2019-03-11T12:03:28+03:00

Почему невозможно вернуть СССР и брежневский социализм

Русский человек стал слишком падок на заботу государства о нем. Как при таком менталитете создать экономику и политическое устройство будущего? И при этом не превратиться во вторую Венесуэлу?
Поделиться:
Комментарии: comments353
1 мая 1979 г. Парад физкультурников на Красной площади в Москве. Фото Кавашкин Борис/Фотохроника ТАСС1 мая 1979 г. Парад физкультурников на Красной площади в Москве. Фото Кавашкин Борис/Фотохроника ТАСС
Изменить размер текста:

Немного про социализм. Любой - новый/старый, брежневский, венесуэльский, северо-корейский, любой. Решил поговорить с вами на эту тему на фоне отсутствия света по всей Венесуэле уже который день.

Социализм. Весьма популярная сегодня тема в народе - «возврат СССР». Это прям модно. Если может быть что-то модным и современным эдакое с плесенью (не от французского сыра), перхотью на плечах и нитками из «большевички».

Эта идея «нового социализма», как ностальгия по брежневскому застою, стала настолько популярна в народе, что затмила собой даже главную нашу скрепу «сильной» руки товарища Сталина («Сталина на вас нет») периода 30-40 годов. Идея социализма обошла и националистические подходы в активный момент глобального поглощения нас, очевидных европейцев, Азией. Обошла уличный левый популизм улицы Удальцова, дешевый народный хайп «несправедливости» уровня саратовских депутатов «на макарошках». А либеральные идеи задвинуло на последнюю обочину народного сознания.

Ну во-первых, определим ту самую разницу между двумя (пока еще) противостоящими современными моделями экономического устройства государств. Капитализм и Социализм. Они изрядно обросли внешними факторами, выведя ситуацию из «чистого» периода начала их моделирования. Это уже, конечно, не Адам Смит и не Карл Маркс. Это современные социально-ориентированные США и Евросоюз с одной стороны, и Китай, открытый всему миру, с экономикой частного сектора на 70-80%.

Разница, по сути, в одном: капитализм предполагает формы хозяйствования, основанные на формировании дохода/прибавочной стоимости для конкретного человека и, как следствие, общества в целом, а социализм видит свою основу в контроле и распределении государством некоего общественного продукта, отвергая частную собственность.

Иными словами - у первых в своей основе извлечение прибыли, у вторых справедливое распределение произведённого продукта.

Скажу сразу. Я за справедливость как основу функционирования общества и конкретного человека. Считаю, что для русского человека этот фактор крайне важен. Ну вот такие мы были всегда. А век двадцатый сделал нас бесконечно зависимыми от этой общественной справедливости. Ибо государство сообщило нам, что в процессе строительства коммунизма, оно несёт ответственность за всех и каждого. За его образование, здоровье, трудоустройство, вплоть до расходов на его похороны (это про «каждого», хотя может и про «всех» - так уж вышло).

И даже если менять эту нашу ментальность потребности «высшей справедливости», возвращая нас к мотивации для личного дохода и обеспечения своей семьи, то делать это необходимо осторожно, понимая как русский человек стал падок на всенепременную обязанность государства о нём, таком прекрасном, заботится.

Ну а теперь попробую пояснить почему возврат модели социализма типа брежневского застоя, где «нас боялся и уважал весь мир», «мы были впереди планеты всей в космосе, науке, спорте», «полмира жило идеями социализма» и прочее, невозможен.

Для этого необходимо понять как был «построен» тот самый брежневский застой, по сути длившийся 10-15 лет конца шестидесятых - начала восьмидесятых.

1. Идеология. Базовая ценность и основа экономической модели, необходимая для этого формата общественного труда и коллективной собственности. Когда не мотивируешь частной собственностью на произведённый продукт необходимо придумать за что человек трудится. Всё верно - за некую идею. У нас была идея построения самого справедливого в мире общества - коммунистического.

