Кыргызстан
Общество

Зачем в Москве ставят новые бюсты Сталина, Горбачева и Ельцина

Андрей и Юлия Норкины обсуждают это в прямом эфире Радио «Комсомольская правда»
Обсуждаем главные новости с Андреем и Юлией Норкиными

Обсуждаем главные новости с Андреем и Юлией Норкиными

Ю.Норкина:

- Здравствуйте!

В Москве установят бюсты Сталина, Горбачева, Ельцина и далее по списку.

Как, по-вашему, кому при жизни, действительно, стоит поставить памятник? А я изложу суть вопроса. В сквере «Аллея правителей» прошла встреча представителей Российского военно-исторического общества с журналистами. И в парке уже установлены памятники русским князьям и императорам от Рюрика до Николая Второго. И теперь напротив них появятся российские лидеры двадцатого века: Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев, Андропов, Черненко, Горбачев и Ельцин.

Это наша с вами история. И мы можем всяко разно говорить, что кто-то Сталину, кто-то Путину, кому еще… Мне уже присылают на вотсапп сообщения… Какие бы ни были у нас правители, за что бы мы их не ругали или хвалили, думаю, это наша история и нужно к ней относиться уважительно. Возможно, вы со мной не согласитесь. И для того, чтобы послушать ваши мнения, звоните. И я буду внимательно слушать.

Наверное, многие не поймут, что бюст Владимира Ленина будет стоять напротив Николая Второго. И не всех устроит монумент Сталина или Ельцина. Но есть такой проект. И мне кажется, что он совершенно правильный.

Мы знаем, что Ивану Грозному поставили памятник. Сколько было скандалов, разговоров, но люди приходят посмотреть с удовольствием. И, несмотря на провокации, которые будут, конечно, надеюсь, что все с этим будет в порядке.

К нам приходят на вотсапп ваши мысли. «Если мы христиане, мы не имеем права создавать идолов. Никому нельзя ставить памятники». Вот такое мнение. «Памятник одинокой матери» предлагает поставить Алексей. «Коррупционерам, ворам и бандитам в каждом городе!» Зачем же? Мы же говорим о лидерах нашей страны? В разные времена. Думаю, перебор. «Несомненно, Путину. Уже много раз заслужил благодарность народа». Давайте пока подождем с Владимиром Владировичем, дай бог ему здоровья.

А.Норкин:

- Никому не надо памятник ставить.

Ю.Норкина:

- Здрасти, Андрей Владимирович.

А.Норкин:

- Здрасти.

Ю.Норкина:

- Никому? Пусть умрут… чего?

А.Норкин:

- А потом памятник будем ставить.

Ю.Норкина:

- Пусть умрут сначала. Это…

А.Норкин:

- Пусть все живут, все работают. Памятник – это такая история, которая должна, извините, история и определять. И не надо ставить много памятников, чтобы потом не было соблазна памятник сносить. Как у нас тут то на Украине, то в США. Что ты смотришь на меня осуждающим взглядом?

Ю.Норкина:

- Я вспоминаю нашу поездку. Первый раз ты меня вывез за границу во Францию. И вот, на удивление, увидела, что там все памятники стоят как-то. И тем, кто рубил головы, и тем, кому рубили головы. Мне кажется, это показатель цивилизованного отношения к своей истории.

А.Норкин:

- Верно. Поэтому я против возвращения, а сейчас опять пошли разговоры о возвращении Дзержинского на Лубянку, вот уже один раз сделали это, все. И давайте на этом остановимся. Потому что это бесконечная история.

Что значит поставить на аллее Ленина и до всех о стальных? До Горбачева. Во-первых, Михал Сергеич еще жив и здоров. Это как-то не этично. Я знаю, что Жириновскому поставили памятник в каком-то вузе во дворе. И то он говорит, что…

Ю.Норкина:

- Это вообще не обсуждается.

А.Норкин:

- Вот надо ставить памятник Константину Устновичу Черненко? У меня большие сомнения. А всем остальным? Половина скажет, что нельзя ставить памятник Ленину и Сталину, потому что они коммунистические тираны и то-то.

Ю.Норкина:

- Но они наши коммунистические тираны.

А.Норкин:

- Другие скажут, что при Леониде Ильиче была прекрасная страна, другие скажут, что застой. Это конфликт, который опять возникает на пустом месте. А потом мы еще начинаем говорить: ах, поставили, давайте мы теперь снимем. И пойдет вот эта вот волынка бесконечная.

Что-то мне столько тут… Тут лобби твое проснулось. «Юля, подписываюсь под каждым вашим словом!» Бу-бу-бу. Виталий. Пожалуйста.

Ю.Норкина:

- Что это такое? Только хотела умную вещь сказать.

А.Норкин:

- Сейчас скажешь.

Ю.Норкина:

- Не успею.

А.Норкин:

- У меня тут варианты в сообщениях: Сталину, Пахмутовой и Добронравову, кстати, при жизни. Юматову, Василию Лановому при жизни. «Эдмундовича вернуть!».

Ю.Норкина:

- А я бы его тоже вернула, на самом деле. Дзержинского.

А.Норкин:

- А я нет, потому что, мне кажется, это лишняя провокация. «А ваше лобби, Андрей, видимо, еще спит. Вот вам и завидно». Может, и так, Виталий.

Ю.Норкина:

- Разбуди лобби как-нибудь.

А.Норкин:

- «Феликса железного на родное место!». Дядя Ваня пишет. Мне эта идея не нравится.

У нас Евгений из Волгограда.

- Добрый вечер! Я так понял, что у устроителей данного мероприятия – они хотят ставить памятники всем правителям России. Их девять штук было. А те, кто более-менее правили, там трое их было. Давайте ханам Золотой Орды памятники ставить.

Лично мое мнение – двадцатый век настолько был противоречив, как-то время еще не устоялось. Мало слишком прошло, чтобы с высоты прошедших лет взглянуть и беспристрастно попытаться оценить. И даже личность того же Иосифа Виссарионовича, ну… В некоторых домах я лично видел, как при входе в еврейский дом у них мизузу вешают, они входят и плюют и так далее. С другой стороны, если бы не было у нас Иосифа Виссарионовича, а чего бы у нас было во время Второй мировой войны? Тоже хороший вопрос. А выиграли бы мы ее?

А по поводу Михаила Сергеевича и (не слышно)… мне нравится идея поставить Леониду Ильичу памятник. Вот я был в Дюссельдорфе и в Гамбурге. Там стоят два памятника Элвису Пресли. Бюсты. И у них всегда губы красные. Поклонницы их целуют в губы. Думаю, у Леонида Ильича тоже всегда будут губы красные. А Никита Сергеевич с ним рядом, у него всегда будет либо початок, либо поп-корн.

Ю.Норкина:

- Птички поклюют.

- С одной стороны, это будет такая достопримечательность.

А.Норкин:

- Спасибо. Мне кажется, что есть рациональное зерно в словах Евгения. Мы как-то еще… Что далеко ходить? Я сейчас ехал на работу. Две крупнейшие кинопрокатные сети у нас не будут показывать «Матильду». Ну что это такое?

Ю.Норкина:

- Я тоже хочу сказать, что нужно уже делать шаги к тому, чтобы народ, то есть, мы понимали, что нельзя нас делить на белых и на красных, на православных и нет. Мы одна страна.

А.Норкин:

- Устанавливать памятники советским лидерам - это не разделение нашего народа?

Ю.Норкина:

- Эти советские лидеры будут стоять вместе с государями императорами. Это правители. Это наша история.

А.Норкин:

- Ты меня не понимаешь. Слава богу, что мне досталась умная и рассудительная жена и товарищ по работе. А другой человек к этому относится как к оскорблению своего чувства исторического. Он так сильно ненавидит Сталина или царя, что кушать не может! И у нас в сердцах и в головах это до сих пор не успокоилось. И каждый раз такая штука будет восприниматься как провокация.

Ю.Норкина:

- Это экстремистские действия, да? Хорошо, давай тогда все будут в раздрае! Давай мы так и пойдем дальше: один в лес, другой по дрова.

А.Норкин:

- Ты не понимаешь, что эта инициатива не способствует единению. Она способствует размежеванию.

Давайте послушаем Веру из Москвы.

- Здравствуйте! Я хочу Юлю поддержать. Надо обязательно восстановить справедливость и вернуть памятник Дзержинскому на Лубянку, потому что в свое время его валили как раз те, которые разворовали страну, вырастили бандитизм, коррупцию, детскую беспризорность и все такое прочее. И против чего успешно боролся Феликс Эдмундович. И чтобы таким неповадно было, надо обязательно вернуть. Тем более у него был юбилей и внешнюю разведку организовывал. Надо обязательно вернуть как честь страны. Чтобы этим подонкам было неповадно! Валить памятники нашей истории, которые боролись против таких, как они.

А.Норкин:

- Вера! Я сейчас примерю на себя личину вашего идеологического оппонента. До того, как стать человеком, который блистательно справился с решением перечисленных вами задач, Дзержинский был террористом. Грабил банки, убивал людей, а потом он стал создателем страшной структуры под названием ЧК и символом уничтожения и унижения государством человека. Вот что вам скажут ваши противники. И они вас спросят: Вера, как вы можете ставить памятник такому человеку?

- А я отвечу. Во-первых, он грабил банки в пользу революции и простых людей. То, что он сам убивал, они не докажут. Потому что он сам не убивал. Это вранье! И вообще просто никаких доводов нет против того, чтобы поставить ему памятник.

А.Норкин:

- Тогда смотрите. Вы допускаете, что найдется достаточно большое количество людей, которые с вами будут не согласны?

- А правильно. Потому что полстраны не согласны. Почему-то. Пусть они сидят и смотрят на этот памятник, ездят вокруг него и не подходят к нему.

А.Норкин:

- А туда и не подойдешь, на Лубянке-то. Спасибо вам.

808 пишет: «Молодец, Вера!».

Дмитрий из Москвыю. Слушаем вас.

- Спасибо, вас интересно слушать и смотреть по телевизору. По поводу памятника. Конечно, должен памятник стоять и правильно предыдущая девушка сказала, что кто снял, тот и должен его поставить. Но я по поводу «Матильды». По поводу Поклонской вы много говорили. У меня друзья живут во Владивостоке. И все ходили смотрели, все супер и все понравилось. Нормальный и обыкновенный фильм. Но дело в том, что Поклонская лучше быв занималась не «Матильдой» вот этой, а коррупцией. Вы смотрите, что делается! Сбежала Максакова, на 20 миллионов кинула, получается, бюджет. Зарплату никто не выплачивает, не зарплату, а деньги назад. По всей видимости, она никогда не вернет эту зарплату на 20 миллионов. Там сколько коррупционеров так же сидит в этой Госдуме. Лучше бы она ими занималась.

А.Норкин:

- Спасибо. Мы к коррупционной тематике вернемся через неделю. Олег Лурье к нам опять придет. А что касается «Матильды»? Тоже к ней попозже…

Ю.Норкина:

- «Мы должны помнить и чтить свою историю, несмотря на нее позитивные и негативные оттенки. И надо ставить всем нашим правителям с маленькой пометкой о его времени правления». Роман из Воронежа.

А.Норкин:

- Каким правителям? Которые только в стране были? А в республиках? Надо ставить правителям? А в районах? А в поселках городского типа? Может, лучше вместо памятников асфальт на дорогах положим или детскую площадку сделаем? Памятники тоже немножечко денег стоят.

Ю.Норкина:

- Владимир из Нбю-Йорка написал: «Памятники ставить всем. Чтобы у людей был выбор, в кого плюнуть, а кому цветы».

А.Норкин:

- Ну, да.

Ю.Норкина:

- Гениально.

А.Норкин:

- Как в жизни. Бывают дни, когда я памятник, а бывают, когда я голубь.

У нас звонок. Александр, вы откуда звоните?

- Добрый день! Город Королев. Я категорический противник на сегодняшний день ставить памятники государственным деятелям хотя бы за последние сто лет. Потому что одна простая до меня доходит вещь. Мы до сих пор не знаем, что они делали. Все в архивах до сих пор закрыто. И не могут даже показать. Значит, они чем-то таким занимались, что у некоторых любимцев этих людей могут волосы дыбом встать. Поэтому давайте так. Пусть все устаканится, пройдет какое-то время. Потом новые государственные деятели покажут нам результаты их предыдущей деятельности, тех людей, кому собираются ставить памятники. А уже потом будемрешать!

А.Норкин:

- Вот правильно!

Ю.Норкина:

- «Радио «Комсомольская правда» - лучшее радио в мире!». Это пишет нам радиослушатель. Спасибо, говорит он нам. И далее: «А у Брежнева, наверное, не губы красными будут».

А.Норкин:

- Брови?

Ю.Норкина:

- Дорогой радислушатель, о сексе мы поговорим после 19.30.

А.Норкин:

- А Мишель пишет: «Почему не установить в Москве статую экс-мэра Юрия Михайловича Лужкова в натуральную величину с кепкой и ульем?». А была, кстати… Церетели же делал Лужкова. И Путина делал. В кимоно. Но мозгов хватило никуда не выставлять.

Светлана пишет из Таллинна: «Люблю ваши программы. Для нас в свободной Европе вы как глоток свежего воздуха. У вас много поклонников в Эстонии. Берегите Россию!». Спасибо, Светлана! Мы постараемся вас не подвести.

Ю.Норкина:

- У меня даже мурашки по коже. Спасибо!

А.Норкин:

- Теперь тема, которая менее радостная. Юля назвала это сезонным обострением… Я вам сейчас перечислю города. Екатеринбург, Ставрополь, Омск, Владивосток, Магадан, Южно-Сахалинск, Пермь, Челябинск, Красноярск, Уфа, Брянск, Новосибирск, Рязань, Сургут. И список можно продолжать. За последние дни во всех этих городах постоянные звонки о минировании зданий, развлекательных центров, торговых, школ и так далее. Что это такое? Появилась какая-то информация, что это якобы учения спецслужб. Но, насколько я понимаю, это уже опровергли.

Давайте обратимся к Омску. Там все начиналось.

Ю.Норкина:

- И там веселуха, я смотрю по информации.

А.Норкин:

- Корреспондент в Омске Ксения Угланова с нами в эфире.

К.Угланова:

- Добрый вечер!

Ю.Норкина:

- Ксюш, я так понимаю, что ночь была… С 23 часов на телефон 02 мужчина позвонил. И понеслось!

К.Угланова:

- Первые звонки, их было около шести. И они раздались одновременно в разных учреждениях города. Это были четыре кинотеатра, торговый центр «Мега» и мэрия, где работала городская избирательная комиссия, она заканчивала работу по подсчету голосов. И когда появились первые сообщения в соцсетях, все связали это с выборами. Но работа закончилась в избирательной комиссии, а история продолжалась. В течение ночи полицейские, пожарные и скорые выезжали еще в гостиницы, в рестораны и к утру общая сумма объектов составила около двадцати.

Ю.Норкина:

- Я так понимаю, что среди ночи из отлей спящих людей эвакуировали?

К.Угланова:

- Да. На холод, мороз. Выводили сонных.

А.Норкин:

- А как долго проходили проверки?

К.Угланова:

- В понедельник днем было около двадцати объектов одновременно. И полицейские физически не успевали каждое здание обойти, в каждый угол заглянуть. Проверка могла продолжаться до трех-четырех часов. И все это время люди стояли на улице.

А.Норкин:

- А есть хотя бы предварительное объяснение? Из правоохранительных органов или из городского руководства что-то говорил?

К.Угланова:

- Конечно, наша полиция дала официальный комментарий. Это были не учения. Это была шутка некоего человека или даже группы лиц. И эта шутка обернулась им уголовным делом.

Ю.Норкина:

- А их нашли?

К.Угланова:

- Нет. Ищут.

А.Норкин:

- Спасибо.

Думаю, тут надо говорить о группе, потому что сразу в одно время звонки поступали. Человек не может один все это делать.

И теперь возникает вопрос. Это что такое? Я не думаю, что это сезонное обострение. Как-то по всей стране пошла такая волна.

Ю.Норкина:

- Интересная информация. Губернатор Ставрополья Владимир Владимиров предположил, что телефонные атаки с сообщениями о заложенных бомбах в Ставрополе совершались из-за границы.

А.Норкин:

- В Ставропольском крае было больше всего звонков таких.

Ю.Норкина:

- 42 звонка с сообщениями о заложенных бомбах.

А.Норкин:

- Это не в Ставропольском крае, в Ставрополе.

А.Норкин:

- В Ставропольском крае дополнительно еще. И что ты хочешь сказать?

Ю.Норкина:

- Я ничего не хочу сказать. Я просто… У меня мысль какая. Когда человек начинает шутить по поводу того, что он тонет, как бы все спасают и спасают. А потом уже не обращают внимание.

А.Норкин:

- Это другая история.

Ю.Норкина:

- У меня опасение, когда, действительно, будет серьезная история, может, мы как-то расслабимся? Я не знаю, зачем это делается. Мне кажется, что это терроризм.

А.Норкин:

- Вот тут я с тобой согласен. Это разновидность какая-то террористической деятельности. В зачаточной стадии. Потому что это массированная кампания по огромному количеству регионов. Практически в одно время, в течение двух суток идет такая волна. Это никакое не обострение, это не психическое расстройство. Это очень продуманная история.

Давайте попробуем дозвониться Алексею Филатову. Тут с экспертом нужно поговорить. Подожди, мы со Ставрополем должны переговорить. Алена Беляева, корреспондент в Ставрополе.

Ю.Норкина:

- А ты не все города перечислил.

А.Норкин:

- А я и с казал, что можно продолжать. У нас в эфире Алена Беляева.

А.Беляева:

- Здравствуйте! В своем аккаунте инстаграм наш губернатор предположил, что телефоны атаки совершались из-за границы. У нас вчера за сутки было совершено 42 телефонных звонка. Немного народ выдохнул сегодня. С утра было тихо, а после обеда пошла вторая волна. Только теперь у нас не только Ставрополь, но и Пятигорск и Кисловодск. В Пятигорске эвакуировали из-за звонка городскую администрацию, а в Кисловодске торговые центры.

А.Норкин:

- А каждый раз говорят одно и то же?

А.Беляева:

- Да. И выяснили в полиции, что нарушитель один и тот же человек. У нас заведено уголовное дело против него. И пока ищем.

А.Норкин:

- Спасибо. И нас слушает Алексей Филатов.

А.Филатов:

- Здравствуйте!

А.Норкин:

- На ваш взгляд специалиста это что такое?

А.Филатов:

- 400 атак, спланированных по времени, разбросанных по такой географии, это серьезная спланированная акция. И я бы ее называл своим именем – террористическая атака. По итогам посеянной паники и страха это тянет на серьезный многоступенчатый террористический акт. Похоже, что это спланированная и хорошо финансируемая операция достаточно серьезного заказчика.

Ю.Норкина:

- А есть возможность того, чтобы найти эту гоп-компанию?

А.Норкин:

- Наверное, можно.

А.Филатов:

- Теоретически всегда так и было. В 99% случаев такого хулигана находили. Но когда это был хулиган. Как правило, субъекты такие были. Они или были школьного возраста, которые хотели сорвать урок или что-то. Или психически неуравновешенные, а чаще всего находящиеся под наблюдением психиатра. Их потом отправляли на долечение в психиатрические больницы. Людей, которые по-дилетантски планировали такие деяния, их найти было достаточно легко. Но то, что сейчас происходит, я думаю, заказчик предусмотрел ситуацию, что будут пытаться найти источники звонков. И сейчас существует достаточно серьезная техническая возможность эти звонки маскировать так, что найти их теоретически можно, а практически нет.

А.Норкин:

- Как вы думаете, цель этой атаки?

А.Филатов:

- Цель – посеять панику и страх. И неуверенность в завтрашнем дне, в обществе, в своем государстве, прежде всего, дестабилизировать обстановку в стране после выборов.

А.Норкин:

- Конечно, это террористическая атаки, целью которой было посеять панику. Спасибо, Алексей.

А какая ваша реакция? Звоните.

Ю.Норкина:

- Из Германии написали: «Сто процентов хотят притупить бдительность». «По поводу минирования. Мне кажется, это изучение террористами слабых мест». «Не думал, что у нас столько террористов… И идиотов. Больное общество».

А.Норкин:

- Причем здесь больное общество?

Ю.Норкина:

- Мне кажется, что это не больной человек. Алексей Алексеевич Филатов говорил, что здесь явно действует группа.

«ЦРУ проверяет нас на нервы. Еще выборы президента. То ли еще будет». Не дай бог.

А.Норкин:

- Люди стали звонить. Роман из Москвы.

- Добрый вечер. Я полностью согласен, что это прощипывание слабых мест. Как при любом нападении нужно посмотреть, как будут реагировать силы, какие будут задействованы средства. А когда понадобится, можно то же самое повторить то же самое еще раз и нанести точечный удар».

А.Норкин:

- А ваша личная реакция какая была?

- Да никакой. Я просто сожалею, что такое происходит. Я уже давно понял, что у нас идет война.

А.Норкин:

- Вы не были напуганы?

- Я не пугаюсь этого. Я привык уже к этому.

А.Норкин:

- Ника нам пишет: «Может, это какой-то вирус разослал угрозы?». Может быть.

Ю.Норкина:

- Но это сделано умышленно.

А.Норкин:

- Вирус не сам по себе появляется.

Ю.Норкина:

- «Еще один вопрос. Какая вероятность, что это не ФСБ организовало?».

А.Норкин:

- А…

Ю.Норкина:

- Это отсылка к 90-м, я так понимаю. И к тому, что говорили о взрывах. Не думаю я, что это ФСБ.

А.Норкин:

- Объясните, кто это пишет. А смысл какой? Кто, Пермь у нас?

- Добрый вечер!

Ю.Норкина:

- У вас там тоже творится беспредел?

- Получается, «веселье» по всей стране прокатилось. Неприятные факты. За себя, понятное дело, не переживаю. Больше всех переживают родители за собственных детей, потому что, сами понимаете, когда ребенок за несколько километров и понимаешь, что в городе начинается паника, быстро не доехать до школы, думаешь. Всякие мысли.

Ю.Норкина:

- А паника начинается?

- Правоохранители работают, но все равно есть слухи. Стараются, чтобы паники не было. Каждый человек может себя повести по-разному.

Ю.Норкина:

- А населения себя здраво ведет?

- Это выводили не десять человек, а несколько тысяч.

Ю.Норкина:

- Мне интересно, люди себя здраво ведут?

- Естественно, все стараются не поддаваться панике, истерике. В основном… Учебные заведения, младший возраст. Но и институт выводили. Где-то автовокзал. Люди здравые и адекватные и старались реагировать правильно на эти вещи. Но все равно у людей страх есть.

А.Норкин:

- Спасибо.

Ю.Норкина:

- Страх – это нормально. Тот, который написал по поводу ФСБ: «Такой смысл, как американцев запугивают террористами и русскими». Не знаю. Мне кажется, это притянуто за уши.

Неприятная история.

А.Норкин:

- А у нас кого-то запугивают террористами?

Ю.Норкина:

- У меня в продолжение разговора о памятниках мысль пришла, что сейчас все больше происходит историй, таких ситуаций, когда… Ведь им, телефонным террористам, не телефонным, совершенно безразлично, кого мы любим: Сталина, Ленина, императора. Им совершенно все равно. Мы люди одной страны. Поэтому то, что нам сейчас рассказали из Перми, это хорошо, что люди понимают ситуацию, не истерят, а действуют здраво.

А.Норкин:

- Согласен.

Давай еще один звонок примем. Михаил, откуда вы нам звоните?

- Здравствуйте. Из Стерлитамака. Это последствия солнечной вспышки. Да. Вы сегодня говорили по вашему радио. В 2003 году была сильная солнечная вспышка. Последствия потом – 2004 год. Беслан. Понимаете? А эти…

Ю.Норкина:

- Террористы перегрелись, что ли? Не пойму логику.

А.Норкин:

- Я думаю, Михаил… Я не слышал, что говорилось в эфире нашей радиостанции на эту тему. Вполне возможно, что люди и такую точку зрения имеют, но я с этой точкой зрения не согласен. Это никакая не солнечная вспышка. Солнечная вспышка, скорее, повлияла бы на качество связи негативным образом. Скорее, не дозвонился бы кто-нибудь.

Ю.Норкина:

- 3643 пишут: «Странно, что в столицах этого не было».

А.Норкин:

- Кстати, я тоже подумал.

Ю.Норкина:

- «Проверка регионов».

А.Норкин:

- Тут версии учений, да?

Ю.Норкина:

- Нет. Я думаю, что тут версия такая…

А.Норкин:

- А, террористы прошупывают регионы?

Ю.Норкина:

- Да. Столица понятно. Всем миром быстренько купируют и все нормально. А в регионах что происходит? Потому что говорят же нам, что в регионах все плохо, что люди там… И Сибирь собирается откалываться, и Урал, и те, и се. Все, Россия на грани развала. В этом, может быть, тоже есть какой-то смысл?

А.Норкин:

- Виталий пишет: «Это отвлекающий маневр какой-то бандитской группировки для облегчения выполнения какой-то своей задачи. Вся полиция на объектах, дороги свободны». Ну, Виталий! Не в масштабах же страны! В одном каком-то городе.

Ю.Норкина:

- И прежде чем мы перейдем к следующей теме, хотела зачитать парочку сообщений по поводу этого беспредела. «Здравствуйте! Я из Ставрополя. У нас звонок поступил диспетчеру одного из автовокзалов. Сообщили о минировании нескольких школ, рынков, вокзалов, администрации и тому подобное. Так что не факт, что это группа. Мог и один пошутить».

А.Норкин:

- Но это же не в одном городе.

Ю.Норкина:

- Самое главное, что Сергей написал. «Кстати, паники не было. Все с пониманием относились к происходящему». Я подумала, подобные действия… Мне кажется, что такой форсмажор всегда сплачивает людей. Может, это мое советское прошлое, которое да, мы все вместе. Хотя почему советское? Соборность для России было всегда главным орудием, которая помогала выстоять в любое трудное время.

А.Норкин:

- Мне кажется, что истерика – это не совсем в нашей ментальности. Помнишь, мы ходили в один из торговых центров с детьми? И там что-то: или свет погас, или пожар какой-то был. И тоже всех эвакуировали из кинотеатра, мы в кино тогда не попали. И тоже не было паники. Все спокойно вышли.

Перейдем к теме. Это тема-перевертыш. Я сначала думал в одном направлении, а Юля взяла и все перевернула с ног на голову. Сейчас узнаете, что это за тема.

Я пару дней назад ей говорю… Услышал новую статистику. У нас взрывной рост в стране по ипотечным кредитам. Смысл такой, что у Сбербанка чуть ли не на 30%, в ВТБ 20 с чем-то. Как бы все замечательно. Люди берут ипотечные кредиты. Это же самые большие кредиты, правда? Для того, чтобы купить квартиру.

Ю.Норкина:

- Ты говорил это в пику тем, кто говорит, что у нас все плохо.

А.Норкин:

- И в глубине души ты со мной согласна. Не так уж у нас все плохо, огромное количество проблем, но мы потихоньку с ними справляемся.

Ю.Норкина:

- Почему в глубине? Я и не в глубине согласна.

А.Норкин:

- Но, несмотря на это.. Понимаете, в чем вероломство Юлии Норкиной. Она согласна, но нет, надо обязательно гадость какую-то… Вместо того, чтобы развить эту тему, она вступила, на мой взгляд, в преступный сговор с журналистами «Комсомольской правды». И они сегодня решили выкатить мне встречный аргумент. Потому что, судя по анализу кредитного бюро, у нас каждый 18-й житель страны потенциальный банкрот. И именно потому, что у нас очень много кредитов. Там по ипотеке кредиты, они на третьем место, но это тоже серьезная история.

Что вы думаете? Попробуем разобраться и со специалистами поговорим. А вы нам пишите.

Зачем ты так тему повернула? Про кредиты я с тобой в глубине души соглашусь, но как-то вот без них не очень получается.

Ю.Норкина:

- Я-то считаю, что ростовщичество – это, конечно, зло. Хотя, с другой стороны, понятно, что ты можешь копить всю жизнь, и когда уже смертный час придет, ты увидишь эту квартиру. И с облегчением скажешь: дети, внуки, вот всю жизнь копил. Понятно. Это да.

Я вот о чем думаю? Я думаю о том, что мы берем с легкостью кредиты, потом не отдаем. Почему я Никите Кричевскому хотела позвонить?

А.Норкин:

- А он уже нас слушает.

Ю.Норкина:

- И услышать его мнение. Вот этот закон о банкротстве. Он людей сподвиг к тому, что можно не выплачивать кредиты? Или это закон, который не позволяет быть злостным неплательщиком.

А.Норкин:

- Ты хочешь сказать, что закон о банкротстве дисциплинирует человека или дает человеку возможность, если обстоятельства так сложились, с меньшими потерями выйти из…

Ю.Норкина:

- Вот я сейчас возьму 980 тысяч рублей на машину, а поскольку у нас есть закон о банкротстве…

А.Норкин:

- Никита Александрович Кричевский, вы нас слышите?

Н.Кричевский:

- Я не могу женщину перебивать.

А.Норкин:

- А вы учитесь!

Н.Кричевский:

- Добрый вечер!

Ю.Норкина:

- Добрый вечер!

Н.Кричевский:

- Это не ток-шоу, где перебивать в порядке вещей.

А.Норкин:

- На Юлин вопрос по поводу закона о банкротстве.

Н.Кричевский:

- Его смысл в том, чтобы облегчить долговое бремя физических лиц. При этом в его настоящей редакции долговое время имеет отношение целиком и полностью к людям, у которых долги серьезные.

А.Норкин:

- Какая цифра?

Н.Кричевский:

- От 700 тысяч рублей. Плюс ко всему это большие издержки, связанные с тем, что нужно подавать заявление. Они, как и материальные, так и временные административные. Нужно подать заявление, добиться того, что вас признают банкротом. Нужно оплачивать конкурсного управляющего арбитражного. Плюс это ведь не избавляет вас от необходимости в дальнейшем уплачивать. Но при этом это дает определенную передышку, рассрочку. Конечно, в том случае, если ваших активов не хватит для полного погашения.

Ю.Норкина:

- А если не хватит?

Н.Кричевский:

- Будете выплачивать.

Ю.Норкина:

- Мы приходим к тому, что вот меня признали банкротом. Даже по прошествии четырех месяцев поиска работы, если я ее потеряла, не могу я выплатить этот кредит. Смотрят, какая у меня квартира, какая машина, есть ли у меня серебряные ложки, всякие цацки. Все это пойдет на уплату, я так понимаю?

Н.Кричевский:

- В самом простом варианте вы правы.

Ю.Норкина:

- А если нет ничего этого?

Н.Кричевский:

- Тогда… Я не юрист, но я себе представляю это так. Дело либо ведется и отслеживается ваша история дальнейшей трудовой деятельности. Ведь вы же не всю жизнь будете без работы. Вам ограничивается выезд, вы не можете совершать определенные регистрационные действия. Будь то жилая недвижимость или средство передвижения. Иными словами, вы получите очень серьезные поражения в правах.

Другой вопрос, что людям, по большому счету, многим, особенно на периферии на то, что я сейчас сказал, наплевать. И в этой ситуации, когда мы говорим о том, что у нас должников стало больше и это число к концу года может еще вырасти, потому что мы испытываем последствия послевкусия кредитного бума 11-14-го годов, а это так и есть, мы получим еще большее количество должников.

А.Норкин:

- Я именно про это хотел поговорить. Послевкусие кредитного бума…

Н.Кричевский:

- Назовите это, Андрей, похмельем. Это будет более русское и понятное слово.

А.Норкин:

- Хорошо. В состоянии похмелья как раз мучительно ищешь ответы на вопросы. И у меня вопрос такой: как тогда это сочетается? Банки наши крупнейшие рапортуют о взрывном росте ипотечных кредитов. И ровно в это же время мне Объединенное кредитное бюро говорит, что у нас почти 8 миллионов человек потенциальные банкроты. Где подвох?

Н.Кричевский:

- Я не стал бы искать действия каких-то конспирологических сил, потусторонних устремлений. Ротшильды с Рокфеллерами тоже кровавые банкиры – тем более. Никто же не ставит пистолет к виску и не заставляет подписывать кредитный договор.

Ипотека и автокредитование – это одна сторона потребительского кредитования. А потребительское кредитование, если мы говорим о банковском, это другая сторона. Ипотечная и автомобильная – это кредиты, обеспеченные имуществом. Не зря же, когда мы говорим об ипотеке, процент просрочки невозвратов минимальный. Порядка 2, максимум 3 % на круг. И в данном случае ипотечников не берем.

А.Норкин:

- Ипотека на третьем месте по невозвратам. Автокредиты на втором, а на первом эти вот все…

Н.Кричевский:

- Потребительские – это на приобретение чего бы то ни было.

А.Норкин:

- Это да. Но банки тоже не дураки. Они видят эту статистику, что рост невозврата по кредиту, он их должен пугать. А они все равно! Каждый день какой-нибудь банк, да обязательно пришлет смс: вам одобрен кредит. Они меня зазывают просто: приди и возьми! Не понимаю, если люди им перестали деньги возвращать, зачем они нас дальше туда засовывают? В эту кабалу кредитную.

Н.Кричевский:

- Когда мы говорим о потребительских кредитах на приобретение потребительских вещей, но не недвижимость и не автомобилей, мы понимаем, что ставки по этим кредитам существенно выше по сравнению с той же ипотекой. И поэтому из 3-4 кредитов, если 1 кредит не вернется, ничего страшного для банка не будет. Это, опять же, прибыль. Плюс это не прозрачные темные схемы вывода денег из кредитных учреждений. Вы оформили ссуду на кого-то, особенно это практикуется в небольших банках, эта ссуда не вернулась. И вы тихо и спокойно передали это дело коллекторам. А долг списали. Такое тоже имеет место быть. По крайней мере, имело место быть особенно среди тех банков, которые кредитуют. Отличаются взрывными показателями роста именно потребительского кредитования. Кредитование через пластиковые карты.

Ю.Норкина:

- Вы понимаете, о чем вы говорите, господа?

Н.Кричевский:

- Если вы не понимаете, задавайте уточняющие вопросы.

Ю.Норкина:

- Я просто хотела сказать, что я сейчас слушаю и думаю. Сейчас оценят всю эту информацию и скажут, ага, если я возьму потребительский кредит в каком-нибудь левом банке и не верну, банк его спишет.

Н.Кричевский:

- Банк его не спишет, если вы лицо непосредственно участвующее в мошеннической схеме. А банк вынужден будет начислить повышенный визир. И банк передаст ваше дело в службу безопасности либо в коллектор. Дальше, если коллектор не справится к делу, он идет к службе судебных приставов, которые тоже, скорее всего, не найдут достаточного времени, чтобы стрясти с вас деньги, которые вы задолжали. Но вы будете существенно поражены в правах. Вы не сможете выезжать за границу, купить или продать жилье, приобрести или продать автомобиль, какие-то другие вещи, земля, дачный участок, вступить в наследство. Но, самое главное, вы не получите кредит в другом коммерческом банке.

Господа, стоит ли игра свеч? Один раз вот так вот облажаетесь, а потом будете всю жизнь переживать?

А.Норкин:

- Тогда еще вопрос. Вот мы же с вами в похмелье находимся в тяжелом, вы сами предложили.

Н.Кричевский:

- Нет, мы с вами нет. А банковская система да. Юлия Геннадиевна, думаю, по запаху…

А.Норкин:

- Никита Александрович, Жириновский запретил нам с Юлией Геннадиевной вообще на эту тему говорить. Поэтому хватит нас провоцировать.

Н.Кричевский:

- Раз Жириновский запретил!..

А.Норкин:

- Серьезно. Он все время слушает.

Н.Кричевский:

- Выше только Папа Римский.

А.Норкин:

- Абсолютно. И мне, как гражданину России, стоит радоваться тому, что благосостояние народа растет, потому что если бы этого не было, никто бы не брал кредиты на ипотеку и на машины. Или мне нужно беспокоиться, что населения России становится все более закредитованным?

Н.Кричевский:

- Вам нужно заботиться о повышении вашего материального благосостояния, благосостояния близким вам людей. Больше ни о чем вам заботиться не надо, поскольку за эту заботу вам зарплату, Андрей Владимирович, не платят.

А.Норкин:

- А как же гражданская позиция?

Н.Кричевский:

- Что касается гражданской позиции, выскажу простую мысль, как эту ситуацию можно сегодня разрешить. Прощать, на мой взгляд, ни в коем случае нельзя. Прощать, то есть, списывать. Сейчас очень многие говорят, что вот «Открытию» дают чуть ли не триллион рублей, банку «Открытие». А 30 миллиардов задолженности списать не могут. Нельзя этого делать! Потому что вот таким образом вы провоцируете иждивенчество в людях. Вот именно, что сегодня взял, завтра спишут. И бог бы с ним.

Это черта русского человека на протяжении многих веков. Это не черта сегодняшнего. Но директивно указать Центробанку реструктурировать эту задолженность или эти задолженности, на мой взгляд, ЦБ обязан. Чтобы снять остроту проблемы.

Что я имею в виду? Если вам кредит выдавали на один год, вы его просрочили на 90 дней и более, реструктурировать, продлить действие этого кредитного договора до трех, до пяти, до десяти лет. Тем самым резко уменьшив платежи по кредиту. И ликвидировать просрочку, которая капает быстрее по сравнению с остальными процентами. Иного варианта нет.

Ю.Норкина:

- Иначе не воспитаешь.

А.Норкин:

- Спасибо.

Ю.Норкина:

- И было вас приятно слышать.

Н.Кричевский:

- Мое почтение!

А.Норкин:

- Что люди пишут. «Нам денег не надо. Работу давай!».

Ю.Норкина:

- Абсолютно верно. Проблема, конечно, большая очень.

А.Норкин:

- Алекс правильно пишет: «Если бы росло благосостояние, то количество кредитов падало бы». Это меня-то и смущает.

Ю.Норкина:

- А что тебя смущает?

А.Норкин:

- Потому что у тебя нет возможности решить свою проблему за счет твоей зарплаты.

Ю.Норкина:

- Давай так, по чесноку. На Западе все так живут.

А.Норкин:

- Да. И что теперь?

Ю.Норкина:

- Есть работа, нет работы. Очень часто, что нет работы.

А.Норкин:

- И что теперь?

Ю.Норкина:

- Мы живем по западной кальке.

А.Норкин:

- А зачем мы должны так жить?

Ю.Норкина:

- Ты меня спрашиваешь?

А.Норкин:

- Да.

Ю.Норкина:

- Я не знаю.

А.Норкин:

- Зачем ты мои слова говоришь? Это я все время говорю про Запад, про рыночную экономику, про либерализм, который у нас. Это мой аргумент.

Николай пишет: «Юля молодец». Тьфу!

«Давайте так. У нас еще нет западной экономики». Согласен, у нас нет западной экономики. Она у нас какая-то недозападная, что ли.

Ю.Норкина:

- Что значит нет? Ребята, на Западе, на самом деле, там все тоже тяжело. У меня Юлька выплачивает ипотеку, ты прекрасно знаешь.

А.Норкин:

- Какой процент?

Ю.Норкина:

- 4%, хорошо. Но она потеряла работу. И три месяца не могла ее найти. Она в страшных долгах.

А.Норкин:

- Механизм по ипотеке в Израиле работает. Она работу не может найти, это другая проблема.

Ю.Норкина:

- Там очень высокие цены на жилье, ты знаешь.

А.Норкин:

- Я знаю. А процент по ипотеке никакой. Это все равно как сравнивать их пробки автомобильные и наши.

А сейчас мы будем говорить про технический прогресс, потому что у нас две новости. Первая – она условно положительная. Китайцы утверждают, что они разработали супердвигатель, который работает без топлива. Я знаю, что эта новость была в топе Яндекса со вчерашнего вечера. Я гуманитарий фигов. Я могу сказать, что двигатель этот называется М-драйв, в нем топливо не нужно, там есть две фигни. Одна магритрон, а вторая резонатор. Первая создает специальные микроволны, а вторая эти волны улавливает. И превращает их в тягу, воспринимая их колебания. В интернете появился ролик, где китайские молодой человек демонстрирует эту штуку. И она работает. Наши ученые немного сомневаются в этой истории, потому что…

Ю.Норкина:

- Там фишка в том, что в космосе можно летать в реальном времени. За два-три месяца долетел до Марса.

А.Норкин:

- До края Солнечной системы можно долететь за несколько месяцев.

А вторая новость про научно-технический прогресс! Она касается статьи, опубликованной в издании «Нью-Йорк Пост». Там ученые предупреждают, что совсем скоро секс-куклы, понимаете, что это такое, они получат возможность убивать людей. Насколько прогресс продвинулся, что мужчина, обделенный женской любовью, пошел в секс-шоп и купил специальную куклу. Так вот эта партнерша может клиента убить, потому что хакеры будут взламывать вот эти приспособления для любовных утех. И человека убивать. Вот такой кошмар.

Можете нам писать. Пока Норкина безумствует, я хочу вернуться к первой теме по поводу уникального двигателя. И давай мы поговорим с Натаном Эйсмонтом, ведущим научным сотрудником института космических исследований РАН.

Натан Андреевич, добрый вечер!

Н.Эйсмонт:

- Добрый вечер!

А.Норкин:

- Этот двигатель, который нарушает законы физики.

Н.Эйсмонт:

- Время от времени какие-то идеи часто безумны. И как вдруг оказывается, интересуют простых людей. Неожиданно. Из этого не совсем понятного интереса, из-за подсознательной веры в чудеса и популярны такие идеи. И они получают широкий тираж.

Ю.Норкина:

- Но Циолковского тоже считали сумасшедшим?

Н.Эйсмонт:

- Ну, нет. Смотрите… Что значит сумасшедшим? Кто-то, может, и считал, но те идеи, которые он продвигал физические, они не нарушали никакие физические законы. Другое дело, что там техническое исполнение реально или не реально, об этом можно было спорить. И его техническое предложение сейчас выглядит наивным и смешным. Но сам физический принцип никогда не вызывал сомнения.

А здесь нарушение законов физики, точнее, третий закон Ньютона.

А.Норкин:

- А вы видели ролик этот, Натан Андреевич?

Н.Эйсмонт:

- Я его даже не стал смотреть. Фотографию я посмотрел. Что там смотреть?

А.Норкин:

- Они его предъявляют как доказательство.

Н.Эйсмонт:

- А как здесь докажешь? Я могу сказать, у нас есть свои изобретатели в изобилии. И они, конечно, немного портят жизнь тем, кто рецензирует их изобретения. Потому что требование какое? Отвечать вежливо. А изобретатели сейчас сильно продвинулись и свои изобретения посылают не через Академию наук или президиум Академии наук. А через администрацию президента. И там строго контролируются сроки, в которые нужно ответить.

Ю.Норкина:

- Я не знала об этом.

Н.Эйсмонт:

- Да. Так-то в Академию наук послал и сгинуло. А администрация президента – это контроль очень жесткий. И просто так, ерунда это или бред, так не ответишь. И в этом есть некая проблема.

У нас есть собственные изобретатели, в том числе, и высокопоставленные, к сожалению. И вот такого рода двигатель, я не побоюсь назвать фамилию этого генерала, а его фамилия Меньшиков, он со страшной силой продвигал эту идею, которую мы коротко называем гравицапой, которая демонстрировать в знаменитом фильме Гайдая. Так вот. Он таким влиянием располагал, что был изготовлен прибор, который якобы этот эффект может продемонстрировать. Был поставлен прибор на спутник, со спутника шла телеметрическая информация, которая должна была подтвердить, что да, эта идея работает.

Конечно, никакого подтверждания не было. Но сам факт, что через все эти препоны удалось пройти, потом что всюду же есть люди понимающие, которые с самого начала знали, что это чушь.

А.Норкин:

- Все говорят, что никогда не будет создан вечный двигатель. И все равно пытаются его придумать.

Н.Эйсмонт:

- Там же, вы знаете, еще то ли в девятнадцатом, то ли раньше было принято решение такие предложения не рассматривать. А что касается других устройств, которые тоже нарушают основные законы физики, скажем, двигатель без отброса массы, что в китайском изобретении, вот это, к сожалению, приходится рассматривать, потому что такого глобального решения не было принято. И под разными соусами такие предложения поступают время от времени.

Конечно, заманчивая идея. Тогда никакого топлива не нужно, чтобы лететь на Луну, Марс или дальше. Но, к сожалению, надо топливо. Иначе тягу не создашь.

А.Норкин:

- Смотрю на этот ролик. Это такой мини-фильм на 5 с половиной минут. И это делает китайский канал. Есть у них такие каналы, их много. И здесь идет демонстрация, схема и графика. И ученые, я по-китайски, конечно, не могу читать… Потом какая-то девушка у карты стоит. Все это объясняет. И они заявляют, что они начали эту историю тестировать еще в декабре 16-го года. И сейчас они достигли результата. И именно поэтому они об этом объявляют. Если это блеф, зачем они это делают?

Н.Эйсмонт:

- Это же так… Вот есть Вселенная, которая по каким-то законам… А здесь они посягают на законы Вселенной. Конечно, это очень почетно и замечательно – показать, что вот, мы не понимали этих законов. И вот вам доказательство. Это продвижение в нашем познании мира, обещания для дальнейших устройств, которые перевернут все наши возможности. Это замечательно.

Я могу вспомнить, есть некие примеры, когда более реализуемые вещи и вполне достойные люди интенсивно продвигали. Это, скажем, рой космических аппаратов, которые под воздействием лазерного облучения, сверхмощности с поверхности Земли отправят этот рой к Альфе Центавра. Помните? В прошлом году большой шум был. Там-то идея не совсем безумная, но техническое исполнение маловероятно. Отдельные элементы, да, их можно сделать.

А.Норкин:

- Давайте подождем, посмотрим, что там у китайцев. Если они с казали «а», должны сказать и «б». Спасибо вам!

Вот народ тут развернулся у нас!

Ю.Норкина:

- Георгий пишет: «Похоже замышляется наезд на нефтяные компании. Прориарим вечный двигатель и повалим нефтяные цены!». Браво!

А.Норкин:

- «Если научатся избавляться от трения в 100%, то вечный двигатель возможен». «Для данного мира нарушение физических законов невозможно». В общем, давайте так. Договорились. Будем ждать.

Ю.Норкина:

- Пишут нам. «На данном этапе развития физика не объясняет многих явлений, поэтому можно утверждать, что такой двигатель нарушает наши представления о физике».

А.Норкин:

- Наука не объясняет даже создание нашего мира. Мне очень нравится это объяснение, что большой взрыв. А чего взорвалось, так никто толком объяснить не может.

Ю.Норкина:

- Разные ученые, кстати, а есть ученые, которые подтверждают, что несть некий высшие силы, которые…

А.Норкин:

- Итак. Будьте бдительны! Секс-куклы совсем скоро научатся убивать людей – это еще одна научно-прогрессивная новость, которую мы должны обсудить. Меня тут уже спрашивают: «А зачем такой кукле вход в интернет, если ее хакеры могут взломать?».

Сейчас объясним.

Ю.Норкина:

- Нам тут написали, что дебильнее новостей не нашли? Нет, не нашли. Это не стеб, это серьезная история. Как мне кажется, это нормальное проявление западных ценностей, культурных и моральных. Что отмечает основатель компании «Против секс-ботов» профессор Ричардсон, совершенно справедливо говоря о том, что люди не способны идти на естественный контакт с другими, нуждаются во влечении, а не в куклах.

А.Норкин:

- Ты хочешь сказать, чтобы лечить этих людей, им потакают?

Ю.Норкина:

- О том, что люди сейчас гораздо охотнее пишут во всяких соцсетях, нежели чем общаются тет-а-тет. Вот это комфортней. Потому что не нужно подлаживаться, слушать, над собой работать. Комфортолюбие приводит к лености души.

А.Норкин:

- А если это несчастный человек? Я хочу жениться, да что же тебе не дает никто? Помнишь анекдот?

Ю.Норкина:

- Это не несчастный человек. Этому человеку надо поговорить с доктором об этом.

А.Норкин:

- Я с тобой не спорю. Если у тебя вот так, мне так тяжело жить, поэтому сделайте мне куклу.

Ю.Норкина:

- Не позволяй душе лениться, чтоб воду в ступе не толочь. Душа обязана трудиться и день, и ночь.

А.Норкин:

- Сейчас не про душу.

Ю.Норкина:

- Да это про душу! Потому что когда ты идешь, покупаешь железную бабу или мужика, не знаю… Что такое робот?

А.Норкин:

- Какую железную?

Ю.Норкина:

- Я не знаю.

А.Норкин:

- Она не железная. Значит, кто там написал про дебильные новости? Нельзя относиться ко всему очень серьезно, хотя Юля, пожалуй, правильно обращает наше внимание на то, что здесь есть серьезная составляющая. Так, ее надолго не хватило.

Ю.Норкина:

- Нет, вы же пишите. И я это прочитаю.

А.Норкин:

- Автор этой статьи Ник Паттерсон, он специалист по кибербезопасности, он развивает предупреждение, которое не так давно высказал Илон Маск о том, что искусственный интеллект очень опасен. Потому что мы не можем его контролировать. Он развивается такими темпами, что рано или поздно история из фильма «Терминатор» может оказаться реальностью.

Ю.Норкина:

- Мы в своем комфортолюбии скоро очень далеко зайдем. И просто исчезнем.

А.Норкин:

- Применительно к этой истории господин Ник Патерссон говорит, что хакерское вторжение кукол, созданных для сексуальных развлечений, гораздо опаснее, чем хакерское вторжение в компьютеры или смартфоны. Потому что в процессе кодирования такая игрушка может взять нож, и человека убить. Зачем это делать, я пока не очень понимаю, но вот в Америке об этом пишут в газетах.

Ю.Норкина:

- Дорогие мои и любимые. Не занимайтесь фиготой, выстраивайте нормальные человеческие отношения. «Вот девушкам смешно, а нам, мужикам, страдай! Схватит и скажет: давай три биткоина или оторву или откушу!».

А.Норкин:

- Кстати, да. С этим поветрием по поводу биткоинов.

Гендиректор корпорации роботов Игорь Никитин вместе с нами.

И.Никитин:

- Добрый вечер!

А.Норкин:

- Как вы склонны относиться к таким предупреждениям? Серьезно?

И.Никитин:

- Знаете, это больше похоже на «утку» газетную. Но в самих предположениях, что там написано, все очень четко выверено. Робот есть? Есть. Робот может двигаться, ходить, выполнять какие-то функции? Может. Есть руки, какие-то другие части тела, которые могут взаимодействать…

Ю.Норкина:

- Спокойно. Остановимся на руках.

И.Никитин:

- Я не буду углубляться. Даже у нас на Робоцентре на ВДНХ есть робот, который полностью как андроид сделан. Например, такие роботы управляются не только электричеством, а там есть еще воздух под давлением – пневматические мышцы. Гидравлические приводы, которые создают определенные усилия. Но вот у нашего робота, если руку пожать, если его неправильно настроить на более сильное рукопожатие, то он может так пожать руки, что кости хрустят. Натуральное такое рукопожатие.

А.Норкин:

- Игорь, это робот, которого вы настраиваете. А если мы с вами говорим о следующем этапе, когда робот обладает интеллектом. Его не надо настраивать.

И.Никитин:

- Вот когда говорят про искусственный интеллект, я могу сказать, прежде чем искусственный интеллект осознает самого себя и начнет творить какие-то неприятные гадости или будет взломан, представьте, сколько может произойти вещей! Неправильные настройки производителя, сбои оборудования, какие-то глюки, багги, да те же вирусы. Они все могут привести к неправильной работе робота и ошибкам, которые приведут к проблемам взаимодействия. Но далеко ходить за примером не надо. Роботы-убийцы уже есть в этом мире. Они, к сожалению, уже убивают людей. И эта машина Tesla, которая двигается по дорогам Америки. Известный случай, когда робот, который управлял в этот момент машиной, у него не было головы, но автопилот – тот же самый робот.

А.Норкин:

- Поэтому Маск, который, мягко говоря, имеет отношение к компании Tesla, теперь схватился за голову и говорит: ай-яй-яй, к чему это может привести!

И.Никитин:

- В этом плане, конечно, надо контролировать развитие этих технологий. И всегда помнить о последствиях.

А.Норкин:

- Спасибо.

Ю.Норкина:

- Только кто их будет контролировать, если бабло побеждает зло. Если эта история продается, тогда будут покупать. Тут 3683 спрашивает: «А интересно, робот до и после в душ ходит?».

А.Норкин:

- Какие вы все!.. Вот вы смеетесь, я сейчас просто…

Ю.Норкина:

- Пошляки!

А.Норкин:

- Нет, дело не в этом. Я сейчас просто пошел на страничку газетной публикации этой. Действительно, все здесь: и цитирует журналист Джордж Харрисон, какой ужас! Я же от себя говорил про Маска. А здесь и ссылки на Илона Маска. И на «Термнатор». И тут все про это написано, что, я так понимаю, что роботы, которые заменяют человека в половой жизни для части наших землян – это не нонсенс. Это нормально. Если мы с вами принимаем это за данность, за факт, слушайте, то это кошмар. Катастрофа уже произошла.

Ю.Норкина:

- Больше и больше хочется отстаивать православный христианский мир.

А.Норкин:

- Да. Правда, надо это с умом делать.

Ю.Норкина:

- Это нужно делать искренне.

А.Норкин:

- Хорошо, искренне, не с умом. Но если мы с вами сидим… Вот вы говорите, дебильные новости. Не дебильная новость, это ужасная новость. Люди на полном серьезе относятся к тому, что человек может свое физическое влечение гасить за счет общения с роботом. Слушайте, это какая-то хрень! Ничего удивительного в том, что рано или поздно этот робот сочтет себя оскробленным и убьет этого человека. Кошмар. Сам себя напугал.

Ю.Норкина:

- «Успокойтесь. Пока…». Нет, я это не могу.

А.Норкин:

- И не читай тогда.

Ю.Норкина:

- Поразборчивей пишите.

А.Норкин:

- Хорошо, что среди слушателей и ведущих радиостанции «Комсомольская правда», сто процентов нормальных людей, и нам это все с вами не грозит.

Ю.Норкина:

- Здесь написали. «Юля права».

А.Норкин:

- В чем? Юля всегда права. Вы уже готовы ее не слушать, сразу права.

Ю.Норкина:

- «Мое живое общение совсем до минимума усохло». Вот.

А.Норкин:

- Если вы это понимаете, значит, у вас еще не все потеряно.

Ю.Норкина:

- Да не только у вас до минимума. К сожалению, мне кажется, у всех. А особенно у молодежи. Вот, знаешь, интересную картину наблюдала. Муж и жена. Она под капельницей лежит. И вроде бы им пообщаться, она в телефоне, он в телефоне. И вся история.

А.Норкин:

- Это ты на меня намекаешь?

Ю.Норкина:

- Нет. Рядом сидела молодая пара совершенно. Они оба… Каждый в своем мире.

А.Норкин:

- А мы с вами вместе. Завтра мы вернемся опять в эфир.