Общество

Пламенные владимирские революционеры: Фрунзе - «крестный отец»

В канун 100-летия Октябрьской революции продолжаем рассказывать о наших земляках - выдающихся большевиках
Михаил Фрунзе

Михаил Фрунзе

Мать уроженца Владимира, народного артиста Алексея Баталова, однажды призналась, что ее крестным отцом был… революционер Михаил Фрунзе. Оказывается, он был дружен с ее родителями, державшимися социалистических взглядов, и когда в 1908 году у них во Владимире родилась дочь, то Фрунзе стал ее восприемником от купели.

И в то же время Михаил Фрунзе под кличкой «товарищ Арсений» терроризировал половину губернии, не хуже мафиозных «крестных отцов»…

«ПРИЕХАЛ НАКАЛИТЬ СИТУАЦИЮ»

В 1905 году партия командировала 20-летнего Фрунзе в город ткачей Шую, который вместе с Иваново-Вознесенском входил тогда в состав Владимирской губернии. С особым заданием: накалить революционную ситуацию, активизировать неповиновение властям, спровоцировать выступления рабочих.

Для пользы дела революции он знакомится с местными уголовниками, которые помогают отнять оружие у беспечных полицейских на станции Вичура. Отбитые стволы идут на вооружение бригады боевиков. Через год в Шуе вместо 17 марксистов было уже 300, а на фабриках появились партийные ячейки РСДРП.

Отважный товарищ Арсений стремительно завоевывает популярность у низов общества. Когда ночь на 30 октября 1905 года его арестовали после очередной нелегальной сходки, он среди бела дня сбежал из городской тюрьмы с помощью заключенных-водовозов. И перешел на нелегальное положение.

Когда в революцию 1905 года в Москве началось вооруженное восстание, во главе своих головорезов Фрунзе перестреливался с полицией на баррикадах Красной Пресни почти неделю. 15 декабря его отряд без потерь вернулся в Шую.

На следующий год, на съезде РСДРП в Стокгольме молодой террорист, наконец, лично познакомился с Лениным, Ворошиловым и Калининым. И вернувшись во Владимирскую губернию, вошел в пятерку партийного бюро Иваново-Вознесенска – родины первых в России рабочих Советов.

ПРЕДВЫБОРНАЯ АГИТАЦИЯ – ПОД ДУЛОМ РЕВОЛЬВЕРА

В начале 1907 года в стране шла борьба за места в II Государственной думе. Чтобы зря не расходовать предвыборный бюджет, гениальный политтехнолог Арсений-Фрунзе во главе 17 вооруженных боевиков среди бела дня захватил в Шуе частную типографию Лимонова. И, угрожая оружием, заставил тамошних рабочих полюбить революцию и бесплатно напечатать ему предвыборные листовки на весь Иваново-Вознесенский промышленный район.

«Граждане избиратели! – говорилось в ней. - Если вы сочувствуете делу освобождения России, если вы хотите, чтобы крестьяне получили землю, рабочий класс добился 8-часового рабочего дня и других улучшений, чтобы весь народ получил свою волю, то голосуйте за социал-демократов, членов рабочей партии».

24 марта 1907 года Фрунзе вновь арестован с двумя револьверами на руках. Кроме того, он обвинялся в зверском избиении урядника Перлова, которого неудачно пытался завербовать.

Казалось бы – бери и сажай! Однако либеральный царский суд обязал потерпевшего сотрудника полиции самому найти свидетелей покушения. Чудо, что хотя бы один такой нашелся, и отважился дать показания против творящих беспередел марксистов.

АВТОРИТЕТНЫЙ УЗНИК ВЛАДИМИРСКОГО ЦЕНТРАЛА

К тому времени бригаду Фрунзе откровенно побаивались. 24 марта владимирскому губернатору вручили телеграмму из Шуи: «В Шуе арестован агитатор Арсений. Все фабрики стали… ожидаю столкновений…» Губернатор доложил министру внутренних дел и приказал этапировать главаря во Владимирский централ.

Фрунзе и его подельнику Павлу Гусеву было предъявлено обвинение в покушении на должностное лицо при исполнении. Причем, в местности, состоящей под особым надзором полиции.

«В нем мало угадывался законопослушный юноша, окончивший гимназию на казенный счет с золотой медалью, и студент столичного Политехнического института, - вспоминал сокамерник Фрунзе, Караваев. – Это был жесткий и целеустремленный человек, готовый ради своих убеждений на любые действия».

В тюрьме он вел себя дерзко: когда на взбунтовавшихся заключенных охрана наставила винтовки и приготовилась стрелять, остался на месте и твердо стоял на своем. В результате, Фрунзе заковали в кандалы.

27 января 1909 года суд приговорил обоих обвиняемых в избиении полицейского к смертной казни через повешение. Партия с помощью подлога пыталась обжаловать приговор: нашли врача, который показал, что в день покушения на Перлова Фрунзе был у него на приеме. Единственного настоящего свидетеля дружки Арсения запугали и заставили изменить показания. Однако 23 сентября 1910 года обвиняемым смертный приговор вынесли еще раз.

СМЕРТНУЮ КАЗНЬ ЗАМЕНИЛИ ПОБЕГОМ

Михаила Фрунзе спасла его сестра. И помог ей либерализм оппозиционной профессуры. Студентка Петербургского женского медицинского института Людмила Фрунзе обратилась к профессору М.М. Ковалевскому с душераздирающим письмом:

«Брат мой Михаил Васильевич Фрунзе, студент политехнического института, экономического отделения, 22 сентября этого года был, несмотря на его невиновность в предъявленном ему преступлении, вторично приговорен к смертной казни военным судом в городе Владимире. Теряя всякую надежду на его спасение, я решила обратиться к Вам, не откажите в Вашем ходатайстве перед главнокомандующим войсками Плеве о возможности смягчения его участи. Не откажите ради бога в своем участии…»

Коллеги Ковалевского – восемь недолюбливавших власть профессоров – написали прошение «об оказании милосердия и даровании жизни Михаилу Фрунзе» премьер-министру Столыпину. И Плеве заменил смертную казнь шестью годами каторжных работ.

Уже без ножных и ручных кандалов Фрунзе два года просидел в общей камере Владимирского централа. На нервной почве заболел язвой желудка (от операции на ней он потом и умер), зато много читал и познакомился с политзеками, с которыми даже учил иностранные языки. Его перевели в Иркутск, а затем и вовсе заменили тюрьму ссылкой, откуда он сбежал. Вопреки популярной легенде – сбежал вовсе не из Централа!

И все-таки памятник заключенному легендарного Владимирского Централа у нас есть еще с 1970-х годов. С площади своего имени бронзовый Фрунзе-Арсений угрюмо смотрит в сторону тюрьмы…