2. Инфраструктура. Эксплуатируемая при Брежневе производственная и социальная инфраструктура была создана частично на остатках недоразрушенной большевиками базе Российской Империи (заводы, дороги, жилая недвижимость и прочее), а также на лекалах Столыпинских реформ, использованных большевиками во времена НЭПа. Далее инфраструктуру создавал физический труд советского человека, готовившегося к войне то ли с Англией, то ли Германией. При этом, в двадцатые годы заводы нам строили вместе и по технологиям Германии, ограниченной положениями Версальского мира, а в тридцатые это делали США, развивая производство вне своей страны в связи с Великой Депрессией, а также подготовкой нас к их войне с Гитлером, для забора мирового господства у «своего» союзника Англии. Что мы своими руками и жизнями для них и сделали, поучаствовав и в развале Британской империи и уничтожив Гитлера. В десятые годы, например, даже китайцы нам строили дороги, когда мужики наши на войне головы клали. После Великой Отечественной войны советский народ восстанавливал всё с огоньком, как народ-победитель, в том числе при помощи миллионов наших и чужих зэков, попутно разрушая деревню и погружаясь в технологическую отсталость. Ну а дальше в шестидесятых, как в том анекдоте про бабушкино наследство, мы нашли много нефти, которая, по стечению обстоятельств, стала много стоить в мире. И мы отринули идеи любых реформ этой планово-убыточной социалистической системы типа «косыгинских реформ» с введением разных форм собственности. А Китай эти идеи взял на вооружение и довёл до того что сегодня мы с Китаем 70-ых поменялись местами. Они - промышленная экономическая держава, соперничающая с США, мы экспортная сырьевая страна для Европы и Китая. Так что инфраструктуру мы строили на этой нефти, пока арабы с евреями на Ближнем востоке разборками своими занимались. Отсюда и подобие колбасы за 2.20, и Афганистан в 1979, и работа для всех.

3. Дорогая нефть и газ. См. п.2.

4. Авторитет в мире. Он был выстроен на образе и факторе страны-победителя. Где - с любовью по принуждению, как в Восточной Европе, где действительно романтично как, например, в Латинской Америке, где за наши деньги как, например, у африканских стран. Авторитет держался на идее социальной справедливости и анти-американизме, о которой мы с вами поговорили, и на оружии, которого мы наштамповали больше чем США.

Не думаю, что стоит вам пояснять, что сегодня мы не имеем даже теоретических шансов восстановить ту брежневскую модель. Теоретических хотя бы потому, что даже если мы этого и захотим, ну там все выскажутся на каком-то референдуме или выборах. И даже примем некие государственные решения об этом. То вернуть или создать новые вышеперечисленные пункты невозможно в силу:

- отсутствия базы для такой страны. Мы 1,5% мировой экономики, мы отсталая на десятки лет технологическая держава, в том числе и по причине брежневского застоя и «железного занавеса»;

- мы не имеем союзников в мире и окружены только врагами и потенциальными военными конфликтами по всему нашему периметру;

- отсутствия в основе своей человека труда. За нас всё делают, поглощающие нас азиаты;

- нет мотивации, а Большой войны мы не выдержим, ибо нет ресурсов противостоять ничем иным кроме ядерной бомбы.

Критикуя идеи «нового социализма» так сладко, ложащиеся на русских сегодня, обязан сказать, - а что делать и какие у нас сегодня перспективы.

Сразу скажу, друзья, шансов у нас немного. Вернее, у нас есть все шансы стать «новой Венесуэлой» с отключенным по всей стране светом (хотя и сейчас отключают регулярно, а стоит он, мягко говоря, не очень справедливо), и Северной Кореей - где вообще никто не знает что происходит, ибо если её и показывают миру то только по согласованным туристическим маршрутам.

А шансы у нас, к сожалению, если мы будем продолжать в сегодняшнем духе госпропаганды доказывать свою сегодняшнюю исключительность и значимость в мире, да ещё и пудрить своим людям мозги неким «новым социализмом», болезненно развалиться, и/либо быть проглоченными сильными мира сего со всеми нашими бескрайними землями, ракетами, нефтью и людьми.

Мы должны признать свой сегодняшний статус. И начать воссоздание собственной страны. Новой России. Как Император Александр Второй отложил в сторону решение вопроса отмены ограничительных положений Парижского мирного договора 1856 года после провальной Крымской войны. Запустил реформы, позволившие за 60-ые годы девятнадцатого века вдвое увеличить нашу долю в мировом ВВП с тех самых наших сегодняшних 1,5% до более чем 3% - всего за десять лет.

Мы можем сделать современную Россию снова великой. И даже способны вернуть отвернувшихся/отворачивающихся от нас союзников и соседей. И даже в старых границах, а может и более таковых. Но смотреть надо вперёд. А впереди только конкурентные формы хозяйствования и политического устройства. Да, при высокой доле государственного участия, может даже ограниченно монархического - мы всё-таки Россия. Уникальное историческое образование, впитавшее в себя бесконечную многогранность цивилизаций и их подходов. Востока, Запада и Византии. Мы умеем работать если захотим или если заставят. Мы умеем создавать и продукт, и новые технологические/культурные формы. Мы умеем воевать и защищать своё.

И пусть на первых порах Россия будет тем самым государство социальной справедливости к чему нас приучила наша власть за долгие годы. Но, без сомнения, мы способны создать новую форму экономического хозяйствования и политического управления на балансе частного и общественного. И научить этому весь мир.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Венесуэле наступил «конец света»

Произошедшее 7 марта отключение электроэнергии по всей Венесуэле стало самым масштабным за всю историю страны. Жизнь в Боливарианской Республике буквально встала – не работали магазины, кафе, госучреждения (подробности)

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также