Кыргызстан
Туризм

Путешествие по Якутии: Арктика, бухта Амбарчик и белые медведи

Корреспондент «КП» поучаствовал в авиамониторинге краснокнижных животных
Белый медведь в целом не самое агрессивное животное. Фото Максима Рязанцева

Белый медведь в целом не самое агрессивное животное. Фото Максима Рязанцева

Часть 1.

Часть 2.

Часть 4.

Шёл пятый день нашей беспримерной экспедиции. За это время в Якутию пришла зима. Окружив себя электрообогревателями, я сидел у окна в своем домике и задумчиво вглядывался в горизонт. Вдалеке, словно верблюжий горб, виднелась гора Родинка. Местные жители рассказывали, что в ней полно мамонтовых бивней. И добывают их в основном незаконно - без лицензии. Один экземпляр весом 50 кг может потянуть на полтора миллиона рублей. Основной рынок сбыта - Китай. Там из слоновой кости чего только не делают - от шахмат и оружия до скульптур и украшений. Однако часто искатели терпят убытки. Неделями пропадают где-нибудь на побережье моря Лаптевых и возвращаются ни с чем. Ещё туда попади, кстати. Мамонтовые кладбища поделены между общинами и на чужую территорию просто так никто не пустит.

У меня, как обычно, разыгралась фантазия.

Вот бы, думаю, найти пару косточек. Загнать их прям тут по дешёвке. И из Якутска полететь не в Москву, а в Сочи (есть такой рейс)…

Или найти не две, а три косточки. Или четыре. Но лучше, конечно, пять косточек. Взять в Подмосковье двушку. Жениться…

- Паша, летим! - голос иркутского фотографа Максима Рязанцева, кажется, стал мне уже родным.

Я выбежал на веранду. Отворил дверь. И чуть не сошёл с ума от восторга. Тумана нет. Горизонт ясный. Депутат Николаев с помощниками уже садится в машину. А это значит…

Летим в Арктику - к медведям!

Мониторинг белых медведей вели с вертолёта Ми8

Мониторинг белых медведей вели с вертолёта Ми8

Фото: Павел КЛОКОВ

ГДЕ-ТО НА БЕЛОМ СВЕТЕ - ТАМ, ГДЕ ВСЕГДА МОРОЗ

Ми-8, как гигантская стрекоза, оторвалась от земли, качнулась в воздухе и рванула, насупившись, в сторону Северного Ледовитого океана. В салоне поместилась целая делегация из местного начальства и руководителей республиканских ведомств. Нам предстояло облететь побережье Восточно-Сибирского моря и часть заповедника «Медвежьи острова», дабы провести мониторинг популяции белых медведей.

Пока я настраивал фотоаппарат и рылся в рюкзаке, пейзаж за стеклом иллюминатора стал поистине северным. А это бескрайняя вечнозамёрзшая тундра, усыпанная островками мхов, лишайников и болот. Затем картинка побелела как засвеченная фотография. И стали видны лишь изгибы извилистых рек и очертания небольших кристально чистых озёр.

Арктика.

По пути к побережью Северного Ледовитого океана. Фото Максима Рязанцева

По пути к побережью Северного Ледовитого океана. Фото Максима Рязанцева

Та самая - из детских книжек (с дикими северными оленями на картинках). Правда, пока ни одного животного мы не увидели.

- Ещё рано, - кричал мне в ухо какой-то местный чиновник. - Сейчас в Амбарчик залетим и уже потом к медведям.

Я, как обычно, кивнул. Хотя ничего не понял. Какой амбарчик?

БЫВШИЙ ПЕРЕСЫЛЬНЫЙ ЛАГЕРЬ

Вертолёт сел в мягкую траву, занесённую снегом. И уже через минуту мы увидели берег Восточно-Сибирского моря (это окраинное море Северного Ледовитого океана).

Восточно-Сибирское море (окраинное море Северного Ледовитого океана)

Восточно-Сибирское море (окраинное море Северного Ледовитого океана)

Фото: Павел КЛОКОВ

И, говоря по-книжному, ветер ударил нам в лицо, словно давая понять, что это место навсегда связано с печальными и трагическими страницами нашей истории.

- Это был пересыльный лагерь политических и уголовных ссыльных (вмещал больше тысячи человек), - пояснил мне всё тот же чиновник. - Вон, кое-где фундамент бараков сохранился.

Идёшь по этой заброшенной земле и чувствуешь, что не можешь говорить. Точнее, не хочешь. Опасаясь оскорбить громким словом или смехом память тех людей, которые здесь мучились. Нечто подобное ощущаешь на кладбище.

