2018-04-02T13:25:36+03:00

Их побег продолжался 6 600 секунд

Любая из них могла стать последней [архив КП от 1996 года]
Поделиться:
Комментарии: comments1
Изменить размер текста:

Казань, улица Султана. Офис компании «Аэростан». Рассаживаемся тесным кружком и начинаем «разбор полета». Ребятам придется еще раз поминутно пережить свой кошмар. Свой подвиг. Свой взлет. Который, наверное, долго еще будет им сниться. И, наверное, не в самых лучших снах.

Позади висит карта мира. Второй пилот Газинур Хайруллин пунктиром метит маршрут. Кандагар - Иран - Шарджа. Кто-то заносит арбуз и воду, потом что-то покрепче. В дверь заглядывает сияющая (уже который день) жена бортинженера Асхата Аббязова: «Звонят журналисты из Самары. Спрашивают, их ли это пилоты передали вам солнцезащитные кепки? Говорят, красненькие такие».

- Где бортовой журнал? - интересуюсь у командира экипажа Владимира Шарпатова. - Что за разбор полета без главного документа?

Вопрос ребят развеселил. Кивают на штурмана Александра Здора. Тот стучит себя пальцем по лбу:

- Вот где бортовой журнал!

- Тогда ответьте, во сколько начался полет? - атакую человека-компьютера.

- В 13 часов 35 минут по московскому времени.

- А сколько длился?

- Один час пятьдесят минут, - четко докладывает Здор.

Смотрите фотогалерею

ВЗЛЕТ

Рассказывает командир Виктор Шарпатов:

- Я вышел из кабины около 13 часов. Вдруг подбегает взволнованный Виктор: «Половина охраны ушла!».

Оказывается, главный - Сулейман - спросил у инженера Бутузова: «Сколько еще возиться будете?».

Услышав, что с полчаса, все побрели к вышке.

Дальше все происходит молниеносно. Опережая командирские приказы, инженеры Резанов и Бутузов закрывают рампу, включают нагрузку. Бортинженер Аббязов запускает двигатели. Пошел первый, второй.

Потом они не раз скажут: «Самолет был с нами в «сговоре». Запускается все! Радист Вшивцев выходит на связь. Вышка молчит. Отлично! Командир разворачивает машину на скоростную рулежку. Разбег. Взлетный режим.

Скорость - 220. Мало. А полоса кончается. Наперерез гонит «Урал» - машина аэродромного питания и легкий «рафикс с автоматчиками. В доли секунды Шарпатов (31 год летного стажа) принимает решение. Если не выпустить предкрылки и закрылки - так называемый метод взлета с грунтов, - то при минимальном сопротивлении увеличивается подъемная сила.

Опережая на пару мгновений машинный таран, самолет отрывается от последней плиты. Взлет!

1-я минута. Уходит шасси. Под «брюхом» мелькают окопы, заграждения с «колючкой», минные поля. Все роли распределены заранее. Каждый тянет свою лямку. У Резанова и Бутузова - спецзадача. Стоя в кабине последними, они закрывают экипаж от охраны. Отвлекают вопросами, заговаривают зубы. «Как самочувствие? Вот сейчас сделаем круг и сядем». И хотя два автоматчика (третий талиб без оружия) обалдели за день от духоты и шума, до них что-то начинает доходить.

Главный, Рахматулла, бьет Бутузова прикладом в спину, передергивает затвор. Патрон идет в патронник.

Еще секунда - и начинается стрельба. Аббязов и Хайруллин кидаются на талибов спереди. Резанов с Бутузовым наваливаются сбоку. Юра Вшивцев, выходивший в это время на связь, срывает с себя наушники - и тоже в свалку...

2-я минута. Идут в ход заготовленные впрок «индивидуальные наборы» - веревки и тяжелые предметы вроде гаечных ключей. На приборную доску летит рожок с патронами. За ним - автомат. Для верности, не отрываясь от штурвала, командир прикрывает его седалищем. Второй АКМ в руках у Бутузова. Теперь уже он передергивает затвор: «Не шевелись!».

