2017-09-06T02:02:46+03:00

Песковцы: как в Воронежской области появилась школа имени Василия Пескова

На родине легендарного журналиста «Комсомольской правды» его произведения включили в школьную программу
Михаил ФЕДОРОВ
Поделиться:
Легенда "Комсомольской правды" Василий Песков.Легенда "Комсомольской правды" Василий Песков.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН
Изменить размер текста:

Я много слышал о вкладе Тресвятской средней школы в сохранение памяти Василия Михайловича Пескова и не раз собирался встретиться с директором школы Безгиной Татьяной Николаевной , но откладывал встречу, пока 15 июня 2017 года не отложил дела и не приехал в Тресвятскую. Войдя во двор школы, хотел сразу пойти в двухэтажный корпус, но обошел старый одноэтажный. Вглядывался в окна и невольно представлял, как за ними пионервожатый Василий Песков строил на линейку школяров, задирал голову на огромные деревья, которые найдешь не в каждом школьном дворе.

Все дышало историей.

Старый корпус школы

Старый корпус школы

Когда вышел к основному корпусу, то увидел перед нем директора Безгину. Она о чем-то разговаривала с мальчиком, который держал на руках собачонку. Я невольно вспомнил друга Василия Пескова Николая Дроздова, который вот так прижимал к себе маленьких животных, и дождавшись конца их разговора, представился.

Директор школы Татьяна Безгина с учеником.

Директор школы Татьяна Безгина с учеником.

Татьяна Николаевна знала о моем приходе и уже ждала, и мы, оставив школьника, прошли в просторный холл школы. Здание послевоенной постройки отличалось широтой классов и коридоров с высокими потолками. Это в мою пору ученичества в 70-е их из пущей экономии их сузили и снизили.

Холл школы.

Холл школы.

В конце коридора зашли в удлиненный кабинет.

Безгина села за стол, а я напротив неё.

– Татьяна Николаевна, мне сестра Василия Михайловича рассказывала, что Вы учились в этой школе…

Татьяна Безгина:

- Да, я училась в этой школе, закончила ее. Здесь входила в комитет комсомола школы, была секретарем комсомольской организации.

«Как Песков».

Татьяна Николаева:

- Потом поступила в педагогический институт. У нас работала ныне здравствующая Татьяна Николаевна Шкатова, заслуженный учитель Российской Федерации, она географ, почему я и пошла по ее стопам. Там на втором курсе вступила в партию, потому что входила в состав старостата, комитета комсомола. Стройтряды. Потом по партийно-комсомольской путевке нас пять человек отправили в Курганскую область. Я попадаю в центральную курганскую школу, в самом Кургане, 42-я школа. Была секретарем комсомольской организации, печаталась в «Молодом коммунисте», в общем, как членов партии, нас везде, везде везде…

– Нормальных членов партии…

– Да, и в школе было тысяча четыреста учеников, и я еще работала на пол ставки освобожденным секретарем комсомольской организации школы.

– Это какие годы?

– 1981-й – 1984-й.

– Там мы исколесили пол страны, потому что школа была выдающаяся, и я очень рада, что попала именно туда. Благодарность ей и низкий поклон, потому что много интересного я познала не просто, как будущий учитель, но и как руководитель. Директор очень хорошо работал с молодыми специалистами. Много было конкурсов «Пионеры по стране Октября», другие. Мы выиграли поездку в Прибалтику на десять дней, потом – поездку в Ульяновск, ходили в турпоходы. Одним словом, моя школа. А преподавала географию, свою любимую. Я вернулась домой в 1984-м году. Места в Тресвятской в школе не было. Школа принадлежала Юго-Восточной железной дороге. И директор Ключиников, математик: «Пойдешь директором в вечернюю школу при заводе имени Дзержинского». Меня туда благословили, и я там начала работать. Но тут к сожалению умирает Полянский Николай Иванович, заместитель директора по воспитательной работе. И Ключников меня тут же забирает. Я согласилась перейти. И заместителем директора по воспитательной работе я работала с 1985 года. А директором – с 2004 года…

«Нагрузка».

