Кыргызстан
Коронавирус Covid-19

Как выглядят собаки, которых учат определять коронавирус в московском аэропорту

Эту породу невозможно купить, а еще несколько лет назад она могла вообще исчезнуть
Шалаек тренируют, чтобы они могли вычленять в потоке больных коронавирусом.

Шалаек тренируют, чтобы они могли вычленять в потоке больных коронавирусом.

Фото: Андрей АБРАМОВ

Вдоль петляющих дорожных развязок близь Шереметьево затерялась кинологическая служба «Аэрофлота». На псарне живут 70 необычных собак и один шакал. Большинство резвых собачонок здесь — его дети и внуки. Кинологи разводят шалаек — помесь шакала и лайки.

В шутку шалаек еще называют шабаками: шакал + собака.

В шутку шалаек еще называют шабаками: шакал + собака.

Фото: Андрей АБРАМОВ

ИСКАЛИ ВЗРЫВЧАТКУ, А ТЕПЕРЬ КОВИД-ПАССАЖИРОВ

Это эксперимент советского кинолога Клима Сулимова. Шакалы дрессировке практически не поддаются, да и первое их потомство, смешанное с лайками, неидеально. Зато обоняние — острейшее. А благодаря генам ненецкой лайки они более не агрессивны к людям и стойко переносят холода. Правда, чтобы такой метис начал исполнять команды, надо еще раз скрестить потомство, чтобы от шакала там осталась лишь четверть.

Шалайку невозможно купить ни у одного заводчика.

Шалайку невозможно купить ни у одного заводчика.

Фото: Андрей АБРАМОВ

Этот кинологический эксперимент едва не затерялся в истории. В 70-х его пытались использовать в МВД, когда в центральный СССР хлынул наркотрафик с юга. А потом было не до него, так что едва не потеряли всех особей. Купить их где-либо невозможно. Породу сохранили авиаторы. Теперь шалаек тренируют, чтобы они могли вычленять в потоке больных коронавирусом.

Пока что они научены определять взрывчатые вещества.

Пока что они научены определять взрывчатые вещества.

Фото: Андрей АБРАМОВ

— Конечно, их скрещивали не для того, чтобы искать ковидных, поскольку тогда не было такой проблемы. С 2001 года у нас возродили это поголовье. Наше основное направление — поиск взрывчатых веществ, — говорит начальник отдела кинологического мониторинга авиакомпании «Аэрофлот» Елена Батаева.

Острый нюх этим животным достался от шакалов.

Острый нюх этим животным достался от шакалов.

Фото: Андрей АБРАМОВ

КАК НАТАСКИВАЮТ СОБАК

В квадратной комнате на полу 12 банок, а внутри — сырая ветошь. В колбы закладывают целевое вещество и пустышки — так деликатно кинологи называют мочу человека. Институт Пирогова передал кинологам множество образцов анализов ковидных больных.

В банках образцы мочи больных пациентов.

В банках образцы мочи больных пациентов.

Фото: Андрей АБРАМОВ

Сама урина не заразна, «короны» в ней нет. Теория, на которой пытаются построить все исследование, гласит, что у зараженного изменяется биохимический состав всего и вся. Значит, шалайки с их уникальным нюхом могут это почуять.

На руках у кинолога первое потомство шакала. Сам отец-шакал позади в клетке.

На руках у кинолога первое потомство шакала. Сам отец-шакал позади в клетке.

Фото: Андрей АБРАМОВ

— Используем пробы мочи как наиболее чистый материал с отсутствием посторонних загрязнений в виде косметики, парфюмерии. Наши собаки очень быстро обучаются. Проблема в том, что нет какого-то определенного вещества. Собаки реагируют на изменение биохимии организма при этом заболевании, а они у каждого человека индивидуальные, — объяснила кинолог.

Так собак тренируют на поиск взрывчатых веществ.

Так собак тренируют на поиск взрывчатых веществ.

Фото: Андрей АБРАМОВ

ВЕРДИКТ СПОСОБНОСТЯМ ШАЛАЕК БУДЕТ В ДЕКАБРЕ

Пока экспериментируют с 15 шалайками. Больше в России таких опытов не проводят. За рубежом есть аналоги, и результаты неплохие. В аэропорту Хельсинки прилетающих пассажиров просят протереть салфеткой шею, а затем дать понюхать образец овчаркам. Дело это добровольное. В Германии экспериментируют с образцами слюны, но до работы в поле пока не дошло. Детекция происходит моментально: стоит ищейке уловить знакомый флер, она тут же дает сигнал.

А это детский сад!

А это детский сад!

Фото: Андрей АБРАМОВ

— В лабораторных применениях она может работать практически весь день: зашла, вышла, отдохнула. В условиях аэропорта считается, что продуктивная работа животного — от 30 до 40 минут. Далее нужен отдых. В день шалайка может работать до восьми часов, но с перерывами, — поясняет Елена Батаева.

Рабочий день собаки длится восемь часов, но каждые 40 минут нужен перерыв.

Рабочий день собаки длится восемь часов, но каждые 40 минут нужен перерыв.

Фото: Андрей АБРАМОВ

Когда шалайки начнут посреди аэропорта указывать на пассажиров, дрессировщики не знают. Есть план: завершить эксперимент в декабре, а дальше решить — перспективно исследование или жизнерадостные собаки так и не научились опознавать пассажира с «короной».

Вот так, прогуливаясь среди пассажиров, пес должен определить больного.

Вот так, прогуливаясь среди пассажиров, пес должен определить больного.

Фото: Андрей АБРАМОВ

В любом случае перед кинологами еще несколько вопросов, ответов на которые пока нет. Например, отличит ли шалайка больного гриппом от инфицированного COVID-19? Так ли силен их нос, чтобы из миллиарда запахов людских потоков уловить тот самый? Кинологи в своих питомцев верят и говорят, что в случае успеха готовы помогать и другим авиакомпаниям.

Шалайки очень непоседливы, поэтому кинологам нередко приходиться брать их на руки, чтобы успокоить.

Шалайки очень непоседливы, поэтому кинологам нередко приходиться брать их на руки, чтобы успокоить.

Фото: Андрей АБРАМОВ

Если к декабрю 2020 года собаки покажут, что научились различать больных «короной», то в аэропортах у них появится новая задача.

Если к декабрю 2020 года собаки покажут, что научились различать больных «короной», то в аэропортах у них появится новая задача.

Фото: Андрей АБРАМОВ