Кыргызстан
Происшествия

Семья Полухиных в воронежском суде: "Говорят, что мы продавали мак наркоманам. Ну и что?"

Во время прений обвиняемые рассказали о своем взгляде на вещи

Фото: Виктория ЛУШИНА

В четверг, 11 февраля, в Воронеже на апелляции прошли судебные прения по "маковому делу" семьи Полухиных. Владельцы небольшого кафе "Очаг" настаивают, что не продавали наркотики, прикрываясь своим бизнесом. На заседании судья по очереди дал слово защитникам осужденных, им самим, а также прокурору. Во время выступления каждая сторона изложила свои взгляды на происходящее.

Позиция адвокатов

Все доводы защитников Полухиных сводились к нескольким пунктам, которые с их слов можно описать так:

- приговор суда первой инстанции нужно считать незаконным, так как доказательства по делу собраны с нарушением уголовно-процессуального кодекса;

- стороне защиты не дали выступить в ходе судебного разбирательства;

- судья первой инстанции Татьяна Лебедева допустила 12 видов нарушений закона, поэтому Полухины заявили 10 возражений на действия председательствующего и 13 отводов;

- все обвинения строилось на показаниях засекреченных свидетелей ("этого явно недостаточно для обвинения по такому тяжкому делу");

- понятые по делу - заинтересованные лица, так как они были практикантами УФСКН;

- не доказано, что изъятый в гаражах мак принадлежит Полухиным;

- глава семьи Александр Полухин отсутствовал при оглашении приговора.

Последний пункт надо пояснить особо: длинный приговор зачитывали несколько дней, поэтому пожилому мужчине несколько раз было плохо с сердцем. Ему вызывали скорую, а в это время в зале продолжалось судебное заседание. Но больше всего нареканий у защиты вызвал эпизод, когда Полухина из-за ненадлежащего поведения удалили из суда. По их мнению, незаконно. Правда, с этим можно поспорить: на оглашении приговора Александр Полухин устроил настоящее шоу. Во время заседания он говорил параллельно с судьей, и часто громче, чем она. Подсудимый показывал журналистам подшивки газет, цитировал Библию и комментировал отдельные места приговора. В результате его удалили, но идти он отказался, поэтому Полухина на руках вынесли судебные приставы.

Еще один момент, на котором настаивали почти все адвокаты: не доказано, что принадлежащий Полухиным мак был непригоден для кулинарии.

- Мои подзащитные занимались предпринимательской деятельностью в сфере общественного питания, поэтому наличие у них мака вполне объяснимо. В нашей стране очень тонкая законодательная грань между пищевым и не пищевым маком. Но говорить о том, что они знали, что продают, невозможно, - заявила адвокат Громова.

Семья Полухиных на вынесении приговора

Семья Полухиных на вынесении приговора

Фото: Виктория ЛУШИНА

Позиция Полухиных

Их выступления были эмоциональны и призывали суд "понять их боль". Предприниматели свою вину отрицают и говорят, что не требуют оправдать их, но хотят добиться правосудия.

Со словами защитников перекликалось и выступление Евгении Полухиной:

- Необязательно быть юристом, чтобы понять, в чем обвиняют мою семью: в том, что якобы кто-то из нас продавал мак наркоманам. И что? Или прокурор предоставил какой-то нормативный акт, запрещающий продавать мак населению, но запрещающий продавать именно наркоманам? Такого акта нет и не будет, так как оборот пищевого мака (пусть и содержащего в себе ничтожное количество наркотических средств) законом не запрещен.

Кроме того, Полухины пытались поставить под сомнение и отдельные детали дела: так, они представили стенограммы телефонных разговоров, где наркотики для шифровки заменяются другими словами. Семья предоставила экспертное заключение Института русского языка, согласно которому в переговорах специалисты не усмотрели искажения смысла слов. Плюс Полухины настаивают, что в законодательстве нет понятия "семена мака".

В конце Евгения заявила:

- Мне страшно оттого, что суд апелляционной инстанции отказался от судебного следствия и этим показал, что согласился с содержанием приговора. Сможет ли судебная система, до нас просто так пересажавшая за оборот пищевого мака многие тысячи людей, вдруг сделать для нас исключение? Мои родители всегда старались развивать свой бизнес. В девяностые папе очень долго не давали зарплату, а он воспитывал трех детей. Было тяжело, но мои родители и тогда не продавали наркотики. Они нашли выход: нас с сестрами отдали в школу-интернат, где нас кормили и одевали. Мой отец столько лет отдал за Россию, я мастер спорта по художественной гимнастике и выступала за Воронеж, а теперь никто нам не может помочь. Мне еще хочется создать семью и завести детей... Прошу суд отнестись к этому делу беспристрастно.

Напомним, Полухины пытались настоять на повторном пересмотре дела в суде.

Позиция прокурора

Прокурор Ольга Колтакова согласилась с позицией предыдущего суда, что Полухины законно осуждены за сбыт мака, и попросила лишь незначительно уменьшить им сроки заключения.

- То, что Полухины сбывали маковую соломку доказано экспертным путем. Эксертизы, проведенные в воронежском УФСКН и в федеральном органе, однозначно определили наличие наркотического средства в веществе, изъятого у Полухиных во время следствия. Хочу обратить внимание, что они осуждены не за сбыт пищевого мака с той или иной примесью. Поэтому их слова о том, что вещество должны исследовать эксперты по пищевому маку, несущественны.

После этого прокурор задается вопросом, действительно ли Полухины считали: то, что они продают - это незапрещенный к обороту пищевой мак? Ольга Колтакова рассказывает, что в самом начале этой истории предпринимателям выдали предписание, по которому они должны были прекратить продажи мака, в котором нашли примесь маковой соломки. Однако владельцы "Очага" продолжили торговлю из-под полы: продавцы свидетельствовали, что с лета 2009 года мак отпускали только по указаниям Нины Чурсиной, Евгении или Марии Полухиных определенным людям. Об этом говорит третья часть всех свидетелей по делу, они описывают одну и ту же схему.

- Действительно, в своих разговорах они никогда не называли наркотик маковой соломой. В показаниях свидетелей эти слова заменены другими продуктами питания (шашлык, мясо), добавляет Ольга Колтакова. - В телефонных переговорах видно, что они имеют в виду, совсем другое. Например, свидетель подъезжает забрать два "шашлыка" и видит, что у кафе стоит полицейский УАЗик. Тогда Евгения говорит: "Нужно подождать, чтобы они уехали". Какой же шашлык нельзя продавать при сотрудниках полиции?

Прокурор настаивает, что Полухины прекрасно понимали, что и кому они продавали. Это подтверждает и схема продажи, и объемы закупок для кафе. (Сами предприниматели говорили, что покупали мак для булочек.)

- В материлах дела есть справки, что у хлебзавода №2 годовой расход мака составляет около двух тонн, столько же у хлебзавода №10, а у хлебзавода 5 - 550 килограмм мака. У Полухиных было изъято 4 тонны 780 килограмм смеси мака с маковой соломкой. Трудно предположить, что объем производства булочек в кафе-закусочной на окраине города соответствует трем предприятиям хлебопекарной промышленности Воронежа, - говорит прокурор.

Сторона обвинения смогла ответить и на довод Полухиных о свидетелях, которые меняли свои показания во время разбирательства. По мнению прокурора, это объясняется просто: на момент допроса в суде прошло пять лет после описываемых событий, некоторые детали просто забылись.

Однако Ольга Колтакова попросила исключить некоторые эпизоды из обвинения - контрольные закупки оперативников, которые проходили уже после начала следствия. Она предложила незначительно уменьшить сроке все членам семьи Полухиных: Александру на два месяца, его жене Марии - на два месяца, дочери Евгении - на два месяца и сестре жены Нине - на четыре месяца.

Уже в пятницу, 13 февраля, подсудимые скажут последнее слово и суд вынесет свое решение.

Читайте также:

Продал с маком пирожок - заработал срок? Часть 1

В дорогу в этот раз позвало не письмо, а заметка в оппозиционной газете. Там рассказывалось о том, что в Воронеже уже пять лет мучают владельцев маленького семейного кафе: возбудили против них уголовное дело по статье «наркоторговля», унижают, травят. Прокурор говорит подсудимым: «Купите себе веночек», - то есть намекает, что несчастным пора ползти на кладбище, судья довольно хмыкает. Отец семейства томится в СИЗО, дочь вышла под залог... И все это за простые пирожки с маком, которые продавались в кафе. Ну и за отказ платить деньги Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков, то есть идти «под крышу» к ФСКН... (Читайте далее)

Продал с маком пирожок - заработал срок? Часть 2

А ТЕПЕРЬ - КАК НА САМОМ ДЕЛЕ

Жили-были семь братьев и сестер. Нина, Мария, Наталья, Виктор, Татьяна, Ирина... Работали они, по крайней мере трое из них, в торговле и бухгалтерии, а в 90-х завели бизнес: киоски на автовокзале и закусочную в некрасивом необустроенном спальном районе. Все держались друг друга: две сестры вкалывали в кафе, двух, послабее, взяли уборщицами; мужья помогали делать ремонт, дети развлекали гостей на банкетах (Читайте далее).

Суд вынес приговор по громкому делу семьи Полухиных

Суд признал семью Полухиных виновной в сбыте наркотиков. В итоге Александру Полухину дали 8 лет и 4 месяца колонии строгого режима, его жене Марии, дочери Евгении и сестре жены Нине Чурсиной - по 8 лет и 6 месяцев колонии общего режима. Штрафов суд им не назначил. Плюс Марии, Евгении и Александру суд вычел из срока лишения свободы время, которое они провели под арестом во время следствия. (Читать дальше...)