2018-09-18T14:44:26+03:00

«Будет скандалить. Прошу отказать!» Владимирский педиатр отказался выписать рецепт тяжелобольному ребенку

Для двухлетней девочки это вопрос жизни и смерти
Поделиться:
Комментарии: comments88
Елена Полетаева показывает тумбочку с лекарствамиЕлена Полетаева показывает тумбочку с лекарствамиФото: Ольга МАКАРОВА
Изменить размер текста:

Непоседа Сашенька за свои 2 с небольшим года вытерпела столько уколов и процедур, что даже в голове не укладывается. Мама Елена Полетаева сама удивляется, как мужественно кроха терпит ежедневные посещения больниц и выпивает горсти таблеток.

- Когда ей делают уколы, Саша даже уже не щурится, не дергается, тихо ждет, когда все закончится. Привыкла уже, - говорит Елена. И, показав рукой на тумбочку у детской кроватки с кучей лекарств, добавляет. - А вот эти таблетки я даже не убираю. Они могут пригодиться в любой момент. Да и большую часть мы ежедневно пьем.

Семейное фото

Семейное фото

«Без операции девочке жить три недели»

На лекарствах девочка практически с рождения. Проблемы с почками начались, когда ей только-только исполнилось два месяца.

- У Саши неожиданно поднялась температура, почти 41 градус, помню, как она у меня на руках дрожала, когда в больницу ехали. Когда анализы ничего не показали, нас выписали домой. Но не прошло и трех дней, как картина повторилась.

Тесты, документы. Тысячи их.

Тесты, документы. Тысячи их.

После этого из больниц Елена с дочкой почти не выходили. Когда Саше исполнилось пять месяцев, владимирские врачи заподозрили серьезные проблемы с почками, отправили на обследование в Москву.

- Наши врачи найти точную причину так и не смогли, сказав, что оборудование у нас плохое, но и по таким снимкам ясно, что проблема серьезная, - говорит Елена.

К тому моменту отец Сашеньки решил, что больше не хочет «тянуть» на себе больного ребенка, оставив мать с бедой один на один. И с двумя детьми - у Саши есть старший брат Дима, ему сейчас 8 лет.

- В отчаянии я написала в московский НИИ педиатрии имени академика Вельтищева, - говорит Елена Полетаева. - Как только специалисты увидели наши снимки, сказали экстренно ехать в столицу. Оказалось, что с такими результатами и без экстренной операции жить нам осталось недели три, не больше. У Саши нашли пятую, то есть самая крайнюю степень рефлюкс-нефропатии. У нее не происходил отток мочи из почек, что вызывало температурные скачки и воспаления. И то, что нам не могли поставить диагноз, усугубило состояние до крайней стадии.

«После прочтения изъять из медкарты»

Московские врачи сделали Сашеньке операцию бесплатно. Причем щадящую, эндоскопическую, по современным технологиям. Выписали малышку с резким улучшением: первая стадия болезни вместо пятой. А по прогнозам медиков, есть большая вероятность, что организм девочки сумеет оправиться полностью и почки заработают! Но для этого ближайшие пять лет надо ежедневно следить за уровнем лейкоцитов в моче. Чтобы не упустить даже малейшего воспаления. Для этого существуют специальные тест-полоски, как у диабетиков. Уровень лейкоцитов поднимается раньше, чем повышается температура, и с воспалением можно начать бороться сразу.

- По приезду из Москвы я обратилась к владимирским врачам, но услышала, что эти тест-полоски не входят в список жизненно необходимых препаратов, поэтому бесплатно их не дают. Купить их сама я не в силах — цена до 7 тысяч за недельный набор. А мы живем на детское пособие в 866 рублей за двух детей, декретные и небольшие алименты.

"А мы живем на детское пособие в 866 рублей за двух детей, декретные и небольшие алименты" Фото: Ольга МАКАРОВА

"А мы живем на детское пособие в 866 рублей за двух детей, декретные и небольшие алименты"Фото: Ольга МАКАРОВА

Елена обратилась к директору департамента здравоохранения Александру Кирюхину, и он пообещал, что девочку не оставят без помощи. В бюджете найдутся средства, чтобы обеспечить Сашу тест-полосками. Но нужно пройти официальную процедуру: получить от лечащего врача документ, что Саше эти полоски нужны. И тут история о человеческой доброте (до сих пор все помогали, как могли) превратилась в какую-то дикость.

- Наш педиатр, молодой мужчина, выслушал меня, а после этого написал бумажку для главного врача филиала нашей больницы на Соколова-Соколенка, которую вложил в карточку. Когда карта оказалась у меня на руках, я прочитала содержимое записки и просто ахнула. В ней было следующее: «Я знаю, что тест-полоски не являются жизненно необходимыми, но мать настроена достаточно агрессивно. В случае отказа, вероятно, будет скандалить. Прошу оформить отказ в письменной форме». А сверху подписано «После прочтения изъять из медкарты».

После прочтения изъять из медкарты Фото: Ольга МАКАРОВА

После прочтения изъять из медкартыФото: Ольга МАКАРОВА

Нам удалось дозвониться до Игоря Брындина, педиатра Саши Полетаевой, автора этой записки. Он прокомментировал случившееся так: «Я выполнял исключительно свои должностные обязанности. Без личного письменного разрешения раскрывать врачебную тайну по телефону я не буду. Никаких личных предубеждений к своим должностным обязанностям я не примешивал. Что я должен был написать, куда я должен был это отправить, что именно, в каком виде, по инструкции я все сделал. Не я решаю, будет ли выделять больница лекарства. Я пишу то, что есть».

ОФИЦИАЛЬНО

Директор департамента здравоохранения Александр Кирюхин, когда мы рассказали о случившемся, был, мягко говоря, удивлен.

- Действительно, ко мне обращалась мама девочки, и я сообщил ей, что мы хотим помочь и готовы выделить средства из бюджета. Сумма не такая огромная, чтобы не помочь. Сейчас, когда я узнал о том, что педиатр отказал в этом конкретном случае, я буду разбираться в ситуации в особом порядке.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также