасные особи женского пола, которые сторонятся шумных компаний, гуляют по заброшенным стройкам, пишут плохие стихи. Знают при этом, что стихи плохие, но их это не останавливает. Она всегда была дико печальная, всегда. Устроилась работать на рынок - был конец девяностых, заработать можно было только там, а на Галиной шее сидели и мать ее, и младший брат. Я там ее видел несколько раз, и каждый раз она меня гнала побыстрее: ей было стыдно и неудобно, что она, прекрасно разбирающаяся в Джойсе и поэзии Серебряного века, торгует трусами да колготками. Однажды я ее встретил в городе, и она вдруг оказалась сияющая, счастливая - говорила, что познакомилась с прекрасными людьми, и что они зовут ее с собой в невероятное место, в рай на земле, где они будут все вместе жить. Я говорю: «Кто эти люди? Расскажи мне, Галя! Будь аккуратнее, не верь всему сразу!». Не рассказала. Убежала от вопросов. Я никогда в жизни не видел ее такой счастливой.

В сериале «Секта» Светлана Ходченкова наконец выпала из образа красивой стервы — тут она замученная мать-одиночка с тяжелым прошлым и сумрачным настоящим

В сериале «Секта» Светлана Ходченкова наконец выпала из образа красивой стервы — тут она замученная мать-одиночка с тяжелым прошлым и сумрачным настоящим

Через какое-то время, небольшое, Галя покончила с собой. Я толком не знаю, из-за чего. Но я связываю это с тем ее счастьем, которое было не настоящим, избыточным. Несвойственная ей, практически истероидная форма радости. Я тогда за нее испугался, но так бывает: ты не знаешь, что делать, как помочь, и нужно ли вообще соваться - кто тебя просил, какого хрена? Я очень хорошо помню эту Галю. У меня где-то лежит ее рисунок пером: птицы какие-то, женские силуэты… Галя не умела жить в реальном мире, сторонилась его, заставляла себя приспособиться, пыталась справиться, справлялась. Но после встречи с теми людьми, которые позвали ее в какой-то другой мир, вернуться в реальность уже не смогла. Галя просто создана была для сектантских ловушек. И выбраться у нее тогда шансов не было. Я виню себя в том, что даже не попробовал что-то сделать. Вроде как большая девочка, сама же справится. Не справилась.

Сериал СЕКТА тизер.

- ТНТ-Premier - новая площадка, ее аудитория еще формируется. Очевидно, что она не так консервативна, как люди, которые смотрят большие федеральные телеканалы. Каким вы представляли зрителя, когда снимали проект?

- Мне кажется, что, снимаясь, не нужно представлять, условно говоря, 17-летнюю девушку или двадцатилетнего парня, или их родителей, сидящими перед экраном. Верю, что, если ты честно делаешь свою работу, да с сердцем, это найдет отклик. Парадоксальным образом этот сериал, при всей своей жести, может понравиться даже моей маме. Она, конечно, меня будет страшно ругать за то, что я матерюсь в кадре. Но в целом эта история ей точно зайдет. А это совсем другое поколение, скажем так.

Герой Филиппа Янковского - главарь секты, который придумал новую мораль: от любого греха можно откупиться

Герой Филиппа Янковского - главарь секты, который придумал новую мораль: от любого греха можно откупиться

Платформы позволяют сбрасывать цензурные законы, и это большая радость. Мне кажется правильным, что на центральном телевидении материться нельзя, но на платформах - можно и даже нужно, потому что это неотъемлемая часть русского языка. В сериале есть сцена, когда у моего героя настолько все плохо, что кроме мата там практически ничего нет. У него истерика, он орет, плачет, кричит, и ведет при этом машину. Я ужасно люблю эту сцену. Я не представляю, как можно это сыграть "культурно", без жаргонизмов. Невозможно! Ну и ору там матом пять минут во всю глотку. В монтаж вошла одна. И это кайфовый глоток свободы творческой. Не то что бы мы там специально матерились каждую секунду, нет - просто есть ситуации, когда невозможно обойтись без мата.

- Возникает ощущение подлинной жизни?

- Да! Для канала мы бы причесали эту историю, и она была бы уже другой. Уровень честности, правды, которую позволяют себе платформы, – совершенно новый, и это для артистов большое счастье. ТНТ-Premier пошел на большой риск, рассказав в «Звоните ДиКаприо!» про человека, который болен СПИДом, но это завоевало аудиторию. А сейчас сериал про секту. Молодцы, ребята с платформ, они очень важную территорию осваивают.

- Эротические сцены тоже будут ого-го? Раз нет цензурных оков.

- Кажется, есть парочка... Но на них не делается ставка, это не часть языка этого сериала.

- По вашим ощущениям, все получилось?

