2015-02-04T03:26:15+03:00

«Норд-Ост»: Их героически освободили. Но плохо спасали...

Такие выводы сделала общественная комиссия СПС. И тут же попала под обстрел политических оппонентов
Поделиться:
Изменить размер текста:

Из стенограммы заседаний 29 октября 2002 года Воробьев А. И. (академик, директор Гематологического научного центра Российской Академии медицинских наук): - Когда его (заложника. - Ред.) несут кверху лицом... он обречен, если лежит лицом кверху, он закрывает корнем языка вход в гортань и задыхается... Кто-нибудь эту аварию в медицинском плане продумал? Уверен, что нет. Не может быть врача, который обеспечит носилками через час и который имеет 80 машин «Скорой помощи» в Москве. Это не врач. ...Я ведь знаю, как готовятся аварии, как их продумывают. Извините, Чернобыль за плечами... Парамедиков в стране нет, нет такой службы. В течение пары часов после аварии погибает 80% больных, если им не оказать помощь. ...Какие из медицинских специальных учреждений были задействованы в этой аварии? Никакие! Никакие из самых крупных учреждений города, которые оказывают помощь самым тяжелым больным, ни один институт, принадлежащий Академии медицинских наук! Ни одного больного туда не привезли. Я, конечно, позвонил министру (здравоохранения. - Ред.) и первому заму, и Швецовой (первый зам мэра Москвы. - Ред.), и Сельцовскому (нач. департамента здравоохранения правительства Москвы. - Ред.) - не надо! Мыльникова И. С. (главный редактор журнала «Главный врач»): - ...Начальник госпиталя ветеранов войны сказал, что когда «Альфа» ждала штурм, то примерно за час он лично слышал, что ждут подвоза баллонов с газом. То есть как бы утечка информации была очень серьезная... Как только мы предусматриваем фактор поражения, сразу меняется план. Мы сразу понимаем, что мы имеем 800 больных в коме. Сразу. ...Причем 800 больных с комой, у которых интервал времени для выживания - 10 минут. Нужно было садиться за стол, рисовать подъездные пути, распределять ... этапность спасения. Вот смотрите, какая здесь ошибка? Заложников выносят... складывают. Отличить человека в коме от человека уже умершего можно только специальным осмотром. ...Два пальца на сонную артерию. Не было ни одного человека, который обошел бы все эти тела и вот так наклонялся? Эксперт № 3 (доктор медицинских наук, ведущий специалист по катастрофам НИИ Склифосовского): - Это называется «сортировка», извините меня. Мыльникова И. С.: - То есть здесь, на площадке, где складывают тела, должна была быть первая «сортировка»: отличить труп от нетрупа. Баранников А. Е.: - А можно вопрос? В больницах умерло два человека - и все? Эксперт № 3: - Остальные - при транспортировке. Эксперт № 1: - Что касается подготовки спасателей, я согласен, качественной подготовки на уровне 600 часов, как готовят парамедиков и полицейских в Соединенных Штатах, в МЧС нет. Но первую медицинскую помощь, я их видел за 9 лет на всех землетрясениях, на Сахалине лично был, спасатели умеют оказывать. Другое дело, что мы сейчас воспринимаем так картину... по военной терминологии, «вынос с поля боя». А понятие первой помощи - вынести с поля, дать доступ кислорода. И это нужно было сделать в первую очередь. Эксперт № 2 (специалист в области судебной медицины): - Я не клиницист, я эксперт. Совершенно очевидна вторичность задачи по спасению людей... первичной задачей было уничтожение террористов; кто-то сразу после штурма должен был получить информацию, какой применен яд; крайне негативную роль в количестве погибших сыграла их обезвоженность и истощенность; нет ощущения, что четко было просчитано соответствие сил и средств по спасению людей. Эксперт № 3: - ...люди были предоставлены сами себе. Мне стыдно как врачу. Если бы это было в степях, в сельской местности, в тайге. Вся Москва готова была помогать... Мыльникова И.С.: - Врач одной из больниц рассказывал, что примерно в 7.25 к ним приехал автобус «ПАЗ», привез 17 или 19 больных, все синего цвета, все с единичными вздохами. Двое мужчин в агонии лежали на живой 13-летней девочке. Их сопровождали два милиционера и корреспондент с камерой, который снимал. 