– Вот, Василия Михайловича Пескова мы знали еще тогда, когда Мария Михайловна Пескова была у меня классным руководителем.

– Сестра Пескова.

Директор Безгина рассказывает.

Директор Безгина рассказывает.

– В начальных классах. Это здание, где мы с Вами сидим, с 58 года. А я в 59-м родилась, в школу пошла в 66-м. Мария Михайловна у нас работала, могу кабинет показать…

Пескова Мария Михайловна работала в Тресвятской школе с 1958 по 1969 год.

– Обязательно.

– Она взяла нас с первого класса, и мы к ней ходили. Мы жили на одной с ней улице Жданова, сейчас Дружбы. Мария Михайловна любила нас всех собирать. Песковы, они были очень гостеприимными. Однажды мы не поняли, чем нас угощают. Вроде блины. А это знаменитый Марии Михайловны наполеон, – засмеялась.

«Вот отношение к ученикам, а не то, что ныне, смотрят на школяра, чтобы с него поиметь».

Безгина:

– У них всегда скатерка, идеально чиста, отутюженная. И мама. Очень любили детей они. И так к каждому празднику…

Наш разговор прерывался. Заходили сотрудники, и Татьяна Николаевна решала вопросы на ходу. А я тем временем разглядывал редкий по нынешним временам скромный кабинет, в котором убранство шло от простоты, и невольно сравнивал его с известными мне кабинетами заведующих кафедрами, деканов, ректоров, которые, наоборот, били в лицо вычурностью и подчас роскошью. Они словно хотели блеснуть позолотой или бутылками с яркими этикетками.

Татьяна Безгина и завуч.

Татьяна Безгина и завуч.

Зашел завуч с документами, а когда вышел, Безгина продолжила:

– Мы ходили к Марии Михайловне, причем даже такие моменты были. Новый год и нам надо сшить платья. Мария Михайловна: чтоб все у меня девочки и мальчики были! Вот как она сама была: костюм черный, брючный или юбка. Жабо. Прическа идеальная. Ничего лишнего. Никаких бус, сережек висячих. Это была сама строгость. Единственное, на пальце один перстень. Всё. Если красный пиджак, значит красная юбка. Но опять это приглушенный цвет, ничего такого вызывающего. Мария Михайловна это идеал. Всегда вот встречаемся: Мария Михайловна – это белый верх, черный низ. И вот, Новый год. Нам нужно пошить новогодний костюм. Родители разные. Обеспечение разное. Но нет, Мария Михайловна говорит: «Так, вот здесь просто лифт сделайте всем одинаковый из хб материала. А юбки чтобы у всех были из марли». Всё. Мария Михайловна сказала – это закон. Всё, что говорила Мария Михайловна, не обсуждалось. Даже на родительских собраниях сидели все, как мышки. Слушали Марию Михайловну. Мы пошили, как она сказала. У нас класс был идеальный. Мы выглядели снежинками.

«Вот учительница».

Справа - Мария Михайловна Пескова, 1959 год.

Справа - Мария Михайловна Пескова, 1959 год.

Безгина:

– Родители ходили консультироваться к Марии Михайловне. Волновались, ой, да как же я пойду к Марии Михайловне. Вот, помню, мама шила этот костюм, складывает это всё. Я: «Мам, ты чего?» Она: «Пойду к Михалне». И это было нормально. Она знала, что Михална примет, Михална все расскажет, и кто бы там из домочадцев не был, что бы они не делали, они свои дела откладывали. И чайком напоят. То есть, настолько… Да, они её боялись, но знали, что в любой момент это будет помощь сто процентная. По любому вопросу.

– А Вы ездили с Марией Михайловной в Москву?

– Нет, я не попала именно в тот класс. Это её самые первые школьники.

Зашли две девочки с ракетками и стали жаловаться на мальчишку, что он мешает им играть.

