Общество

Приговор опальному мэру Ярославля Евгению Урлашову: градоначальнику давали взятки «стаканами»

Сегодня начинается последнее заседание по делу отстраненного мэра Ярославля
Евгений Урлашов. Чтение приговора.

Евгений Урлашов. Чтение приговора.

Фото: Екатерина ЛЕЩЕНКОВА

К этому заседанию в суде готовились – думали, на приговор придет очень много народу. Поэтому выделили зал побольше. Мысль оказалась верной – пришло много прессы, включая федеральные каналы, явились родственники, немногочисленные соратники и сочувствующие, а также уполномоченный по правам человека в Ярославской области Сергей Бабуркин. В самом начале главный фигурант дела Евгений Урлашов был бодр, глазами искал в толпе родственников и знакомых, подмигивал и улыбался. Хотя ситуация у него – врагу не пожелаешь.

Напомним, Урлашова обвиняют в том, что он со своим замом Донсковым требовал от директора дорожной фирмы «Радострой» Сергея Шмелева 14 млн. руб. за возможность заключить с ним контракт на уборку города. При отказе директору «Радостроя» грозили тем, что не заплатят за уже выполненные работы. Лопатин якобы был посредником в этом деле. Кроме того, Урлашову вменяют в вину и то, что он получил от директора другой дорожной фирмы - «Ярдорстрой» - взятку в размере 17 млн. руб. за содействие в передаче этой компании контрольного пакета акций «Городского дорожного управления».

Маме стало плохо

Первая часть заседания, до перерыва, оказалась нервной – маме Урлашова стало плохо с сердцем.

- Ваша честь, надо вызвать «скорую!» - стучал по столу опальный мэр и обращался к дочери: – Настюшенька, идите домой!

В итоге Галину Сергеевну увезла бригада медиков. А судья после перерыва продолжил читать обвинительное заключение (виновным мэра признали сразу). Раскрывая все новые подробности этой долгой и для многих уже мучительной истории.

Мучительной, в первую очередь, для самого Урлашова – этакому пламенному борцу все эти годы – в «Матросской тишине» и СИЗО спокойно не сиделось. Он писал письма, поздравлял горожан с праздниками и даже завел было тюремный дневник. И многим понятно – дневник этот будет с продолжением.

У Донскова ситуация немногим лучше – во время следствия он настаивал на том, что к взяткам не причастен.

- Я не требовал денег у Шмелева для себя или кого-то другого, ничем Шмелеву не угрожал. С Урлашовым я эту тему никогда не затрагивал, - заявлял Донсков на прежних заседаниях, когда его допрашивали по делу о получении взятки. И его отпустили под домашний арест. Правда, на чтении приговора стало понятно – обвинение склоняется к тому, что Донсков все же был причастен к этой истории.

Шифр разгадан

Судья вчера весь день цитировал материалы дела. В документах говорилось, что к «Радострою» мэрия предъявляла более строгие требования, чем к другим организациям. С «Радостроем» история, конечно, получается запутанная. Урлашов и его советник Лопатин (третий на скамье подсудимых) говорили, что деньги от Сергея Шмелева, директора «Радостроя», являлись помощью для партии, в которой состоял мэр – «Гражданской платформы». Шмелев же, судя по материалам дела, это отрицает – никаких денег, мол, не давал «ГП», ведь он сам из «Единой России». Любопытно, что сам пострадавший от вымогательств Шмелев на слушание приговора почему-то не явился.

И примечательная деталь - причастные к этой истории в разговоре использовали нестандартное обозначение денег – говорили не «14 миллионов», а «14 стаканов». Шифровались, как дети…