Кыргызстан
Политика

Андрей Норкин: На американский вариант по Донбассу мы не согласимся никогда, чтобы избежать жертв

Известный телеведущий высказался по поводу блокировнаия российской инициативы по миротворцам ООН на Украине
Обсуждаем главные новости с Андреем и Юлией Норкиными

Обсуждаем главные новости с Андреем и Юлией Норкиными

А. Норкин:

- В студии Андрей и Юлия Норкины. В 19.30 мы подведем итоги вручения телевизионной премии «Эмми». Там главная неожиданность в том, что Алеку Болдуину дали премию за исполнение роли Дональда Трампа.

Ю. Норкина:

- Может быть, он талантливо его сыграл.

А. Норкин:

- Ну, в 19.30 и поговорим. В 19 часов – наши новости. Минздрав предлагает изменить оплату больничных тем родителям, которые не делают прививки детям. Это вообще давняя такая бодалка между родителями и клиниками и школами. Суть предложения госпожи Скворцовой заключается в том, что если вы отказались делать вашему ребенку прививку и он потом заболел, то вам деньги не заплатят за больничный.

Ю. Норкина:

- А знает ли госпожа Скворцова, какие деньги за больничный нынче платят?

А. Норкин:

- Я думаю, что знает. Она же министр здравоохранения. В 18.30 – правительство решило повысить акцизы на бензин, и в следующем году два раза на 50 коп. бензин подорожает.

Ю. Норкина:

- Это будет сделано для того, чтобы построить в России хорошие дороги везде.

А. Норкин:

- Нет, там речь идет конкретно про Калининград и Крым. На «везде» 50 копеек два раза не хватит. Ну а начнем мы с политической темы. Сергей Лавров и Рекс Тиллерсон встречались, обсуждали Сирию и Украину.

Ю. Норкина:

- Там есть один момент, на который обратили внимание. Дело в том, что согласно протоколу глава Госдепа не должен встречать своих коллег, прибывающих в Нью-Йорк для участия в мероприятиях. Но руководитель американского внешнеполитического ведомства инициировал встречу со своим российским коллегой, что с осторожностью можно отнести к попыткам официального Вашингтона наладить отношения с Москвой. Правда, сегодня же произошло достаточно много событий, которые говорят об обратном - что они не собираются налаживать отношений.

А. Норкин:

- Я бы вообще не придавал особого значения. Ну, встретил Тиллерсон Сергея Лаврова сам. Ну, хорошо, молодец. То, что по нашему предложению о миротворцах нет никакого движения, и именно потому, что американцы и украинцы уже отказываются разговаривать на эту тему, вот это, мне кажется, гораздо более важно. У меня были какие-то не то что надежды… Робкий намек, как ты сказала. Когда немцы вдруг стали активно поддерживать предложение Путина, особенно когда Путин поговорил с Меркель, и вообще в Европе сказали: давайте попробуем двигаться в этом направлении. Какие-то эти робкие намеки были, что рано или поздно мы сможем сдвинуть с места этот вагон ужасный, который стоит на юго-востоке Украины. Но, я так понимаю, никуда мы его не сдвинули, и в ближайшее время мы не сдвинем.

Ю. Норкина:

- Я так понимаю, они предложение Путина именно, то, что он написал…

А. Норкин:

- Естественно. Они его не будут принимать.

Ю. Норкина:

- От Путина – не хотим.

А. Норкин:

- Совершенно верно.

Ю. Норкина:

- Но можно же как-то самим этот вопрос решить.

А. Норкин:

- То, что они предлагают, мы категорически с этим не будем соглашаться. По двум простым причинам. Да, собственно, даже по одной. То, что предлагается Украиной и, по всей видимости, будет предложено Соединенными Штатами, это всё может очень быстро привести к тому, что самопровозглашенные республики Донбасса будут просто силой, причем крайне жестко, возвращены в лоно матери-Украины со всеми вытекающими последствиями. Как это было на территории бывшей Югославии, когда точно так же там вернули кусок от Сербии, когда был так называемый хорватский сценарий, когда были тысячи убитых людей. Против этого мы, естественно, будем возражать. То есть мы откатываемся обратно. Все эти несчастные минские соглашения, о которых украинские наши коллеги открытым текстом говорят, что мы не будем исполнять, вот мы опять к ним и вернемся. Плюс еще остается история с поставками летального оружия. Сейчас господин Порошенко поедет в Нью-Йорк выступать на Генеральной Ассамблее, а заодно будет встречаться с Трампом. Вот они будут как раз эту тему обсуждать. Потому что решение поставлять Украине летальное вооружение, то есть смертельное оружие, по-русски говоря, или нет, будет принимать лично президент Трамп.

Поэтому, ну, поговорили Лавров с Тиллерсоном. Честно говоря, я в каких-то таких расстроенных чувствах. У меня ожидания нехорошие. Я скорее соглашусь, что будет новый виток войны, причем серьезный.

Ю. Норкина:

- Ты имеешь в виду войну на Украине?

А. Норкин:

- Конечно. Нас это, так или иначе, затрагивает, причем в буквальном смысле. Помните, пару лет назад к нам прилетало тогда в Ростовскую область, до КПП пограничного долетели два каких-то снаряда.

Вот Николай пишет: «Так и мы поставим». Николай, в этом-то и весь ужас. Это называется эскалацией. А не поставлять, наверное, мы и не сможем. Хотя, с другой стороны, там есть другая история. До сих пор все поставки американского вооружения, которые на Украину осуществлялись, там же всё разворовывается. Куда это идет, неизвестно.

Ю. Норкина:

- Сейчас Саакашвили придет и наведет порядок.

А. Норкин:

- Да никуда он не придет. Если бы он хотел прийти, он бы уже пришел. Он сейчас уже на месяцы все это отложил. В этом-то, Николай, и проблема. Почему я в таком унынии пребываю. Уже три года идет, и никаких подвижек. Опять начинается разговор, что мы должны, обязаны исполнять минские соглашения. Да ничего мы не обязаны. Мы – такой же гарант исполнения, как Франция и Германия. Исполнять должны две стороны – Киев и Донбасс. А они друг с другом даже разговаривать не хотят.

Ю. Норкина:

- Зачитаю сообщение. «Простите, а из каких источников вам стало известно о хищениях всего и вся на Украине? У вас есть судебные решения, у вас есть подтверждающие документы, наконец, свидетели? Нет? Тогда чего говорить?» - спрашивает Николай.