Рядом с территорией бывшего лагеря находится метеостанция (действующая). Фото Максима Рязанцева

Рядом с территорией бывшего лагеря находится метеостанция (действующая). Фото Максима Рязанцева

Морской берег усыпан остатками прошлого. Это и кованые гвозди. И ржавая колючая проволока. И столбы, которые заглубляли вручную и которые вечная мерзлота до сих пор не вытолкнула.

Остатки прошлого в бухте Амбарчик. Фото Максима Рязанцева

Остатки прошлого в бухте Амбарчик. Фото Максима Рязанцева

На возвышении, на самом ветру, стоит крест с символичной цепью внутри. У подножия табличка:

«Жертвам политических репрессий 1932-1954 гг. от жителей Нижней Колымы. 1993».

Этот крест жители Нижней Колымы установили жертвам политических репрессий в 1993 году

Этот крест жители Нижней Колымы установили жертвам политических репрессий в 1993 году

Фото: Павел КЛОКОВ

Внутри креста символичная цепь

Внутри креста символичная цепь

Фото: Павел КЛОКОВ

Именно здесь, кстати, еще до Революции останавливался известный полярник Георгий Седов. Ему нужно было подготовить путь для владивостокских пароходов, везущих дешёвые товары и муку, и отыскать в устье Колымы фарватер (безопасный судовой ход).

Где-то в этих местах останавливался в 1909 году известный полярник Георгий Седов

Где-то в этих местах останавливался в 1909 году известный полярник Георгий Седов

Фото: Павел КЛОКОВ

Вот отрывок из его дневниковых записей, сделанных в бухте Амбарчик:

«Ветер дует четыре балла с дождем. По берегам много снега, а льда нет нигде до самого Медвежьего мыса, а дальше за мысом, кажется, есть. По дороге в карбасе выдавило водой сук. Вода так сильно хлынула в карбас, что не успевали отливать, заделать же дырку не могли, так как она была завалена грузом. Едва успели выброситься на берег. Казаки все перепугались насмерть».

Этот барак был сбит уже после того, как лагерь перестал существовать. Вероятно, рыбаками

Этот барак был сбит уже после того, как лагерь перестал существовать. Вероятно, рыбаками

Фото: Павел КЛОКОВ

В одном из бараков на деревянных нарах я обнаружил металлическую миску. Решил, что из неё ели заключённые. Но якутские коллеги с улыбкой объяснили, что это, скорее всего, оставили рыбаки. Здесь вообще за семьдесят лет гулаговского мало что осталось. Пирсы бывшего порта почти развалились. Чуть поодаль работает метеостанция (Росгидромет).

В пересыльном лагере могли одновременно находиться больше тысячи заключенных

В пересыльном лагере могли одновременно находиться больше тысячи заключенных

Фото: Павел КЛОКОВ

- Как же заключённые здесь трудились? - никак не мог понять я. - Кожа на лицах, должно быть, каменная была? Из-за такого ветра.

- Это ещё не ветер, - ответили мне. - Это так, ветерок. Почти курортный.

Остатки пирса, который строили в своё время заключенные

Остатки пирса, который строили в своё время заключенные

Фото: Павел КЛОКОВ

Идешь по этой заброшенной территории и чувствуешь, что не можешь говорить. Точнее, не хочешь

Идешь по этой заброшенной территории и чувствуешь, что не можешь говорить. Точнее, не хочешь

Фото: Павел КЛОКОВ

БЕГИ, МИША, БЕГИ

Вертолёт снова набрал высоту и ринулся дальше - к Медвежьим островам, на которых бывал в своё время сам Лаптев, переправляясь с Индигирки в Колыму. Теперь это новый заповедник площадью более 800 тыс га. В нем живут 27 видов краснокнижных животных, однако хозяева территории - белые медведи. Здесь у них родильный дом, здесь у них лежбище. Добычу полезных ископаемых здесь в этих местах не ведут. И потому у животных все условия для хорошей жизни и размножения. Промышленное рыболовство также исключено. И с недавних пор территория перешла под крыло Минприроды.

- Медведь!! - заорал кто-то так громко, что, думаю, сам зверь услышал этот крик.

Я приник к иллюминатору и расплылся в улыбке. Господи. И, правда, медведь. Большущий как в зоопарке. А рядом, сбоку, еще один. Медвежонок.

Медвежонок то и дело норовит обогнать мамашу. Фото Николая Николаева

Медвежонок то и дело норовит обогнать мамашу. Фото Николая Николаева

Они бежали по Арктике так уверенно и стремительно, как будто на соревнованиях. Малыш не отставал даже на льду. Скользил как фигурист. Перебирал лапами. Семенил. И даже иногда оказывался впереди матери.

Пилоты Ми-8 зашли на второй круг и опустились пониже. Настолько, что я даже следы когтей мог рассмотреть. И испытывал сплошной неожиданный детский восторг.

Да что там я. Мужики, которые бывали здесь десятки раз, и те сияли от счастья.

