2019-04-03T12:55:14+03:00

Суд по теракту в метро Петербурга: Террорист соорудил бомбу инструментами из супермаркета

На подготовку самодельной бомбы у Акбарджона Джалилова ушло полторы недели
Поделиться:
Комментарии: comments22
На скамье подсудимых – одиннадцать человекНа скамье подсудимых – одиннадцать человекФото: Олег ЗОЛОТО
Изменить размер текста:

«В МЕТРО ТЕПЕРЬ НЕ ЕЗЖУ»

Утром 2 апреля, накануне второй годовщины теракта в петербургском метро, к зданию Ленинградского военного окружного суда подъехали автозаки. Одиннадцать обвиняемых успели доставить из Москвы в «Кресты» лишь ко второму заседанию по существу.

КАРТИНА ДНЯ в Петербурге. Первый день суда по делу о теракте в метро - обвиняемые утверждают, что их подставили

00:00
00:00

Одиннадцать человек провели отдельным входом в самый просторный зал и посадили в «клетку». За стеклом – Сейфулла Хакимов, Шохиста Каримова, Акрам и Аброр Азимовы, Махамадюсуф Мирзаалимов, Дилмурад Муидинов, Содик Ортиков, Азамжон Махмудов, Бахрам Эргашев, Ибрагим и Мухамадюсуп Эрматовы. Всех обвиняют в терроризме, покушении на теракт (на станции «Площадь Восстания», где вовремя нашли и обезвредили вторую бомбу), хранении оружия и взрывчатки.

Обвиняемых поместили в «клетку» Фото: Олег ЗОЛОТО

Обвиняемых поместили в «клетку»Фото: Олег ЗОЛОТО

Еще до появления коллегии судей, которую возглавляет судья Московского военного окружного суда Андрей Морозов, подсудимые в один голос закричали: «Нас подставили!». Шохиста Каримова, единственная дама в компании, заявила, что найденную у нее гранату ей попросту подбросили.

В Петербурге начали судить 11 предполагаемых пособников смертника, взорвавшего бомбу в метро.Олег ЗОЛОТО

Всего в результате взрыва на перегоне «Сенная площадь» – «Технологический институт» погибло шестнадцать человек, включая террориста-смертника Акбарджона Джалилова, еще 67 получили ранения. Потерпевшими признали сорок человек, которых пригласили в суд. Но на сегодняшнее заседание явились лишь десять, а также представитель Петербургского метрополитена.

Ни один из предполагаемых террористов не признает свою вину Фото: Олег ЗОЛОТО

Ни один из предполагаемых террористов не признает свою винуФото: Олег ЗОЛОТО

Кто-то пришел с палочкой, кто-то зашел в зал суда, хромая. Самые тяжелые пострадавшие продолжают лечиться до сих пор, а число операций за два года у них перевалило за двадцать. Самой пожилой пострадавшей из присутствующих в этом году исполняется 66 лет, самой юной – 19.

Пострадавшая во время теракта в метро во время заседания суда Марина Сеедер: Хочу самого строгого для них наказания.Олег ЗОЛОТО

– Мне очень тяжело, – призналась потерпевшая Марина Сеедер, которая все еще восстанавливается после страшных травм: женщина была в десяти метрах от террориста. – Мы так страдали. Я до сих пор не могу отойти… И простить не могу: слишком много горя произошло... В метро теперь не езжу.

БОМБА ИЗ ПОДРУЧНЫХ МАТЕРИАЛОВ

Чтобы объяснить подсудимым их права, Мороз старательно подбирал синонимы. Но в процессе задействовали и двух переводчиков, с узбекского и таджикского языков.

Все обвиняемые – уроженцы Киргизии, Таджикистана и Узбекистана, многие из Оша. Большинство даже не окончило школу. У половины – жены и маленькие дети. У Аброра Азимова пятилетний ребенок, у его брата Акрама – трое (три, семь и восемь лет), у Мухамадюсупа Эрматова – четырехлетний малыш, у Хакимова – трое детей-подростков, столько же детей и у Эргашева. Никто раньше не светился в криминальных сводках.

Заседать продолжат завтра Фото: Олег ЗОЛОТО

Заседать продолжат завтраФото: Олег ЗОЛОТО

На заседании 2 апреля успели лишь зачитать обвинение. В нем говорится, что Акбарджон Джалилов прошел подготовку в Сирии, а затем вместе с обвиняемыми вошел в сообщество известного международного террориста Сирожиддина Мухтарова. Связь члены сообщества поддерживали через мобильники и соцсети, ради конспирации использовали прозвища и анонимные электронные кошельки, часто меняли сим-карты. Сообщество держалось на дружественных связях и жесткой иерархии.

Азамжон Махмудов, по версии следствия, обеспечивал Джалилова и других членов сообщества инструкциями по сбору бомб, контролировал преданность подчиненных, распределял обязанности и вербовал. Эрматов и Аброр Азимов якобы вовлекали в группировку новых членов.

В процессе занято около десяти адвокатов Фото: Олег ЗОЛОТО

В процессе занято около десяти адвокатовФото: Олег ЗОЛОТО

В сентябре 2015-го, когда Россия начала действовать в Сирии, террористы Мухтарова стали «работать» в России. Их целью было посеять панику. Схема, разработанная Мухтаровым, была реализована в Петербурге. Джалилов должен был поселиться в городе, причем легально, чтобы не привлекать внимание. Затем найти жилье и работу. А вот обряды ислама он мог проводить разве что тайно, опять же, чтобы не вызывать подозрений.