А. Норкин:

- Николаю я могу ответить, что об этом говорили и представители донецких республик, и представители самой Украины – о том, что вооружение и боеприпасы распродавались. Это, к сожалению, общая практика. Американцы-то об этом знают очень даже неплохо. Это одна из причин, по которой до сих пор затягивается решение вопроса с поставками летального вооружения. Были такие переносные зенитные комплексы «Стингер», которые американцы в свое время поставляли другим борцам за свободу в регионах, а потом по всему миру пытались их выкупить. Потому что из «Стингеров» террористы начали обстреливать американские же самолеты. Так что здесь ничего не ново.

Андрей Манойло, профессор факультета политологии МГУ, доктор политических наук, у нас на связи. Андрей Викторович, вот эта встреча Лаврова и Тиллерсона, которая прошла в преддверии Генассамблеи ООН, то, что касается нашей миротворческой инициативы донбасской, можно ли здесь видеть хоть какие-то положительные шаги? Я, например, совсем в мрачном настроении.

А. Манойло:

- Сложно сказать, насколько эта инициатива с введением миротворцев на Донбасс может рассматриваться в положительном ключе. Но в целом, конечно, определенные рациональные зерна в ней есть. Потому что поставить миротворцев ООН по линии разграничения позиций, на линии огня, это в определенной степени будет служить, конечно, барьером для попыток националистов разного рода, реваншистов…

Ю. Норкина:

- Андрей Викторович, а почему некоторым образом? Не до конца уверенность в том, что подобные действия приведут к положительным результатам?

А. Манойло:

- Нет до конца уверенности, разумеется. Потому что все зависит от качества миротворцев. Дело в том, что все помнят известный хорватский прецедент, когда миротворцы, которые стояли на линии разграничения позиций сербов и хорватов во время гражданской войны в Югославии, хорваты под прикрытием миротворцев спокойно готовились к наступлению. Вот когда они подготовились, они просто прошли через позиции этих миротворцев. Миротворцы не вступили с ними с боевое соприкосновение. Как говорят, это не функция миротворцев. Они прошли и ударили по позициям сербов. Точно так же и здесь миротворцы, если только это не мотивированные миротворцы, например, российские, а европейские, они, вполне возможно, отойдут в сторону.

То же самое примерно было в Руанде, когда наступающие племена прошли через позиции бельгийских и французских миротворцев. А потом, когда по ним ударили, французы обеспечили им возможность уйти. Поэтому миротворцы не являются панацеей. И введение миротворцев на Донбасс не гарантирует того, что там прекратятся боевые столкновения, не гарантирует защиту территории мирных жителей от новых наступлений.

А. Норкин:

- Андрей Викторович, мне кажется, проблема в том, что даже никто и не собирается это обсуждать всерьез. Американцы, правда, пока свои аргументы не озвучивают, а Украина сказала, что никаких российских миротворцев там не будет, хотя мы этого и не предлагали. Это означает, что, скорее всего, наше предложение заветируют, мы, видимо, заветируем их предложение. В общем, остаемся мы на прежних позициях.

А. Манойло:

- Вполне возможно. По крайней мере, при этом ситуация не ухудшится. А если все-таки ситуация будет развиваться в сторону решения этой проблемы, если все-таки ООН примет решение о введении миротворцев на линию разграничения, то, по крайней мере, будут некие официальные силы, которые смогут фиксировать постоянные обстрелы с украинской стороны. Если какая-нибудь группа националистов, «Правый сектор» допустим, развернет наступление самостоятельно и приблизится к позициям миротворцев, будет какая-то статистика международная, которая будет указывать на реальное положение дел. Нашей статистике они не верят.

А. Норкин:

- Это в принципе и так ОБСЕ должна была делать. Как вы думаете, американцы все-таки будут поставлять летальное вооружение Украине?

А. Манойло:

- Я думаю, что вероятность поставок Украине летального вооружения сегодня как никогда велика. Будут, конечно. Они и так уже поставляют. Потому что определенные виды вооружений присутствуют на Донбассе. Очень многие категории вооружений, которые они называют не летальными, а оборонительными, на самом деле могут использоваться в наступательных операциях. Например, системы контркорректировки артиллерийской стрельбы системой контрбатарейной борьбы. Это американские системы, которые позволят в случае наступления ВСУ вычислить позиции артиллерии ополченцев, подавить их, а потом ВСУ пойдет уже танковыми колоннами в нужном направлении. По сути дела, это такое большое лукавство. Обязательно они будут поставлять летальное оружие.

Ю. Норкина:

- И что же из этого следует? Приведет ли это к полномасштабной войне, не холодной, а горячей?

А. Манойло:

- Будем надеяться, что не приведет.

Ю. Норкина:

- Но в принципе возможно?

А. Манойло:

- В нынешних условиях все возможно. Потому что мир балансирует на грани уже несколько лет. И как он до сих пор не скатился в такой масштабный международный конфликт, честно говоря, я даже не знаю. Но то, что мы ходим по лезвию бритвы, это абсолютно точно.

Дело в том, что сегодня горячая война может вспыхнуть в любой точке и по любому поводу. Она может вспыхнуть в Украине – и специально, и по неосторожности. Но Украина в этом отношении не является самостоятельным каким-то полигоном или плацдармом, это такая площадка, где сталкиваются интересы великих держав. В этом отношении заполыхает там или не заполыхает заново, зависит от состояния в первую очередь российско-американских отношений. Поэтому встреча Лаврова и Тиллерсона в этом отношении очень актуальна. Все будет зависеть от того, насколько у нас будут улучшаться или ухудшаться отношения с США.

А. Норкин:

- Юля, вот ты меня спрашиваешь, может ли быть война. Я говорю: да нет, конечно, ничего не будет. Потому что все-таки, худо-бедно, но есть какая-то Европа, которая находится рядом. Америка все-таки далековато, а Европа – здесь, рядом.

Ю. Норкина:

Михаил из Ростова пишет: «Одесса должна увидеть родного русского солдата. Пороху платят США за разжигание войны и уничтожение Украины, ну и за покупку пенсильванского угля». «Конфликт в Украине возможно решить».

А. Норкин:

- Так тоже не бывает. Любой конфликт рано или поздно каким-то образом разрешается.

Ю. Норкина:

- Иногда он разрешается путем хирургического вмешательства, когда начинается война полномасштабная.

А. Норкин:

- Почему? Иногда можно разрешать конфликт путем этой самой заморозки, против которой почему-то очень сильно выступают в Киеве. И масса тому примеров. Кипр вспомните. Многие, наверное, ездили туда отдыхать, и некоторые ездили как на греческую территорию, так и на турецкую. Турки просто оккупировали часть острова, там у них практически свое государство. И все как-то с этим живут. В конце концов, Молдавия и Приднестровье. Заморозили конфликт, и слава богу, потому что люди не умирают.