3-я минута. Двух талибов связывают по рукам и ногам в пилотской.

Нейлоновые шнуры плюс пристежные ремни - соблюдайте, ребята, правила полета! Рахматулла рвет себе вены зубами. Его успокаивают.

Третьего ребята оттаскивают в хвостовой отсек. Под неусыпное око конвоира Резанова.

4-я минута. Звучит доклад командиру: «Охрана обезврежена. Полет продолжается в нормальном режиме».

9-я минута. Наконец-то - через Стокгольм! - радисту Вшивцеву удается нащупать связь. Выходит прямиком на компанию «Транс-авиа».

10-я минута. На том конце связи - менеджер «Аэростан» Мунир Файзуллин. Он отлично знает, что делать: сколько раз договаривались о часе «X».

Предыдущий сеанс Юра обеспечил во время ремонта колеса. Продумали все. Файзуллин запрашивает у Ирана разрешение на ркоридорс. Иранские диспетчеры дают «добро»: они тоже уважают предварительную договоренность.

11-я минута. Видимость - марево. Карта изучена досконально. Никаких сюрпризов не предвидится. Высота минимальная - 50 метров. Лишь на ней уйдешь от обнаружения. Зато под «брюхом» тянется предательский вихрь песка. Так отчетливо видный за много километров.

17-я минута. Над машиной проносится гигантский смерч. Такого экипаж еще не видел. А внизу - первые признаки жизни. Караван из шести верблюдов.

20-я минута. В эфир врывается громкий голос. Настойчиво, трижды на чистом русском языке: «Ил-76, ответьте!». А как же, так и ответили! Тут только кнопочку нажми - и пропал.

Поиск Ила-беглеца ведется с воздуха. С того самого кандагарского истребителя, который расчехляли слишком долго. Потом талибы бежали к другому: неисправность колеса. Не зная направления, преследовать после такой потери времени - бесполезно. Да и откуда им было знать, что шурави рванут не на родной север, а строго на запад. До ближнего выступа иранской границы.

Так было задумано и договорено «с волей». То есть со своими ребятами из Шарджи. Идем напрямую к Ирану. Получаем флайт-план о законности полета, номера, разрешения и выходим на международную трассу. Главное - обойти запретные участки у границы, над которыми иранцы тоже могут сбить.

На тот случай, если не сработает «добро», имелись запасные варианты. Во-первых, гнать дурочку: они нас запрашивают, а мы вроде как не слышим. Во-вторых, врубить знаки бедствия. Спасите наши души!

Самолет захватили террористы! Требуют лететь черт знает куда.

32-я минута. До иранской границы минут пятнадцать. Ребята в кабине невольно ежатся, как под прицелом. Навязчивое ожидание удара: вот-вот догонит крылатый талиб!

36-я минута. Еще один сеанс связи с Шарджой. Мужики подтверждают «добро». Значит, совместный план остается в силе. В Эмиратах их встретят. Полиция, посольство, все предупреждены.

49-я минута. Афганистан - на излете. Ил пересекает невидимую границу. Команда командира: «Набор высоты!». Все слишком напряжены и собранны, чтобы дать волю эмоциям. Иранскую границу пересекают молча. И только тихий общий вздох облегчения.

54-я минута. Рассказывает Асхат Аббязов:

«Вдруг жутко захотелось пить. Спускаюсь к штурману за водой. И вижу - век не забыть! - такую картину. Сидят друг возле дружки конвоир Резанов и арестованный талиб. Петрович его нежно сигареткой угощает: руки-то связаны. И оба так блаженно улыбаются. Я спрашиваю: «Петрович, чего это подопечный твой лыбится?». «А я ему сказал, что мы летим в Пакистан» (пакистанских вождей талибы считают своими духовными наставниками. - Прим. авт.). «Ну, ладно, - говорю. - А ты-то чему улыбаешься?». «Тому, что он в это поверил».