31 октября 2002 года Эксперт № 5 (сотрудник службы спасения г. Москвы): - О том, что там применялся газ и надо брать с собой средства защиты индивидуальной, нам никто ничего не сказал. Мы вынуждены были оценивать состояние пострадавших самостоятельно... Внутри никто не руководил, куда нести, где сортировка должна проводиться, в какие машины пострадавших необходимо доставлять. Да и машин, по сути, не было значительное количество времени... Я не наблюдал, чтобы кто-то руководил вереницей машин «Скорой помощи». Никакой организованности на самом деле при погрузке, а тем более разгрузке людей, которых везли, особенно в автобусах. Если бы мне сказали, что возьми с собой хотя бы волокуши или носилки, мы бы быстрее и эффективнее работали. А мы пошли с голыми руками туда... 1 ноября 2002 года Блохин Б. М. (профессор, доктор медицинских наук, Российский государственный медицинский университет): - Я хотел бы остановиться на газе. Это сильный анальгетический газ, он сильнее морфина в 300 - 400 раз. То есть эффект наступает через две минуты и продолжается до восьми минут. Необходимо было подготовить эту медицинскую часть катастрофы в соответствии с прописными истинами. Как мне стало известно, первая волна бригад «Скорой помощи» была совершенно не осведомлена, она работала по клиническим признакам. Я уж не беру сейчас транспортировку... То, что не работали военные медики, МЧС, - это большой минус. Первый этап (спасения. - Ред.) - медицинский - провалился. Я уж не говорю про налаксон, то есть антидот, который у нас есть... который применила только вторая волна «Скорой помощи»... Кого вынесли в первую очередь, тому повезло. Кого вынесли в последнюю очередь, из первых рядов, у них и концентрация (газа. - Ред.) была выше... И я могу сказать с полной уверенностью (я разговаривал с токсикологами в 13-й детской больнице и сам имею свое мнение), что больные или пострадавшие погибли не от газа, а от неправильного ведения пострадавших на догоспитальном этапе - транспортировке. ... Я 20 лет проработал в реанимации, мне привозили скороходочные машины, то есть во всех должны были быть реанимационные укладки, абсолютно во всех. А что такое даже реанимационная укладка? Это воздуховод, который предотвращает западение языка. И кислород. Все, больше ничего не нужно было. Даже в меньшей степени необходимость налаксона... Еще есть в медицине катастроф или медицине чрезвычайных ситуаций правило: нельзя концентрировать большое количество больных, пострадавших в одном месте. 340 пострадавших было в 13-й больнице. С таким потоком пострадавших не может справиться самая грамотная больница...Медицина катастроф, которая находится в Институте Склифосовского, не была задействована, насколько я понял. То есть всю федеральную службу отключили, заменили на московскую, которая не справилась. СПИСОК ЭКСПЕРТОВ: 1. Эксперт № 1, сотрудник Всероссийского центра медицины катастроф «Защита». 2. Эксперт № 2, специалист в области судебной медицины. 3. Эксперт № 3, доктор медицинских наук, ведущий специалист по катастрофам НИИ Склифосовского. 4. Воробьев Андрей Иванович - академик, директор Гематологического научного центра Российской академии медицинских наук. 5. Эксперт № 4, эксперт Московской городской Думы. 6. Мыльникова Ирина Сергеевна, главный редактор журнала «Главный врач». 7. Эксперт № 5, сотрудник службы спасения г. Москвы. 8. Эксперт № 6, эксперт-патологоанатом. 9. Блохин Борис Моисеевич, профессор, доктор медицинских наук, Российский государственный медицинский университет. 10. Эксперт № 7, сотрудник службы спасения. 11. Кравченко Степан Алексеевич, корреспондент радио «Эхо Москвы». Прим. Часть экспертов поставила перед комиссией условие: их фамилии могут быть названы только президенту Владимиру Путину. Заключение общественной комиссии СПС Общественная комиссия СПС по итогам проведенных заседаний с участием экспертов в области медицины катастроф и непосредственных участников событий из числа спасателей установила следующее. Основной причиной увеличения числа жертв среди спасенных в ходе штурма заложников стала халатность должностных лиц, которые отвечали за организацию первой помощи пострадавшим, их транспортировку в стационары, а также за общую координацию действий по спасению людей после штурма. В том числе: 1. Непозволительно долгое ожидание врачебной помощи и транспортировки до медицинских учреждений. 