Давайте к нашим делам вернемся. Правительство приняло решение поднять акцизы на топливо дополнительно. Здесь есть некая нестыковка с Налоговым кодексом. Потому что предполагается на 50 коп. поднять на литр бензина с 1 января и еще на 50 коп. с 1 июля. И это превышает те параметры, которые Налоговым кодексом были предусмотрены. Тут эксперты несколько расходятся в своих прогнозах. Самый ужасный – до конца 17-го года литр бензина подорожает приблизительно на 2 рубля 80 коп. Другие эксперты говорят, что ничего не произойдет, потому что там уже все это заложено было в бюджет и т.д.

Давайте послушаем Евгения Белякова, корреспондента отдела экономики «Комсомольской правды», который вскрывает некоторые технологические тонкости этой истории.

Е. Беляков:

- В проекте бюджета на следующий год уже заложены цифры, которые предполагают повышение акцизов на топливо примерно на 50 копеек дважды в следующем году. Всегда специалисты переводят в последнее время эти повышения в конкретную стоимость 1 литра бензина, чтобы мы могли примерно понимать, как это отразится на нашем кошельке. Дополнительные доходы бюджета составят порядка 60 млрд. рублей. Это то, что дополнительно отправят на строительство дорог. Предполагается, что эти деньги целевым способом возьмут с нас, за счет того, что мы заплатим больше за бензин, и перенаправят на строительство дорог.

А. Норкин:

- Раз уж упомянули дороги, надо объяснить, о чем идет речь. Речь идет в первую очередь о трассе «Приморское кольцо» (это в Калининграде) и о трассе «Таврида» в Крыму.

Давайте послушаем секретаря Общественного совета при Росавтодоре Константина Сдобнова.

К. Сдобнов:

- То, о чем сейчас идет речь, о повышении акцизов и дополнительных сборах, они пойдут не на федеральные дороги, а как раз на региональные и муниципальные, которые, к сожалению, запаздывают вслед за федеральными дорогами в своем обновлении. И этому есть несколько причин. Три основных можно выделить. Это то, что регионы, к сожалению, даже те средства, которые сейчас получают от сбора акцизов, сбора транспортного налога, не все средства направляют в дорожные фонды региональные. Из-за этого 13-15 миллиардов в год выпадает из региональных дорожных фондов. Вторая причина – это неэффективное расходование, несвоевременное расходование даже тех денег, которые они получают. И третья проблема, которая остается, она у нас уже долго тянется и никак не решается, это довольно низкое качество проводимых работ по ремонту и строительству именно на региональных и муниципальных дорогах.

А. Норкин:

- У нас есть звонок. Александр, вы откуда?

Александр:

- Из Королева. По предыдущей теме. Когда Лавров встречается с Тиллерсоном, у меня складывается такое впечатление, что Тиллерсон хочет сказать Лаврову, кого Трамп снял или собирается снимать в своей администрации. Одних пресс-секретарей за 9 месяцев уже пятый человек.

А. Норкин:

- Четвертый.

Александр:

- Скоро будет пятый, наверное. А теперь по бензину…

А. Норкин:

- Вы автомобилист?

Александр:

- Да, у меня машина есть. Знаете, все плачут, что бензин дорогой. Вопрос в чем? Москва забита. Когда мне надо поехать куда-то, мне приходится вставать в 4-5, чтобы не попасть на основных трассах в пробку.

А. Норкин:

- Знаете, ваш Королев – тоже не трасса для гонок.

Александр:

- Я об этом и не говорю. После 6 часов выехать на Ярославку невозможно.

А. Норкин:

- Я так понимаю, что это повышение акцизов на ваши дороги никак не повлияет.

Александр:

- Я про другое хотел сказать. Вот повышают, все плачут, но никто не пересаживается на общественный транспорт. Говорят, что если пересядут, то общественный транспорт будет забит. Да ничего подобного. Он и сейчас забит, и тогда будет забит. А машины свои никто не бросает.

А. Норкин:

- Должен сказать, что я пересел на общественный транспорт 1 раз в неделю.

Ю. Норкина:

- Это не потому, что ты экономишь на бензине, а потому что в пятницу невозможно ездить на машине.

А. Норкин:

- В пятницу едут дачники.

Ю. Норкина:

- Столько историй коррупционных, когда выделяют деньги из бюджета, а дороги не строят. Может быть, как-то в другом что-то подправить, посмотреть, куда деньги идут?

А. Норкин:

- Ты удивительно поворачиваешь любую тему на разговор о коррупции.

Ю. Норкина:

- Я удивляюсь, как в России бюджетные деньги удивительным образом умеют куда-то деть.

А. Норкин:

- Ну, Карамзин еще об этом писал.

Ю. Норкина:

- Вот эта замечательная инициатива о стерилизации собак, выделяется из бюджета достаточное количество денег. Эти сволочи, которые должны этим заниматься, они приходят к ветврачу и платят тысячу за каждую подпись – дескать, он простерилизовал собак. Даже здесь…

А. Норкин:

- Давай про дороги.

Ю. Норкина:

- Неужели мы опять будем затыкать дыры, для того чтобы люди опять себе набивали карманы?

А. Норкин:

- Нет, мы будем строить. На эти деньги должны построить две большие трассы – в Калининграде и в Крыму. Скорее всего, кое-кто карманы набьет.

У нас на связи Александр из Москвы. Александр, как на ваш карман повлияет это повышение на бензин?

- Знаете, я езжу очень мало, потому что на самом деле пробки по Москве. С дорогами в Москве, слава богу, разобрались. А то, что наше правительство не может наполнить бюджет и поднимает акцизы, знаете… У нас центральная черноземная полоса заросла березняком, бурьяном и т.д. Мы можем продавать экологически чистые продукты вместо нефти и иметь огромные деньги. Но в сельское хозяйство они почему-то не хотят вкладываться. Сейчас идет полемика о том, чтобы урезать пенсии на 1,6% в этом году работающим пенсионерам, на следующий год – еще урезать. Не дают людям жить нормально. Человек работает почему? Он хочет жить лучше, а ему просто-напросто не дают.

Ю. Норкина:

- Угрожающе звучит вопрос от радиослушателя: «Вам рассказать, как парень 35-36 лет в Краснодаре живет на строительстве дорог?» Расскажите.

А. Норкин:

- Наверное, хорошо. У нас есть звонок. Сергей из Владивостока.