Не прошло пяти минут, как нам по пути попался еще один косолапый обитатель Арктики. Он стоял на задних лапах и с интересом рассматривал шумную вертушку. Но то есть нас.

А мы даже иллюминатор открыли, чтобы фотосессии ничего не мешало.

Руководитель моей группы Николай Николаев с помощью своей фототехники запечатлел Мишку так близко, как будто стоял в десяти метрах от него.

Мониторинг диких животных ведётся с вертолёта. Фото Максима Рязанцева

Мониторинг диких животных ведётся с вертолёта. Фото Максима Рязанцева

Ещё минут семь - и снова хищник. Рядом - небольшая прорубь. Видать, гулял, гулял - и провалился.

Потом ещё один. И ещё.

По словам министра экологии, природопользования и лесного хозяйства Республики Саха Сахамина Афанасьева, только на побережье моря, вдоль которого мы летели, порядка 200 особей белых медведей. А дальше, в сторону островов, их ещё больше.

- Здесь ещё присутствует такая особенность как сезонность миграции, - сообщил Афанасьев «Комсомолке». - На лето медведь выходит на материковую часть, а как море замёрзнет, уходит к островам. Крестовский, Леонтьева, Пушкарёва и другие. Мы очень рады, что у этой территории теперь федеральный статус. И шли к этому более 30 лет.

Как море замёрзнет, все белые медведи потянутся по льду к островам. Фото Николая Николаева

Как море замёрзнет, все белые медведи потянутся по льду к островам. Фото Николая Николаева

ПРОСТО ЗАХОДИЛ МИШУТКА, У НЕГО БЫЛА МИНУТКА

Несущий винт вертолёта, наконец, затих. И мы довольно резво проследовали к кордону госинспекторов охраны окружающей среды на участке Крестовая. Почему резво? Да потому что очередной белый медведь был в зоне нашей видимости! А он бегает со скоростью 60 км/ч. Две минуты - и косолапый окажется возле нас.

Максим Рязанцев достал коптер и запустил его в сторону дикого животного. Когда еще удастся снять такого красавца да ещё в диких условиях. Но что-то пошло не так.

Щелкнул датчик температуры и беспилотник рухнул на землю.

Многие, видимо, решили, что техника там и останется. Однако фотограф из Иркутска делать такой подарок (пускай и краснокнижным животным) не захотел. И дождавшись, пока медведь скроется из виду, отправился за коптером. Я здорово перенервничал, пока тот слонялся по тундре. Но, к счастью, кончилось всё хорошо. Павший вертолёт нашелся. И, рухнув в многолетнюю траву, даже ничуть не пострадал.

На кордоне нас встретил старший госинспектор охраны окружающей среды на ООПТ Нижнеколымского района Руслан Слепцов. Этот уникальный человек, работая вахтовым методом, практически живёт среди медведей. И те, бывает, заходят в гости.

- Однажды, - говорит, - в доме никого не было. А тот, кто был в нём в последний раз, не закрыл ставни на окнах.

- А кто был? - не понял я.

- Не знаю. Какие-нибудь приезжие. Вроде вас. Замков на дверь мы не вешаем. На щеколду закрыли и всё. Ну и пришёл белый медведь. Ставни открыты. Он лапой шмяк - окно и вылетело. Залез. Разломал шкаф. Стулья. Доел остатки еды, которые были доступны. Справил, извините, нужду. Ну и вроде жил тут несколько дней. Беспорядок жуткий оставил. Одеяла на улицу вытащил. Повсюду шерсть была... А я в этот момент дома находился. Приехал - гостя уже как не бывало.

Я вошел в хату и увидел на деревянном полу следы от когтей. Стало жутко, как в бухте Амбарчик.

Тот самый кордон, который прошедшим летом посетил белый медведь

Тот самый кордон, который прошедшим летом посетил белый медведь

Фото: Павел КЛОКОВ

Следы от медвежьих когтей

Следы от медвежьих когтей

Фото: Павел КЛОКОВ

- В целом этого зверя я бы не назвал агрессивным, - продолжал инспектор. - Спокойное животное. Ходит открыто. Не подкрадывается как бурый медведь. Его же всегда издалека видно. Он не оглядывается, потому что хозяин этих мест. Идёт, идет... Потом упал - три дня спит. Но и вести себя с ним нужно осторожно. Тут без всяких сомнений.

- Кидать в него камушек? - чуть не спросил я (именно такой совет даёт МЧС).

- Если я здесь куда-то иду, то обязательно беру с собой ружьё, - пояснил Руслан Слепцов. - У нас есть резиновые пули, которые дадут отпор зверю, но не убьют его. Есть ракетницы. Фальшфейеры. На крайний случай, можно кинуть камень (я ж говорил! - прим. авт). Или поднять над собой палку. Это чукотский метод. Бежать от него нельзя. Нужно аккуратно пятиться задом.

