2019-04-25T19:01:25+03:00

Террорист требовал лететь в Стокгольм: летчик Вячеслав Янченко рассказал о захвате самолета в 1973 году

«Комсомолка» пообщалась с Героем Советского Союза, который посадил Ту-104 со смертником на борту [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments16
Борт Ту-104 сразу после посадки в Ленинграде. Фото: Пересъемка Олега ЗолотоБорт Ту-104 сразу после посадки в Ленинграде. Фото: Пересъемка Олега Золото
Изменить размер текста:

Сегодня, 9 февраля, в России отмечают День гражданской авиации. «Комсомолка» встретилась с летчиком, чей подвиг в советские времена замалчивался. А между тем он спас самолет, летевший из Ленинграда в Москву. На борту был пятьдесят один пассажир.

«НА ЧТЕНИЕ ПЯТЬ МИНУТ»

23 апреля 1973 года. Обычный день. Хорошая для Ленинграда погода – солнечно и тепло. В первой половине дня экипаж Ту-104 уже слетал в столицу и вернулся обратно. Впереди – еще один рейс до Москвы. В 14 часов с минутами самолет взмывает в небо. Но ни экипаж, ни пассажиры еще не знают, что среди них – человек со взрывчаткой. А путешествие до Москвы уже превратилось в полет один на один с судьбой.

ТОЛЬКО У НАС. Подвиг ленинградского бортмеханика Викентия Грязнова

00:00
00:00

Капитан корабля – 35-летний летчик Вячеслав Янченко. С ним экипаж – второй пилот, штурман, бортмеханик и две стюардессы. И 51 пассажир, среди которых есть и ребенок. Двадцать минут после взлета. Высота – около восьми тысяч метров. Полет нормальный. Вдруг в кабине пилотов загорается сигнальная лампочка.

Слева направо: второй пилот Владимир Кривулин, капитан корабля Вячеслав Янченко и штурман Николай Широков. Фото: Пересъемка Олега Золото

Слева направо: второй пилот Владимир Кривулин, капитан корабля Вячеслав Янченко и штурман Николай Широков. Фото: Пересъемка Олега Золото

– Это означает, что бортпроводник вызывает экипаж, – рассказывает Вячеслав Михайлович. – Такие случаи в полете бывают: возможно, кому-то из пассажиров стало плохо или бортпроводникам требуется другая помощь. Я дал команду бортмеханику выйти в салон и выяснить, в чем дело.

Бортмеханик Викентий Грязнов возвращается с конвертом. На нем корявым почерком значится: «Командиру самолета – на чтение пять минут!». В конверте сложенные тетрадные листы с требованием направить самолет в Стокгольм. Угрозами. И разъяснением, что при себе у террориста 2 килограмма взрывчатки. И если в Швецию его не доставят, то самолет будет взорван в воздухе.

– Понятно, что все читать я не мог, – самолет-то летит. Пробежал глазами по тексту, все понял. Докладываю Ленинграду, что такая ситуация на борту, – вспоминает Вячеслав Михайлович.

В те годы не существовало инструкций, как действовать в подобной ситуации. Да много чего было по-другому. Никаких досмотров перед полетом и рамок металлоискателей. Пронести на борт можно было что угодно.

Диспетчер в Ленинграде должен был доложить о ЧП начальству, чтобы оно приняло решение, какую команду дать экипажу. Но командир самолета понимал, что времени раздумывать нет.

– Понимание было одно – принять все меры, но не допустить угона самолета. И первое решение: разворачиваться, плавно снижаться и производить посадку в Ленинграде, – рассказывает командир корабля Ту-104.

Вячеслав Михайлович за свою жизнь налетал около 19 тысяч часов – а это больше двух лет в небе. Фото: Олег ЗОЛОТО

Вячеслав Михайлович за свою жизнь налетал около 19 тысяч часов – а это больше двух лет в небе.Фото: Олег ЗОЛОТО

Но снижаться надо было так, чтобы не привлечь внимание террориста. И хорошая погода в тот день выдалась некстати – за облаками городу не скрыться. Видно весь Ленинград, Неву. Пока опытный летчик искусно выполнял снижение, со смертником вел переговоры бортмеханик. К тому времени экипаж уже убедился, что в руках у террориста действительно взрывное устройство.