2. После обезвреживания террористов была скрыта информация о применении фентанила, возможных последствиях его применения, необходимых мерах по предотвращению опасности для жизни и здоровья людей. 3. Вынос значительной части пострадавших, а также спонтанное размещение пострадавших в положении на спине (вместо положения на боку или на животе), что приводит к смерти от механической асфиксии в результате западания языка и аспирации. 4. Отсутствие руководителя-координатора из медработников на выходе из здания. 5. Отсутствие сортировки пострадавших и неправильная оценка их состояния. 6. Отсутствие площадки для временного размещения пострадавших с возможностями их реанимации на месте усилиями нескольких бригад. 7. Не оказывалась в полной мере доврачебная медицинская помощь, не использовались воздуховодные трубки. 8. Не было организовано своевременного беспрепятственного и бесперебойного движения машин «Скорой помощи» и автобусов. 9. Массовая транспортировка пострадавших проводилась в автобусах без должного количества сопровождавших врачей, фельдшеров, спасателей, владеющих методами реанимации. 10. Штабом не было организовано достаточно взаимодействия между действиями спецназа, спасателей и координации отправления машин «Скорой помощи». 11. Не были привлечены организации военной медицины, обладающие специальными методами, навыками и знаниями. 12. Не было организовано равномерное размещение пострадавших в лечебных учреждениях. Вчера ФСБ подтвердила версию «Комсомолки» 2 ноября с. г. «Комсомолка» опубликовала сенсационный материал «Захват Норд-Оста готовили в квартире питерского археолога». В Питере жители одного из домов на Гражданском проспекте опознали в убитой в концертном зале террористке свою бывшую соседку. В день выхода нашей газеты с питерскими журналистами, проводившими это расследование, связывались представители ВСЕХ крупнейших российских телекомпаний. Но все адреса, и имена, и даже профессии свидетелей и соседей террористов были намеренно изменены редакцией. Через сутки после публикации с одним из авторов статьи встретились сотрудники ФСБ. И попросили (дословно!) «не мешать следствию и не разглашать имеющуюся в редакции информацию», пообещав прокомментировать материал, «как только появится такая возможность». Возможность появилась спустя 19 дней, на вопросы журналиста «КП» ответил замначальника ФСБ по Санкт-Петербургу и области Владимир Гусев: - Факты, изложенные в материале, верны. Еще до публикации мы занимались этим адресом, достаточно активно занимались. Беседовали с человеком, который опознал террористов. Сейчас все материалы направлены в Москву, чтобы сопоставить показания свидетелей и личности террористов. Но после публикации по этому адресу больше никто не появится, то есть наша засада уже не сработает. В этой части мы были, мягко говоря, недовольны. Эта информация прозвучала рано. - То есть все подтвердилось... - Да. Но мы пока не получили идентификации из Москвы. Ждем. Дмитрий СТЕШИН. («КП» - Санкт-Петербург»). ДРУГОЕ МНЕНИЕ Александр ГУРОВ, председатель Комитета Госдумы по безопасности: - Я, как и ряд других членов нашего комитета, считаю: во время проведения операции «Норд-Ост» спецслужбам фактически удалось предотвратить взрыв и спасти большинство людей. Дальше идут частности - можно ли было избежать жертв, правильно ли сработали те, кто отвечал за проведение операции, и т. д. Но отвечать на эти вопросы - не дело депутатов. Потому мы считаем: никаких думских комиссий создавать не нужно. Ведь это к тому же нарушение Закона о статусе депутата, в котором ясно сказано, что депутат не может вмешиваться в ход следствия. Вот когда оно закончится, можно будет обратиться к Генпрокурору с конкретными вопросами. И закон обязывает его дать ответ. К сожалению, за вроде бы благими намерениями иных политиков часто кроется стремление к обычной саморекламе. Вспомните хотя бы те лица, которые не слезали с телеэкранов в дни трагедии.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также