– Мы играли спокойно, а он, ну начинает к нам приставать…

Татьяна Николаевна и на ходу разрешала детский конфликт, а я поражался доступности директора сельской школы, к которой открыта дверь для любого школяра или сотрудника. И только с содроганием вспоминал других известных мне чинуш от образования, к которым «на баране не подъедешь». Стилем отзывчивости отличался Василий Михайлович Песков.

К Татьяне Безгиной пришли школьницы.

К Татьяне Безгиной пришли школьницы.

– Мария Михайлова оказалась душой.

Я вспомнил, как пекся Василий Михайлович о своей сестре, о чём слышал от многих и многих знавших семью Песковых.

– Да. Когда она уезжала, это был рев. Самый настоящий. И родительский, и как мы в это время мы не любили Василия Михайловича, который забирает нашу Марию Михайловну.

Дети по наивности виновником перехода учительницы в институт повышения квалификации учителей считали её брата.

– Причем мы как-то не зацикливались на Василии Михайловиче. Вот когда он приезжал, мы всё равно приходили к Марии Михайловне, а она: «Дядя Вася». Для нас он дядя Вася. И всё. А когда нам сказали, что «дядя Вася» придумал путевку для Марии Михайловны в Монголию, мы всё: плохой, нехороший. Но это детское, конечно. Мария Михайловна – это наставник. К ней всегда можно обратиться. И когда она работала в институте повышения квалификации. Вот даже сейчас она нас встречает, всё расспросит, про дела, про здоровье. Такое впечатление, что не изменился человек.

Татьяна Безгина в гостях у Марии Песковой.

Татьяна Безгина в гостях у Марии Песковой.

– Но она любит Вашу школу. У нее самодельные игрушки школьников на видном месте…

– Подарок для неё столько значит. Мы даже не задумаемся, если детскими руками сделано, это для неё всё. Поэтому, когда мы едем к ней в гости, не заморачиваемся.

– Самый простой и искренний подарок.

– Мы знаем, что она будет нас ждать. Мы стараемся не опоздать. В последний раз мы припаздывали, она вышла на улицу, названивает, где мы есть. Она не изменилась, только годы наложили отпечаток на её внешний вид. А вот сам характер Марии Михайловны, её ответственная душа.

Мария Михайловна с подарком учеников, июнь 2017 года.

Мария Михайловна с подарком учеников, июнь 2017 года.

Я кивал головой. Мне самому Мария Михайловна прочитала целую лекцию о том, как сохранить здоровье, что и когда есть, что и когда пить, и с какими мыслями жить.

Теперь я подошел к главному:

– Скажите, как получилось, что школе дали имя Василия Михайловича Пескова?

Безгина:

– Василия Михайловича я боготворю давно. Еще в институте мы его использовали в своих выступлениях, докладах. Мы выписывали «Комсомолку», читали. Книги старались собирать, но не специально. Песков, Семаго – всегда отдельно стояли. А когда я пришла в школу, использовала его в краеведческом направлении. Когда вернулась и на железной дороге был объявлен конкурс на авторскую программу, какую либо, не имело значения, взяла авторскую программу по краеведению «Использование произведений Василия Михайловича Пескова на уроках географии. С 5-го по 11-й класс». С этой программой я заняла призовое место, получила премию по тем временам приличную пятьсот рублей.

– Месячная зарплата генерала. Это конкурс среди учителей школ Юго-Восточной железной дороги. И я расписывала, помните, были уроки Деда-краеведа, печатались в «Юном натуралисте». А я взяла как «Уроки дяди Васи». Программа. Я расписываю, какой урок, что использую. Это были наработки. Вот в шестом классе так использую: «Речка моего детства». Мы разговариваем о реках, и тут же произведения Василия Михайловича. В седьмом классе у нас материки. Идёт Антарктида – Василий Михайлович в Антарктиде. Идет Австралия – Василий Михайлович… Ну, про Африку вообще говорить нечего. Северная Америка – его книга путешествий. Латинская Америка… Потом восьмой класс география России. Тут всё, что касается краеведения, «Отечество», «Шаги по росе». Тоже Василий Михайлович.