Хозяин Арктики. Фото Николая Николаева

Хозяин Арктики. Фото Николая Николаева

Верные помощники инспектора - собаки Герта и Панда. Они чуют белых хищников за километр и поднимают тревогу. Без них ночевать в деревянном домишке бок о бок с медведями было бы страшнее в 140 раз. Или даже в 150.

До знаменитых Медвежьих островов около 40 км

До знаменитых Медвежьих островов около 40 км

Фото: Павел КЛОКОВ

Вечерами инспектор свободно пользуется интернетом (над окошком, на улице, висит спутниковая тарелка). Телефонная связь тоже ловит.

- Скоро море окончательно остынет и все медведи уйдут к островам, - добавил Руслан. - Новый год буду дома встречать. С женой и детьми.

Белый медведь бежит всегда открыто и не оглядывается. Фото Максима Рязанцева

Белый медведь бежит всегда открыто и не оглядывается. Фото Максима Рязанцева

P.S. После того, как мы улетели на материк, работы по авиаучёту популяции белых медведей продолжились. Рабочую группу возглавлял руководитель природного заповедника «Медвежьи острова» Иван Суздалов. Кроме белых медведей, чья численность этой осенью оказалась больше, чем в предыдущие годы, были замечены песцы, северные олени, овцебыки. То, что медведи уже в середине июля были на материке, тоже говорит о том, что климат теплеет (арктические льды тают раньше обычного).

До свиданья, наш ласковый Миша! Возвращайся к своим островам. Фото Максима Рязанцева

До свиданья, наш ласковый Миша! Возвращайся к своим островам. Фото Максима Рязанцева

СКАЗАНО НИКОЛАЕМ НИКОЛАЕВЫМ

(депутат Госдумы, председатель комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям)

«Я вообще когда куда-то езжу, заранее стараюсь построить для себя некое предположение об этом месте. Как там живут люди. Какие у них проблемы. Как вообще выглядит этот регион. И с социальной точки зрения. И всякой другой. А потом сравниваю это предположение с реальностью. Иногда они совпадают. Иногда нет. С Якутией не совпали... Увы. Мы в Москве совершенно не знаем, как живет этот регион. Даже взять такое явление как таяние вечной мерзлоты. Сможем ли мы, сидя в столичных кабинетах и ни разу даже не побывав в этой республике, предложить адекватное решение этой проблемы? Я думаю, нет. А здесь, извините, дома лопаются прямо у людей на глазах. Сложно не начать волноваться по этому поводу, учитывая, что твой дом может стать следующим. Так вот здесь, в Якутии, есть люди, которые предлагают пути решения, причем действенные. И они не похожи на те шаблоны и ярлыки, к которым мы все так привыкли. Очень бы хотелось, чтобы все эти предложения были услышаны и не потерялись в информационном шуме».

Депутат Госдумы Николай Николаев. Фото Максима Рязанцева

Депутат Госдумы Николай Николаев. Фото Максима Рязанцева

«Природа Якутии впечатляет до глубины души. Ты стоишь на краю земли. С тебя спадает всякая человеческая шелуха. И вместе с этим единением ты чувствуешь, насколько ты хрупкий. Ну что там, казалось бы, переплыть реку. А в таких условиях это целое путешествие. Непредсказуемое. Здесь сохранилось то состояние природы, когда ты на нее работаешь, а не она на тебя. Она главная».

«К сожалению, наш человек как только услышит слова «Колыма», сразу хмурится. Еще и цитатку вспомнит из фильма, мол, нет уж, лучше вы к нам. А вместе с тем это прекраснейшая территория. Красивая. Неповторимая».

Ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети. Фото Николая Николаева

Ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети. Фото Николая Николаева

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Путешествие по Якутии: Восхождение к вершине, дух природы Байанай и Лена. Часть 1

«...Куоракка тахсыы», - зачарованно, по слогам прочитал я.

И там же нашел перевод с якутского на русский: «Выход в город».

Казалось, сейчас открою дверь, а там метель носится по городу, сугробы до третьего этажа и белые медведи стоят в сторонке. И у одного из них в лапах картонка с моей фамилией (подробнее).

Путешествие по Якутии: Как на краю земли отец и сын Зимовы спасают планету от глобального потепления. Часть 2

Корреспондент «КП» продолжает серию репортажей из самого холодного региона России (подробности).

Глава Якутии Айсен Николаев: «Последствия глобального потепления ещё недостаточно осознаны в России». Часть 4

Корреспонденту kp.ru Павлу Клокову, побывавшему в самом холодном регионе страны, удалось взять эксклюзивное интервью у руководителя республики (подробности)

Рекомендуемые