– Это была металлическая труба, наполненная взрывчаткой. Диаметром сантиметров десять, длиной сантиметров тридцать. И две кнопки в руках: одна прижата пальцем, другая отпущена. Он кричал: «Не подходите, или я взорву самолет!», – говорит Вячеслав Михайлович. – Как указал бандит в письме, он был шахтер. И взрывное дело знает. Все у него было просчитано и продумано. Ему нужно было психологически подавить экипаж, чтобы не допустить никакого сопротивления. Он предполагал, что непременно должно осуществиться то, что он придумал. А у нас была другая задача.

150 МЕТРОВ ДО ЗЕМЛИ

Как потом выяснилось, террорист действительно был шахтером. Но не только. Еще – душевнобольным человеком. Состоял на учете в психдиспансере. Вдобавок за плечами у него и несколько лет тюрьмы – за тяжкие телесные повреждения жене. Он хотел бежать из страны. А после неудачных попыток выбрал такой способ – с бомбой на самолете.

Тем временем Ту-104 продолжал снижаться. А в тамбуре у передней входной двери с бандитом все еще общался бортмеханик Викентий Грязнов. Отвлечь, заговорить, вразумить – все это время он находился в нескольких сантиметрах от бомбы.

– Я понимаю, что с высоты 8 тысяч метров мы снизились до трех, и пока никакого взрыва нет. Значит, пока там все нормально, – рассказывает Янченко. – Следующий этап – выровнять давление в кабине самолета и за бортом. Чтобы в случае взрыва не произошло резкой разгерметизации самолета. Хотя по инструкции это не предусмотрено, но мы выровняли давление. Это не очень комфортно для пассажиров, но это не опасно.

Вячеслав Янченко стал Героем Советского Союза в 35 лет. Фото: Пересъемка Олега Золото

Вячеслав Янченко стал Героем Советского Союза в 35 лет. Фото: Пересъемка Олега Золото

Впрочем, о комфорте речи и не шло. За спиной командира – полсотни людей. А каждая секунда полета тянется как вечность. И равняется жизни. Родной аэродром уже близко. И, кажется, до сих пор террорист каким-то образом не взглянул в окно. Но летчик наперед знает – Ленинград выдадут шасси. Характерный звук при их выпуске – те, кто летал на самолетах, конечно, его знают.

– Этот шум обязательно привлечет человека. И он интуитивно посмотрит в окно. А шасси выпускают на высоте 600-900 метров и на расстоянии примерно 25 километров от аэродрома. Я принял решение действовать не по инструкции, а выпускать шасси непосредственно перед приземлением, – говорит Вячеслав Михайлович.

Земля все ближе. 400 метров. 300 метров. 200 метров. 150. Дальше тянуть нельзя. Шасси…

Взрыв.

«ВРОДЕ СЕЛИ. ВРОДЕ ЖИВЫ»

Расследованием по делу о попытке угона самолета занимался КГБ. И, конечно, много лет информация о ЧП была окутана молчанием. В апреле 1973-го не пестрили заголовками СМИ, как это было бы сегодня. Тогда такие истории огласке не предавались.

Вот уже 45 лет Вячеслав Михайлович Янченко каждый апрель навещает могилу своего товарища. Вместе с ним на протяжении многих лет приходят члены экипажа Ту-104 и пассажиры самолета. Да, все они выжили. А бортмеханик Викентий Грязнов в тот роковой день принял смерть на себя.

Следователи до мельчайших подробностей восстановили все события, происходившие на борту самолета. Выяснилось, что Грязнов в последний момент понял, что смертник приведет в действие бомбу. И набросился на него, пытаясь предотвратить взрыв. Экспертиза показала, что у террориста переломаны шейные позвонки – так схватил негодяя сильной рукой член экипажа.