Книга Василия Пескова "Отечество".

Книга Василия Пескова "Отечество".

«Вот каким интересным можно сделать урок географии».

– Мы разбивались на группы. У одной одно произведение Василия Михайловича, у другой – другое. Поэтому дети Василия Михайловича знали.

Я не стал вспоминать рассказ Марии Михайловны о студентах факультета журналистики Воронежского госуниверситета, которые о Василии Михайловиче ничего сказать не могли и даже не знали кто это такой.

– Ну а вот так, как мы с вами во взрослой жизни, я с Василием Михайловиче столкнулась единственный раз, когда он сюда приезжал по поводу камня. Он приехал к школе, а момент неудачный получился, у нас умер учитель математики и мы должны были идти на похороны. Но Песков отнесся к этому с пониманием. Он был на «Уазике», приехал ко входу, мы с ним постояли, поговорили…

– Выбирал место для камня.

– Но он даже это не обозначил. Я к нему подошла: «Здравствуйте, как хорошо, что Вы приехали». Благодарность, что много пишете о природе, что дети к Вам тянутся. Присылайте книги. А почему? Потому что у нас в библиотеке очень много было его книг. Он присылал книги постоянно. А библиотека у нас горела, и много книг пришло в негодность. Он: «Как это могла гореть?» Я ему рассказала и он: «Всё, хорошо. Книги буду высылать». Вот такой, на ходу получился. Ну, буквально поговорили минут десять-пятнадцать. Ну, а одет, как обычно, на нем ветровка, фотоаппарат. Можно было встречу провести, почему переживали потом. Это моя последняя встреча с Василием Михайловичем.

Я вспомнил рассказ главы сельского поселения, как они с Песковым приехали к воротам школы и глава предлагал положить памятный камень здесь, но Василий Михайлович воспротивился. Видимо одной из причин такого решения была суматоха, которая царила во дворе школы. Да и расположи камень у входа, он не обрел бы покоя и тишины. А на краю поля его никто бы не задевал, как тут при входе во двор, и если кто и проведывал его, то по желанию, а не по случаю, когда пробежит мимо.

Вот зашла учительница:

– У нас конкурс знатоков был у ребят. Мы фильмы о природе смотрели. Надо грамоты подписать и печать поставить…

Учительница и директор.

Учительница и директор.

Безгина представила её:

– Елена Александровна Шибирова. Тоже много занималась Песковым. Тоже выпускница Воронежского педагогического института…

Шибирова:

– Я когда училась в институте на естественно-географическом факультете, мои однокурсницы завидовали мне. Я им говорила, что из школы, где учился Василий Михайлович Песков. Тогда в «Комсомолке» он печатал «Таежный тупик». И мы с сестрой из газеты вырезали по полоскам его рассказы и клеили в тетрадочку и сами делали книгу, потому что тогда еще книги такой не издали. Мы теперь со школьниками ходим к камню Василия Михайловича…

Директор:

– А как его наши бабушки вспоминают: «Наш Вася приедет. Мы с ним поговорим, и как здоровье получаем». А когда дом Песковы продали, то все раздавали. Бабульки говорили: кому корыто, кому что…

Родительский дом в Тресвятской продан в 1984 году.

Статья Василия Пескова "Таежный тупик".

Статья Василия Пескова "Таежный тупик".

