2019-05-03T12:16:59+03:00

Ученик блокадной школы писал зимой 1942-го: «Трудно будет выдержать, но надо крепиться и надеяться»

Ленинградская школа №367, ближайшая к линии фронта, проработала всю войну и продолжает работать сейчас
Поделиться:
Комментарии: comments7
Экзамен по физике, 1942 год. Фото: Из архива школы №367Экзамен по физике, 1942 год. Фото: Из архива школы №367
Изменить размер текста:

ПЕРВЫЙ ЗВОНОК

Школа №367 открылась на Тамбовской улице, в доме №17, в 1939 году. В июне 1941-го ее стены покинул второй выпуск, 16 ребят, – и сразу грянула война.

На фронт ушли учителя: завуч Михаил Миронченко и учитель химии Евгений Иванов (оба погибли в боях уже осенью 1941-го), преподаватель математики Андрей Ганзен и учитель физкультуры Александр Суворов. На фронт ушли ученики: Боря Челин и Витя Зиновьев воевали добровольцами, Надя Иудина работала в госпитале, Таня Денисова стала радисткой на Балтфлоте, а Люба Прокофьева – шофером на Дороге жизни. А те, кто остался, строили укрепления в районе Пулкова и Красного Села.

Сначала в школе организовали эвакопункт. А когда фашисты взяли Ленинград в кольцо, в школе создали боевые звенья – химическое, противопожарное и санитарное. По сигналу воздушной тревоги ребята и педагоги днем и ночью занимали посты у ворот и на чердаках, тушили вражеские «зажигалки».

В этом здании школа работала в блокаду. Фото: Из архива школы №367

В этом здании школа работала в блокаду. Фото: Из архива школы №367

Первый звонок прозвенел в школе, самой близкой к линии фронта, 3 ноября. Но учебный год здесь продолжался недолго: во время очередного артобстрела из окон вылетели стекла. Пришлось перенести занятия в бомбоубежище. Отсеки там не были изолированы друг от друга, потому говорили тихо, чтобы не мешать соседним классам.

Когда город остался без электричества, и свет в бомбоубежище погас, РОНО позволил свернуть уроки. Но учителя решили бороться, ведь и для них, и для их учеников занятия были стимулом держаться. Из подземелья вернулись в промерзшие классы, окна залатали фанерой, стены – битым кирпичом, поставили «буржуйки». Дров и тепла хватало на два-три урока.

БЕЗ ШАПОК И ОБУВИ

20 ноября хлебопаек сократили в пятый раз, до 125 граммов. Выходы к доске заменили ответами с места: у ребят просто не было сил.

– Едим два раза в день: утром и вечером. Каждый раз суп с хряпой (внешние листья капусты. – Прим. ред.), довольно жидкий, – написал 8 декабря 1941-го в дневнике семиклассник Миша Тихомиров. – Дуранда (остатки семян после выжимки масла, жмых. – Прим. ред.) кончается. Закупили пять килограммов столярного клея, варим из него желе с лавровым листом и едим с горчицей.

Такова была его первая запись в своем блокадном дневнике. Миша, оставшийся в Ленинграде с родителями (его отец Василий работал в школе завучем) и младшей сестрой Ниной, дополнял его заметками ежедневно, пропустив лишь два дня из-за болезни. В дневнике 159 записей.

История родной школы стала для учеников предметом исследования и источником вдохновения. Фото: Из архива школы №367

История родной школы стала для учеников предметом исследования и источником вдохновения. Фото: Из архива школы №367

– Все мы страшно похудели, – пишет Миша 12 декабря. – В ногах и теле слабость, которая особенно чувствуется после пилки дров, ходьбы. Тело все время зябнет, пустяковые царапины и ожоги не заживают.

21 декабря Миша отметил свой день рождения. К этому событию родителям удалось раздобыть даже несколько конфет. В подарок мальчик получил книгу об античности и альбом для рисования.

– Сняты кони барона Клодта с моста через Фонтанку, рядом рассажен сверху донизу бомбой дом, – записано 9 января. – Люди по городу ходят как тени, большинство еле волочит ноги; на «больших дорогах» к кладбищам масса гробов и трупов без гробов, трупы, просто лежащие на улицах, – не редкость. Они обычно без шапок и обуви... Трудно будет выдержать этот месяц, но надо крепиться и надеяться.

В учебном заведении чтят свою героическую историю. Фото: Из архива школы №367

В учебном заведении чтят свою героическую историю. Фото: Из архива школы №367

Последняя запись датирована 17 мая 1942-го. На следующий день Миша попадет под артобстрел по дороге из школы и погибнет.