- Я по поводу поднятия цен на бензин. Это называется государственный рэкет. Вы сами подумайте, поднимется энергоноситель, то есть бензин. Сразу все поставщики поднимут цены на самые необходимые товары первой необходимости, продукты. И куда эти деньги пойдут? 50 копеек я сегодня заплачу, 50 копеек завтра. А кушать я хочу каждый день.

А. Норкин:

- Если цифры сравнивать, у нас сейчас инфляция на самом низком уровне за всю новейшую историю.

Ю. Норкина:

- А может быть, у ребят просто заканчиваются деньги, которые они смогли подзаработать за время безсанкционное? Сейчас санкции, конечно, они не могут разгуляться и получать такое бабло, которое они имели при господстве американцев над нами. Сейчас история другая. Ввели санкции, яхты не на что покупать. У нас что, нет денег на дороги? Каждый раз на «прямой линии» Владимиру Владимировичу говорят: жуткие дорогие у нас в глубинке. Отпускаются деньги из федерального бюджета. Куда они идут? Еще хотите повысить, чтобы у них было побольше возможности брать в карманы? Пока мы не научимся следить за всеми этими обормотами, ничего не изменится.

А. Норкин:

- Предложение?

Ю. Норкина:

- У меня одно предложение. Чтобы те службы, которые следят за порядком у нас в государстве, вели себя прилично и делали свое дело.

А. Норкин:

- У нас звонок из Ивантеевки.

- Я работаю водителем на автобусе 12 лет. Бензин каждый день дорожает (и солярка тоже) на 10-20 копеек – я каждый день заправляю автобус. А сейчас на 50 копеек сразу повысят и потом еще повысят.

А. Норкин:

- Вы же автобус не из своего кармана заправляете, ваше предприятие это должно решать.

- Да. Но рядом есть частное предприятие, в котором из своего кармана водители заливают. Но дело не в этом. У нас порядка не будет. Я отработал в Ивантеевке в автоколонне. Там одна автоколонна 1789.

Ю. Норкина:

- Это рейсовые автобусы?

- Да. Там начальство себе выписывает премии по миллиону за три месяца, а водители и слесари сидят и говорят: мы все – быдло.

Ю. Норкина:

- То есть вам начальство говорит, что вы – быдло?

- Нет, мы сами себя называем, а начальству это выгодно – народ молчит. И так продолжается уже лет 10. Ничего не сделаешь. Разворовывают всё.

Ю. Норкина:

- Расскажу про Краснодар.

А. Норкин:

- Как живет молодой чиновник на дорогах?

Ю. Норкина:

- Да, тот, который живет на строительстве дорог. Так вот, ездит на «Роллс-Ройсе», который стоит сами знаете сколько. «Сейчас строит на берегу Кубани домичек с выходом яхты в Кубань». А мы сейчас скинемся еще, глядишь, он еще где-нибудь в Испании прикупит.

А. Норкин:

- Мы дорогу в Крыму будем строить и в Калининграде.

Ю. Норкина:

- Так в Крыму прикупит. У него аппетиты-то большие. И еще десятки таких.

А. Норкин:

- Зачитаю сообщение. «Единственный способ решения с дорогами – продать асфальтовый завод бывшей жене Собянина. За 1 год проложит все дороги страны. И Собянина выбрать в президенты».

У нас на связи Артур.

- Касательно предложения, если бензин подорожает, пересядьте на общественный транспорт, и все будет хорошо. Это звучит, конечно, очень просто. Если это одноразовый случай, если, допустим, человек сказать: завтра не езди на машине, поезжай на общественном транспорте, - это, конечно, легко. Представьте, если человек 3-5 лет, даже если не работает таксистом, просто использует машину в своей жизни, подстроил свой график жизни, с учетом того, что в его графике жизни фигурирует машина, а теперь ему говорят: пересядь на общественный транспорт, - это более глубокие последствия несет. Потому что ему надо раньше вставать, у него энергозатраты будут больше. Одно дело – сидеть за рулем, другое – в общественном транспорте. Весь его график жизни сместится в ту или иную сторону. Это не так просто, и это не выход.

Ю. Норкина:

- Пишет Влад из Израиля. «Вы спрашивали, как бороться с коррупцией. Рецепт давно известен. (И здесь такой коллажик сделан: Сталин и подпись: «На борьбу с коррупцией») Товарищ Сталин приказал бы выделить 4 кладбища, а не 89 миллиардов рублей».

А. Норкин:

- Это бесконечный разговор. Если бы все это действовало, то в Китае уже давным-давно не было бы никаких коррупционеров.

Ю. Норкина:

- Хочу напомнить, что смертная казнь во многих американских штатах осталась.

А. Норкин:

- Ты хочешь сказать, что там коррупции нет?

Ю. Норкина:

- По большому счету, мне наплевать, есть там коррупция или нет. Я по поводу нашей демократической трепологии.

А. Норкин:

- У нас на связи Галина.

- Я по поводу дорог. У нас в Удмуртской республике есть сельские местности, как и во всей РФ, но резко отличается Татарстан и Удмуртия. У нас как в средневековье живут. Мы газ кому-то раздаем, нефть раздаем, всех обеспечиваем, а сами в этой… Скажем, в Селтинском районе ни дорог нет, ни газа нет, живут люди, как в средневековье, такая нищета, ни денег, ничего нет. Знаете, просто беспредел какой-то. Они деньги на Украину валят…

А. Норкин:

- Галина, скажите, если федеральный бюджет выделяет какие-то деньги на Украину, еще куда-то, кто у вас в Удмуртии дороги должен строить? Наверное, не Москва, а Ижевск.

Галина:

- Предположим, налоги отчисляются всеми республиками по-разному…

А. Норкин:

- Я поэтому и говорю. Последний раз, когда мы ездили в Плес. Мы как едем? По Ярославскому шоссе. Соответственно, мы проезжаем через несколько областей – Московская, Владимирская, Ярославская. Как сейчас, я не знаю, а раньше можно было не читать указатели, но ты понимал, что из одной области попадаешь в другую. Едешь по одной и той же дороге, и вдруг эта дорога раз – и пропала, одни колдобины. Потом опять нормальная дорога. Оказывается, ты в другую область переехал. Уважаемые местные жители, которые в средневековье, это же не Москва должна вам дороги строить. Задача Москвы – действительно бюджет наполнять, а осваиваете-то бюджет вы сами.

Ю. Норкина:

- По дорогам можно определять, как работает губернатор, мэр.

А. Норкин:

- Совершенно верно. А как мы ездили с тобой в Суздаль? Точно такая же история, когда переезжаешь из одной области в другую и начинает вот так подпрыгивать.

Ю. Норкина:

- Ты предлагаешь президенту автопробегом заняться? У нас больше никто этим не занимается.

