2016-04-13T01:48:32+03:00

Валентина Терешкова - в эфире Радио «КП»: Во время полета я крикнула: «Эй, небо, сними шляпу!». И получила за это от Гагарина

12 апреля - 55 лет со дня первого полета человека в космос. О друге и коллеге вспоминает женщина-космонавт № 1 [эксклюзив "КП", фото, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments100
Зампредседателя Комитета Госдумы по международным делам Валентина Терешкова встретила журналистов «Комсомолки» в своем рабочем кабинете в здании на Охотном Ряду. Апрель, 2016 г.Зампредседателя Комитета Госдумы по международным делам Валентина Терешкова встретила журналистов «Комсомолки» в своем рабочем кабинете в здании на Охотном Ряду. Апрель, 2016 г.Фото: Евгения ГУСЕВА
Изменить размер текста:

"Я к вам за подарком. Вот паспорт"

Валентине Владимировне я позвонил вскоре после нашей поездки в Сирию, на нашу авиабазу Хмеймим (Мы летали туда в конце февраля, вместе с Валентиной Терешковой был и Иосиф Кобзон.)

- А можно у вас попросить подарок на свой день рождения? - краснея от стыда, спросил я у легендарной женщины.

- А когда у тебя?

- 12 апреля.

- Да? И какой же подарок ты бы хотел?

- Интервью Валентины Терешковой о Юрии Гагарине.

...А накануне Дня космонавтики она сама позвонила мне на мобильник:

- Саша, приезжай за подарком.

Приехал. Включил диктофон. Потом всё же решил предъявить Терешковой свой паспорт.

Валентина Владимира рассмеялась...

- Я верю. Чего ты мне паспорт показываешь?

- Вдруг вы думаете, что это уловка журналистская. Чтобы получить от вас интервью к такой дате.

- Я готова поговорить. По-моему, мы давние друзья. Мы, космонавты, любим «Комсомолку» и дружим с ней. Нашей дружбе ровно столько, сколько полету Гагарина... Не забыл поездку в Сирию?

- Мы же ее очень хорошо подали - и в газете, и на сайте, и на Радио "КП".

- У меня до сих пор перед глазами эти ребята, летчики. Какой же это замечательный народ!

- Я помню, как вы никак не хотели спускаться из кабины истребителя…

- У меня такие впечатления... Это надо было видеть лица. Смотреть на этих ребят. Мы с Иосифом их провожали, когда они улетали. И мы их встречали, когда они с боевого задания возвращались. Никогда не забуду эти встречи.

Но вернемся к 12 апреля.

- ...А родился я в Оренбургской области, жил и работал в Оренбурге, где Юрий Гагарин окончил летное училище, "обрел крылья", как он сам говорил. А мой родной город - Новотроицк, это совсем недалеко от Адамовского района, там погиб космонавт Владимир Комаров - это было 24 апреля 1967-го. Очень хорошо помню этот день. Мы, пацаны, играли в футбол. А в небе - много-много самолетов, они летели в сторону Адамовки.

- А я скоро полечу на место гибели Владимира Михайловича. По моей просьбе туда везут саженцы карагача. Мы посадим их там. А еще - березки и пару сосенок из Звездного с собой захватим, чтобы они росли там, где все это произошло. Чтобы Володя Комаров знал, что мы его не забываем.

"Называл нас мамзелечками"

- С Юрием Гагариным вы познакомились еще до его полета в космос?

- Нет, Юра уже слетал. И Герман Титов слетал (6 и 7 августа 1961 г. - А. Г.) А нас, нескольких девчат, в основном из Центральной России - пригласили в Москву проходить отборочную медицинскую комиссию в декабре 1961-го.

- Вы Гагарина здесь и увидели первый раз?

- Первый раз мы его встретили в авиационном госпитале. Он пришел посмотреть, кто это там желает поступить в отряд космонавтов?

- И что вам запомнилось?

- Он был такой солнечный человек. С ослепительной улыбкой. Мы все в него повлюблялись. Он говорит: «Ну что, мамзелечки…» Он только так к нам обращался.