Деньги «на теракт» Джалилов получал на банковскую карточку через банкоматы или электронные кошельки. Средства, которые ему слали пособники из других регионов страны, шли на покупку «запчастей» будущих взрывных устройств. Инструменты для изготовления бомбы Джалилов приобрел в обычном сетевом супермаркете. Взрывное устройство смертник собрал за полторы недели.

Процесс ведет коллегия судей Фото: Олег ЗОЛОТО

Процесс ведет коллегия судейФото: Олег ЗОЛОТО

Большинство обвиняемых вступило в сообщество уже в Петербурге, поддавшись уговорам Джалилова. В их числе и Эрматов, который снял квартиру на Товарищеском проспекте для себя, супруги и ребенка, затем отправил жену и малыша на родину, а квартиру предоставил под «штаб». Всего использовали две арендованных квартиры – на Товарищеском и на Гражданском: в них хранили взрывчатку.

За парадной на Товарищеском вели круглосуточное наблюдение. В случае неудачного теракта или раскрытия у сообщников Джалилова были готовы пути отхода: они вычислили слепые зоны камер уличного видеонаблюдения.

1 апреля Джалилову сообщили, что пора. Джалилов ответил, что уже выбрал место для самоподрыва – метро. Уже после взрыва у сообщников Джалилова нашли пистолеты, гранаты, патроны, тротиловые шашки и детонаторы.

«НЕ В ТО ВРЕМЯ НЕ В ТОМ МЕСТЕ»

Во время заседания подсудимые выглядели расслабленными: в перерывах они оживленно разговаривали, даже шутили и улыбались. Для большинства их них прокурор запрашивает пожизненное. С гражданскими исками уже выступил один из пострадавших (три миллиона рублей) и подземка (около 110 миллионов рублей).

Некоторые обвиняемые заявляют о пытках Фото: Олег ЗОЛОТО

Некоторые обвиняемые заявляют о пыткахФото: Олег ЗОЛОТО

Азимовы попросили разрешить им созваниваться с семьей по телефону, судьи одобрили. Один из братьев заикнулся о повторной экспертизе, но его «Мы не согласны!» оборвали. Также все подсудимые попросили разрешить журналистам снимать их показания на камеру. Но судья на это не пошел. Просьбу адвокатов отложить следующее заседание на неделю, которые просто не успели прочесть с 19 марта все 137 томов уголовного дела, также отклонили: знакомиться с делом будут по ходу дела, а общаться с подзащитными – между ежедневными заседаниями.

– Мы категорически, безгранично не согласны с обвинением! – отметили подсудимые.

Каримова с обвинением «безгранично несогласна» Фото: Олег ЗОЛОТО

Каримова с обвинением «безгранично несогласна»Фото: Олег ЗОЛОТО

Адвокат сразу четырех фигурантов Марат Сагитов сообщил, что вина его подзащитных не доказана. Так, Мирзаалимов вообще оказался в квартире на Товарищеском якобы случайно: он просто поселился к землякам незадолго до задержания. Что касается Махмудова, то «ни переписок, ни звонков, что он брал на себя какие-то полномочия, нет».

– Будь эти террористы прокляты! – в сердцах сказала мать подсудимого Яркинай Мирзаалимова. – Мусульмане не такие: это большой грех. Мой сын работал в ресторане, современно одевался, не был фанатиком. В этой «резиновой» квартире он оказался случайно: попросился пожить у друга, всего три дня там пробыл. У него в тот момент были проблемы с деньгами, я ему помогала с финансами. Он ни разу не общался с этими людьми. Он говорит, что никакой бомбы не видел. Сами подумайте: если в квартире бомба, кто бы там жил? Просто оказался не в том месте не в то время.

Мать намерена бороться за сына до конца Фото: Олег ЗОЛОТО

Мать намерена бороться за сына до концаФото: Олег ЗОЛОТО

Представительница Общественной наблюдательной комиссии Петербурга Яна Теплицкая рассказала, что сразу трое подсудимых – братья Азимовы и Мухамадюсуп Эрматов – говорят, что их держали в некой «секретной» тюрьме в районе Москвы. Там их якобы подвергали пыткам.

– Эрматов пропал 5 апреля: его забрали трое, когда он вышел из дома, сломали ему нос, – рассказала Яна. – Его соседи по квартире, которые тоже теперь являются фигурантами дела, несколько раз обращались в полицию по поводу его исчезновения. Как рассказал сам Эрматов, с 5 апреля по 11 мая его держали где-то прикованным с мешком на голове, практически не давали есть и пить, пять-шесть раз пытали током, чтобы выбить признание. Он терял сознание, его приводили в чувства, он слышал крики. А затем его якобы нашли и задержали 11 мая в Москве.

У подсудимых хватало времени даже на юмор Фото: Олег ЗОЛОТО

У подсудимых хватало времени даже на юморФото: Олег ЗОЛОТО

При этом мать Мирзаалимова сообщает, что с ее ребенком обращаются очень хорошо, даже обращаются исключительно на «Вы».

Следующее заседание назначили уже на завтра, 3 апреля.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также