Тебя тут спрашивают: можно ли создать твой фан-клуб?

А. Норкин:

- Нет, нельзя.

Ю. Норкина:

- Я думаю, что можно.

Смешная история. Я, например, не знала, что у нас запрещена продажа лекарств через интернет.

А. Норкин:

- Чего смешного?

Ю. Норкина:

- Потому что сколько я себя помню, интернет-аптеки существуют. И курьер привозит эти лекарства. Если это нельзя по закону? Ау, люди! У вас интернета нет? Те службы, которые занимаются этим, счетные палаты, черт бы их подрал...

А. Норкин:

- Хватит ругаться!

Ю. Норкина:

- А что, называть их нежными зайцами?

А. Норкин:

- Скоро сказка сказывается, но не скоро дело делается. В свое время у нас была статья, причем, расстрельная. За валюту. А потом получилось так, что у нас...

Ю. Норкина:

- Не всех расстреливали валютчиков.

А. Норкин:

- Нет-нет-нет.

Ю. Норкина:

- Я, например, знаю нашего с тобой замечательного друга.

А. Норкин:

- И слава богу. Я к тому говорю, что потом прошло время. И у нас уже на каждом углу был обменный пункт, а статья-то эта никуда не девалась. Ну, вот, да. Такая бывает фигня. Смотрю закон. Можно у нас или нельзя? Просто тут все очень сложно.

Ю. Норкина:

- Это же в новостях сказали!

А. Норкин:

- Я знаю, я пытаюсь понять, почему это до сих пор не урегулировано.

Ю. Норкина:

- Почему они до сих пор об этом не знали, что у нас это вовсю идет!

А. Норкин:

- Может, и не знали.

Ю. Норкина:

- Что значит не знали?!

А. Норкин:

- Давайте про прививки поговорим. Раньше все болезни пиявками лечили, а сейчас прививками, пишет нам Юрий.

Ю. Норкина:

- Это ерунда, конечно. Прививки должны быть обязательно.

А. Норкин:

- Вероника Скворцова в интервью программе НТВ «Итоги недели» сказала, что сейчас они пытаются предложить, разработать такой механизм, что если ребенок заболел после того, как родители, вернее, в результате того, что родители отказались делать ему прививки, а дальше я цитирую: «Может, имеет смысл, что больничный лист оплачивался не так, как всем остальным». Вот, собственно, ее предложение.

И тут мы с вами упираемся в то, что вот этот спор между тупоконечниками и остроконечниками, извините, вспомнил Свифта, он уже много лет длится. Кто-то говорит, что все зло от прививок, кто-то говорит, что прививки необходимы. А дальше все упирается в историю, которая, мне кажется, все в нее упирается.

Прислал Денис еще до начала того, как мы начали обсуждать эту тему. И вот что пишет Денис из Волгограда. «На прошлой неделе делал детям от гриппа и младшей АКДС». Это что такое?

Ю. Норкина:

- В руку делают, насколько я помню, сразу несколько. По-моему, три туда входит.

А. Норкин:

- «В прививочном кабинете спросили: по-честному делаем или как? Я думал, будут предлагать платную хорошую прививку, а, оказывается, они предлагают сделать прививку только на бумаге, так что работать не будет. Те, кто против прививки, просто купит справку». Вот такая история.

Я вам честно скажу, мы какой-то время назад, наверное, несколько лет у нас был какой-то такой эпизод, что мы не делали мальчикам прививки и писали отказ.

Ю. Норкина:

- Сашке старшему не делали прививки, потому что у него был отказ. Он достаточно часто болел. У Темки АКД – поднялась температура, это два. Но потом все равно стали делать прививки. Прививки делать надо.

А. Норкин:

- Последние несколько лет мы делаем постоянно.

Ю. Норкина:

- Вот сейчас отправляли в лагерь. И от клеща энцефалитного сделали, конечно.

У меня другой вопрос. К инициаторам предложения, чтобы, так сказать, заставить родителей делать прививки. А разговаривать с людьми доктора разучились, что ли? Почему нужны какие-то странные меры?

А. Норкин:

- Я так понимаю...

Ю. Норкина:

- Это странные меры! Ребята, вы не любите свой народ? Во-первых, никто не берет больничный, потому что это копейки. Во-вторых, ты приходишь к врачу и говоришь, знаете, я не хочу делать прививку своему ребенку, потому что я знаю, что соседка сделала, и ребенку стало плохо. Но это задача врача – сказать, знаете, так бывает.

А. Норкин:

- Я понимаю Веронику Игоревну, что у нас растет число инцидентов в связи с тем, что люди стали отказываться по различным поводам. Может, их плохо убеждают?

Ю. Норкина:

- У нас растет число бездарных врачей! Неквалифицированных.

А. Норкин:

- Боязнь людей в отношении прививок, вот она подводит итог в интервью, что «я могу уверенно сказать, что так как мы проверяем качество вакцин, не проверяет ни одна страна мира». Конец цитаты.

Ю. Норкина:

- А народ не верит.

А. Норкин:

- У нас народ во много чего не верит.

Алексей, здравствуйте! Вы откуда нам звоните?

- Здравствуйте. Из Владимира. Я врач. Я из той группы, которая категорически против. У меня на глазах растет много детей моих знакомых, которые не делали прививки. И я вас уверяю, что много врачей не делают прививки своим детям, потому что мы прекрасно понимаем всякие аутоиммунные побочные эффекты, отдаленные последствия. Никто не изучал, что будет через двадцать лет, через тридцать. Посмотрите, как много сейчас стало того же рассеянного склероза, то есть, никто не знает, от чего он так возрос. Популяция. И все побочные эффекты от прививок могут точно развиться. Вероятность их возникновения достаточно большая. А заболеет ли ребенок той же корью, не факт.

Ю. Норкина:

- А что касается энцефалитного клеща?

- Вакцина от энцефалитного клеща крайне вредна, она может вызвать очень серьезные последствия. Тут надо взвешивать все. Клеща много, да, это понятно. Но есть обычные способы – не допустить укуса.

А. Норкин:

- Спасибо. У меня такое предложение. Алексей позвонил, он врач и он против. Давай мы послушаем мнение «за». А если нам кто-то еще позвонит, у нас просто уже кое-что приготовили коллеги, значит да.

А вот что говорит Евгений Тимаков, врач-вакцинолог.