59-я минута. На командира Шарпатова тоже нападает приступ благодушия. Поворачивается к арестантам: «Эх, жаль мне вас, ребята». Снимает «востоковские» ходики с мусульманской символикой - объект беспримерной зависти именитых кандагарцев. И протягивает экс-конвоиру. У того глаза загораются от счастья. Второй пилот Хайруллин в порыве снимает такие же часы - и соседу Рахматулле. Тот скрипит зубами и отворачивается. После этого и первый - по субординации - возвращает подарок. Мол, неподкупные мы.

Шарпатов с Хайруллиным весело переглядываются. Часы - на место. И взаправду - нам-то они нужнее.

110-я минута. Самолет касается бетонки аэродрома в Шардже. И начинает радостно, приветственно мигать всеми возможными своими огнями.

112-я минута. Бортинженер Сережа Бутузов открывает дверь и видит внизу на взлетном поле родные лица мужиков из «Трансавиа».

- Ребята, мы свободны! - выдохнул им Серега.

Из досье «КП»

«Трансавиа» - частная эмиратская фирма, зарегистрированная в городе Шардже. Основана и состоит из специалистов бывшего СССР. Арендатор казанской компании «Аэростан», для которой выполняла чартерные перевозки грузов. В течение всего года «Трансавиа» поддерживала жизнедеятельность пленного экипажа ежедекадными поставками пищи, воды, писем. Каждый «гуманитарный» рейс обходился фирме примерно в 10 тысяч долларов.

ХРОНОЛОГИЯ ЗАХВАТА РОССИЯН

Казань, 19 ноябрь 1963 г. - конголезская спецслужба без объяснения причин избила, арестовала и посадила в тюрьму советника посольства СССР в Конго Б. Воронина и пресс-атташе посольства Ю.Мякотных, которые обвинялись в подрывной деятельности. 21 ноября - освобождены.

27 марта 1968 г. - властями КНР арестован экипаж танкера «Комсомолец Украины», перевозивший оружие для Вьетнама. В июне танкер освобожден.

С 14 марта 1974 г. по декабрь 1975 г. - в КНР удерживался экипаж нашего пограничного вертолета, совершившего вынужденную посадку в Китае.

Август 1983 г. - рМозамбикским национальным сопротивлениемс захвачены два геолога Ю. Гаврилов и В. Истомин вместе с 22 советскими специалистами. Судьба заложников неизвестна.

4 ноября 1992 г. - боевики ангольской группировки УНИТА захватили российских специалистов (51 чел.), работавших на строительстве ГЗС.

Февраль 1994 г. - в Сьерра-Леоне Объединенным революционным фронтом захвачен моряк Федор Медведев. 25 января 1995 года его передали посольству России в Гвинее.

6 декабря 1995 г. - индийские власти арестовали судно "Михаил Ольминский", обвинив его экипаж в контрабанде. Во время допросов моряков жестоко избили. 8 января 1996 г. судно освобождено после уплаты залоговой суммы - 16 млн. рупий.

24 декабря 1995 г. - индийские ПВО заставили совершить посадку самолет Ан-26, следовавший из пакистанского г. Карачи - Катманду (Непал). 9 членов экипажа были арестованы. Проверка показала, что самолет имел разрешение на полет через территорию Индии. 28 декабря экипаж отпущен.

Начало 1996 г. - старший помощник Андрей Колотухин и радист теплохода «Новиков-Прибой» Александр Губин арестованы индийской полицией по подозрению в контрабанде золота. Сейчас они ожидают суда.

8 января 1996 г. - близ Киншасы при взлете потерпел катастрофу грузовой самолет Ан-32, врезавшийся в городской рынок. Погибло около 300 человек. Летчики Николай Казарин и Андрей Гуськов 6 августа 1996 г. приговорены к двум годам заключения.

29 февраля 1996 г. - в Намибии арестован наш самолет Ан-13 за нарушение международных и намибийских авиационных законов.12 апреля 1996 г. состоялся суд, оправдавший владельца и пилота самолета.

Март 1996 г. - в Китае задержаны двое бизнесменов из Иркутска Василий Чаликов и Александр Сильченко. Все попытки освободить незаконно удерживаемых российских граждан пока безуспешны.

Еще больше материалов по теме: «Кандагарский плен: как это было [хроника]»

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных