2018-10-14T15:13:31+03:00

Репостнул, лайкнул - в тюрьму!

Правда ли, что в нашей стране можно сесть за неосторожное слово в интернете
Поделиться:
Комментарии: comments456
Он постил мемы в интернете! Фото: EAST NEWSОн постил мемы в интернете! Фото: EAST NEWS
Изменить размер текста:

Представьте: 1970 год, по телевизору выступает Леонид Ильич Брежнев, а вы сидите с мужиками на собрании и забиваете козла под лозунгом: «Слава КПСС!». Представили?

Кто не застал этой прелести, может вспомнить фильм «Афоня», там была приблизительно такая сцена.

Вопрос: могли вы тогда сказать парт­нерам по домино: «Америку догоняем, а колбасы все нет»?

Запросто!

А влезть на трибуну и проорать в лицо парторгу и директору?

А? Э-э-э, так-то, дружок. В этом-то все и дело...

ПАНИКА НА КОРАБЛЕ

Истерика началась четыре года назад - в СМИ стали выстреливать заголовки: «Блогер осужден за публикацию двух видеороликов на пять лет!», «Доцента МГУ задержали за репост к дню рождения Ленина в университете!» - и: «Генконсулы Германии и Франции выразили озабоченность свободой слова в РФ, посетив в Екатеринбурге суд над россиянкой, лайкавшей бандеровцев».

Коллеги делали вывод: людей сажают ни за что! Например, блогеру Дмитрию Семенову из Чебоксар прилетело за фото Дмитрия Медведева в папахе с подписью: «Смерть ру…ской гадине», причем сам Семенов «просто перепостил к себе на страницу интервью киевского журналиста Матвея Ганапольского о присоединении Крыма к России» (здесь и далее цитаты по СМИ).

- Я и сам не понял, как эта картинка соотносится с темой интервью… - говорил блогер. - Я часто расшариваю записи, касающиеся России и событий в мире.

У ФСБ, конечно, «не было никаких доказательств», и спецслужба «потребовала сделать суд закрытым»: там, в тишине, невиновному вкатили штраф 150 тысяч рублей и применили амнистию. Осужденный так и остался уверен, что «не совершал ничего противозаконного».

Летом 2018-го рэпер Oxxxymiron призвал жителей Барнаула выйти на митинг в защиту блогерши, оскорбившей верующих, депутат Госдумы Сергей Шаргунов предложил перевести статью «Возбуждение ненависти по национальному признаку, совершенное с использованием СМИ и сети интернет» из УК в Кодекс об административных правонарушениях (сажать только за разжигание на митингах), а уполномоченный по правам человека РФ Татьяна Москалькова поддержала: «Я считаю, что отвечать должны только авторы экстремистского контента, а сделавшие репосты - нет».

Президент РФ согласился с Шаргуновым, что «судебноприменительная практика (в делах о репостах. - Ред.) должна корректироваться», и в сентябре 2018-го внес поправки в Уголовный кодекс: теперь публичное разжигание ненависти или унижение человеческого достоинства, совершенные впервые, будут караться административным штрафом, и только за повторный рецидив наступит уголовная ответственность.

Скрины из уголовного дела Эдуарда Никитина, который «всего лишь запостил анекдот». Фото: Из материалов дела

Скрины из уголовного дела Эдуарда Никитина, который «всего лишь запостил анекдот». Фото: Из материалов дела

ОТКРОЮ КОДЕКС НА ЛЮБОЙ СТРАНИЦЕ

Я достаю Уголовный кодекс: всего статей о публичных высказываниях в интернете семь, еще четыре - просто о публичных высказываниях, но по одной из них уже привлекли блогера. Итого одиннадцать.

Ну, с «Публичными призывами к нарушению целостности РФ» понятно - этот состав появился после незабываемой Евгении Альбац: «Я, честно говоря, не вижу особой проблемы, если Россия разделится по Уральскому хребту» - в эфире радио «Эхо Москвы». Я вопила тогда в «Комсомолке», шо скаженная, требовала за подобные заявки уголовку - и депутаты прислушались к мнению «КП»: ввели статью в декабре 2013 года, срок - до пяти лет.

Теперь сажают по ней «Крымненашей», вовремя успели.

Ясно и с «Реабилитацией нацизма» («публичным отрицанием фактов, установленных Нюрнбергским трибуналом, распространением явно выражающих неуважение к обществу сведений о памятных датах, связанных с защитой Отечества и осквернением символов воинской славы РФ»).

Статья введена 5 мая 2014 года, ровно через год после того, как ваша покорная слуга сцепилась с публицистом Леонидом Гозманом, решившим уравнять Смерш и СС. Самого Леонида Яковлевича не тронули (об избирательности наказания скажу позже), а вот 37-летнему автомаляру Владимиру Лузгину из Перми не повезло: в 2015 году он перепостил текст «15 фактов о бандеровцах, или О чем молчит Кремль», где утверждалось, что «СССР и Германия совместно напали на Польшу, развязав Вторую мировую войну 1 сентября 1939 года».

Владимира задержали в поликлинике: шесть человек с понятыми - обыскивали, изъяли смартфон, опрашивали жену, друзей и стареньких родителей.

Прокурор просил штраф сто тысяч рублей за «заведомо ложные сведения о деятельности СССР в годы Второй мировой войны» - судья приговорил к двумстам (тысячам). Лузгин тогда не работал из-за травмы колена, и платить ему было нечем. Жена подала на развод.

Защищать Лузгина в Верховном суде взялись знаменитый Генри Маркович Резник и доктор исторических наук Андрей Зубов, уволенный из МГИМО за критику действий российских властей на Украине и в Крыму.

Но решение осталось без изменений.

Владимир Лузгин сел на самолет и улетел в Чехию, где попросил политического убежища. Когда его нашли журналисты, он жил в лагере для беженцев.

Большинство скажет: «Так ему и надо. Государство определилось, какими хочет видеть свою историю и свои границы», - но я-то углядела в кодексе еще статью «Призывы к экстремистской деятельности», где один из примеров экстремизма - «заведомо ложное публичное обвинение лица, замещавшего государственную должность РФ, в уголовном преступлении».

Владимир Лузгин сел на самолет и улетел в Чехию, где попросил политического убежища

Владимир Лузгин сел на самолет и улетел в Чехию, где попросил политического убежища

Вы - никогда не писали, что Сердюков - вор?

Вам повезло.

Ну, а статья «Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны» знакома тем, кто кричал в 2014-м, что наша армия должна пройти от Мариуполя до Одессы и защитить Новороссию?

У нас это публиковали даже в газете, видные журналисты.

Как-то мне стало не по себе…

Фото: Из материалов дела

Фото: Из материалов дела

ПО БЕСПРЕДЕЛУ НЕ САЖАЮТ

Я сижу напротив человека, который надзирает за задержаниями по «экстремистским» статьям в одном из силовых ведомств, он говорит:

- Все не так просто. Мы не можем задержать блогера по факту экстремистского перепоста: мы должны доказать умысел на разжигание розни. Например, в Казани был исламист, который постил тексты о неверных, а когда мы его вызывали, говорил: «Я богослов, мой интерес чисто академический: пишу диссертацию!» И вдруг ему звонит родственник - а мы слушали телефон - и говорит: «Ко мне на работу просятся сильные ювелиры, но они русские, Идрис, как думаешь, брать их?» А наш Идрис отвечает: «Я для кого здесь проповедую: чтобы мой брат помогал кяфирам?» И только этой фразой мы доказали умысел!

Всего я изучила пятнадцать самых громких распиаренных уголовных дел и не нашла ни одного необоснованного. Нет и не может быть по закону никаких преследований «за лайки»: материала всегда много, на страницах обвиняемых горящие колорадские жуки и рифмы «Рашка-г…няшка» - а адвокаты просто аккуратно сообщают СМИ не всю правду.

Вот, например, Эдуард Никитин, активист «Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие», представляющий гетеросексуальную часть группы из Санкт-Петербурга, инвалид по психическому заболеванию. Про него написали, что его судят (хотят засунуть в психушку на принудлечение) за картинку с ногами трупа и подписью: «Хороший ватник - холодный ватник».

Радио «Свобода» (в основном оно качает тему перепостов) разоряется: «Впервые со времен СССР человека судят за анекдот!»

Запрашиваю материалы, мне присылают скрины: чумазые свиньи, подпись: «Это русские, по их мнению, они - величайший из народов». Следующий: «Зоя Космодемьянская - красная мр…» - грязная ругань и обвинение в преступлении. «Грязная вонючая рус…я (представители титульной нации РФ. - Авт.)…» - дальше рифма к слову «вонючая», матом.

Или томский блогер Вадим Тюменцев, которого (ужас, ужас, беспредел!) за два видеоролика отправили на зону на пять лет.

Нахожу первый, молодой мужчина смотрит в кадр:

- Призываю собраться на площади Ленина. Эта власть должна пасть. Либо мэра Кляйна и губернатора Жвачкина берут под стражу, либо мы, народ, поставим к стенке не только губернатора, но и правительство Российской Федерации, и президента.

Вы полагаете, что после таких слов в нашей стране можно не сесть?

КОНТИНГЕНТ: ФРИКИ ИЗ ОППОЗИЦИИ

Есть обстоятельство, которое нельзя не заметить. Дмитрий Семенов - член «ПАРНАСа», Эдуард Никитин - активист ЛГБТ, Владимир Лузгин, выгнанный из страны за «правду» о начале войны, - поклонник фильма Александра Литвиненко «ФСБ взрывает Россию», занимающий яркую пробандеровскую позицию.

- Очевидно, - говорят правозащитники, - что правоохранительные структуры идут не от интернета, а от своей записной книжки. Контингент, который у них на контроле: радикалы всех мастей, ваххабиты, националисты и оппозиция. Надо посадить кого-то - смотрят страницу.

Примерно это сказал и Навальный, когда волонтера его штаба в Архангельске Михаила Листова попытались оштрафовать за публикацию хрестоматийной фотографии Парада Победы: мол, все мы понимаем, что дело не в свастике, а в политической позиции.

Замылил, правда, что штраф был выписан за ДВЕ фотографии, и та, вторая, ни в каком учебнике не фигурировала, а первая, хрестоматийная, была снабжена подписью: «Ватные дебилы, найдите хоть одну георгиевскую ленточку! ... Вы начинаете идиотское камлание при одном виде полосатой тряпки, за которую в 1945-м вас расстреляли бы на месте» - и что это, как не глумление над воинским символом? Статья УК, чистая.

К сожалению, под давлением общественности преследование Листова было прекращено, но суть все та же.

Когда в прошлом году я ездила в Красноярск - сотрудницу муниципального молодежного центра судили там за глумление над православием и обвинение руководства РФ в фашизме - источник так и сказал: «Нас не устраивает, что детей учит человек с такими взглядами».

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Система, карающая за мысли и мнения

То, о чем мы пишем сегодня, называется просто: идеология. Да, ее нет по Конституции, а де-факто она есть и состоит в основном из частиц «не».

Нельзя обливать грязью никакие этнические, религиозные и социальные группы, из которых состоит наше общество и которые зачастую враждуют между собой. Нельзя призывать к свержению действующего строя/властей/персонально высокорангового чиновника даже словами «ворует» и «долой». Нельзя изображать нацистскую символику (блогеры долго троллили правоохранителей: постили фотографии случайно «зиганувших» на концерте рок-певцов и флаг ВВС Финляндии, где свастика - официальный элемент, и методично получали штрафы).

По словам экспертов, нынешняя система «борьбы с перепостами» была разработана в кризис 2008 года для «успокоения» буйных революционеров.

С 2014-го разработки также пригодились для подавления либеральной оппозиции, вставшей на сторону Украины и не выбиравшей слов.

Теперь под влиянием экономического кризиса и ухудшения положения народа на дыбы поднялись уже патриоты, заговорившие про «оккупацию страны с 91-го года» и «антинародное правительство».

И государство… стало сажать патриотов: только что на зону на четыре года уехал житель Сыктывкара Александр Тюрнин, называвший себя председателем КГБ Коми АССР. Ничего личного в идеологии друзей нет.

А ЛЮДИ НЕ МОГУТ ПОВЕРИТЬ

Слабых мест в выстроенной системе было два: первое - общедоступность запрещенной информации и выборочность наказания, которые вызывают возмущение.

К примеру, только что в Калининграде привлекали к ответственности инвалида-аутиста с синдромами Аспергера и Туретта: больной мужчина выставлял кошмарные, мерзотные высказывания о женщинах и сцену избиения женщины, потому что много раз видел такое в интернете.

Мама инвалида криком кричала: «Эта картинка есть везде! Разве она удалена? Включена в список экстремистских материалов? Найден и наказан ее автор?!», - а этого не требовалось, ведь наркоторговец у нас садится в ту же камеру, что и производитель наркотиков.

Теперь уголовное дело закроют (ведь блогер привлекается впервые), но нет надежды, что допущенный в сеть инвалид не сорвется еще раз.

Правоохранители просили провайдеров и соцсети блокировать экстремистский контент на стадии публикации (ввести премодерацию), те отказались. Законодатели принимали закон о переносе серверов иностранных компаний (Twitter, FB) в Россию в целях контроля, ничего не вышло. Роскомнадзор закрывал доступ к сайтам, нарушающим закон, - россияне массово перешли на Тоr и прочие анонимайзеры.

Итог: оперативникам приходится ковырять необъятное - текст, за который осудили одного пользователя, останется висеть еще у двух миллионов. Никакой справедливости. Это первое.

И второе: психология людей.

Мы все (и я) привыкли к тому, что интернет, соцсеть - это личное пространство, искренность, общение. А это по закону пространство более публичное, чем митинг (ответственность за призывы к терроризму на улице - пять лет, в интернете - семь). Фактически соцсеть - СМИ, даже если у блогера пять подписчиков и четыре френда!

Ты можешь обсмеивать глупеньких верующих с «православием головного мозга», но на кухне, дома, а вот выставить картинку с идущим по колено в грязи крестным ходом и подписать: «Две беды» - не можешь. Православные плюнут в ответ, и ты утонешь.

Вспомните притчу, с которой я начала материал: про собрание и про Афоню.

Мария Мотузная из Барнаула (уголовное дело за оскорбление верующих) советует: «Не репость!» Фото: twitter.com

Мария Мотузная из Барнаула (уголовное дело за оскорбление верующих) советует: «Не репость!» Фото: twitter.com

НЕСВОБОДА СЛОВА

Блогер Мария Мотузная - это она «пошутила» про крестный ход и в ее защиту собирал митинг рэпер Oxxximiron, - пришла на свой суд в футболке с надписью: «Не репость!».

Умная девочка: говорят, пела в церковном хоре.

Все возвращается в этом мире. Вернулась и несвобода слова.

ЗА ЧТО ВАС МОГУТ НАКАЗАТЬ В ИНТЕРНЕТЕ (СОХРАНИ НА РАБОЧЕМ СТОЛЕ)

По этим статьям уже сажают блогеров:

1. Ст. 280 Уголовного кодекса, Публичные призывы к экстремистской деятельности, то есть:

насильственному изменению строя РФ,

возбуждению расовой, национальной, религиозной розни, пропаганду превосходства или неполноценности человека по социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности,

публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность РФ, в преступлении

- карается лишением свободы на срок до 5 лет (публичные призывы не через интернет – на срок до четырех лет). Форма призывов значения не имеет.

2. Ст. 280.1, Публичные призывы к нарушению целостности РФ

Караются на срок до 5 лет (публичные призывы не через интернет – до четырех лет).

3. Ст. 282, Возбуждение вражды и ненависти по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, религии, принадлежности к социальной группе, унижение достоинства человека или группы лиц по этим признакам, совершенные с помощью сети интернет (путем публикации текстов, документов, рисунков и пр.), караются на срок от 2 до 5 лет*.

4. Ст. 205.2, Публичные призывы к террористической деятельности, публичное оправдание терроризма и пропаганда терроризма с помощью сети интернет караются на срок до 7 лет (без интернета – до 5 лет).

5. Ст. 242, Незаконное изготовление, распространение, публичная демонстрация или рекламирование порнографических материалов в РФ с помощью сети интернет – от 2 до 6 лет (без интернета – до 2 лет).

Распространение, публичная демонстрация или рекламирование порноматериалов среди несовершеннолетних либо вовлечение несовершеннолетнего в оборот – от 2 до 6 лет (без интернета – до 5 лет).

6. Ст. 242.1, Изготовление, приобретение, хранение, распространение, публичная демонстрация и рекламирование порнографических изображений несовершеннолетних с помощью сети интернет – от 3 до 10 лет (именно по этой статье была осуждена Евгения Чудновец, сделавшая перепост издевательства над ребенком, по этой же статье чуть не села читательница «КП», приславшая в газету фото голой девочки с предполагаемым педофилом: следователи сочли этот поступок распространением).

7. Ст. 354.1, Реабилитация нацизма, то есть отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала, одобрение преступлений, установленных этим приговором, распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, совершенные публично, караются заключением на срок до 3 лет.

Распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, совершенные публично, караются исправработами на срок до 1 года.

8. Ст. 20.3 Кодекса об административных правонарушениях, Пропаганда либо публичная демонстрация нацистской атрибутики и символики, а также символики экстремистских организаций - влечет арест до 15 суток (из практики: наказывают даже за демонстрацию символики, «сходной с нацистской до степени неразличимости»).

Эти статьи держат про запас:

1. Ст. 128.1, Уголовного кодекса, Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрируемом произведении и СМИ – штраф до миллиона рублей.

2. Ст. 298.1, Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя в связи с рассмотрением дела в суде – два миллиона рублей,

- в отношении прокурора, следователя, дознавателя, судебного пристава в связи с расследованием либо исполнением приговора – миллион рублей,

- обвинение любого из них в тяжком преступлении – пять миллионов рублей.

3. Ст. 137, Незаконное распространение в информационно-телекоммуникационных сетях информации, указывающей на личность несовершеннолетнего потерпевшего по уголовному делу, либо описание полученных им в связи с преступлением страданий, если это описание повлекло вред здоровью потерпевшего или психическое расстройство – лишение свободы до 5 лет.

4. Ст. 354, Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны – до 3 лет.

*Эту статью предложил смягчить Президент.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Ульяна СКОЙБЕДА

 
Читайте также