- Мне очень хочется, чтобы у сериала был резонанс, чтобы круги по воде.... Но никогда не знаешь, сработает или нет. Поэтому пусть будет, как будет. А я просто люблю этот сериал, и людей, которые его делали. Мне кажется, мы и сами, его создатели, прекратились в какую-то секту. Секту людей, любящих ту часть жизни, когда они снимали сериал.У нас была фантастическая интернациональная команда под предводительством офигенного режиссера Гелы Баблуани, который собирал эту картину как мозаику. По камушку. И каждый камушек проверялся и перепроверялся на правду. И жизни, и художественную. Когда мы снимали пилот, в первые дни у меня было много сцен с пробежками, и я все время доставал Гелу: «С какой мыслью я бегу, зачем я бегу, откуда я бегу, с какой скоростью я бегу, вон то дерево обегать ли?» Гела терпеливо все объяснял. Но через какое-то время многие вопросы отпали, и просто было в кайф жить в этом мире. И если Гела говорил: «Женя, ты бежишь оттуда и туда», я просто бежал. И все.

Депрограммеры пытаются вернуть к жизни Нику (Анастасия Чистякова) - бывшая сектантка на грани безумия

Депрограммеры пытаются вернуть к жизни Нику (Анастасия Чистякова) - бывшая сектантка на грани безумия

- Сейчас в России долгожданный бум сериалов. И каждый новый продукт неизбежно сравнивают с эталонами жанра - американскими сериалами от HBO, Showtime, Netflix. Можно ли сказать про «Секту», что это продукт на этом уровне - без «родовых болезней» сериалов, которые показывают на канале «Россия»?

- Пытаться сделать «как у НВО» - это провальный путь. Мы должны изобретать свою кинематографию, чтобы у русского, российского кино появился свой собственный бренд. Сейчас он малоочевиден. Если мы говорим, например, о датских сериалах, сразу возникает ощущение определенного качества, картинки, темы… А что такое русский сериал? Непонятно. Мне кажется, он еще не изобретен. А почему только русский? А возможен якутский сериал? А на каком он должен быть языке? Это тоже мы, это тоже наше. Куча вопросов. Новые платформы призваны не догнать Neflix - бог с ним, а изобрести собственный киноязык и собственную киноидентичность. Хватит озираться. Нет, мы должны, конечно, смотреть, что делают кинематографисты во всем мире, но задача все-таки снимать по-настоящему крутые штуки для себя. Я немножко пафосно разговариваю, есть у меня такая беда… Я пафосный.

- Простой вопрос: зачем смотреть «Секту»?

- Человеку в нашей стране живется довольно сложно, если ты не принадлежишь к трем процентам дико обеспеченных людей. И этот сериал как раз про тех, кому живется сложно. Там нет положительных героев и нет отрицательных. Просто куча людей в кризисе, где каждый переживет драму, если не отчаяние. Каждый стремится что-то с этим своим несчастьем сделать, как-то его побороть, преодолеть. А секта - это просто тема, которая дает возможность собрать около себя большое количество историй про эти человеческие несчастья. Если люди посмотрят этот сериал и что-то поймут именно про свою жизнь, если произойдет чуть больший диалог с самим собой, если после увиденного в них появится чуть больше веры в себя и мысль, что если не все, то хоть что-то можно изменить, значит, все хорошо и мы молодцы. Я опять на пафосную трибуну залез - подождите, я слезу.

- Можно ли идею сериала «Секта» экстраполировать на жизнь вообще, под сектой подразумевая что-то еще?

- Ну, конечно! Что такое секта? Это попытка спрятаться от реальности. И каждый из нас прилагает кучу усилий, чтобы от этой реальности спрятаться. Как известно, это невозможно: сколько ни обкладывай себя розовыми конфетками, все-равно в какой-то момент прилетит битой в лицо. И нужно быть готовым к этому. Мой герой в одной из сцен говорит: «Я знаю, как достать человека из секты. Но я не знаю, как потом сделать его счастливым». Да, там - в секте, в этой своей сраной сказке, сектант счастлив. Ему там отлично! Но важно, по идее, найти эти инструменты счастья и в реальной жизни. Черт, а это вообще возможно?

- Как вам работалось со Светланой Ходченковой? О ее непростом характере ходят легенды.

- Не скажу, что мы подружились, этого не произошло. Но работали хорошо. Со всеми остальными у нас актерское братство как-то сразу организовалось, а Света держалась отдельно. Но это не то что бы высокомерие, нет. Она словно экономит энергию, лишний раз не тратится. Маленький невидимый заборчик все же был. Но, может, я сам виноват: я тоже не очень большой специалист сразу располагать к себе, дружить и все такое. Да и робел я немного. Ага. Робел, да.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также