2019-05-14T00:33:42+03:00

Павел Лунгин: Война бывает необходима, но любить ее - дико

10 мая в прокат выходит «Братство» Павла Лунгина. Кажется, еще ни один фильм прославленного режиссера не вызывал столько споров… [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments18
Полковник КГБ (Кирилл Пирогов, справа) и военный переводчик (Федор Лавров) должны вытащить из афганского плена советского пилота. Фото: Кадр из фильмаПолковник КГБ (Кирилл Пирогов, справа) и военный переводчик (Федор Лавров) должны вытащить из афганского плена советского пилота. Фото: Кадр из фильма
Изменить размер текста:

Действие «Братства» разворачивается в последние недели перед выводом советских войск из Афганистана. Молодой военный пилот, сын советского военачальника, попадает в плен к моджахедам. Чтобы его вызволить, офицеру КГБ (Кирилл Пирогов) приходится разработать довольно сложный план. Впрочем, в дело вмешаются эмоции, и все пойдет не по плану…

В фильме воины-интернационалисты показаны не вполне голубями мира: они и дерутся, и отнимают деньги у местных жителей (перевозящих наркоту), и пьют, и вступают с душманами в торговые отношения… Фильм должен был выйти в прокат 9 мая. Но заместитель главы комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Игорь Морозов заявил: «Для такого праздника у нас есть совершенно другое кино». Он также сказал, что на «Братстве» нельзя воспитывать чувство патриотизма, что в картине показаны «военные преступления». Председатель Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство» Борис Громов вообще призвал лишить фильм прокатного удостоверения: дескать, «Братство» - один из вариантов «классической черной русофобии», «после просмотра картины ярости ветеранов не было предела».

Некоторые бывшие «афганцы» присоединились к ним, некоторые - наоборот, встали на сторону Лунгина. После бурных обсуждений, к которм был привлечен министр культуры, выпуск перенесли на 10 мая. А еще фильм убрали из программы Московского кинофестиваля (он должен был его закрывать).

Перед премьерой мы поговорили с Павлом Лунгиным.

Почему «Братство» Лунгина вызвало столько споров

00:00
00:00

«Я ДЕЛАЛ ЭТО КИНО НЕ РАДИ ДЕНЕГ»

- Где вы снимали фильм и как нашли на него средства?

- Деньги на этот фильм найти было очень сложно. При том, что он основан на рассказах Николая Дмитриевича Ковалева, который в 80-е работал в Афганистане, а потом был и генералом армии, и начальником ФСБ, и до самой смерти - депутатом. У него, человека очень скромного и интеллигентного, не было больших финансовых возможностей. Он очень переживал, когда его товарищи, которые обещали помочь деньгами, потом внезапно отказывали. А он уже тогда начинал болеть, чувствовал себя слабым… Но в результате я смог, хоть и с трудом, найти деньги в Фонде кино и привлечь частного инвестора. То есть хочу сразу уточнить, что делал этот проект не ради денег - средств как раз не было совсем.

Поэтому мы отказались от Таджикистана и Узбекистана, которые подходили по ландшафтам, но были очень дороги. К счастью, мы нашли совершенно замечательную натуру в Дагестане. В Москве все думают, что это маленькая кавказская республика, но на самом деле это целая огромная страна, с морем, со снежными горами и с очень симпатичными людьми. Снимали высоко в горах, в ауле Гуниб, где когда-то был пленен Шамиль. Еще и выше лезли - там есть полузаброшенный аул Карада, где мы снимали сцены боев

- Такое ощущение, что воинов-афганцев сейчас считают героями в белых одеждах, причем так считают и они сами. И когда выясняется, что на одеждах есть пятнышки, пусть совсем маленькие - это вызывает бешенство. Может, за 30 лет что-то случилось с памятью?

- В «Братстве» показана жестокость войны, хаос войны. Люди не понимают, как трудно им было выходить из Афганистана. Входить под барабанную дробь было легко, а вот покидать его… По духу это фильм - антивоенный. Не может человек любить войну и хвалить войну. Она может быть необходима для защиты, может быть единственным выходом из ситуации, но говорить, что ты любишь войну – дико.

Наверное, сейчас некоторые ветераны Афганистана хотят видеть себя кем-то вроде маршала Жукова на белом коне. Но в основном это люди, плохо вписавшиеся в новую жизнь. Они чувствуют, что им за их подвиги не дали заслуженных наград, что они чего-то недополучили. Ведь, когда они вернулись из Афганистана, оказалось, что они никому не нужны. А через несколько лет еще и Советский Союз развалился… Они до сих пор не переосмысляют себя и свой опыт. Но при этом хотят учить молодежь. Хотя чему он и могут научить ее сейчас?