- Вас много там было, мамзелечек?

- Нас там было пять человек.

- Что вы Гагарину на это отвечали?

- Мы - ничего. А просто смотрели – вот он рядом, Гагарин! И хотелось его потрогать.

1963 год. Советские герои космоса Юрий Гагарин и Валентина Терешкова в Берлине. Фото АДН-ТАСС

1963 год. Советские герои космоса Юрий Гагарин и Валентина Терешкова в Берлине. Фото АДН-ТАСС

- Потрогали?

- Я сейчас даже не помню (смеется). Но то, что мы задавали ему очень много вопросов - это да.

- Например?

- По полету в космос, по подготовке. И он говорил: да вас еще в отряд не зачислили. Вам надо пройти до конца отборочную комиссию. А потом уже сядем и будем говорить, что от вас требуется и какие задачи. Но нам было интересно.

- Вы лично о чем спрашивали у Гагарина?

- Мы были парашютисты. Пригодится ли опыт парашютиста при подготовке? Он сказал: очень. Но мы были не летчики. И у нас, конечно, возникал вопрос: научат ли нас летать? Он сказал: не только научат, мы еще у вас экзамены будем принимать. Понимаете, это была первая встреча. И еще не было понятно – попадем мы в отряд космонавтов, не попадем... И мы примерно только половину медицинских обследований прошли.

- Вы Гагарина как называли?

- Юрий Алексеевич. Ну а потом, после своего полета, я стала называть его Юрой.

Юрий Гагарин относился к Валентине Терешковой по-братски. Мог и за ухо потрепать. 1 сентября 1965 г. Фото: Валерий ШУСТОВ/РИА Новости

Юрий Гагарин относился к Валентине Терешковой по-братски. Мог и за ухо потрепать. 1 сентября 1965 г. Фото: Валерий ШУСТОВ/РИА Новости

- Он вам велел так? Или вы сами?

- Нет, у нас такое обращение было в отряде. Вот Володю Комарова мы называли Владимиром Михайловичем. Он был старше.

- Гагарин тогда был космическим начальником.

- Он был командиром отряда космонавтов. А потом уже стал заместителем начальника Центра подготовки космонавтов.

- Он вас все время опекал?

- Да, практически... У нас были такие, знаете, очень добрые отношения. К нему можно было в любой момент обратиться. И он к нашей группе девчат относился, я бы сказала, по-братски. Потому что видел, что все-таки мы поколение детей войны. Не очень хорошо и красиво, может быть, были одеты. Поэтому однажды он нас собрал и повез в ГУМ, чтобы мы могли купить себе туфли, одежду. По средствам, конечно.

- А кто платил?

- Мы сами.

- Не Гагарин?

- Нет, ну что вы!

- Не отряд космонавтов?

- А причем тут отряд?

- И вот вы с ним поехали в ГУМ.

- Да, он нас пригласил.

- Как это происходило? Его же все узнают. И вдруг - Гагарин, и с ним пять девушек сразу.

- Мы были в ГУМе, наверное, за час до закрытия. И мы же не ходили ведь там по магазину. Нам показали, что мы хотели... Там туфли, какую-то одежду.

- А что, вы без Гагарина не могли сами это все купить? Или просто это нужно было - как-то организованно?

- Мы могли, конечно, и сами. Но поскольку мы все-таки были… Мы давали расписку о неразглашении тайны. Все, связанное с нашей подготовкой, было под большим секретом. Поэтому мы все находились под надежным прикрытием.

- Вы что тогда купили себе?

- Туфли. И всё.

- На высоких каблуках, на низких?

- Тогда не было таких, как сейчас. Нормальные туфельки.

- У вас платье было свое?

- Все было свое. Потому что мы получали зарплату. Половину я отсылала маме в Ярославль.

- А сколько вы получали?

- 200 рублей - как кандидаты в отряд космонавтов. Мы еще должны были сдать экзамен, чтобы получить воинское звание. Потому что были призваны в ряды Советской Армии как военнослужащие...

- Так удобнее было.