Е.Тимаков:

- В последнее время страну накрыла большая волна отказа от прививок. Обратно выросла заболеваемость кори, появились более частые случаи заболевания коклюшем. Родители отказываются от вакцинации своих детей по непонятным убеждениям. Человек может отказаться от вакцинации и ему за это ничего не будет. Но итогом становится то, что нация начинает болеть, большое количество больничных. Дети не ходят в школы, в школах эпидемия. И чтобы все это организовать, Минздрав решил немного видоизменить закон. Я за эту систему, потому что если родители отказались от прививок ребенка, у которого нет медицинского отвода, в законе должна быть поправка, что не все дети имеют право вакцинироваться. Вот если в законе будет поправка, что родители будут подвергаться дисциплинарным и финансовым штрафам, а ребенку можно было делать вакцинацию, а родители от нее отказались, тогда да, я считаю, что больничные листы оплачиваться не должны. Родители берут на себя ответственность за все.

Ю. Норкина:

- Да родители всегда на себя берут ответственность за все. Плохо учится – родители виноваты, заболел – родители виноваты.

А. Норкин:

- Речь идет о прививках не очень внятных, простуды вот эти вот все, а когда тебе говорят про корь, я, честно говоря, не знал, что у нас заболеваемость корю выросла.

Алекс Бор тут прицепился к словам Алексея, врача, что же, как это так? Никто не изучал, а он уверен. «80% выпускников больны по ВЦИОМу». Слушайте, стандарты разные

«Если ребенок заболел после прививок, оплатят в двойном размере?». Шикарное предложение Сергея. «Всем своим детям в обязательном порядке ставлю все прививки. Лучше пусть потемпературят один вечер, чем в предсмертных муках будут вспоминать своего папу-имбецила, который следуя своим бредовым предрассудкам, не защитил их от болезней».

Ю. Норкина:

- Давай послушаем Сергея из Москвы.

- Здравствуйте! У меня два момента. Я зашел в ЕИРЦ и мне предложила там медсестра из местной поликлинике сделать прививку от гриппа. А где она фиксируется? Как это доказать, что была прививка? У меня пятеро детей. И у меня есть опыт, когда детям делали прививки и где мы отказывались.

А. Норкин:

- А почему вы отказывались?

- И разницы не было. Если уж кто-то домой что-то принес, то все болели.

И еще момент. Я уж не знаю, в тему или нет, но попробуйте зайти на сайт какой-нибудь поликлиники московской детской и просто посмотреть фамилии врачей, которые сейчас. Педиатры. Из пятнадцати будет штук одиннадцать с интересными фамилиями.

А. Норкин:

- Мы как-то говорили. Спасибо! Мы, на самом деле, не вспомню, по какому поводу, мы это вспоминали. Я ничего не хочу сказать, давайте будем толерантны.

Ю. Норкина:

- Врачей с русскими фамилиями становится меньше и меньше. Может, они ушли в платные клиники?

А. Норкин:

- Может быть.

Ю. Норкина:

- «В советское время, если я не ошибаюсь, прививали всех. И гриппа было мало. А теперь из всего класса моей дочери привилась только моя дочь». Вот и все.

А. Норкин:

- Не заболела?

«Бей жидов, спас ай Россию!». А это причем здесь? Неожиданный ход. А, это типа вы прививку так?.. Это устаревший метод.

У нас звонок от Дмитрия из Москвы.

- Здравствуйте. Мы ребенку прививки делаем все. По моему мнению, но те, кто отказывает своим детям в прививках, обрекают их на ряд неприятностей, которые могут быть вполне серьезными и с летальным исходом. В отдаленном будущем. Гепатит тот же. Это болезнь, от которой есть прививки, и которые спасают от этой болезни. Мало кто задумывается о том, что, несмотря на то, что гепатит, от него делают в роддоме при рождении, то нужно еще повторять через два, три месяца делать повторную, чтобы иммунитет выработался.

Второй момент состоит в том, что госпожа Скворцова думает не о здоровье детей. А о том, как сэкономить бюджет. На детей ей наплевать. Простое предложение госпожи Скворцовой. Если вы хотите лишить родителей возможности получать полные выплаты по больничному, то тогда давайте родители будут меньше отчислять денег. На здравоохранение налогов. По-моему, это честно и справедливо.

А. Норкин:

- Спасибо. Тут разъяснили мне про «бей жидов, спасай Россию!» - «Это про того чела с фамилиями врачей». Ну, он явно имел в виду не еврейские фамилии, но, знаете, Алекс, да. Вот тут надо быть аккуратными.

Ю. Норкина:

- Алекс, мне кажется, что все еврейские фамилии уже уехали.

А. Норкин:

- Не все.

Ю. Норкина:

- Или ушли в платные поликлиники.

А. Норкин:

- Норкин остался, например.

Ю. Норкина:

- А ты врач?

А. Норкин:

- Нет. У меня фамилия еврейская.

Ю. Норкина:

- Сидишь и лечишь тут всех!

А. Норкин:

- Слушай, об этом я не думал. Тогда давайте вот что. Я обещал другое мнение. Светлана Махмудова, доктор медицинских наук, врач-реабилитолог.

С.Махмудова:

- Дело в том, что мы не знаем, какой нам человечек достался, когда он только что родился. С какой иммунной системой. А иммунная система – это очень тонкая, самореабилитирующаяся в том случае, если в нее особенно не вмешиваются. Эта система очень легко ломается. И где это будет заложено. И может быть разрушена даже печень. Если вы вмешиваетесь этими прививками в раннем детстве, мы потом им получаем ДЦП от прививок именно, потому что попадая в кровь сразу, он распространяется везде, он распространяет его и в спинной, и в головной мозг. И тут возникают очень большие проблемы.

Дело в том, что я занимаюсь кинезеологией и остеопатией, краниосакральной терапией, которая дает прямой ответ на вопрос, надо это данному человеку или нет, то есть, изучает человека. И показывает 90% случаев, что все прививки, которые были сделаны в детстве, они приводили к какой-то патологии.

Ю. Норкина:

- Кошмар.

А. Норкин:

- Ужас. А что такое краниосакральная терапия?

Ю. Норкина:

- Не знаю.

А. Норкин:

- Честно говоря, я не ожидал, что среди врачей настолько полярные мнения. Я думал, что у нас все врачи едины. Прививка нужна. А у нас такие споры идут! Удивительная вещь.

Кто у нас в прямом эфире? Александр.

- Добрый день. Александр из Краснодара. Я видел интервью Онищенко, бывшего санитарного врача, где он категорически против прививок, которые рекламируют против раки шейки матки.

А. Норкин:

- А есть такие прививки?

Ю. Норкина:

- Есть такая прививка? Что вы говорите!

- Да. Это предполагает колоть до 15 лет подрастающее поколение. Причем, там аннотация к этой прививке, что, возможно еще и бесплодие.