- Вы еще много говорили про опасность «цензуры снизу».

- Это очень интересное, довольно редкое и совершенно отвратительное явление. Это - нападение на свободное воображение, на свободную мысль, в конечном счете, на любое искусство. Люди поносят «Матильду», которую даже не видели, врываются на выставки, срывают спектакли. Любая маргинальная группа, любой безумец, окруживший себя еще пятью безумцами, может начать писать письма, совсем по Галичу: «Как истый патриот, верный сын Отечества, обязан известить дорогие «органы»…» Я все это ненавижу, потому что в демократическом обществе люди могут иметь разные взгляды. Один, например, монархист, а другой ненавидит монархию, но живут-то все вместе. Вместе платят налоги, вместе что-то делают, так или иначе признавая друг друга. Но у многих нет желания внутреннего компромисса и умения его добиваться. И такую «цензуру снизу» я бы жестко пресекал, потому что люди могут начать сходить с ума. Скоро начнут еще иконы обсуждать - а те ли святые на них изображены?.. Кстати, думаю, мой фильм «Остров» сейчас тоже затоптали бы. Потому что там предатель становится святым, молится спиной к алтарю, не слушается своего начальства… Сегодня обязательно пошли бы письма «куда следует»!

Павел Лунгин признается: это кино он снимал не ради денег. И уж конечно, не ожидал столь скандальной славы. Фото: Борис КУДРЯВОВ

Павел Лунгин признается: это кино он снимал не ради денег. И уж конечно, не ожидал столь скандальной славы.Фото: Борис КУДРЯВОВ

А у других людей есть желание угадать, куда дует идеологический, государственный ветер. Оно появилось у наших людей после огромного опыта несвободной жизни. Вот стали вдруг сейчас любить Сталина и говорить о нем с большим уважением. На самом деле просто почувствовали, что, может, пришло время его любить. И социологическим опросам я не очень верю, - мне кажется, люди редко отвечают искренне, гораздо чаще пытаются угадать, какой ответ будет правильным. Знаете, как в том еврейском анекдоте – «Сколько будет дважды два?» - «А сколько вам надо?»

«НАИВНО ДУМАТЬ, ЧТО В КАННЕ МЕЧТАЮТ ПОСМОТРЕТЬ НА РОССИЙСКИЕ ПОМОЙКИ»

- Вы живете рядом с огромным кинотеатром. Часто ходите в кино?

- Реже, чем хотелось бы. Но меня зовут, иногда хожу.

- Что вам понравилось из российских фильмов или сериалов последнего времени?

- Фильмы Василия Сигарева, в частности, последний на сегодня его фильм «Страна 03». Или «Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в дом инвалидов» Александра Ханта. Мне нравятся фильмы Андрея Звягинцева, они всегда интересные.

- Есть классическая песня, которую исполняют его его ненавистники: мол, Звягинцев снимает гадкую, грязную, некрасивую Россию, а потом «продает» свои фильмы на Каннском фестивале, где только и ждут, что Россию покажут такой.

- В свое время, когда я снял «Такси-блюз» и «Луна-парк», мне говорили то же самое. Мне кажется, это наивная мысль. Может, кому-то кажется, что наши помойки – самые интересные в мире, и все рвутся на них полюбоваться? Но в мире есть помойки гораздо круче… Это типичное высказывание, которое, в конце концов, упирается в какую-то дикую гордыню: так уж хотят в Канне наших помоек, аж им неймется! Нет, речь идет о новом киноязыке. У Звягинцева есть свой печальный взгляд на развитие человечества вообще и на развитие нашей с траны в частности, взгляд, полный боли, взгляд человека, который сам мучается. И он вызывает уважение.

- А фильмы, которые выпускает Marvel, вы смотрите? «Мстители. Финал» сейчас как раз собирают огромную кассу…

- Да нет, не очень-то я их и смотрю. Я все-таки люблю психологические фильмы. Кстати, сейчас появилась новая смешная тенденция, когда сверхинтеллектуальные люди говорят: «Сегодня я иду на фильм Marvel!», или «Сегодня я смотрю «Игру престолов!» Словно в публичный дом собираются: «Сегодня мне не звоните. Я такой умный, хороший, семейный, но сегодня позволю себе пошлость!» Вообще-то это детские фильмы, лично я могу без них жить. Но, видимо, они лихо сделаны, и смешно говорить о том, что это плохо, если весь мир их смотрит. И в этих фильмах чем дальше, тем больше появляется драматизма, они пытаются разыгрывать шекспировские трагедии на материале комиксов. Что немного наивно, но, в общем, хорошо - потому что включает у зрителя воображение…

- Мы упомянули Каннский фестиваль. Ваши фильмы давно там не появлялись. Хотя в 1990-м вы получили там приз за режиссуру «Такси-блюза» - немногие российские режиссеры могут похвастаться такими наградами.