- Да... Когда мы сдали экзамены, это было в ноябре 1962 года, нам присвоили первое воинское звание – младший лейтенант.

Немного забегу вперед - уже после полета в космос я получила телеграмму от Джона Кеннеди (президент США. - А. Г.), где было написано: «Младшему лейтенанту Терешковой». А министр обороны тогда сказал: командир космического корабля не может быть ниже капитана. Поэтому я сразу получила это звание. (Свой космический полёт - он продолжался почти трое суток - Терешкова совершила 16 июня 1963 года на корабле "Восток-6"- А. Г.)

- Как вы учились летать? Гагарин вам помогал?

- У нас было несколько инструкторов. Они работали и летали - и с девчатами, и с ребятами. Потому что готовился и Валерий Быковский с командой. Мы учились летать на транспортных самолетах, ходили по маршруту. А еще осваивали МиГ-15УТИ – это был наш любимый самолет. На котором, к сожалению, и погиб Юрий Алексеевич.

- Вы первый раз сами за штурвал когда сели?

- Когда уже готовилась к полету. У нас, в ярославском аэроклубе, мы очень долго добивались, чтобы было самолетное звено. Чтобы нам дали самолет, чтобы мы могли учиться летать. У нас парашютное звено было, вертолетное было, планерное... А самолетного не было.

- Вам Гагарин здорово помог?

- Конечно. Во-первых, он был настоящий коллега. Не делал различия – ты женщина, или ты ниже по званию, или что-то у тебя не получается. Никогда! Всегда участвовал в таких комплексных тренировках. И просто приходил на занятия.

Например, вот у нас была строевая подготовка. Вы понимаете, что мы абсолютно девчата гражданские, но - надо. Раз пришли, раз - военнослужащие, мы должны это все пройти. И вот Гагарин смотрел-смотрел, как мы ходим строем. И тут начал так хохотать!.. Больше я никогда не слышала, чтобы он так смеялся.

- А чего он?

- Потому что говорят - направо, а девчата налево поворачиваются...

- А вы в форме уже?

- Конечно. Это была тема у наших коллег-мужчин, как мы ходили строем.

- Тема для анекдотов?

- Скорее, для шаржа.

- Они что - вас пародировали, что ли, показывали - как ходите?

- Естественно.

- А кто конкретно? Титов, Быковский?

- Они все.

1963 год, Нью Йорк. Юрий Гагарин и Валентина Терешкова. Фото: DPA/ТАСС

1963 год, Нью Йорк. Юрий Гагарин и Валентина Терешкова. Фото: DPA/ТАСС

"Счастливо, Чаечка!"

- Это вы столько лет готовились – с 1961-го по 1963-й. Два с лишним года.

- Да. А в отряд космонавтов, кроме меня, зачислили еще четверых. Это Жанна Ёркина из Рязани, Ира Соловьева из Серова Свердловской области, две москвички – Валя Пономарева и Таня Кузнецова.

Составили программу подготовки к космическому полету. Мы были поставлены в очень жесткие временные рамки. Потому что стало известно, что американцы тоже активно готовят женщину к полету в космос. Я потом с ней познакомилась. Это Джерри Кобб. В Мексике проходила 56-я конференция FAI - Fédération AéronautiqueInternationale. Мы с Юрой тоже участвовали в этой конференции.

- Когда вам стало понятно, что вы ближе других к космосу?

- Мы готовились все одинаково - практически не было такого, что вот - я буду первой. Кто лучше подготовлен, можно было определить разве что по результатам. Полеты, прыжки, тренировки...

- А Гагарин? Он как в этом во всем участвовал?

- Он был удивительный человек. Старался всем нам помочь. Всегда смотрел график полетов, кто как летает. Сидел на аэродроме, наблюдал и сам тоже летал. Система подготовки была такой, что ты уже сама начинаешь осознавать, куда ты пришла, какие задачи. Мы же все были практически ненормальные. Каждая из нас должна была лучше всех пройти подготовку. И мы не скрывали этого.