Учительница вышла, а я спросил:

– А когда Василий Михайлович ушел из жизни…

– Знаете, когда случилось это трагическое событие, все восприняли, как будто умер член нашего коллектива. Казалось бы, многие его совершенно не знали. То есть внешне, не встречали. И на педсовете на новый учебный год в августе я предложила: «А не назовем мы школу имени Пескова?» Коллектив сначала: Орлово ведь. Он же родился в Орлово. Корни в Орлово. Я говорю: «Ну почему, он у нас учился, непосредственно работал». И тогда надо посмотреть школьный архив. И: «Давайте найдем документы, что он у нас он был» – «А, вдруг, выиграет Орлово, а мы не выиграем?» Мы с Верой Васильевной Павловой (Павлова помогала мне в сборе материалов – от авт.) после уроков подняли весь архив. Нашли документы, приказы и когда очередной раз собрала коллектив, говорю: так и так, вот подлинники. То есть у нас журналы, когда он учился в 9-м и 10-м классах сохранились. У нас сохранились все, что касается экзаменов Василия Михайловича. И что он пионервожатый. И кружки вел. Всё это у нас сохранилось. Я иду к главе нашего района Владимиру Васильевичу Чернышову с предложением присвоить нашей школе имя Василия Михайловича Пескова.

У директора чувствовалась комсомольская закваска.

Безгина:

– «Как к этому отнесется Орлово, я не знаю. У них свой коллектив, а мы сами имеем полное право. Школа сохранилась, классы, где он был. Материалы все есть. Все действительно подтверждает, что это так». Чернышов: «Татьяна Николаевна, я “за”. Я поддерживаю эту инициативу, тем более лично знал Василия Михайловича. Я к нему очень хорошо отношусь. Это настолько простой мужик, я только “за”». Ну, мы стали оформлять. Надо же сначала через отдел культуры района пропустить. Ходатайство. Собрался отдел культуры, они приняли решение, что, дескать, «да». Тресвятскую школу поддержать.

Ходатайство школы о присвоении имени Пескова.

Ходатайство школы о присвоении имени Пескова.

Ходатайство школы о присвоении имени Пескова.

Ходатайство школы о присвоении имени Пескова.

Протокол заседания совета по культуре и искусству.

Протокол заседания совета по культуре и искусству.

– Молодцы!

Вот как нужно делать дело, а не искать отговорки.

Безгина:

– После этого Чернышов даже не вызывал, а: «Татьяна Николаевна, какие дела?» – «У нас всё нормально. Ждем только Вашего постановления».

– То есть, обязан вынести постановление глава района, а не департамент по образованию…

– Отдел по образованию согласовал с департаментом. Орловская школа сказала: мы не возражаем. Потому что это наши соседи, это наша базовая школа. Мы с учителями дружим.

– Без боя, – сказал я.

А про себя подумал: вряд ли я так быстро сдался, если бы оказался на месте директора Орловской средней школы.

Постановление о переименовании в Школу имени Василия Пескова.

Постановление о переименовании в Школу имени Василия Пескова.

Постановление о переименовании в Школу имени Василия Пескова.

Постановление о переименовании в Школу имени Василия Пескова.

Безгина:

– В этом плане очень хорошо получилось. Глава района подписал постановление о переименовании школы в Тресвятскую среднюю школу имени В.М.Пескова. Ну и всё, мы Марию Михайловну Пескову сразу в известность поставили. Она говорит: «Я только “за”». Но сестер Василия Михайловича Евдокию и Надежду я знала давно, когда они здесь жили.

– На одной с Вами улице.

– Да. Я же приходила и мне говорили: «Это сестра Марии Михайловны». Этим все было сказано. Родственники оказались, как и надо было отвечать. Они молодцы, приезжали, встречи. Думали, где сделать музей. Предложила выпускникам сделать баннер. Они сделали на клеёнке портрет Василия Михайловича. Выбирали фото, звонили Сергею Жданову (с ним Песков был дружен). Он выслал свою фотографию. Давайте фото, где весна, Василий Михайлович, качественная должна быть фотография. Куда вешать? Конечно, в старую школу. Раз повесили, значит ясно: музей будем делать там. У нас ни шкафчика, ничего. Владимир Васильевич Чернышев помог с двумя боковыми витринами. А материал у нас уже был. Знаете, этот музей сделали за три дня. Собрали из того, что у нас было. Но с любовью. Работали просто. Зампоахч пришел: «Помощь нужна?» – «Нужна». Рабочие: «Чего-нибудь помочь?» – «Помочь». Учителя. Школьники. Музей получился детско-народный. Поэтому все его любят. Я переживала: где-нибудь или поцарапают или поломают, там же рядом класс трудов, то выносят, то вносят. Нет, берегут! Мы всегда участвуем в «Песковских чтениях», Наталье Юрьевне (Хлызова – руководит музеем в Воронежском государственном заповеднике) ей всегда низкий поклон за ту работу, что она делает. И всех людей, которых она приглашает, она воспринимает очень хорошо. Именно песковцы приехали.