А. Норкин:

- Это какое-то явное шарлатанство! Я понимаю, почему Геннадий Григорьевич против. Что за прививка от рака? Это бред полный. Но есть ведь прививки менее экзотические, скажем так, с которыми мы сталкиваемся на протяжении многих лет. И почему здесь такой спор?

«Эта тетка шарлатанка какая-то. Чего вы у нее не спросили про диплом». Не согласен.

Ю. Норкина:

- Ребенку 13 лет. Без прививок. Болеет не чаще ровесников точно. Скорее, даже реже.

А. Норкин:

- Наверное, если бы прививки не работали, это было бы выявлено ранее. С помощью прививок человечество, действительно, победило некоторые… «Прививка от рака шейки матки существует! Погуглите!». Мало ли чего погуглите. Я вот там свою фамилию наберу, уважаемый 3577, погуглю. Там такое про меня написано! Хоть стой, хоть падай. На заборе известно, чего написано. А там дрова.

Ю. Норкина:

- Валерий обиделся, что мы сообщение не зачитали. Я сейчас зачитаю, Валерий: «Вечер добрый! Минздрав идет на поводу у мирового правительства. Главная цель – сокращение населения. Это не секрет. Поэтому реклама прививок и лекарств – насаждение любыми способами. Принял прививку и оставил этот мир. Прививки уничтожают иммунитет. Валерий».

А. Норкин:

- Тут есть рациональное зерно, потому что если мы сейчас вспомним теорию заговора, то тут, конечно, к сожалению, есть медицинские факты. Эти страшилки, они у нас периодически бывают, атипичная пневмония, что-то еще было, птичий грипп, вирусы всякие и лихорадки, вирус эбола, зика. Я сейчас не вспомни, по какому поводу. По-моему, это был птичий грипп, когда была безумная кампания во всем мире. И Всемирная организация здравоохранения кричала, что если мы сейчас не будем покупать какие-то вакцины, мы все умрем. А потом они признали, что это все оказалось фикцией. Но было поздно. Кстати, вам, Юлия Геннадиевна, по поводу коррупции, потому что тогда кампании фармацевтические и не российские вовсе, а совсем американские заработали такие бешеные деньги!

Ю. Норкина:

- И что теперь? Ты предлагаешь нам становиться уродами так же, как и они? Уже стали.

А. Норкин:

- «Пипец, клоуны!». Это вы про кого? «Погуглите на специализированных медицинских сайтах, не читайте на заборах» - это по поводу прививки от рака.

Ю. Норкина:

- Написали здесь: «В Африке акулы, в Африке гориллы, в Африке большие злые крокодилы!». Продолжаем. «Прививка от рака шейки матки – это прививка от вируса попиломмы человека, типа в 16 и в 18. Эти вирусы, действительно, вызывают дисплазии и рак, передаются половым путем, никакого бесплодия они не вызывают».

А. Норкин:

- Я ничего не понимаю. Ты такие слова произносишь.

Ю. Норкина:

- Дисплазия – это женское заболевания.

А. Норкин:

- С помощью прививки можно избежать рака шейки матки?

Ю. Норкина:

- Я так понимаю, что эта прививка дает человеку избежать вируса папилломы. У мужчины тоже вирус этот бывает. Там, видимо, какая-то другая история.

А. Норкин:

- Извините, никакой прививки от рака шейки матки не бывает! Если бы это было, давным-давно с раком бы все решили.

Ю. Норкина:

- «Прививки от кариеса!».

А. Норкин:

- Хорошо, я почитаю, уважаемый 3577. «Лично подвозил знакомых с покалеченным здоровьем ребенком 8-летнего возраста. Проверка на непереносимость не была сделана. Это на всю жизнь». Это немного другая история.

Ю. Норкина:

- Нам пишут, что эту прививку рекламировала Малышева. От рака шейки матки.

А. Норкин:

- Ну…

Ю. Норкина:

- «Ведущие, почем у не читаете сообщения мои?». Да читаем!

А. Норкин:

- У нас просто очень много.

Ю. Норкина:

- «Люди! Не делаете прививки! Убивают ваш иммунитет. Моего сына чуть не убили. Игорь. Москва».

А. Норкин:

- Александр из Краснодара.

- Добрый вечер! Я по поводу вопроса нехватки врачей. Это закономерно и давно прогнозируемый результат ельцинского бандитского безвременья 90-х годов, когда молодежь у нас валом валила в академии и университеты юридические, экономические, то есть, юристы и экономисты. Врачей остро сейчас будет не хватать.

Ю. Норкина:

- А вы врач?

- Нет.

А. Норкин:

- Мы, к сожалению, с вами абсолютно согласны. Сами неоднократно говорили. Да, мы теперь в таких условиях. И что делать?

Ю. Норкина:

- И мы до сих пор это дело расхлебываем.

А. Норкин:

- «Есть средство от папилломы простаты. Сергей из Ставрополя». Я ничего не понял.

Ю. Норкина:

- Попиллома простаты и рак простаты есть. У нас медицинская программа получилась!

А. Норкин:

- Мы с тобой до отпуска, была история, брали какие-то соцопросы про страхи. И я сейчас недавно был в другой организации. Тогда был ФОМ, а сейчас ВЦИОМ. Переживания, связанные со здоровьем, это самый главный страх у российских граждан. Поэтому и тема вызывает такой интерес.

Ю. Норкина:

- Знаешь, почему?

А. Норкин:

- Потому что…

Ю. Норкина:

- Почему мы боимся болеть? Не надо болеть, а нам тут про больничные, понимаешь, говорят.

А. Норкин:

- «Каким бы ни было ваше здоровье, вам его хватит до конца жизни». Браво, Юрий! Вот это очень философски.

Ю. Норкина:

- Остро.

А. Норкин:

- Владимир из Кисловодска.

- Здравствуйте! Я допускаю, что это может быть мировой заговор. Главные фармацевты у нас в Америке живут среди Рокфеллеров. Сотни. И второе. Может, это лоббизм какого-то лекарства?

А. Норкин:

- Это одно и то же.

Ю. Норкина:

- Это зарабатывание денег, грубо говоря.

- Они просто уничтожают населения! А другие, лоббисты, просто продвигают и им надо заработать миллиарды. Это не мое мнение. Я слышал умного человека в эфире.

Ю. Норкина:

- В этом есть рациональное зерно.

А. Норкин:

- «Здравствуйте! Почему именно сейчас поднялся вопрос о прививках? Мне уже 51 год. Тоже в детстве делали все прививки. Слава богу, не болела ничем и не болею. Раньше никогда не возникал вопрос о прививках, делали всем, и не было никаких побочных эффектов». Знаете, сейчас вас читаю и думаю… Нам ведь тоже тогда все прививки делали.

Ю. Норкина:

- Все. Но несмотря на то, что я была очень болезненным ребенком, все равно все. А как? В ясли не возьмут, в сад, в школу не возьмут.

А. Норкин:

- Ты болела всякими ангинами. Тогда не было…

Ю. Норкина:

- И воспалением легких.

А. Норкин:

- Но ты не болела ни корью, ни…

Ю. Норкина:

- Болела. Краснухой.

А. Норкин:

- А как же тебе тогда прививку делали?

Ю. Норкина:

- Здравствуйте, Магомед!

- Здравствуйте! В Краснодарском крае, как и везде, заставляют делать прививки. Мы отказались от некоторых. Самое главное отличие, что нам делали в СССР, нам делали, когда мы были здоровы. И врачей не заставляли выполнять какие-то планы по вакцинации. Сейчас мы приехали, допустим, к одному врачу, а у нас ребенок немного хворал, она говорит, все нормально и можно ставить прививку. Нам все врачи до этого говорили, что прививки только здоровому можно ставить, а не больному.

Второй момент. Второй врач говорит: ни в коем случае нельзя. Поэтому сейчас боязнь у людей заключается в том, что некомпетенция врачей. Им план надо выполнять по этой вакцинации. И от этого зависит их зарплата и будущее их работы.

А. Норкин:

- А как быть-то нам сейчас?

- Детям стоит делать прививки, потому что сейчас прививки более современные. И намного лучше тех, которые были в СССР. И нет таких побочных эффектов, как от старых.

А. Норкин:

- Я вспомнил, когда мы наших отправляли в лагерь в этом году, мы не сразу смогли сделать эту прививку против клещевого энцефалита, потому что мы в третью клинику только дозвонились. Просто вакцины не было.

Ю. Норкина:

- Это правда.

А. Норкин:

- И все равно это чудо среднее укусила гадюка. Правда, врачи сказали, что есть теперь иммунитет какой-то незначительный.

Ю. Норкина:

- Так. По поводу прививок от кариеса. «Нельзя жалеть деньги на зубы, обувь и питание!». И на нижнее белье, кстати говоря.

А. Норкин:

- Не факт.

Ю. Норкина:

- Дальше.

А. Норкин:

- Мы все время потратили на прививки. Что будем делать с Дональдом Трампом и Алеком Болдуином? Александр из Владимра! Здрасти!

- Добрый вечер! Проблема в том, что мы живем в другой стране. В СССР были враги народа, а сейчас в России только партнеры, врагов вроде бы и нет. А конкретно прививки, она может быть и от папилломы, но туда добавляется женский гормон, который возникает только при наступлении беременности. И на него иммунная система вырабатывает антитела. И когда женщина беременеет, иммунная система подавляет – привычный выкидыш, женщина бесплодна.

А. Норкин:

- Говорили, что это вызывает бесплодие. Да.

- Дело в том, что хитрые добавки. Объясните, зачем ртуть в прививки добавляют? Когда в лаборатории вирусологической попросил показать документы на прививку, заведующая молча повернулась и ушла. Почему состав прививок секретен? Вот задать бы этот вопрос Скворцовой.

Ю. Норкина:

- Интересная тема. Вот пригласить медработника в эфир и поговорить о составе прививок. Наверное, никто не будет делать прививки.

А. Норкин:

- О составе не надо говорить вообще, потому что мы перестанем делать не только прививки, мы должны перестать есть, пить. Тут вот мелкий пришел и говорит: вот у нас открыли магазин сладостей. Говорю: и что ж за сладости там у вас? Он говорит: а там продают американские сладости и японские. Говорю: а! поэтому у тебя понос третий день? Он говорит: нет, я ничего не ел.

Выясняется. Американские разные газировки разного вкуса, конфеты. Но не это самое интересное. Японские. Что это такое? Порошок, разводишь его водой и тоже разные вкусы.

Ю. Норкина:

- В 90-е были такие.

А. Норкин:

- «Зукко», «Юппи» - просто добавь воды!

Ю. Норкина:

- Да!

А. Норкин:

- Очень прямо полезные для здоровья были вещи! Еще язык потом был красный и зеленый.

Ю. Норкина:

- А прививки-то здесь причем?

А. Норкин:

- Ты сказала, узнать состав. Я говорю: нельзя узнавать. Потому что тогда жить нельзя. Прививки из черт знает чего, еда черт знает чего.

Ю. Норкина:

- Ты априори уверен, что прививки сделаны и черт знает чего?

А. Норкин:

- Нет. Просто тебе сейчас человек рассказал про какие-то хитрые гормоны, про ртуть.

Ю. Норкина:

- 4545 написал: «Прививку от жадности всем, кто у власти». Человек из Находки.

А. Норкин:

- Хватит с прививками.

Ю. Норкина:

- Ты думаешь? А «Роллтон»?

А. Норкин:

- Это вообще кошмар! Это надо запретить все: дошираки, роллтоны. Там чем-то посыпано и дети поэтому балдеют. «Циля Абрамовна как опытная хозяйка время от времени солила борщ толченой виагрой». Вспомнилось.

Ю. Норкина:

- Мы коротенечко расскажем теперь, что такое «Эмми».

А. Норкин:

- Мы растянули историю с прививками, потому что, нам показалось, что вы оперативно на это откликнулись.

А теперь. Накануне в Америке вручали главную телепремию страны. Как у нас «Тэффи». В России будут вручать 3 октября, а в Америке прошло это накануне. И все затмила история с призом Алеку Бодуину. Говорят только почему-то об этом.

Ю. Норкина:

- Насколько я прочитала, на «Эмми» традиционно шутят всегда о гламуре, а в этот раз вся история была построена на Трампе, на политике.

А. Норкин:

- Я видел несколько программ. Алек Болдуин получил премию как лучший актер второго плана в комедийном шоу «Прямой эфир в субботу вечером». Я видел несколько этих программ, мы даже использовали какие-то кадры из них, когда обсуждали то, что в Америке происходит. Мне, честно говоря, не очень понравилось, как Алек Болдуин изображает Дональда Трампа. Но это, наверное, вкусовщина. Я объяснял это тем, что у господина Болдуина очень большие были в свое время политические амбиции. Он пытался пробиться в политику, хотел был губернатором. Но у него ничего не получалось. И вот он тут немножечко отомстил.

У нас на связи Алексей Осипов, собственный корреспондент «Комсомолки» в Нью-Йорке.