Общество

Как Сергей Юрский и город Юрьев-Польский в «Золотом теленке» снимались

Исполнитель роли Остапа Бендера здесь понял, что любое приказание начальства нужно исполнять «добровольно»
Кадр из кинофильма "Золотой теленок"

Кадр из кинофильма "Золотой теленок"

Сегодня вся страна вспоминает Сергея Юрского - ушедшего от нас великого актера и режиссера театра и кино. В одной из своих самых ярких ролей - Остапа Бендера в «Золотом теленке» - Сергей Юрский снимался в нашей области.

ГОРОД СЫГРАЛ ЗАХОЛУСТЬЕ «БЕЗ ГРИМА»

Кадр из кинофильма "Золотой теленок"

Кадр из кинофильма "Золотой теленок"

В 1968 году в захолустном городе Юрьев-Польском снимались сцены первой экранизации популярнейшего романа «Золотой теленок». В постановке режиссера Михаила Швейцера Остапа Бендера сыграл Сергей Юрский. Юрьев-Польский исполнил роль заштатного городка Арбатова безо всякого киношного «грима». Даже сейчас можно без труда узнать места, где на экране Бендер идет вдоль витрин пыльных магазинчиков, дирижирует невидимым оркестром и даже «примеряет» на себя роль Гамлета. Все это снято в Торговых рядах.

«Церкви у нас замечательные, - докладывает в фильме представитель местной власти. – Из Главнауки приезжали реставрировать!» А за спиной у Бендера с Балагановым видна часть ограды Михайло-Архангельского монастыря и его собор. И когда Паниковский идет в последний раз исполнять роль сына лейтенанта Шмидта, за спиной у него высится колокольня монастыря. А вот подельники уселись на монастырском земляном валу и смотрят за «выносом тела» незадачливого жулика. На вал киношники даже затащили «Антилопу-Гну», которая, покидая город, делает по нему круг почета. А еще часть сцен (уже как бы в городке Удоеве) была снята в соседнем селе Сима, где сохранилась дворянская усадьба и каланча.

ОСКВЕРНИТЕЛЬ ВЕДРА ПАНИКОВСКОГО

Кадр из кинофильма "Зотлотой теленок"

Кадр из кинофильма "Зотлотой теленок"

Сергей Юрский обладал отличным чувством юмора, и вспоминал о той длительной кинокомандировке с улыбкой. Хотя порой с грустной и ироничной.

Однажды они с Леонидом Куравлевым, исполнявшим роль Шуры Балаганова, забрели в местный исторический музей. Он, кстати, до сих пор работает на прежнем месте – в том самом Михаило-Архангельском монастыре, ныне снова действующем. «В нескольких комнатах печально ютились немногочисленные экспонаты. Под надписью «Звери нашего края» стояли сильно тронутые молью волк, лиса и заяц. Чучела скорбно глядели на нас пуговичными глазами», - писал артист в своих мемуарах «Игра в жизнь», явно подражая стилю Ильфа и Петрова.

Вот актерам показывают портрет, подпись над которым Юрский запомнил навсегда: «Неизвестный художник. Портрет неизвестного. XIX (??)» «Мы посмеялись, - добавляет он. – Хотелось плакать»

Поселился артист на квартире у некоего Кузьмича - старожила Юрьев-Польского. Тот рассказал, что когда началась война, забрали всех, а потом стали записывать в добровольцы и их – старых да больных. Заперли всех в школе, и сказали, чтобы через час заявления были готовы. А в итоге тех, кто проявил сознательность, оставили дома - на ответственных должностях. А кто не написал заявление в добровольцы – отправили на фронт, откуда только двое вернулись. «С тех пор я навсегда запомнил, - сказал Кузьмич. – Все в жизни надо делать добровольно!»

Артист подкалывал старика, который очень хвалил жизнь до революции - мол, при царе настоящая жизнь была, не то что теперь… «Откуда же взялась революция, раз так жили хорошо?» - спросил слегка диссидентствующий Юрский у Кузьмича. «Так это ивановцы все, ткачи! – всхлипнул тот. – Если бы не они, ничего бы не было!»

Кстати, Кузьмич этот даже получил стараниями Юрского в фильме небольшую роль и навеки остался на пленке. Когда Паниковский в исполнении Зиновия Гердта впервые появляется на экране и идет по улице, то ему встречается мужик – с пустыми ведрами. И с досады старший «сын лейтенанта Шмидта» зло плюет ему в это ведро! Это и есть юрьев-польский вечный «доброволец» Кузьмич…