2018-07-04T14:05:39+03:00

Юрий Поляков: «Андрей Дементьев был способен перекреститься двухпудовой гирей»

Вспомнить ушедшего сегодня поэта мы попросили известного писателя, председателя гильдии драматургов России [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments26
Поэт Андрей Дементьев в апреле 2017 г.Поэт Андрей Дементьев в апреле 2017 г.Фото: Борис КУДРЯВОВ
Изменить размер текста:

- Я хорошо помню знакомство с Андреем Дмитриевичем. Это был 1973 или 1974-й год, - рассказал нам Юрий Поляков. - Большой зал Дома литераторов. Дементьев только перебрался из Твери в Москву. В столице его еще не знали. Это был его первый творческий вечер. Причем на двоих с поэтом Петром Вегиным. В то время они были примерно одной «весовой категории». Вегин был модный поэт. Он представлял экспериментально-фрондерскую линию, эдакий Вознесенский, но калибром помельче. Дементьев только пришел работать в «Юность» заместителем к Борису Полевому. И вот мы, молодые поэты, отправились на их «баттл» как на футбольный матч. Зал неистовствовал, когда Дементьев читал свои стихи. Сразу стало очевидно, что это большая народная поэзия. Это то, время, когда еще не было его знаменитых песен. Его воспринимали как чистого лирика, заряженного позитивом. Он вышел победителем в этом «баттле".

Потом он стал главным редактором журнала «Юность». Обычно редактора - люди достаточно хмурые, изнемогающие от собственной значительности. Некоторые писатели годами готовили себя к походу в кабинет главного редактора. Дементьев на этом фоне отличался дружелюбием, участливостью, готовностью помочь талантливому человеку. И он действительно многим помогал.

Жесткость характера у него была направлена не на авторов, а на органы власти, которые пытались постоянно вмешиваться. Он боролся за публикацию моей повести «ЧП районного масштаба», которую не давала печатать цензура. Семь лет «Юность» билась за мою повесть «Сто дней до приказа». В моем случае эта борьба увенчалась успехом. Причем Андрей Дмитриевич довольно остроумно использовал момент, когда немецкий пилот-любитель Матиас Руст приземлился на Красной площади. Как только он увидел, что в военном ведомстве началось смятение, он сразу поставил запрещенную повесть в ноябрьский номер журнала. Это был 1987 года. Ему звонит начальник военной цензуры: «Андрей Дмитриевич, зачем вы поставили Полякова в номер? Мы же все равно не пропустим». На что Дементьев сказал: «Вы бы лучше Руста на Красную площадь не пропустили». И повесть вышла.

- Помните, какой вам заплатили гонорар?

- Около 2-х тысяч рублей, за вычетом подоходного налога и партвзносов.

- Приличная сумма...

- Очень приличная. Когда я пришел из армии, Андрей Дмитриевич напечатал подборку моих армейских стихов, я получил за нее где-то рублей 300. Для 1978-го года - это были большие деньги. В то время я работал учителем в школе, и у меня была зарплата вместе с классным руководством и проверкой тетрадок – 120 рублей.

В качестве главного редактора Дементьев был очень смелый человек. Опубликовал много вещей, которые до этого лежали «в портфеле». Он напечатал Войновича, Искандера, Аксенова, Максимова... Хотя времена уже менялись, но все равно нужна была определенная редакторская смелость. Он ее проявил.

Потом он был вынужден уйти из журнала из-за интриг. К сожалению, такие люди, как он, широкие, великодушные, часто проигрывают интриганам. В «Литературной газете» Дементьев стал одним из наших основных авторов. Он постоянно выступал с новыми стихами.

Ужасно обидно, что Андрея Дмитриевича не стало за три недели до его 90-летия, к которому мы готовились. Мы перезванивались, обсуждали, как в «Литературной газете» подадим юбилей, что в Твери будем делать на Дементьевском празднике поэзии. 1 июня я был у него на «Радио-1», он вел в прямом эфире передачу «Виражи времени». Прямой эфир - это нагрузка даже для молодого человека. Мы лихо провели передачу. У Дементьева была своя аудитория. Но я заметил, что Андрей Дмитриевич выглядел хуже, чем обычно. Он всегда поражал своей витальной мужской неувядаемостью. Однажды мы оказались с ним то ли в Пицунде, то ли в Коктебеле. Ему было уже за 60. Он вышел на пляж, скинул халат и... мы, сравнительно молодые прозаики и поэты в возрасте сорока лет, стыдливо посмотрели на свои животы. Перед нами стоял человек на седьмом десятке с идеальной атлетической фигурой. Он занимался по методике русских гиревиков. Сейчас качают мышцы «железом» в фитнесклубе, а он занимался дома с гирями. Мог перекреститься двухпудовой гирей - это был признак атлетической мощи. Лет до 70 у него пиджак распирало от бицепсов. Он был очень крепкий человек, настроенный на столетний рубеж. Для этого были все шансы. Прекрасные гены, родители - долгожители.

Его столько раз предавали, столько было в жизни трагедий, а он сумел сделать доброжелательность и незлопамятность доминантой своей личности. Андрей Дементьев - редкий для России поэт, заряженный на позитив. В основном русская поэзия знаменита своим высокоталантливым унынием. Он прожил большую, красивую жизнь. А главное, оставил замечательные стихи и песни. Для поэта очень важно, чтобы он остался в песнях. Тогда он входит в национальное сознание и народную душу.

ПАМЯТЬ

"Я хочу, чтоб жили лебеди": ушёл человек-эпоха Андрей Дементьев

Евгения КОРОБКОВА

Советский поэт и автор множества песен двадцать дней не дожил до своего 90-летия

Моему поколению он известен по передаче «Виражи времени», которую он много лет вёл на Радио России. В заставке передачи непременно звучало его стихотворение «Никогда, никогда ни о чем не жалейте» в авторском исполнении. Очень правильное, щегольское, с эффектным финалом:

«Пусть другой гениально играет на флейте, но ещё гениальнее слушали вы». Этот финал извинял куда как менее удачные строки «как записку из прошлого грусть свою скомкав, с этим прошлым порвите непрочную нить». (подробности)

Андрей Дементьев - Никогда ни о чем не жалейте вдогонку.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также