Космический попутчик Валентины Терешковой (они летали в одно время, но в разных кораблях) Валерий Быковский с сыном Валерием, 1963 г. Фото: ТАСС

Космический попутчик Валентины Терешковой (они летали в одно время, но в разных кораблях) Валерий Быковский с сыном Валерием, 1963 г.Фото: ТАСС

- Гагарин не выделял никого?

- Не знаю. У меня с ним были очень хорошие, ровные отношения. Поскольку я была старшая группы.

- Как он вас называл?

- Он обращался ко мне просто - Валя..

- Не было такого: товарищ младший лейтенант!

- Нет, у нас такого не было. Кстати, наша группа вся была зачислена в первый отряд космонавтов.

- В космос решили отправить вас... Как вас Гагарин в полет провожал?

- Хорошо провожал. Он сказал: «Чаечка», счастливо, хорошего тебе полета.

- Вы уже были в скафандре?

- На космодроме - да, перед тем, как уже подняться в лифте к кораблю. Он сказал: «Чаечка». Меня так называл еще Сергей Павлович Королев. И это - его. У нас было желание, чтобы утвердили позывной «Березка». На Земле, когда готовились, у нашей группы был именно такой позывной. Но связь – азбука Морзе. И - «брз»…

- Сложно?

- Не то что сложно, а длинно по времени.

- А - «Чайка»?

- «Чк». И всё. Сергей Павлович, это было еще в Центре, сказал, обращаясь ко мне, он нас всех называл по имени-отчеству: Валентина Владимировна, как вы отнесетесь к тому, если позывной будет «Чайка»? Я сказала: прекрасно. Гордая, красивая птица.

- Вы с Гагариным общались во время полета? Или только с Королевым?

- Связь держали Юра и Сергей Павлович. Когда шел полет – Сергей Павлович. Когда - это уже перед посадкой - я заметила, увидела, что есть сбой, что корабль не будет спускаться, тормозная установка была направлена на подъем орбиты, - Сергею Павловичу доложила. И уже он был со мной на связи.

А Юра... В самом начале полета, когда пошла ракета, я кричу: «Эй, небо! Сними шляпу, я к тебе иду!» Вот тут я получила от него. По рации. Он сказал: «Ты забыла, что у моряков есть такая очень некрасивая для вас, женщин, пословица». Я сказала: «Да нет, я помню».

- Насчет «юбки на корабле»?

- Да. Женщина на корабле – быть беде.

- Вы не должны были признаваться в космосе, что вы - женщина?

- Да нет! Он меня одернул, и правильно. Что это такое: "Эй, небо, сними шляпу! Я к тебе иду!» Кстати, это ведь - в записи - нигде не звучало после полета абсолютно. Это было все убрано. Нигде вы этого не найдете. И Юра сказал: не надо увлекаться.

- Так по-панибратски с небом?

- Нет, не знаю, что он имел в виду. Во всяком случае, я от него получила замечание.

- Он знал, что вы там потом петь начали?

- Конечно, это слышали все. Мы пели. И я уговаривала Быковского, который тоже в это же время летал на корабле "Восток-5" Я говорю: давай споем, чтобы Земля увидела и услышала нас, что у нас все нормально. Он сказал: «Я не певчий дрозд».

- А Юрий Алексеевич за это замечание не делал?

- Нет.

- Он сам же, когда летал, пел: «Родина слышит, Родина знает…»

"Ты там Бога не видела?"

- Как Гагарин вас встретил, когда вы уже после полета в Москву вернулись?

- Меня и Валерия Быковского он уже ждал в Куйбышеве - мы туда из Караганды прилетели. И вместе с Юрой были ребята - и Андриан Николаев, и Павел Попович.

- Что Гагарин вам сказал?

- Это была такая встреча! Объятья, поцелуи. Как дела? Он всегда говорил: молодцы! И уже он стал говорить «Чаечка». Ну как встречаются брат с сестрой? Вот я по-другому не могу описать наши отношения.

Юры давно уже нет с нами. Но мы дружбу и взаимопомощь - все то, чему научил нас в этом плане Юра - сохранили до сих пор. Мы соседи с Алексеем Леоновым. Валерий Быковский рядышком живет. Часто встречаемся с Борисом Волыновым. Витя Горбатко тоже рядом...

- У меня был шок, когда разбился Гагарин.

- Это трагедия. Не только для нас трагедия. Потому что очень трудно согласиться, что его нет.

Хотя - он всегда с нами. И это не просто слова. Улетая в космос, каждый наш космонавт уносит с собой не только память о нем. На станции - его портрет. Портрет Королева.

Если бы Юра был жив, он бы мог очень многое сделать в космонавтике.

- Например?

- В какой-то момент появилась никому не нужная спешка в ее развитии. Думаю, Юра этого не допустил бы... Мы всегда потом уже анализируем: что было бы, если бы...

- В моем представлении, люди, которых сейчас с нами нет... Мне кажется, что они все равно остались в каком-то космосе. Вы ж там были. Может быть, они там все летают?

- Конечно, хочется верить, что Юра все-таки улетел от нас. Наблюдает за нами. Хочется в это верить. Но наукой это не доказано. Мой отец погиб во время Финской войны. Он был танкистом. Моя мама, когда получила похоронку, она настолько с бабушкой его оплакивали, потому что - ну в самом расцвете, и нас трое. Естественно, мама никак не могла согласиться с тем, что папы нет. Очень долго она его оплакивала и ждала. Мы ждали все. Считали, что возвращались многие. По разным причинам. Война есть война.

Но, к сожалению, отец не вернулся. И документы о том, где он погиб, как он воевал, помог получить Дмитрий Тимофеевич Язов. Мы ему все до конца жизни будем благодарны.

Мама все время говорила после моего полета: дочка, ты там случайно отца не видела? Я говорю: нет, мама.

Это также, как, когда я приземлилась, очень пожилая женщина подошла ко мне, обняла и сказала: дочка, ты ведь так высоко была, ты Бога видела? Ну как? Мы атеисты, нас так воспитывали. Говорю: нет, бабушка, я его не видела. Наверное, он находился на одной дорожке, а я по другой летала. Поэтому мы не встретились. Она меня обнимает и говорит: спасибо, дочка. Спрашиваю: за что? Я же ведь вам ничего не сказала. Она говорит: а за то, что не обидела.

* * *

- Юрий Алексеевич вам никогда не снился за это время?

- Один раз. Это было вскоре после его гибели. Кстати, не только мне. Многим ребятам-космонавтам (Рассказывает сон - А. Г.). Вот стоит наша группа, нас всего шесть человек тогда было, космонавтов, и тут он появился, так на нас посмотрел, улыбнулся и уходит. А мы все кричали: «Юра, подожди нас!» Эту сцену многие видели, что он уходит.

- Он действительно приходил?

- Трудно сказать. Я не знаю. Наверное, Вале он часто снится. Она не рассказывает. Об этом ведь и не расскажешь.

ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ

"После гибели Юры я помогала его жене Вале"

- Вы тогда же, когда пришли в отряд космонавтов, познакомились и с Валентиной Гагариной?

- Да, конечно. Потому что у нас были вечера совместные. Они вначале нас очень рассматривали. А потом мы подружились.

- Кто они?

- Жены космонавтов.

- Может, тоже хотели полетать?

- Нет.

Валентина Гагарина. 12 апреля 1961-го. Василий Песков сделал этот снимок в минуту, когда по радио объявили: «Космический корабль «Восток» пошел на посадку». Фото: из книги В. Пескова «Шаги по росе»

Валентина Гагарина. 12 апреля 1961-го. Василий Песков сделал этот снимок в минуту, когда по радио объявили: «Космический корабль «Восток» пошел на посадку». Фото: из книги В. Пескова «Шаги по росе»

- Они с ревностью относились?

- Я не могу сказать. У нас были хорошие, добрые отношения. И с Валей… После гибели Юры я помогала его Вале.

- Валентина Ивановна моя землячка. Она из Оренбурга. Они с Юрием Гагариным там и поженились.

- И с Валей Гагариной, и с Тамарой Титовой, в общем, у нас не было никаких… За все время, и сейчас, мы уже достаточно взрослые стали, вместе детей воспитывали, переживали, радовались, старались помогать друг другу. Такое, знаете, по-настоящему космическое братство, которым мы очень дорожим.

- Сейчас вы общаетесь с Валентиной Ивановной?

- А как же!

- Вы к ней в гости ездите?

- Поздравляем с днем рождения. У нее очень хорошие дочери. Умницы – и Галя, и Лена. У нас нормальные отношения.

- Вы чай пьете, просто приезжаете поговорить?

- И поговорить, и спросить, как дела. И - как поживаете? У тех, кто работает, у нас не очень много времени на личную жизнь. Но у нас нормальные отношения...

ИЗ ПЕСНИ СЛОВА НЕ ВЫКИНЕШЬ

"Комсомолка" - космическая газета»

- ...Вот интересно - а как праздники отмечали в отряде космонавтов?

- У нас были вечера очень хорошие. Где мы собирались семьями. К нам дважды приезжал Сергей Павлович Королев. Это было перед Новым годом. А у него в конце декабря, а по новому стилю – 12 января – день рождения. И мы всегда с Юрой к нему ездили. И на День космонавтики мы тоже с Юрой отправлялись его поздравлять.

И вот еще помню - большой зал, Сергей Павлович приехал и говорит: "Ну, что вы поете?» Чем, говорит, у вас там заправлены ракеты?

Мы пели:

"Заправлены ракеты, конечно, не водою,

И кнопку пусковую пора, брат, нажимать.

Давай-ка, друг, с тобою мы отойдем в сторонку.

Эх, только б улетела... Не дай нам бог сливать».

Сливать - это про топливо. Но это песня не космонавтов. Нам эта песня понравилась, и мы пели. Это песня ракетчиков.

А вот - про космонавтов, слова мы сами сочиняли:

«Я знаю, друзья, что пройдет мало лет,

И мир позабудет про наши труды.

Но в виде обломков различных ракет

Останутся наши следы».

- Наш Василий Михайлович Песков очень дружил с первыми космонавтами...

- Мы его звали Вася.

- Это мой кумир был с юности.

- Ты знаешь, мы его все любили.

- Он же там ночевал у вас, когда Гагарин полетел. Он Валентину Ивановну сфотографировал – известный снимок. У нее там слеза на щеке.

- Очень хороший снимок. В это время нас еще не было в отряде. Но потом, когда мы пришли - мы с Песковым подружились, мы к нему относились как к товарищу. Как к другу, как к человеку, который влюблен в космонавтику. Очень по-доброму и он к нам относился. А его было невозможно не любить.

- Для меня это такая потеря, когда Василия Михайловича не стало.

- Мы все переживали его уход.

- Я учился на его книжках. Когда я появился в «Комсомолке», стал, как стихи называть его книжки - все подряд, штук 20: "Шаги по росе", "Путешествие с молодым месяцем", "Край света", "Белые сны", "Проселки"... Он так посмотрел: надо же, я сам их не помню.

- И на космодроме Вася был, и к нам очень часто приезжал в Звездный городок.

- Ярослав Голованов – тоже наш космический журналист.

-"Комсомолка" - космическая газета...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как мы пытались примерить скафандр Гагарина

12 апреля исполнится 55 лет первому полету человека в космос

В центре Вашингтона в нескольких сот метрах от Капитолия и от Белого дома в Национальном музее авиации и космонавтики в одной витрине выставлены два скафандра – серый блестящий первого американца, совершившего полет вокруг земли, – Джона Гленна и ярко-оранжевый - Юрия Гагарина. Желтые школьные автобусы каруселью подвозят сюда шумную юную публику. Вход в музей бесплатный. (подробности)

55 лет со дня первого полета человека в космос. О друге и коллеге вспоминает женщина-космонавт № 1.Валентина Терешкова: Во время полета я крикнула: Эй, небо, сними шляпу! . И получила за это от Гагарина

Еще больше материалов по теме: «Валентина Терешкова: досье KP.RU»

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Александр ГАМОВ

 
Читайте также