Кыргызстан
Происшествия

Семья Полухиных пытается добиться пересмотра дела "о маковых булочках" в суде

Однако из-за особого стиля поведения осужденных на процессе он идет очень медленно

Фото: Виктория ЛУШИНА

В воронежском Облсуде продолжается рассмотрение дела семьи Полухиных - предпринимателей, которые торговали наркотиками под видом ресторанного бизнеса. Сами же они на апелляции пытаются добиться повторного рассмотрения дела в суде.

Однако из-за огромного количества ходатайств, которые заявляют четверо осужденных и пять их адвокатов, дело продвигается очень медленно. В среду, 20 января, слово для выступления предоставили Евгении Полухиной - дочери бывшего полковника Александра Полухина. Девушка сразу потребовала вынести частное определение руководителю регионального наркоконтроля Анатолию Акименко и гособвинителю Николаю Смагину.

- Они оболгали нашу семью, - заявила Евгения Полухина. - Еще до вступления приговора в законную силу Анатолий Акименко в интервью журналистам говорил, что осудили никаких не пекарей, а настоящих наркоторговцев.

По ее словам, подобные же заявления делал и прокурор. Далее Евгения стала объяснять, в чем именно она не согласна с приговором их семье. Кроме претензий к процессуальным моментам и методам сбора доказательств, были и фразы о полной некометентности судьи предыдущей инстанции.

- Судебное заседание первой инстанции было проведено судьей, подлежащей отводу. Уже это делает приговор незаконным, - сообщила девушка.

Фото: Виктория ЛУШИНА

Видимо, недовольство семьи Полухиных вызвано тем, что судья отклонил все их 13 требований об отводе. Однако узнать все нюансы позиции Евгении сидящим в зале суда не удалось: девушку неожиданно перебил глава семьи Александр и сказал, что у них зависло изображение (с находящейся в СИЗО семьей была организована видеоконференция). Пока помехи в связи устранялись, Александр Полухин потребовал, чтобы судья разрешил его адвокату заглянуть в протокол, который вела секретарь суда.

- Давайте ваш адвокат еще пороется в наших столах, кабинетах и сейфах, - парировал председательствующий Владимир Сыроватский.

Но Александр Полухин продолжал настаивать, говоря, что "без картинки не видит, чем занимается секретарь. Может быть, протокол не ведется, и это нарушает их права". Как альтернативу он предложил судье, чтобы секретарь зачитала позицию Евгении (к тому моменту девушка говорила уже около часа). В спор вмешался адвокат Полухина Михайлов и постарался заверить его, что все в порядке и он видит, как секретарь набирает на компьютере. Но подсудимого это не удовлетворило, и он продолжил громко возмущаться.

- Эта длительная угнетающая ситуация, которая продолжается уже шесть лет, сделала из бывшего полковника военной авиации человека, который никому не доверяет. Я прошу суд с пониманием отнестись к этому, - сказал адвокат. Суд, конечно, отнесся с пониманием. Но это никак не помогло ему продвинуться в рассмотрении дела: до обеденного перерыва не успели дослушать даже позицию Евгению. А оставались еще ее мать Мария Полухина и пять адвокатов.

Напомним, Ленинский райсуд еще в июле дал главе семьи Александру 8 лет и 4 месяца колонии строгого режима, его жене Марии, дочери Евгении и сестре жены Нине Чурсиной - по 8 лет и 6 месяцев колонии общего режима.

В деле Полухиных фигурируют 10 эпизодов сбыта смеси мака с маковой соломкой. По обвинительному заключению, наркоманы и агенты наркоконтроля покупали у владельцев "Очага" мак небольшими партиями - от 0,5 до 4,8 кг наркотика. Во время сделок Евгения просовывала мак через прутья забора сзади кафе. Правоохранители настаивают, что продажи велись и в самом заведении, если там не было посетителей, а также на улице, у магазинов, на остановках автобусов, на кладбище и в других местах.

В ТЕМУ

Читайте также:

Продал с маком пирожок - заработал срок? Часть 1

В дорогу в этот раз позвало не письмо, а заметка в оппозиционной газете. Там рассказывалось о том, что в Воронеже уже пять лет мучают владельцев маленького семейного кафе: возбудили против них уголовное дело по статье «наркоторговля», унижают, травят. Прокурор говорит подсудимым: «Купите себе веночек», - то есть намекает, что несчастным пора ползти на кладбище, судья довольно хмыкает. Отец семейства томится в СИЗО, дочь вышла под залог... И все это за простые пирожки с маком, которые продавались в кафе. Ну и за отказ платить деньги Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков, то есть идти «под крышу» к ФСКН...(Читайте далее)

Продал с маком пирожок - заработал срок? Часть 2

А ТЕПЕРЬ - КАК НА САМОМ ДЕЛЕ

Жили-были семь братьев и сестер. Нина, Мария, Наталья, Виктор, Татьяна, Ирина... Работали они, по крайней мере трое из них, в торговле и бухгалтерии, а в 90-х завели бизнес: киоски на автовокзале и закусочную в некрасивом необустроенном спальном районе. Все держались друг друга: две сестры вкалывали в кафе, двух, послабее, взяли уборщицами; мужья помогали делать ремонт, дети развлекали гостей на банкетах (Читайте далее).