Кыргызстан
Общество

Уроки выживания или как правильно поселиться в «чистом поле»: записки затворника на карантине, день десятый

Заболевший коронавирусом спецкор "КП" Дмитрий Стешин ведет дневник деревенской самоизоляции
Наличие хорошей, сухой растопки превращает розжиг печки в простейшую процедуру.

Наличие хорошей, сухой растопки превращает розжиг печки в простейшую процедуру.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Продолжение. Начало см. Часть 1

Сегодня окончательно стало ясно, что с КОВИД-19, я, как говорится - «разошелся краями». Со времени предполагаемого заражения в Сирии прошло 14-15 дней. Никому дальше я эту гадость не передал, что показал тест жены. Как говорят знающие люди, вирус при заражении срабатывает ровно на третьи сутки, по звонку, четко. У кого-то может и раньше, но в массе своей – 72 часа.

Мне пришло несколько писем, в которых, в том или ином виде, излагалась просьба: объяснить подробно, как заселиться «в чистое поле» и что нужно сделать в первую очередь при освоении земли?

1.Самое важное – социум в месте, где ты будешь жить. Стоит приехать в выбранное для вселения место несколько раз, для выяснения этих обстоятельств. Самый идеальный вариант, когда в локации уже живут друзья или близкие. Я, выбирая деревню, два года ездил к друзьям в СНТ «Аутист» каждые выходные, когда не был в командировках. Я узнал все – от транспортной доступности, до таких важных деталей, что в местных строительных магазинах у всего, что продается, «три цены», а ближайший строительный гипермаркет - «скользкий в плане ценообразования». Были за это время найдены все необходимые люди, от надежного юриста, который проводил сделки с землей, до непьющего тракториста Коли.

2. Забор. У меня были прокошены только полосы для установки сетки и столбов, сам участок я начал расчищать после установки оградки. По старинным деревенским обычаям неогороженная земля – ничья, а находящиеся на ней предметы – общественные или просто выброшены за ненадобностью. Можно брать. Появления забора сразу же изменяет приоритеты.

3. Знакомство с местными позволило выйти на сертифицированных и грамотных электриков (я потом несколько раз пользовался их услугами). Установка трубостойки и подключение электричества обошлось мне в некоторую сумму и заняло всего двое суток. После чего я купил электрокабель, два куска – 30 и 10 метров, тройник и вилку с брызгозащитой и получил удлинитель, который дотягивался до середины участка. А больше было и не нужно.

4. Бытовку завозить не стал, строился я быстро, но на пару недель у бригады должно было быть место, где преклонить головы. Я купил на «Авито» шатер для пикников. В шатре имелся складной стол, табуретки, раскладушка, тепловая пушка и чайник. Сам я во время строительства жил в двухместной туристической палатке прямо на участке. Присматривал за оставляемым инструментом, материалами, и вообще, все контролировал. Каждый день, помимо уговора, по старинному обычаю и от души, жарил строителям сосиски или котлеты, жена несколько раз привозила кастрюли с борщами. Поэтому работали парни хорошо, без нареканий.

5. Две последние по значимости постройки – туалет. Купил с доставкой биотуалет, модель «экокомфорт», с умывальником. Следом появилась, как я ее называю ласково, на провинциальный манер – сарайка. Сарай с дровником (выполнял функции гардероба) и закрытым помещением, где хранилось под замком разное добро.

На этом, первоначальное освоение земли закончилось, и я полностью переключился на постройку подъездных путей. Рассудив, что это никто за меня не сделает, увы. Мои труды оценили даже местные коммунальщики, и прошлой зимой начали чистить мою улицу, на которой три дома на триста метров.

Ранней весной, еще толком не сошел снег, я сделал колодец – самое верное время, когда уровень грунтовых вод низок. Все остальные работы – хольцеровские грядки, парковка, дорожки, посадка деревьев - можно счесть работами второстепенными.

Сегодня тоже занимался по хозяйству работами второстепенными. Заготовил растопку для печки. Наличие хорошей, сухой растопки превращает розжиг печки в простейшую процедуру.

Погода перебегала с плюса на минус – то сыпало, то капало. Дочь после уроков сделала двух снеговиков – «маму и папу».

Коллаж.

Коллаж.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Потом сделала коллаж с отцом.

Дочь после уроков сделала двух снеговиков – «маму и папу».

Дочь после уроков сделала двух снеговиков – «маму и папу».

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Наконец, я, переборов отцовское беспокойство, отправил ее в самостоятельный поход – снять фотоловушку с места засады у реки. За ночь аппарат записал три файла видео. Два – пустые. Правда, прописался звук какой-то возни за кадром, а на третьем файле вместо бобра оказался …любопытный лисенок:

Отметив первый успех чаем, дрожащими руками перезарядил фотоловушку и мы отправились на то же место:

Осмотрев местность, я понял, что за возню записала камера.

Осмотрев местность, я понял, что за возню записала камера.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Осмотрев местность, я понял, что за возню записала камера, и вообще, что делала в бобриной вотчине лиса:

Лиса мышковала – это раскопанная мышиная нора.

Лиса мышковала – это раскопанная мышиная нора.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Лиса мышковала – это раскопанная мышиная нора. Опять откорректировал положение ловушки – повесил ее над полянкой, где под покровом ночи происходит столько интересных событий, не виданных человечьему глазу и никем не познанных.

Буду держать всех в курсе, на связи.

Продолжение следует.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Записки затворника на карантине: Четырнадцать дней одиночества. Каково это — выжить с короной в деревне

Ровно неделю назад я вернулся из короткой командировки в Сирию. Летал военным бортом, поэтому на подмосковном аэродроме Чкаловский меня встретила толпа военных врачей в белых непорочных скафандрах. Врачи взяли у меня все положенные анализы. И… нашли чертов ковид (Часть 1)

Записки затворника на карантине: На седьмой день обратился к науке "боброведение" и прочитал 90 страниц о постройке колодца

Проснулись очень рано, и жена сразу же уехала домой. В квартире в одиночестве не сильно маялась без нас дочка. А киса за не1 присматривала. Дочь на удаленке с самого начала моего карантина, а учителя думают, если ребенок сидит дома ему надо задавать в пять раз больше, наваливать, чтобы он головы поднять не могу. В итоге, сейчас жизнь моей восьмилетней дочки, это чуть ли не 10-часовые приготовления бесконечных уроков. Вроде все сделала, а тебе тут же нового добра выписали…(Часть 2)

Симптомы бессимптомного и явление «ковидного оленя»: записки затворника на карантине, день восьмой

Наш спецкор Дмитрий Стешин, заболевший коронавирусом, продолжает рассказ о своей самоизоляции в деревне (Часть 3)

«Ухо бобра» и бегство зимы: записки затворника на карантине, день девятый

Еще утром меня окружала совершенно хрестоматийная зимушка-зима – уже явственно потянуло рождественским гусем, мерзлой елкой, резко внесенной в тепло дома, апельсиновой коркой и салатом оливье, давшим сок. Но в полдень все это наваждение исчезло как не было, и осталась только гниленькая полузима (Часть 4)

Рекомендуемые