Музей в Тресвятской средней школе.

Музей в Тресвятской средней школе.

– Песковцы, – хорошо звучит, – восхитился я.

– Поэтому всегда четко. Девочки, черная форма, белые банты. В этом году брали шестиклашек. Ансамбль поёт песни о Пескове. И теперь краеведческую конференцию у нас планируем. Экспонатами для музея нам помогают местные жители. Надеемся, что нам когда-то передадут велосипед, на котором ездил Василий Михайлович. Деревянный диван передали с улицы Жданова, из их дома.

– Вам дар, лучше других можете использовать Пескова в школе…

– Доброта у нас очень страдает. А у Песковых была скатерть доброты. Стол – а на нем скатерть. Ну, дети как, берутся за скатерть и – говори. И каждый из них говорил, что сделал сегодня хорошего. Идею использовать это подала Наталья Юрьевна (Хлызова – от авт.), а в музее-то мало ходит людей, а у нас в школе воплотили. Вожатая собирает детей, расстилает скатерть, и проводит урок по Пескову. Говорит: «Представьте, что у нас сегодня урок доброты. Давайте вспомним, что кто сегодня сделал хорошего. Вот в семье Василия Михайловича была такая традиция». Первый раз дети были просто шокированы, первый раз они думали, что каждый из них сделал хорошего. Ребенок брался за эту скатерть, думает, нервничает, кто, как, что, трёт её, а голова-то работает. Глаза светились и каждый начинал перечислять. Причем первый раз это было так трудно, и кто: «А вот сегодня я с утра покормил… Это же добро?» Дети непосредственны. И в итоге самый-самый никакой ученик, а как воспрянул. Оказывается да, какой он добрый и хороший…

– Почти, как рождение…

– Маленький, оболтусик, вставал и говорил, сколько в нем хорошего, а мы это и не видим. А сосед рядом: «И ты это сделал?» По-другому смотрит на него. Скатерть оказалась для детей целым миром, в котором они нашли для себя нишу. Какие они хорошие. Мы-то их ругаем, ты, Петров, Сидоров, а в итоге день закончился и уже спрашивают: «А мы про добро-то будем говорить?» А один пришел к вожатой: «А где скатерть?» Она ему отвечает: «Скатерть у нас будет, когда будет урок доброты». Это же «волшебная скатерть», а для началки вообще. Дети вот это воспринимают очень серьезно. Поэтому, когда говорят: да что там Василий Михайлович, он о природе писал. А попробуй, копни. Там сплошная доброта. И рассказывает он о той же собачке, о кошечке… Не читающий ребенок, а мы берем «Отечество» (книга Пескова – от авт.), переворачиваем страницы, а там какие фотографии – вот она страна! И даже старшеклассники, приношу им тома Пескова. Они как: «Татьяна Николаевна, что-то принесли». А у них идет курс по экономической географии мира. Я им: «Сегодня мы в мире по Пескову». Они: «Да ладно». – Вот Вам на выбор, берите любой том издания. Кому пятый том, кому шестой…» Они разобрали. Я им говорю: «А теперь выберете то, что вам понравилось». А у меня дети не просто механически работают, а рассуждать должны. И пошло: «Да это мое почти», «Да это лес, как наш», то есть все настолько близко ему… По Василию Михайловичу вести уроки одно удовольствие.

Мы еще долго говорили, вспомнили заведующую кафедрой Воронежского педагогического института Ермоленко Нину Николаевну, которая так любила свое дело и своих учеников, что одной подписала квартиру, а другой – дачу, и мне, как адвокату пришлось защищать ее решение от притязаний её брата.

– Куда она нас только не возила. С первого по пятый курс. Я у неё диплом писала. Она всю себя отдавала. У неё мы и дневали, и ночевали. Она могла прийти в группу и сказать, а у нас было девять Татьян в группе, и два мальчика, и: «Мы на 9 мая будем смотреть салют в Севастополе». – «О, Нина Николаевна, мы “за”!» Она: «Хорошо, вы должны вот это-это и это заранее сдать. И попробуйте только не сдать». Мы сдаем и в конце апреля улетаем в Симферополь. А от него пешком до Севастополя. Всё, Ялта, Алупка, Феодосия, всё пешочком. Где-то подъехали чуть-чуть. Ай-Петри. Воронцовский дворец. Все облазили, посмотрели. Опаздываем на салют в Севастополь, «Так, на электричке чуть-чуть проедем». Настолько мы к этому привыкли, что это мне в Кургане приходилось, когда ходили в походы. Посмотрели, салют, на катере прокатились. «А где будем спать?» – «На вокзале» – «Как, после такого салюта. На волнах, красота» – «Будем спать на вокзале» У нас спальники. Помню, дядя милиционер подходит, а она к нему «Товарищ полковник…» А записали на магнитофон кваканье лягушек, а мы встать не можем утром. Как включит кваканье, мы «Где это мы? На болоте?» Вскочили… Ну, вот такая. Карелия, Урал, я единственно не попала в Армению. Мы учились от и до, карабкались, чтобы на повышенную стипендию, чтобы с ней поехать. Чувствует, кто там в общежитии живет, она поможет. К себе возьмет, если жить негде. Её Красный Крест звали. Казалось, у неё не было своей семьи, и мы ей как дети. Когда какой критический момент, мы знали, что есть стена, которая станет впереди всего и защитит.

– Да, есть такие Красные Кресты, которые отмечены в истории, а кто и оказался в забвении…

Как схожи были Василий Песков, его сестра Мария Михайловна Пескова, профессор Ермоленко.

Я попросил:

– А можно заглянуть в класс, где вела занятия Мария Михайловна?

– Конечно. Идемте, это её постоянный класс.

Мы прошли в конец коридора. Безгина открыла высокую дверь. Просторный класс озарился светом из больших окон, и мне представлялась сестра Пескова учительница Мария Михайловна у школьной доски. Она что-то писала мелком, а в классе сидели молча школяры.

Татьяна Николаевна показала на первую парту:

– Парты как стояли, так и стоят…

– А где Вы сидели?

– Вот здесь, – Безгина села за парту впереди.

Класс Марии Михайловны Песковой.

Класс Марии Михайловны Песковой.

Директор сидит за партой, где училась в классе Песковой.

Директор сидит за партой, где училась в классе Песковой.

Собираясь покинуть школу, я обратил внимание на огромное панно с изображением Пескова при входе.

Безгина:

– Мы сначала хотели повесить его в старой школе, а потом тоже посовещались с учителями и решили здесь. Самое подходящее место. Школьники входят и первое что видят, Василия Михайловича, и уходят, а видят… А выпускники на последний звонок у него фотографируются…

Панно с изображением Пескова при входе в школу.

Панно с изображением Пескова при входе в школу.

Богата воронежская земля ее учителями, Песковым, его сестрой, Ниной Ермоленко, многими-многими другими, теми, кто отмечен наградами и ими обойден, но кто всего себя отдал продолжению жизни на земле, уча добру, принося в жертву этому свое здоровье, свое благополучие, порой свою жизнь.

И светлая память им.

И одним из мест памяти является музей в Тресвятской школе, который полнится следами благих дел.

Еще больше материалов по теме: «Памяти Василия Пескова»

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также