После взрыва самолет продолжил движение. По счастливой случайности лишь половина мест на борту была занята и все пассажиры сидели в хвостовой части самолета. Сам же террорист все время ошивался вблизи кабины пилотов, поэтому пострадала та часть салона, где не было никого, кроме Грязнова.

– Если бы взрыв произошел на высоте, самолет развалился бы на части, вне сомнения, – говорит Вячеслав Михайлович. – Но все время полета для эмоций и страха времени не было. Нужно было срочно принимать решения и действовать.

Экипаж самолета на вручении наград. Фото: Пересъемка Олега Золото

Экипаж самолета на вручении наград. Фото: Пересъемка Олега Золото

Взрыв, конечно, отразился на работе системы управления самолетом. Чтобы посадить самолет, летчики берут штурвал на себя, но машина не слушается и идет носом в землю.

– В такой момент, видимо, появляются какие-то дополнительные силы... Мы со вторым пилотом, два здоровых мужика, изо всех сил тянем штурвалы. И каким-то образом нам удается вывести самолет из угла, – рассказывает капитан корабля.

Ту-104 приземляется, бежит по полосе, скорость снижается. И все-таки нос самолета опускается ниже обычного и скользит по бетонке.

– Искры во все стороны. А на борту 10 тонн топлива… Все это доли секунд. Я понимаю, что если загорится нос самолета – все, будет факел, – вспоминает Янченко.

В аэропорту рядом с бетонной полосой есть грунтовая – для аварийных посадок. На нее Вячеслав Михайлович разворачивает борт. И носовая часть самолета оказывается на грунте – на случай, если загорится.

– Остановились, смотрим. Вроде сели. Вроде живы. Трое нас в кабине – я, второй пилот и штурман. Даю команду высаживать пассажиров. А ощущение такое, что все может взорваться в любой момент. Выходим в салон: передней входной двери нет – дыра. Часть фюзеляжа вырвало. Кухня разворочена. Пламени особого не было, но обшивка горит, – вспоминает Вячеслав Михайлович.

Командир покинул корабль последним. Прежде он обошел салон, осмотрел – не осталось ли никого в хвосте. И только возвращаясь к выбитой двери, увидел, что случилось с Грязновым.

Могила Героя Советского Союза Викентия Грязнова на кладбище памяти жертв 9 января В Петербурге. Фото: Пересъемка Олега Золото

Могила Героя Советского Союза Викентия Грязнова на кладбище памяти жертв 9 января В Петербурге. Фото: Пересъемка Олега Золото

СПРАВКА «КП»

Посмертно бортмеханику самолета Гражданской авиации Викентию Григорьевичу Грязнову Указом Президиума Верховного Совета СССР в июне 1973 года «за героизм, мужество и самоотверженность, проявленные при исполнении служебных обязанностей» присвоено звание Героя Советского Союза.

За проявленные мужество и отвагу были награждены все члены экипажа. Второй пилот Владимир Кривулин и штурман Николай Широков орденами Боевого Красного Знамени, стюардессы Лидия Еремина и Марина Хохрева – орденами Красной Звезды. Командира корабля Вячеслав Янченко наградили орденом Ленина и присвоили ему звание Героя Советского Союза.

У Вячеслава Михайловича Янченко за спиной более 40 лет летного стажа. За свою жизнь он налетал около 19 тысяч часов – а это больше двух лет в небе. В качестве пилота-инструктора Янченко подготовил большое количество командиров воздушных судов, передавал свой опыт новому поколению летчиков. Сейчас ему уже восемьдесят, он на пенсии, но по-прежнему остается активным и ведет большую общественную работу. В том числе является членом президиума Совета героев Петербурга, часто встречается со школьниками и студентами.

Подвиг под грифом «секретно».23 апреля 1973 года произошел теракт, о котором долго молчали. Под грифом «секретно» оказался не только захват самолета Ленинград - Москва, но и подвиг его экипажа.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также