– Воскресенье. Погода совсем летняя. «Замор» вчера был замечательный. Я наелся до отвала (не зря копил!). <…> Поминутно вспоминается былое, которое повторялось бы и сейчас, не будь проклятой войны. И понятно: трава уже большая, скоро будут листья (на кустиках уже есть), а погода!.. Опять хочется удрать подальше из героического надоевшего Ленинграда.

Сестра Миши сберегла дневник брата и издала его в 2010 году.

«ПОКА НУЖЕН, НЕ ПОГИБНЕШЬ»

Блокада заставила учеников, учителей и выпускников школы не сдаться и стать героями. Школьный воспитанник и комсорг Александр Рубцов награжден медалью «За оборону Ленинграда». Учителя порой погибали прямо в стенах школы.

– Кончился школьный день. Четыре часа, пора идти домой, – писала учитель биологии Людмила Леончукова. – Я живу близко от школы, через 10 минут дома. Сажусь в угол кушетки грузным тюком – в зимнем пальто, платке, галошах, перчатках. На ноги кладу старую шубу и замираю без движения, чтобы согреться. Сначала обдумываю урок. Тема большая, обычных лабораторных занятий провести нельзя. Как изложить ее наглядно, ясно, как добиться, чтобы ребята усвоили все в классе? Ведь дома готовить урок они не могут: света нет, да и все условия неблагоприятные. Обдумывать методику приятно, так хочется какой-то творческой педагогической работы.

Учитель биологии Людмила Леончукова. Фото: Из архива школы №367

Учитель биологии Людмила Леончукова. Фото: Из архива школы №367

Чернила замерзали, окоченевшие пальцы не держали мел. Главным элементом урока стала беседа. Ради нее ребята, повесив портфель на шнурок на шею, преодолевали пешком по пять-шесть километров заснеженного пути.

– Иди навстречу людям, – писала Людмила Леончукова. – И, пока им нужен, полезен, ты не погибнешь.

ЛУЧШИЙ ВЫПУСК

В 1943-ем школу посетил английский писатель-журналист, корреспондент газеты «Санди Таймс» и радиокомпании ВВС Александр Верт, который задался целью написать правду о Второй мировой. Ради этого он пробыл в России с 1941 по 1946 годы.

– Ребята относились к урокам настолько серьезно и ревностно, что результаты 1941-1942 учебного года оказались лучше, чем в любом другом, – рассказывал Верту Василий Тихомиров.

Верт и Каменецкий, 1967 год. Фото: Из архива школы №367

Верт и Каменецкий, 1967 год. Фото: Из архива школы №367

Каждый третий выпускник был медалистом.

– Слушаю их ответы, и чувство радости за нашу молодежь, гордость за Ленинград и уверенность в победе над фашизмом охватывает душу и заставляет ласково и с любовью смотреть на отвечающих и с удовольствием выводить «отлично» и «хорошо» в своем ассистентском листке, – писала после экзаменов в 1942-ом учитель физики Мария Ратаева.

Книга Верта была опубликована в США в 1964 году, а в 1967-ом он вновь побывал в школе №367.

– Незабываемые воспоминания оставило у меня посещение средней школы на Тамбовской улице, расположенной в четырех-пяти километрах от фронта и подвергавшейся усиленному обстрелу, – писал Верт осенью 1943-го.

Школа проработала всю войну. Со дня основания и все блокадное время ее возглавлял Яков Каменецкий. Уходя на пенсию в 1973 году, он завещал «беречь, ценить и преумножать славные традиции школы».

Директор завещал «беречь, ценить и преумножать славные традиции». Фото: Из архива школы №367

Директор завещал «беречь, ценить и преумножать славные традиции». Фото: Из архива школы №367

– Годом основания нашего школьного музея – музея Народного образования Фрунзенского района – считается 1987 год, но фонды и экспозиция собирались сразу после войны, – поясняет сотрудница музея Ольга Петрова.

В 1979-ом школа переехала в новое здание на Дунайском проспекте, но свою историю не забыла. В этом году она отмечает двойной юбилей: 40 лет на новом адресе и 80 лет – с момента основания.

КСТАТИ

В блокадном Ленинграде оставалось около 400 000 детей школьного и дошкольного возраста. В октябре 1941-го учебный год начался для 60 000 ребят, уроки проходили в бомбоубежищах. В ноябре в городе работало 103 школы, в которых обучали 30 000 детей (меньше четверти довоенного количества). В декабре, без света и тепла, когда уроки разрешили остановить, работать продолжили 39 школ.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также