- И «Луна-парк» был в Каннах, и «Царь». А сейчас - да, чего-то не берут. Может, я стал старый, может, как-то расхожусь с современным мировосприятием… Я по-прежнему снимаю гуманистические фильмы, основанные на вере в человека. Может быть, современные фильмы отвергают эту мысль, а философия приходит к тому, что сам проект человека - не совсем удачный. Может, им стали интересны новые имена и новые взгляды…

- Как вам кажется, много народу посмотрит ваш фильм? Хорошие будут кассовые сборы на волне неожиданной полемики?

- Вы не можете спрашивать у подопытного, на котором ставят эксперимент, как, по его мнению, этот эксперимент закончится! Пока что ко мне и к моему фильму подведены электроды, опыт идет полным ходом, а результат мы скоро увидим. Одни говорят, что такой рекламы, какую сделали «Братству», не купить ни за какие деньги. Другие - что скандалы вокруг фильма отвратят от него зрителей… К сожалению, наш народ не хочет проблем, вообще никаких, даже на экране. Вот это, может быть, самое опасное: будущее есть у людей, у котор ых есть проблемы, потому что они их решают. А мы даже не хотим смотреть фильмы, которые хоть как-то обращаются к человеку, к его совести и памяти, и призывают к моральной работе над собой.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Мы уходим с Востока, уходим, уходим…

Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ

Разве фильм Лунгина сегодня открыл глаза на ту войну, о которой мы толком не знали вчера?

О художественных достоинствах или прокатных перспективах фильма «Братство» судить кинокритикам и продюсерам. Поговорим о правде. Хотя, это же кино — и в нем всегда есть вымысел. К его сценарию приложил руку экс-глава ФСБ, генерал Николай Ковалев (и один из главных героев похож на Ковалева). В Афганистане он был полковником — то есть видел все без прикрас. Так почему картина возмутила ветеранов афганской компании — не всех, впрочем?

Стань «Братство» первым фильмом, показавшим, что в конце 80-х среди тех, кто выполнял интернациональный долг в ДРА, рядом с героями падали в пыль трусы, а рядом с честными вояками захлебывались страхом разоблачения деляги, то можно было бы рвать остатки седин и грозить режиссеру кулаком со сбитыми костяшками. Но нет, ребята, всё не так.

28 лет назад в «Афганском изломе» наши вертушки уже разносили в щепки кишлак, где гибли мирные дехкане и дети. В «Братстве» звено советских Ми-24 делает боевой заход на горное селение, где, в том числе, держали двух заложников-шурави.

15 лет назад в «9 роте» прапорщик-плут уже подсовывал салаге «кривой» ручной пулемет взамен проданного душманам. В «Братстве» брат-близнец того прапора толкает духам более серьезное оружие.

10 лет назад в «Охотнике за караванами» один из дембелей до тошноты боялся последнего боевого выхода. В «Братстве» его двойник в панике пытается слиться с тенью дувала.

В частях и подразделениях 40-й армии было все, чем гордилась и чем болела и вся огромная Советская Армия перед распадом огромной Советской страны. Что не принижает подвига тех, кто терял боевых товарищей в охоте за стингерами на пакистанской границе и прикрывая идущие через Саланг караваны.

30 лет, как мы ушли из Афганистана, а он все болит, как каждая большая война. «Мы уходим с востока» - продолжает звучать в настоящем времени. Уходим, но не можем уйти.

Каждый из фильмов-предшественников передавал свою правду со своей долей вымысла. У «Братства» концентрация правды, похоже, оказалась выше, чем у других - и совсем (для кого-то - чересчур) близко к жизни.

В картине Лунгина, (как и на настоящей войне) почти нет сугубо положительных и резко отрицательных героев. В этом натуралистичном кино черное и белое густо смешаны в одной порыжевшей на афганском солнце фляге. Может, это отсутствие «героизма чистой воды» и выводит из себя тех, кто старается хранить в своей памяти об Афгане лишь высокое, забыв о низком? И пытается навязать такую «память» другим?

Фильм "БРАТСТВО" (2019) - Трейлер.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также